Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ


ТОП-5 ПОПУЛЯРНЫХ РАЗДЕЛОВ
  1. Русская фантастика
  2. Детектив
  3. Женский роман
  4. Зарубежная фантастика
  5. Приключения

ТОП-30 ПОПУЛЯРНЫХ КНИГ ЗА МЕСЯЦ
  1. Замуж за египтянина, или Арабское сердце в лохмотьях (18)
  2. Ричард Длинные Руки - 1 (12)
  3. Пелагия и красный петух (том 1) (10)
  4. Обряд дома Месгрейвов (10)
  5. Вещий Олег (9)
  6. Москва слезам не верит (сценарий) (9)
  7. (8)
  8. Главный противник (8)
  9. Свирепый черт Лялечка (6)
  10. Последний завет (6)
  11. Начало всех начал (6)
  12. Битва за Царьград (6)
  13. Принц Каспиан (6)
  14. Бремя власти (6)
  15. День проклятия (5)
  16. Джон Фаулз и трагедия русского либерализма (5)
  17. Человек со Звезды (5)
  18. Кафедра странников (4)
  19. Ни мужа, ни любовника, или Я не пускаю мужчин дальше постели (4)
  20. Турецкая любовь, или Горячие ночи Востока (4)
  21. Пощады не будет (4)
  22. Любовница на двоих (4)
  23. Горы Судьбы (4)
  24. Круг любителей покушать (4)
  25. Чары старой ведьмы (4)
  26. Чистильщик (4)
  27. По тонкому льду (4)
  28. Отпетые плутовки (3)
  29. Посмертный образ (3)
  30. Коронация, или последний из романов (3)

Использовать только для ознакомления. Любое коммерческое использование категорически запрещается. По вопросам приобретения прав на распространение, приобретение или коммерческое использование книг обращаться к авторам или издательствам.

Зарубежная фантастика — > Говард Роберт — > читать бесплатно "Меч Скелоса"

Роберт Говард, Эндрю Оффут.

Меч Скелоса




OCR: chreiiku (chreiiku@lad.ru)




...Он глухо зарычал, словно тигр, в котором сила зверя сочетается с
разумам демона.
Бальзак
Пролог: МЕЧ
Двое, обнаженные, с отметинами на телах, оставленными голодом и
искусством палача, стояли на дне каменного колодца и смотрели вверх. На
площадке перед дверью у верхней ступени лестницы, ведущей в подземную
темницу, четверо глядели на них в ответ. Трое из них носили бороды двое
были в кольчугах и шлемах. На двоих были длинные широкие одежды, а на одном
- странный головной убор. У троих на бедрах висели спрятанные в ножны мечи,
а четвертый -держал в гладкой, без морщин руке меч.
Молодой человек в странной феригийской шляпе и длинной розовато-лиловой
мантии оторвал взгляд от стоящих внизу пленников и обратился к тому, на ком
были разноцветные одежды:
- Ты получил от этих двух пленников все, что тебе требовалось, господин
Хан? Теперь ты хочешь, чтобы их убили?
Человек с жирными черными волосами, закрученными в локоны, с
выступающим животом и в то же время с недурной наружностью, - этот человек в
подпоясанной серебряным поясом, окаймленной золотом мантии, переливающейся
разными красками, приподнял брови.
- Да, - сказал он, - однако ты, конечно же, не собираешься сам
спуститься туда и исполнить роль палача?
Один из двух солдат ухмыльнулся под своим заостренным кверху бронзовым
шлемом на чехле из кожи поверх губки. Он издал слабый звук, и человек в
мантии и с мечом в руке бросил на него хмурый взгляд. Однако тут же на его
квадратном лице появилась слабая улыбка, и он снова обратил взгляд к хану.
- Нет, мой господин. Я прошу только, чтобы ты подождал некоторое время
и посмотрел. Совсем недолго, мой господин.
Неподалеку от них низкая железная жаровня на кривых ножках прижималась
к земле, словно черный демон, чья голова была пламенем, отбрасывавшим
жутковатые отблески на стены темницы. По обе стороны от человека в мантии
стояло по ведру: в одном был песок, в другом - вода. Присев на корточки,
этот человек с квадратным, чисто выбритым лицом положил меч наземь, острием
от себя. Лезвие было прекрасной работы, длинный, смертоносный лист сияющей
стали, а черенок исчезал в серебряной рукояти, изображающей шею и поднятую
голову дракона. Поперечная перекладина, или гарда, образовывала его крылья,
а топазовая головка эфеса венчала голову дракона, словно сверкающим желтым
золотом.
Что-то бормоча, сидящий на корточках человек посыпал меч грязью из
ведра с землей. Он испачкал таким образом клинок, рукоять, гарду и головку и
позаботился о том, чтобы оружие было покрыто грязью все целиком. Тот солдат,
что был постарше, явно не одобряя его действий, смотрел в землю, и лицо его
было угрюмым. Так обращаться с оружием, сделанным с подобным искусством и
трудом, конечным продуктом гения какого-то мастера-ремесленника!
Перевернув меч, маг - ибо он совершенно очевидно был магом - повторил
свои действия. Все это время он продолжал непрерывно бормотать свои
чародейские заклинания.
Не обращая внимания на то, что темная, как вино, мантия, туго
натянулась на его обращенных кверху ягодицах, маг встал на четвереньки,
словно поклоняясь клинку. Но на самом деле он продолжал бормотать,
одновременно выдувая мощную струю воздуха поверх оружия. И снова он
постарался покрыть меч целиком, на этот раз невидимым образом, своим
дыханием.
Земля зашевелилась, потом слетела, когда маг поднял меч и трижды рассек
им воздух этой молчаливой, душной комнаты. Сам воздух застонал, разрезаемый
этим острым клинком.
Обнаженные, покрытые шрамами пленники пристально глядели снизу вверх на
эти обряды. Они обменялись взглядами, полными недоумения и опаски, и вновь
обратили глаза вверх. Оба могли узнать волшебство, когда видели его, ибо их
родной Иранистан, расположенный еще дальше к Востоку, вряд ли можно было
назвать свободным от присутствия магов и гостей из пространства,
расположенного между измерениями.
Так же пристально смотрели хан и оба солдата, и они тоже чувствовали,
как волосы шевелятся у них на затылках и слегка перехватывает дыхание. Они
знали, что наблюдают за колдовством. Они могли только спрашивать себя, какую
цель оно преследует и какого результата добьется здесь, в этой холодной и



мрачной темнице.
Маг окунул руку в ведро с водой. Снова и снова он окроплял меч и окунал
руку, и опять окроплял меч - и все время бормотал. Все это, совершенно
очевидно, шокировало того же старшего из охранников этот человек повидал на
своем веку сражения и относился с большим уважением к хорошему оружию. Любой
мог купить топор, но меч был произведением искусства и большого мастерства.
Ветеран долго собирал деньги, чтобы купить тот меч, который сейчас висел у
него на боку. Он обращался с ним с большим уважением и заботой, чем со своей
женой, которая, в конце концов, обошлась ему не так дорого. Плотно сжав
губы, он наблюдал, как согнувшийся маг покрывает клинок худшим врагом
хорошего лезвия, сделанного из стали: водой.
Теперь солдат, возможно, несколько смягчился: подняв меч вверх, с
которого капала вода, маг продол жал говорить певучим, гортанным голосом.
Едва шевеля губами, он пронес лезвие сквозь пламя, танцующее над жаровней.
Металл зашипел, словно охваченный сверхъестественным гневом. Перевернув
его, маг повторил свои действия и, надо полагать, слова своего проклятия или
колдовского призыва.
Наконец, все еще бормоча невразумительные заклятия, маг поднялся на
ноги. Без всякого предупреждения и почти не целясь, он метнул меч, как
копье, в стоящих внизу обнаженных пленников. И теперь заклинатель заговорил
громко, и все поняли слова:
- Убей его.
Меч все еще был в воздухе - полоска серебра, когда маг произнес эти
слова ужасающим тусклым голосом, полным угрозы и злобы, которые были словно
смертоносные споры, заполняющие чашечку Черного Лотоса из накрытых тенью
рока джунглей Кхитая. Солдат и хан не отрывали глаз от меча - так же, как и
двое иранистанских пленников внизу. Один из них, покрытый шрамами, с
ввалившимися щеками и животом, попытался увернуться от клинка, летящего к
нему острием вперед. Тогда послышались голоса, бормотание губ, не
принадлежащих магу свернул ли летящий клинок за долю секунды до того, как
погрузился в грудь уклоняющегося человека... чуть-чуть влево от центра?
Пораженный таким фантастическим образом, которым с охотой пользуются
более беспечные рассказчики и сочинители историй, прямо в сердце,
иранистанец резко содрогнулся потом испустил предсмертный вздох и упал. Он
не замер сразу же, но задергался в предсмертных судорогах. Меч погрузился
глубоко. Он вздрагивал над поверженным телом.
- Просто замечательный бросок, Зафра, - удивленно сказал хан после
того, как смог вырваться из уз цепенящего шока. - Мне и в голову не
приходило, что ты...
Внизу второй пленник схватил дракона-рукоять меча, торчащего, как
тонкий могильный знак из серебра и стали, над трупом его товарища. Он
вытащил меч, выпустив ручеек крови, и посмотрел наверх, на наблюдавших за
ним четверых пленивших его врагов. Все мысли и чувства читались в его
ввалившихся, блестящих от голода глазах: хан! Сам хан, всего в нескольких
локтях, а у иранистанца в руках меч-Неторопливыми, размеренными шагами
обнаженный чужеземец подошел к основанию лестницы. Его взгляд был прикован к
хану. Кровь капала с меча в его руке.
За спиной мага мечи со скрежетом вылетели из отделанных сверху деревом
ножен, - два наемника приготовились защищать своего правителя. Разделаться с
иранистанцем, ослабевшим от пыток и недостатка пищи, будет делом нескольких
секунд. Без сомнения, охранники недолго прожили бы, если бы их хан был убит,
ибо он был сатрапом Турана, а Империя Турана была могущественной и ревнивой,
как жеребец, для которого только что миновала пора юности.
Молодой маг поднял руку, останавливая охранников, и спокойно сказал:
- Убей его.
Иранистанец поставил ногу на вторую ступеньку, когда меч ожил в его
руке.
Дракон изогнулся, потом изогнулся еще раз он вырвался из руки узника,
пальцы которого разжались от удивления.
Меч быстро повернулся и стремительно бросился на иранистанца, словно
клинком управляла могучая невидимая рука. Пленник машинальным, защищающимся
жестом выбросил вверх руку - и клинок почти прошел через запястье. Кисть
руки повисла на лоскутке кожи, кусочке мышцы и осколке расщепленной кости.
Меч немедленно изменил направление удара и погрузился в грудь человека -
чуть слева от середины.
Иранистанец, отброшенный назад силой вонзающегося клинка, зашатался и
упал навзничь. Так он и остался лежать - одна босая пятка на нижней сту
пеньке лестницы. Его ноги судорожно дергались. Меч торчал из его тела и
вздрагивал, словно увенчивающий рукоять серебряный дракон был живым и
яростным.
Маг повернулся и взглянул на своего хана коричнево-гранатовыми глазами,
холодными, как само целомудрие. Его квадратное, безбородое лицо под высоким
головным убором не выражало ровным счетом ничего: ни торжество, ни ожидание
не освещали его черт. Теперь он совершенно не обращал внимания на двоих
охранников, чьи сердца были словно заполнены страшной стужей, холодной, как



Страницы: [1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44
РЕКЛАМА
Лукин Евгений - Секондхендж
Лукин Евгений
Секондхендж


Посняков Андрей - Око Тимура
Посняков Андрей
Око Тимура


Русанов Владислав - Золотой вепрь
Русанов Владислав
Золотой вепрь


Никитин Юрий - Чародей звездолета "Агуди"
Никитин Юрий
Чародей звездолета "Агуди"


РЕКЛАМА В БИБЛИОТЕКЕ
Copyright © 2001-2012 гг.
Идея и дизайн Алексея Сергейчука. При использовании материалов данного сайта - ссылка обязательна.