Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ


ТОП-5 ПОПУЛЯРНЫХ РАЗДЕЛОВ
  1. Русская фантастика
  2. Детектив
  3. Женский роман
  4. Зарубежная фантастика
  5. Приключения

ТОП-30 ПОПУЛЯРНЫХ КНИГ ЗА МЕСЯЦ
  1. Ни мужа, ни любовника, или Я не пускаю мужчин дальше постели (20)
  2. Аллан Кватермэн (17)
  3. Начало всех начал (17)
  4. Гнев дракона (15)
  5. Ни мужа, ни любовника, или Я не пускаю мужчин дальше постели (11)
  6. Кредо (11)
  7. Путь Кейна. Одержимость (9)
  8. Память льда (8)
  9. Летучий Голландец (8)
  10. Тимур и его команда (8)
  11. Второй уровень. Весы судьбы (8)
  12. Роксолана (7)
  13. Замуж за египтянина, или Арабское сердце в лохмотьях (7)
  14. Странствующий теллуриец (7)
  15. Требуется чудо (6)
  16. Яфет (6)
  17. Пелагия и красный петух (том 2) (6)
  18. Армагеддон (5)
  19. Пирамида (5)
  20. К "последнему" морю (5)
  21. Круг любителей покушать (5)
  22. Свет вечный (5)
  23. Ричард Длинные Руки - 1 (5)
  24. Киммерийское лето (5)
  25. Париж на три часа (4)
  26. Аквариум (4)
  27. Дикарка (4)
  28. Демон и Бродяга (4)
  29. Любовница на двоих (4)
  30. Полковнику никто не пишет (4)

Использовать только для ознакомления. Любое коммерческое использование категорически запрещается. По вопросам приобретения прав на распространение, приобретение или коммерческое использование книг обращаться к авторам или издательствам.

Русская фантастика — > Войскунский Евгений — > читать бесплатно "Незаконная планета"

Евгений Войскунский, Исай Лукодьянов.

Незаконная планета


-----------------------------------------------------------------------
М., "Детская литература", 1980.
OCR & spellcheck by HarryFan, 15 December 2000
-----------------------------------------------------------------------


ПРОЛОГ
Алеша посмотрел на часы - до передачи оставалось еще около двух часов.
Вот так всегда: ждешь, ждешь чего-то, а время еле тащится, будто
издевается над тобой. Он подпер щеки кулаками и уставился на пеструю
страницу учебника. В пятый, а может, десятый раз прочел: "Кавендиш открыл,
что, пропуская через воздух электрические заряды, можно заставить азот
соединяться с кислородом". "Так. Значит, он пропускал эти электрические
заряды, - повторил про себя Алеша, пытаясь сосредоточиться на прочтенном.
- Вот рисунок. Старинная лаборатория, бородатый дядя в камзоле у стола,
заставленного банками, громоздкой электростатической машиной..."
В следующий миг Алеша понял, что для науки - по крайней мере сегодня -
он потерянный человек. До передачи все еще оставалось около двух часов, и
не было никакого смысла коротать их за учебником.
Он вылез из-за письменного стола.
- Алеша, - окликнула мать, когда он проходил по коридору мимо кухни. -
У тебя завтра лабораторная по физике. Ты готов?
- Нет, - ответил он, виновато моргая. - Но я еще успею, мама. После
передачи.
Мать щелкнула клавишей кухонного автомата, и было что-то недовольное в
этом щелчке. Нечто осуждающее, Вслух она ничего больше не сказала, но
подумала - уже не в первый раз, - что слишком уж много свободы
предоставлено Алеше. И в этом, конечно, повинен отец. Сколько было с ним
споров об Алешином воспитании, а вернее, длинных ее монологов, сколько
высказано убедительных доводов в пользу большей строгости. Михаил
Анатольевич соглашался с ней вполне. Он просто обезоруживал ее своей
кротостью, готовностью понять, неизменной доброжелательностью. "Да, -
говорил он, согласно кивая красивой кудлатой головой, - ты права, парень
развивается стохастично, нужно больше дисциплины, целенаправленности..." А
через-день или два она, войдя к мужу в кабинет, заставала их - Михаила
Анатольевича и Алешу - перед экраном, на котором пулеметчик выкашивал
наступающие цепи. Ирина Викторовна останавливалась, незамеченная, и
слышала сквозь стрекот киноаппарата, сквозь треск очередей и уханье
взрывов, как муж говорил Алеше что-то о тактике фланговых охватов... об
артиллерийской подготовке...
- Как ты можешь, Миша? - напускалась она на мужа вечером в спальне. -
Подумай, что ты делаешь? Уже два спокойных десятилетия прошло после Пакта
о всеобщем разоружении. Уже в нашем с тобой детстве не играли в военные
игры, а нынешние мальчишки и вовсе не знают, что это такое... Зачем ты
засоряешь ему голову этими отвратительными фильмами о побоищах?
- Отвратительными, - повторил он, моргая с виноватым видом. - Да,
пожалуй, ты права... Хотя, конечно, это неточное определение.
- Вот тебе точное: эти фильмы ужасны, и я прошу не показывать их Алеше.
Унеси их в институт, куда угодно, только не держи дома.
- Понимаешь, Ира, они мне нужны для работы...
Она это понимала. Ей не очень нравилась его профессия историка, но
работа есть работа.
- В таком случае запрети Алеше их смотреть. И, кстати, читать
бесконтрольно старые книги. Я бы могла и сама запретить, но лучше, если
это сделаешь ты.
- Почему? - морщил свой высокий лоб Михаил Анатольевич.
- Потому что мальчик очень к тебе привязан, - терпеливо втолковывала
она. - Потому что мой запрет вызовет у него внутреннее сопротивление, а
твой - подействует безболезненно. Прошу, прошу, Миша. Не говори мне "ты
права", а скажи, что исполнишь мою просьбу.
- Хорошо, Ира. Исполню... Хотя не вполне понимаю твою озабоченность.
Заключению Пакта предшествовало очень бурное, очень сложное время...
- Знаю, знаю. Историю проходят в школах, и этого достаточно. Ни к чему
одиннадцатилетнему мальчику забивать голову подробностями - этими
взрывами, прорывами... Ну зачем ему знать, как люди убивали друг друга?
Зачем?
- Видишь ли... - Михаил Анатольевич раздумчиво почесал мизинцем бровь.
- Каждое поколение застает мир как бы готовым. Но эта "готовость"
обманчива, она создает иллюзию этакой легкости, с которой все устраивается
в жизни. Отсюда поверхностность, даже бездумность...
- Почему уж сразу бездумность? Всегда, и в твои любимые прежние времена



тоже, были строгие критики, которым не нравилась молодежь. Молодежь такая,
молодежь сякая, бездумная, безумная. А на самом деле, я считаю, нет повода
для тревоги.
- Ты права, повода нет. Если Алешу удовлетворит школьный курс истории,
- пожалуйста, я вмешиваться не стану. Если его интерес к чтению
исторических книг не угаснет - пусть продолжает читать... А фильмы
показывать ему не буду.
Так они договорились. Но было у Ирины Викторовны подозрение, что Алеша
- в отсутствие родителей - роется в отцовской фильмотеке и смотрит фильмы
тайком. Лучше всего, думала она, было бы уйти на время с работы и заняться
всерьез воспитанием Алеши. Но как раз сейчас Ирина Викторовна со своими
коллегами очень продвинулась в проектировании аккумуляторов большой
емкости, и бросить работу она никак не могла...

Прыгая через ступеньки, Алеша сбежал по лестнице.
Был теплый мартовский день, солнце плавило снег на газонах и цветочных
клумбах, с вертолетной площадки шли потоки ветра. Алеша прижал к животу
приклад самодельного игрушечного автомата и, целясь в малышню, игравшую в
салки, закричал: "Та-та-та-та-та!" Пробегавший мимо конопатый малый лет
восьми остановился и спросил, глядя на Алешу немигающими глазами:
- А что это за игра?
- Я в тебя стрелял, - объяснил Алеша, - и попал. Ты должен упасть и
неподвижно лежать.
- Почему?
- Потому что я тебя убил. Ну, быстро падай!
- Сам падай, - ответил конопатый, немного подумав.
- Дурачок ты, что ли? Ты же в меня не стрелял, зачем же мне падать? А я
в тебя попал. Ну?
Тут подскочила девочка в красном пальто и красной шапке, потянула
конопатого за рукав, пропела звонкой скороговоркой:
- Ой, ну что ты с ним стоишь, он же не умеет играть! Ой, ну лови же
меня! - И уже на бегу: - Дени-ис!
Алеша презрительно посмотрел им вслед: бегаете тут без толку,
резвитесь, дурачки. Во всем дворе - ни одного серьезного человека, не с
кем словом перемолвиться, всюду только малышня. Зайти, что ли, к Вовке
Заостровцеву?
С Вовкой они были не только соседи, но и друзья очень давние, почти с
трехлетнего возраста, и учились они в одной школе с математическим
уклоном, - Вовка был человек серьезный. Наверное, он уже кончил уроки и
приклеился к телевизору, хотя до той передачи еще полтора часа. Ну,
естественно: ведь Вовкины родители сегодня герои передачи. Ага, вот что он
сделает: зайдет к Вовке и предложит смотреть вместе.
"Та-та-та-та!" Расчистив себе дорогу автоматной очередью, Алеша ринулся
в соседний подъезд и, пренебрегая лифтом, взлетел на четвертый этаж. Дверь
отворила женщина, одетая во все мужское, в коричневую кожу - так выглядят
в кинохрониках марсианские колонисты. Да она и была оттуда, ботаник из
Ареополиса, а Вовке она приходилась родной теткой, сестрой его матери. У
нее теперь был полугодовой отпуск, она проводила его на Земле и вот -
присматривала за племянником, пока его родители в дальнем рейсе. Алеша во
все глаза уставился на марсианскую тетку, чем-то похожую на Вовку -
длинным лицом и черными глазами, что ли, - и в голове у него невольно
возник мотив старой песенки: "Холодней пустыни марсианской ничего, друзья,
на свете нет".
- Ты к Володе? - спросила тетка высоким и тихим голосом. - Пройди, но
не мешай ему: Володя рисует.
Кивнув, Алеша двинулся по просторному холлу, на стенах которого висели
цветные фотографии, сделанные Вовкиным отцом на разных планетах и
спутниках. Алеше особенно нравился снимок, сделанный на Тритоне: ледяной
мир на фоне гигантского полудиска Нептуна.
Вовка в своей комнате прилежно перерисовывал с журнальной фотографии
новый планетолет с ядерным двигателем. Все Вовкины тетради для рисования
были заполнены кораблями разных классов, начиная со старинных, на которых
в прошлом веке совершались знаменитые первые полеты. Высунув кончик языка,
Вовка раскрашивал в ярко-вишневый цвет реакторный отсел планетолета.
- Ничего себе грузовик, - сказал Алеша, глядя на рисунок через Вовкино
плечо. - Какая у него тяга?
- Это не грузови-ик, а танкер, - поправил Вовка, чуть растягивая слова.
- Класс Т-2, четвертая серия. Имеет наружные контейнерные пояса-а, - ткнул
он кисточкой в пузатые наросты на теле корабля.
Вовка плохо разбирался в истории и литературе, решительно ничего не
смыслил в психологии и политике, но космонавтику Вовка знал. Здесь никто
во всей школе не смог бы с ним сравниться. А может, и вообще во всех
школах. Его отец был одним из лучших бортинженеров Космофлота. Он нередко
брал Вовку с собой в космопорт и показывал корабли - не издали (кто их



Страницы: [1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57
РЕКЛАМА
Куликов Роман - Чистое небо
Куликов Роман
Чистое небо


Буркатовский Сергей - Война 2020. Первая космическая
Буркатовский Сергей
Война 2020. Первая космическая


Максимов Альберт - Нашествие. Хазарское безумие
Максимов Альберт
Нашествие. Хазарское безумие


Махров Алексей - Вставай, Россия! Десант из будущего
Махров Алексей
Вставай, Россия! Десант из будущего


РЕКЛАМА В БИБЛИОТЕКЕ
Copyright © 2001-2012 гг.
Идея и дизайн Алексея Сергейчука. При использовании материалов данного сайта - ссылка обязательна.