Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ


ТОП-5 ПОПУЛЯРНЫХ РАЗДЕЛОВ
  1. Русская фантастика
  2. Детектив
  3. Женский роман
  4. Зарубежная фантастика
  5. Приключения

ТОП-30 ПОПУЛЯРНЫХ КНИГ ЗА МЕСЯЦ
  1. Гнев дракона (43)
  2. Замуж за египтянина, или Арабское сердце в лохмотьях (16)
  3. Вещий Олег (15)
  4. Любовница на двоих (12)
  5. Кафедра странников (12)
  6. Последнее допущение Господа (11)
  7. Обратись к Бешенному (8)
  8. Смягчающие обстоятельства (8)
  9. Свет вечный (8)
  10. Ричард Длинные Руки - 1 (6)
  11. Пощады не будет (6)
  12. Омон Ра (6)
  13. Ни мужа, ни любовника, или Я не пускаю мужчин дальше постели (6)
  14. Пиранья: Первый бросок (6)
  15. Меняющая мир, или Меня зовут Леди Стерва (5)
  16. Турецкая любовь, или Горячие ночи Востока (5)
  17. Кредо (5)
  18. Требуется чудо (5)
  19. Путь князя. Равноценный обмен (5)
  20. Два демона (5)
  21. Смерть Ахиллеса (4)
  22. Темный лорд (4)
  23. Аутодафе (4)
  24. Шпион, или повесть о нейтральной территории (3)
  25. Бремя власти (3)
  26. Прозрачные витражи (3)
  27. Пирамида (3)
  28. Летучий Голландец (3)
  29. (2)
  30. Русь окаянная (2)

Использовать только для ознакомления. Любое коммерческое использование категорически запрещается. По вопросам приобретения прав на распространение, приобретение или коммерческое использование книг обращаться к авторам или издательствам.

Зарубежная фантастика — > Лем Станислав — > читать бесплатно "Голем XIV"

Станислав Лем.

Голем XIV


-----------------------------------------------------------------------
Stanislaw Lem. Golem XIV (1973). Пер. с польск. - К.Душенко.
"Собрание сочинений", т.10. М., "Текст", 1995.
OCR & spellcheck by HarryFan, 11 April 2001
-----------------------------------------------------------------------



ПРЕДИСЛОВИЕ
Уловить исторический миг, в который счеты обзавелись разумом, не легче,
чем миг, когда обезьяна превратилась в человека. И все же от той минуты,
когда Ванневар Буш создал анализатор дифференциальных уравнений,
положивший начало бурному развитию интеллектроники, нас отделяет время
всего лишь одной человеческой жизни. Построенный позже, на исходе второй
мировой войны, ЭНИАК стал первым устройством, прозванным - до чего
преждевременно! - "электронным мозгом". На самом деле ЭНИАК был
компьютером, а если примерить его к Дереву Жизни - примитивным нервным
узлом - ганглием. Но именно с него историки начинают отсчет эпохи
компьютеризации. В пятидесятые годы XX века появился большой спрос на
цифровые машины. Одним из первых начал их массовое производство концерн
IBM.
Эти устройства имели немного общего с процессами мышления. Они
занимались обработкой данных - в области экономики и крупного бизнеса,
государственного управления и науки. Вошли они и в сферу политики: уже
первые образцы использовались для предсказания результатов президентских
выборов. Примерно в то же время "РЭНД корпорейшн" заинтересовала
руководство Пентагона возможностью прогнозировать военно-политическую
обстановку в мире при помощи "сценариев возможных событий". Отсюда был
один только шаг до более надежных методик, таких, как CIMA [Cross Impact
Matrix Analysis - перекрестный импульсный матричный анализ (англ.)], на
базе которых спустя два десятилетия возникла прикладная алгебра возможных
событий, названная (впрочем, не слишком удачно) политикоматикой. Компьютер
выступил и в роли Кассандры, когда в Массачусетском технологическом
институте стали разрабатывать первые формальные модели земной цивилизации,
в рамках пресловутого проекта "The Limits of Growth" ["Пределы роста"
(англ.)]. Но не эта ветвь компьютерной эволюции оказалась главенствующей
на исходе столетия. Армия использовала цифровые машины еще с конца второй
мировой войны в соответствии с системой военно-стратегического
планирования, опробованной на театрах военных действий. На стратегическом
уровне решения по-прежнему принимались людьми, но задачи второстепенные,
менее важные, нередко передоверялись компьютерам, которые все шире
включались в систему обороны Соединенных Штатов.
Они составляли нервные узлы континентальной сети раннего оповещения.
Такие сети стремительно устаревали технически. На смену первой из них -
CONELRAD - приходили все более совершенные варианты сети EWAS - Early
Warning System [Система раннего оповещения (англ.)]. Основой
оборонительного и атакующего потенциала служила система мобильных
(подводных) и стационарных (подземных) баллистических ракет с
термоядерными боеголовками и кругообразная система радио- и
гидролокационных баз, а вычислительные машины служили звеньями
коммуникации, то есть осуществляли чисто исполнительские функции.
Автоматизация входила в жизнь Америки широким фронтом, сначала "снизу",
в сфере услуг, не требующих особой интеллектуальной активности и потому
легко поддающихся автоматизации (банковские, транспортные, гостиничные
услуги). Военные компьютеры решали строго ограниченные задачи: поиск целей
для комбинированного ядерного удара, обработка данных спутникового
слежения, оптимизация передвижения флотов и корректировка орбит тяжелых
военных спутников MOL (Military Orbital Laboratory) [военная орбитальная
лаборатория (англ.)].
Как и следовало ожидать, область, в которой право принятия решений
препоручалось автоматическим системам, все расширялась. Это было
естественным следствием гонки вооружений, но и последовавшая затем
разрядка не привела к сокращению инвестиций в интеллектронику:
замораживание термоядерных вооружений высвободило значительные средства,
от которых Пентагон после окончания вьетнамской войны не собирался
полностью отказываться. Но и тогда компьютеры (десятого, одиннадцатого и,
наконец, двенадцатого поколения) превосходили человека лишь быстротой
выполнения операций. Становилось все очевиднее, что именно человек - тот
элемент оборонительных систем, который замедляет их действие.
Не удивительно, что среди специалистов Пентагона и ученых, связанных с
т.н. "военно-промышленным комплексом", зародилась идея изменить



направление интеллектронной эволюции. Этот подход окрестили
"антиинтеллектуальным". Как утверждают историки науки и техники, у его
истоков стоял английский математик середины XX века А.Тьюринг, создатель
теории "универсального автомата". Имелась в виду машина, способная
выполнить КАКУЮ УГОДНО операцию, если ее можно формализовать, то есть
представить в виде идеально воспроизводимой процедуры. Различие между
"интеллектуальным" и "антиинтеллектуальным" подходами в интеллектронике
сводится к следующему. Машина Тьюринга элементарно проста, а ее
возможности целиком зависят от ПРОГРАММЫ. Напротив, в работах двух
американцев - "отцов" кибернетики - Н.Винера и Дж.Ньюмена содержался
замысел системы, которая могла бы САМА СЕБЯ программировать.
Это перепутье мы, разумеется, рисуем в самых общих чертах - с высоты
птичьего полета. Конечно, способность к самопрограммированию возникла не
на пустом месте. Ее необходимой предпосылкой был высокий уровень сложности
компьютера. Различие двух подходов, в середине XX века еще незаметное,
оказало большое влияние на позднейшую эволюцию математических машин,
особенно когда окрепли и обрели самостоятельность такие отрасли
кибернетики, как психоника и многофазовая теория принятия решений. В 80-е
годы в военных кругах возникла мысль о полной автоматизации всех операций
высшего уровня, как военно-командных, так и политико-экономических. Эту
концепцию, названную впоследствии "Идеей Единственного Стратега", как
утверждают, первым выдвинул генерал Стюарт Иглтон. Она предусматривала,
что над компьютерами, занятыми поиском оптимальных целей атаки, над
коммуникационно-вычислительной сетью противоракетного оповещения и
обороны, над всевозможными датчиками и боеголовками, возникнет мощный
центр, способный на каждой стадии, предшествующей началу военных действий,
благодаря всестороннему анализу экономических, военных, политических и
социальных данных неустанно оптимизировать ситуацию в мире, обеспечивая
Соединенным Штатам преобладание в масштабе планеты и ее ближайшего
космического окружения, расширившегося уже за пределы лунной орбиты.
Позднейшие приверженцы доктрины "Единственного Стратега" утверждали,
что этого требует прогресс цивилизации - единый и неделимый, из которого
нельзя произвольно исключить военную сферу. После обоюдного отказа от
наращивания мощности ядерного поражения и от расширения радиуса действия
ракет-носителей начался третий этап гонки вооружений, казалось бы, менее
грозный, ведь отныне ареной соперничества становилась не Мощность
Поражения, а Военно-Командная Мысль. Обезлюживающей автоматизации должна
была подвергнуться мысль, подобно тому как раньше ей подверглась сила.
Эта доктрина - как и ее атомно-баллистические предшественницы - стала
объектом критики, исходившей прежде всего из центров либеральной и
пацифистской мысли; ее осуждали выдающиеся деятели науки, в том числе
интеллектронщики и специалисты по психоматике. И все же она победила, что
нашло выражение в правовых актах обеих палат Конгресса. Впрочем, уже в
1986 году появился подчиненный непосредственно президенту Национальный
совет по интеллектронике (НСИ), с собственным бюджетом в 19 миллиардов
долларов только на первый год. И это было лишь скромным началом.
НСИ при помощи консультативного органа, полуофициально назначенного
Пентагоном и возглавлявшегося министром обороны Леонардом Давенпортом,
разместил в крупных фирмах, таких, как IBM, "Нортроникс" и "Сайберматикс",
заказы на создание опытного образца устройства, известного под кодовым
названием "ГАНН" (сокращение от "Ганнибал"). Но, благодаря прессе и
различным утечкам информации, обиходным стало другое название -
"Абсолютный Победитель" (Ultimativ Victor, сокращенно ULVIC). До конца
века появились и другие опытные образцы, наиболее известные из которых -
АЯКС, УЛТОР, ГИЛЬГАМЕШ, а также бесконечная серия ГОЛЕМОВ.
Огромные и все возрастающие финансовые расходы - и масса затраченного
труда - позволили осуществить настоящую революцию в области
информатических средств. Особенно большую роль сыграл переход - во
внутримашинной передаче информации - от электричества к свету. В сочетании
с прогрессирующей "нанизацией" (так называли процесс микроминиатюризации;
стоит, пожалуй, добавить, что к концу столетия 20 тысяч логических
элементов умещались в маковом зернышке) он дал поразительные результаты.
Первый полностью световой компьютер, ГИЛЬГАМЕШ, работал в МИЛЛИОН раз
быстрее архаического ЭНИАКА.
Так называемый "барьер разумности" был преодолен сразу после
двухтысячного года благодаря новому методу конструирования компьютеров,
названному "невидимой эволюцией разума". До этих пор каждое следующее их
поколение конструировалось _реально_; идея создания новых образцов с
огромной - тысячекратно более высокой! - скоростью, хотя и была известна,
не могла быть осуществлена: тогдашние компьютеры не обладали достаточной
вместимостью, чтобы стать "матками", или "искусственной средой" эволюции
Разума. Положение изменилось с появлением федеральной информационной сети.
Разработка следующих шестидесяти пяти поколений заняла всего десятилетие;
в ночное время - в периоды минимальной нагрузки - Федеральная сеть
производила на свет один искусственный вид Разума за другим; это потомство



Страницы: [1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13
РЕКЛАМА
Флинт Эрик - Щит судьбы
Флинт Эрик
Щит судьбы


Головачев Василий - Кто мы? Зачем мы? Опыт трансперсонального восприятия
Головачев Василий
Кто мы? Зачем мы? Опыт трансперсонального восприятия


Круз Андрей - Москва
Круз Андрей
Москва


Конан-Дойль Артур - Топор с посеребрянной рукоятью
Конан-Дойль Артур
Топор с посеребрянной рукоятью


РЕКЛАМА В БИБЛИОТЕКЕ
Copyright © 2001-2012 гг.
Идея и дизайн Алексея Сергейчука. При использовании материалов данного сайта - ссылка обязательна.