Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ


ТОП-5 ПОПУЛЯРНЫХ РАЗДЕЛОВ
  1. Русская фантастика
  2. Детектив
  3. Женский роман
  4. Зарубежная фантастика
  5. Приключения

ТОП-30 ПОПУЛЯРНЫХ КНИГ ЗА МЕСЯЦ
  1. Замуж за египтянина, или Арабское сердце в лохмотьях (19)
  2. Ричард Длинные Руки - 1 (12)
  3. Обряд дома Месгрейвов (11)
  4. Пелагия и красный петух (том 1) (10)
  5. Вещий Олег (9)
  6. Москва слезам не верит (сценарий) (9)
  7. (8)
  8. Главный противник (8)
  9. Начало всех начал (6)
  10. Битва за Царьград (6)
  11. Принц Каспиан (6)
  12. Бремя власти (6)
  13. Свирепый черт Лялечка (6)
  14. Последний завет (6)
  15. Джон Фаулз и трагедия русского либерализма (5)
  16. День проклятия (5)
  17. Человек со Звезды (5)
  18. Кафедра странников (4)
  19. Ни мужа, ни любовника, или Я не пускаю мужчин дальше постели (4)
  20. Турецкая любовь, или Горячие ночи Востока (4)
  21. Пощады не будет (4)
  22. Любовница на двоих (4)
  23. Горы Судьбы (4)
  24. Круг любителей покушать (4)
  25. Чары старой ведьмы (4)
  26. Требуется чудо (4)
  27. Чистильщик (4)
  28. По тонкому льду (4)
  29. Посмертный образ (3)
  30. Коронация, или последний из романов (3)

Использовать только для ознакомления. Любое коммерческое использование категорически запрещается. По вопросам приобретения прав на распространение, приобретение или коммерческое использование книг обращаться к авторам или издательствам.

Русская фантастика — > Гуревич Георгий — > читать бесплатно "Подземная непогода"


Георгий Гуревич.


Подземная непогода


-----------------------------------------------------------------------
М., Детгиз, 1956.
OCR & spellcheck by HarryFan, 28 May 2001
-----------------------------------------------------------------------


ПРОЛОГ
- А не пора ли вам, ребята, домой, в Москву? - сказал Сошин, переступая
порог.
"Ребята" - студенты-практиканты - вскочили, когда вошел начальник
партии.
- Хотелось бы все же видеть результаты, - возразил Виктор Шатров.
- Вы сами говорили, что каждое дело надо доводить до конца, - добавила
Елена Кравченко, бойкая смуглая девушка, белозубая и черноглазая.
Конечно, давно пора было ехать, они знали. Летняя практика кончилась,
работы никакой не было. Вот и сейчас перед приходом Сошина они сидели в
культбудке и через окно смотрели на горные склоны, по-осеннему пышные и
пестрые. Цепляясь за кусты, по склонам ползли низкие облака. Бурая,
красная, оранжевая, золотистая, охристая осенняя листва виднелась сквозь
голубую дымку дождя. Капли стучали по крыше, прыгали на крылечке. Горы
казались печальными и обиженными, совсем не такими, как летом.
- В Москве сейчас тоже дожди, - сказала Елена себе в утешение, - все
равно незачем торопиться.
- Москва и в дождь хороша, - подхватил Виктор. - Мостовые блестят, в
них отражаются огни машин. Все сверкает, как будто заново выкрашено.
- В театрах уже сезон, - добавила Елена. - У подъездов толпы,
спрашивают, нет ли лишнего билета.
- А тебе очень хочется в Москву, Лена?
- И да и нет. Грустно почему-то. Целое лето мы искали, трудились,
надеялись, а теперь уже все найдено, бурится скважина. А мы вроде лишние,
никому не нужные.
Виктор кивнул, соглашаясь. Ему тоже было грустно. Вот и лето прошло.
Каждый день они были вместе, и не надо было прилагать усилий, чтобы
встречаться. Кто знает, как сложатся их отношения в Москве. Ведь он так и
не выяснил, что Елена думает о нем... А что, если решиться сейчас?
- Мне хочется поговорить с тобой, Лена!
Елена поморщилась:
- Но мы говорим с тобой каждый день. Сейчас тоже. Разве нужно объявлять
об этом?
- Не знаю, Лена. Мне кажется, что ты избегаешь меня, - сказал Виктор с
упреком. - Позавчера ты ушла в горы с Сошиным, вчера целый день болтала с
этим бурильщиком-бакинцем, сегодня поутру затеяла разговор с кассиром.
Неужели любой кассир интереснее, чем я? А ты говорила еще, что мы друзья.
Елена прикусила губу. Зубы у нее были мелкие, ровные, а губы яркие и
над верхней губой - чуть заметные усики.
- Ну почему я такая несчастная! - воскликнула она. - Почему я вечно
должна объяснять людям, как я к ним отношусь? Да, мы друзья, но разве
дружить - это Значит ни с кем другим не разговаривать? Я очень люблю
людей, всяких людей. Вот бурильщик, например, он так хорошо рассказывает
про бурение. Знаешь, какие у них бывают приключения? Бур иногда ломается
на глубине тысячи метров, а потом его приходится вылавливать. Это же
страшно интересно. Мастер наверху, авария в глубине, и надо выходить из
положения. А кассир! Он мне целые истории рассказывал о том, как не
сходится приход с расходом и надо в десяти книгах искать ошибку. У них
свои герои есть, мастера точности - полкопейки учитывают. Особая жизнь,
свои переживания! А мы мимо проходим и не знаем. Я всегда думала:
тоскливое дело деньги считать. А с тобой - ты не обижайся, Витя, я
откровенно говорю, - с тобой у меня такое чувство, как будто я одна перед
зеркалом. Ты студент, и я студентка. Ты сдаешь экзамены, и я сдаю. Ты
пишешь стихи, и я пишу. Ты был на практике в горах, и я была. Тебе хочется
в Москву, и мне хочется. Мне грустно уезжать, и тебе тоже. Ну вот, сидим,
друг другу поддакиваем... Ты, может, умнее и интереснее всех бурильщиков и
кассиров, но ты такой же, как я...
Виктор тяжко вздохнул. Что можно ответить на эту отповедь?
- Ну что ж, спасибо за правду, - вымолвил он.
В эту минуту и вошел Сошин.
- А не пора ли вам по домам, ребята? - сказал он, стряхивая брызги на
пороге.
- Но вы же сами говорили, что каждое дело нужно доводить до конца, -
бойко возразила Елена.


Она явно обрадовалась тому, что Сошин пришел и тягостный разговор
прерван.
- Да, говорил. Задуманное надо доводить до конца. Много раз проверял
это на практике. В пути обязательно встречаются неожиданные находки или
преграды и возникают сомнения: идти дальше или вернуться. А усталость
всегда голосует за возвращение и может продиктовать неверное решение.
Неизвестно, найдешь ли ты что-нибудь, продолжая путь, но если вернешься,
ничего нового не найдешь наверняка. Да, я говорил, что дело надо доводить
до конца. Но, по-моему, оно уже доведено. Мы искали месторождение и нашли
его. Завтра буровая дойдет до пласта. Осталось восемь метров.
- Ну, а вдруг... - начала Елена.
- Что может быть "вдруг"? Кому-кому, а вам не к лицу сомневаться. Вы же
сами вели съемку. Хотите убедиться лишний раз - пройдемся на буровую,
посмотрим, что там выдают на-гора.
Елена охотно согласилась, Виктор отказался. Ему хотелось остаться
одному и подумать. Когда ты один, не нужно скрывать свою боль... Некоторое
время он следил через окно, как удаляются две фигуры в плащах с
капюшонами, потом горестно вздохнул, вынул из сумки толстую тетрадку в
темно-вишневом переплете и написал: "Е. сказала, что мы похожи и потому
нам скучно вместе". А на другой странице: "Каждое дело нужно доводить до
конца. В пути обязательно..."

Такие записи Виктор делал ежедневно. Он усвоил эту привычку очень
давно, в школьные годы. Еще в восьмом классе Виктор раздал своим товарищам
анкету: "Каким должен быть образцовый человек?" К сожалению, невозможно
было выполнять все советы ребят. У каждого было свое мнение насчет
образцовых людей. Потом Виктор прочел у Николая Островского, что жить надо
так, чтобы не жалко было ни одного потерянного дня. После этого юноша
завел дневник и положил за правило каждый вечер писать самому себе отчет с
лаконичным выводом: "День прошел с пользой" или: "День потерян".
Страницы дневника пестрели крестиками и ноликами, обозначавшими
полезные и пропавшие часы. С условными знаками чередовались афоризмы из
любимых книг, рецепты лыжной мази, практические советы: как раскладывать
костер по-цыгански, как печь картошку и яйца в золе. Были тут и
размышления самого Виктора, например: "Стоит ли ходить в гости?" Виктор
любил поговорить о пространстве и времени, о любви и дружбе, но
сомневался, допустимо ли это для образцового человека. С одной стороны,
это болтовня, потеря времени, с другой - общение с людьми, обмен мнениями,
проверка своих мыслей, исправление ошибок. Виктор так и не пришел к
определенному выводу и разрешил себе ходить в гости, но не часто - по
средам и субботам. Конечно, из этого ничего не вышло. Друзья не выполняли
графика и сами заходили когда вздумается, "на минуточку".
В одном из дневников девятиклассника Шатрова сохранилась такая запись:
"Сегодня проводил беседу со своим отрядом о пионерах. Рассказывал о
значении этого слова. Пионерами называли смелых людей, которые проникали в
неведомые края и другим прокладывали дорогу, Прокладывать путь - это самое
трудное. Гораздо труднее, чем пройти его. Труднее строить город, чем
работать в нем, изобрести труднее, чем изготовить. И на войне самое
трудное - быть разведчиком. Мы, комсомольцы, - руководители пионеров, и
наше место там, где прокладываются пути. Недаром комсомольцы строили
города в тайге и поднимали целину. Образцовый комсомолец ищет самое
трудное дело".
Должно быть, поиски трудного дела повлияли на выбор профессии. Виктор
задумал поднимать геологическую целину, стать подземным разведчиком,
прокладывать пути шахтерам. Он хотел сделаться геологом и обязательно
первоклассным, отважным исследователем, таким, как Пржевальский, Обручев,
Черский, Семенов-Тян-Шанский.
Виктор шел к своей мечте настойчиво и терпеливо. Окончив десятилетку,
подал заявление на геологический факультет. Экзамены сдал, но не прошел по
конкурсу, готовился еще год, сдавал вторично гораздо удачнее и был принят.
Началась студенческая жизнь. В очередных дневниках рядом с крестиками и
ноликами появились расписания лекций, цифровые таблицы, необходимые в
полевой геологии, перечни минералов, их химический состав и поисковые
признаки. Тут же Виктор записывал строгие приказы самому себе: "В первую
очередь - домашние задания". "Выпустить стенгазету к перевыборам комитета
комсомола". "Развить в себе волю и сообразительность, принимать решения
быстро". "Стихи писать только по воскресеньям". "Составлять рабочий план
на неделю и выполнять его во что бы то ни стало, хотя бы за счет сна".
И вот он на геологической практике. Это еще не воплощение мечты, но уже
генеральная репетиция. Он - коллектор, помощник геолога, участник
настоящей экспедиции, преодолевает настоящие трудности в неприступных
ущельях Тянь-Шаня, пробирается по скользким тропинкам, пересекает ледники,
лезет на снежные кручи. Вот и сейчас: стоит закрыть глаза - и в памяти
всплывают горный склон, выветренные сланцы, похожие на страницы старой,



Страницы: [1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46
РЕКЛАМА
Акунин Борис - Ф.М. (том2)
Акунин Борис
Ф.М. (том2)


Шилова Юлия - Раба любви, или Мне к лицу даже смерть
Шилова Юлия
Раба любви, или Мне к лицу даже смерть


Посняков Андрей - Легионер
Посняков Андрей
Легионер


Круз Андрей - Я еду домой!
Круз Андрей
Я еду домой!


РЕКЛАМА В БИБЛИОТЕКЕ
Copyright © 2001-2012 гг.
Идея и дизайн Алексея Сергейчука. При использовании материалов данного сайта - ссылка обязательна.