Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ


ТОП-5 ПОПУЛЯРНЫХ РАЗДЕЛОВ
  1. Русская фантастика
  2. Детектив
  3. Женский роман
  4. Зарубежная фантастика
  5. Приключения

ТОП-30 ПОПУЛЯРНЫХ КНИГ ЗА МЕСЯЦ
  1. Замуж за египтянина, или Арабское сердце в лохмотьях (19)
  2. (14)
  3. Ричард Длинные Руки - 1 (12)
  4. Москва слезам не верит (сценарий) (10)
  5. Обряд дома Месгрейвов (9)
  6. Вещий Олег (9)
  7. Главный противник (8)
  8. Посмертный образ (7)
  9. Бремя власти (6)
  10. Последний завет (6)
  11. Любовница на двоих (5)
  12. День проклятия (5)
  13. Пелагия и красный петух (том 1) (5)
  14. Чистильщик (4)
  15. Пощады не будет (4)
  16. Турецкая любовь, или Горячие ночи Востока (4)
  17. Ни мужа, ни любовника, или Я не пускаю мужчин дальше постели (4)
  18. Джон Фаулз и трагедия русского либерализма (4)
  19. Кафедра странников (4)
  20. Горы Судьбы (4)
  21. Круг любителей покушать (4)
  22. Чары старой ведьмы (4)
  23. Свирепый черт Лялечка (4)
  24. Принц Каспиан (4)
  25. Требуется чудо (4)
  26. Пиковый валет (3)
  27. Крыло ангела (3)
  28. Смягчающие обстоятельства (3)
  29. Отпетые плутовки (3)
  30. Начало всех начал (3)

Использовать только для ознакомления. Любое коммерческое использование категорически запрещается. По вопросам приобретения прав на распространение, приобретение или коммерческое использование книг обращаться к авторам или издательствам.

Зарубежная фантастика — > Лем Станислав — > читать бесплатно "Магелланово облако"

Станислав Лем.

Магелланово Облако



Перевод с польского Л.Яковлева
Серия "Бибилиотека приключений и научной фантастики", М., "Детгиз" 1960
Scan&OCR: The Stainless Steel Cat (steel_cat@pochtamt.ru)





ВСТУПЛЕНИЕ
Свыше девяти лет назад двести двадцать семь человек, в числе которых
был и я, покинули Землю, держа курс за пределы солнечной системы. Мы
достигли намеченной цели и теперь отправляемся в обратный путь.
Наш корабль в ближайшее время разовьет скорость, превышающую половину
скорости света. Однако пройдут еще годы, прежде чем возникнет из мрака и
станет видна в самые сильные телескопы Земля, похожая на голубую пылинку
среди звезд.
Мы везем вам дневник экспедиции, содержащий массу фактического
материала, накопленного за время путешествия и запечатленного в механической
памяти наших автоматов, но еще не систематизированного и не приведенного в
порядок.
Мы везем вам научные труды неизмеримой ценности, созданные за время
полета. Они открывают невиданные, безграничные перспективы дальнейших
исследований в глубинах Вселенной.
Но в этом путешествии мы видели нечто более трудное и прекрасное, чем
научные открытия и проникновение в тайны материи. То, что нам пришлось
испытать, не в состоянии охватить никакая теория, не сможет зафиксировать ни
один самый совершенный автомат.
Я один. В моей каюте полумрак, сквозь который едва различимы очертания
мебели и небольшого аппарата. Внутри него мерцает крошечный, как крупинка,
кристалл: на нем будет записываться мой голос. Прежде чем начать свой
рассказ, я закрыл глаза, чтобы почувствовать себя ближе к вам. Несколько
секунд я вслушивался в беспредельную, нерушимую тишину. Хочется рассказать
вам, как мы преодолели эту тишину, как, уносясь все дальше от Земли,
становились все ближе к ней; как боролись со страхом, более жестоким, чем
страх, вызванный чем-то материальным, - со страхом пустоты, которая низводит
до искры и гасит каждое солнце, каким бы огромным оно ни было.
Я расскажу о том, как уходили недели, месяцы и годы нашего путешествия
и в памяти стирались самые дорогие, самые властные воспоминания, бессильные
преодолеть черную пропасть бесконечности. Как, ища точку опоры, мы в
отчаянии хватались за все новые дела и мысли; как исчезло и развеялось в
прах все, что казалось бесспорным и необходимым; как в поисках смысла нашей
экспедиции мы обратились к минувшим эпохам и лишь там, на трудном пути,
пройденном человечеством, нашли себя, а паша эпоха, отделяющая бездну
прошлого от просторов неведомого будущего, приобрела такую силу, что мы
смогли двинуться навстречу победам и поражениям.
Чтобы вы могли понять это хотя бы приблизительно, я должен заставить
вас ощутить хоть малую часть того бремени, которое давило и угнетало нас. Я
хочу провести вас за собой через долгие годы, наполненные мраком нустоты,
когда мы слышали в глубине корабля самое страшное из всего: бесконечное
молчание Вселенной. Видели, как вспыхивают и угасают солнца в небесах, то
черных, то багровых, слышали за стальными стенами вой раздираемых атмосфер
на встречных планетах. Я проведу вас мимо небесных тел, мертвых, или
населенных разумными существами, или таких, на которых только зарождается
жизнь.
К кому же из вас обращаюсь я, начиная рассказ о том, что довелось нам
испытать, о том, как мы жили и умирали?
Я хотел рассказать историю нашего путешествия моим близким: матери,
отцу, друзьям юности, людям, с которыми связан вещами такими мимолетными, но
такими весомыми, как шум деревьев, шепот воды, совместные мечты и голубое
небо, по которому ветер гнал облака над нашими головами. Однако, пытаясь
восстановить все эти образы в своей памяти, я понял, что не имею права
ограничиваться ими. Я люблю всех этих людей не меньше, чем прежде, хотя мне
теперь труднее выразить это чувство, но мой рассказ принадлежит не только
им: с течением времени, по мере того как увеличивалось расстояние,
отделявшее нас от Земли, ширился и рос круг моих близких.
Все эти годы из городов и селений, из лабораторий, с горных вершин, с
искусственных спутников Земли, с обсерваторий на Луне и ракет, скользящих в
межпланетном пространстве, миллионы глаз устремлялись каждую ночь в сектор
неба, где мерцала слабая звездочка, бывшая целью нашей экспедиции.
Когда нас поглотило пространство и, вырвавшись за пределы притяжения



солнечной системы, мы каждую секунду удалялись от Земли на десятки тысяч
миль, ваша память продолжала сопутствовать нам.
Что представляли бы мы собой в этой металлической скорлупке, окруженные
усыпанным звездами мраком, когда наша связь с Землей прервалась в
соответствии с законами физики, если бы не вера миллиардов людей в наше
возвращение?
Поэтому круг моих друзей охватывает близких и далеких, забытых и
неизвестных, родившихся после нашего отлета и тех, кого я не увижу больше
никогда. Вы все одинаково дороги мне, и в эту минуту я обращаюсь ко всем
вам. Надо было преодолеть расстояния, которые пришлось преодолеть нам,
вынести все, что пало на нашу долю, пережить подобно нам эти годы, чтобы
понять, как велико то, что объединяет нас, и как ничтожно то, что нас
разделяет.
В моем распоряжении немного времени. Я тороплюсь рассказать обо всем
случившемся, и мое повествование может быть иногда неясным, хаотичным. Но я
буду добиваться одного: показать вам, как события, над которыми, нам
казалось, мы были властны, привели нас к необходимости уяснить себе путь,
пройденный человеком с начала его истории.
Человек освоил путь к звездам, познал пространство я время, познал и
самые звезды, на которых он возник. Ничто не может противостоять ему. И чем
больше препятствий встречается на пути человека, тем больше проявляется его
величие. Даже звезды стареют и угасают, а мы навеки остаемся. Пройдут годы,
минет эпоха быстрого прогресса нашей цивилизации, перед человечеством
встанут новые трудности, и тогда люди оглянутся назад и вновь откроют нас,
как мы открыли великую эпоху прошлого.


ДОМ
Я родился в Гренландии, недалеко от Полярного круга, в той части
острова, где тропический климат сменяется умеренным, а пальмовые рощи
уступают место высокоствольным лиственным лесам. У нас был старый дом со
множеством сверкающих стеклами окон и веранд: такие строения часто
встречаются в тех местах. Окружавший его сад сквозь открытые почти круглый
год двери и окна проникал в помещения нижнего этажа. Непосредственное
соседство цветов, все ближе теснившихся к дому, причиняло нам много забот:
отец даже пытался бороться против чрезмерного, как он говорил, засорения
цветами, но бабушка, при поддержке мамы и сестер, одержала верх, и ему в
конце концов пришлось отступить на второй этаж.
У этого дома была своя долгая история. Построенный в конце XXVIII века,
он стоял на автостраде, ведущей в Меорию; но, когда в этом районе воздушные
сообщения окончательно вытеснили наземный транспорт, дорога подверглась
наступлению со стороны леса, и место, где она когда-то проходила, можно было
отличить лишь по тому, что тут росли более молодые деревья.
Каким .дом был изнутри, я почти не помню. Закрыв глаза, я вижу его лишь
издали, сквозь листву деревьев. Это, впрочем, легко понять, потому что я жил
скорее в саду, где проводил большую часть своего времени. Там был
искусственный лабиринт из кустарников, у входа стояли на часах два стройных
тополя; далее начиналось хаотическое переплетение тенистых тропинок, по
которым надо было очень долго идти - вернее, бежать (кто же ходит степенно в
четырехлетнем возрасте!), - чтобы попасть в высокую беседку, обвитую плющом.
Сквозь просветы между листьями был виден весь лесистый горизонт. А на западе
в небо каждые несколько секунд взмывали огненные линии: от нашего дома до
ракетного вокзала в Меории было меньше восьмидесяти километров. Еще и
сегодня я с закрытыми глазами припоминаю каждый сучок, каждую ветку, которую
видел в этой беседке. Здесь я поднимался выше туч, плавал по океанам,
открывал новые планеты и живущих на них людей, был капитаном дальнего
плавания, водителем ракеты, астронавигатором и путешественником, потерпевшим
крушение в межпланетном пространстве.
С братьями и сестрами я не играл: слишком велика была между нами
разница в возрасте. Больше всего времени уделяла мне бабушка, и мои первые
воспоминания связаны именно с ней. После обеда она выходила в сад,
разыскивала меня в самых глухих зарослях и брала на руки. Вместе с ней я
всматривался в небо, пытаясь разглядеть маленький, розовый и круглый, как
пионы перед домом, самолет, на котором должен был прилететь отец. Я всегда
боялся, как бы он не заблудился в пути.
- Не бойся, глупыш, - говорила бабушка, - папа найдет нас: он летит по
ниточке, которая тянется из радиоклубка. - И она показывала на антенну,
серебряной тростинкой поднимавшуюся над крышей дома.
Я от удивления широко раскрывал глаза.
- Бабушка, там нет никакой нитки!
- Это у тебя еще очень маленькие глазки. Подрастешь - увидишь.
Бабушке было всего восемьдесят шесть лет, но мне она казалась
невероятно старой. Я думал, что бабушка была такой всегда. Она гладко
зачесывала седые волосы и завязывала их сзади тугим узлом, носила синие или



Страницы: [1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71
РЕКЛАМА
Орлов Алекс - Его сиятельство Каспар Фрай
Орлов Алекс
Его сиятельство Каспар Фрай


Ильин Андрей - Мастер сыскного дела
Ильин Андрей
Мастер сыскного дела


Шилова Юлия - Турецкая любовь, или Горячие ночи Востока
Шилова Юлия
Турецкая любовь, или Горячие ночи Востока


Шилова Юлия - Пощадить – погубить, или Игры мужскими судьбами
Шилова Юлия
Пощадить – погубить, или Игры мужскими судьбами


РЕКЛАМА В БИБЛИОТЕКЕ
Copyright © 2001-2012 гг.
Идея и дизайн Алексея Сергейчука. При использовании материалов данного сайта - ссылка обязательна.