Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ


ТОП-5 ПОПУЛЯРНЫХ РАЗДЕЛОВ
  1. Русская фантастика
  2. Детектив
  3. Женский роман
  4. Зарубежная фантастика
  5. Приключения

ТОП-30 ПОПУЛЯРНЫХ КНИГ ЗА МЕСЯЦ
  1. (233)
  2. Радости о горести знаменитой Молль Флендерс... (12)
  3. НКВД. Война с неведомым (11)
  4. Ни мужа, ни любовника, или Я не пускаю мужчин дальше постели (11)
  5. Беспощадный (10)
  6. Затмение (10)
  7. Покер с акулой (6)
  8. Хочу замуж, или Русских не предлагать! (6)
  9. Крещение огнем (6)
  10. Золотой песок (5)
  11. Все в шоколаде (5)
  12. Веселое мореплавание Солнышкина (4)
  13. Ближайший родственник (4)
  14. Начало всех начал (4)
  15. Пелагия и красный петух (том 2) (4)
  16. Прозрачные витражи (4)
  17. Замуж за египтянина, или Арабское сердце в лохмотьях (4)
  18. Вещий Олег (4)
  19. Овечка в волчьей шкуре (4)
  20. Турецкая любовь, или Горячие ночи Востока (3)
  21. Вчера будет война (3)
  22. Гиперболоид инженера Гарина (3)
  23. Базарное счастье (3)
  24. Ричард Длинные Руки - 1 (3)
  25. Любовница на двоих (3)
  26. Смерч (3)
  27. Свирепый черт Лялечка (3)
  28. Последний город (3)
  29. Приключения Незнайки и его друзей (3)
  30. Портрет кудесника в юности (3)

Использовать только для ознакомления. Любое коммерческое использование категорически запрещается. По вопросам приобретения прав на распространение, приобретение или коммерческое использование книг обращаться к авторам или издательствам.

Русская фантастика — > Бурцев Виктор — > читать бесплатно "Охота на НЛО"

Виктор Бурцев

Охота на НЛО

Фантастический роман
Работникам спецслужб планеты Земля ПОСВЯЩАЕТСЯ
Совпадения имен и географических названий,
упомянутых в книге, с реально существующими - случайны.

ПРОЛОГ
Вечная весна в одиночной камере. Егор Летов

- Знаете, я тут сопоставил... - Сухощавый человек в телогрейке аккуратно поставил миску с мутной жижей на край стола. - В продолжение нашего разговора хочу сказать, что вы все-таки не правы. Вернее, не совсем правы.
- Извольте. - Его собеседник глухо закашлялся, сплюнул на земляной пол.
- Я о самой сути террора. Так ли уж все ужасно?
- Загляните в свою миску и вы поймете, что ужаснее не бывает, -
посоветовал собеседник. Он был моложе сухощавого, в осанке сохранилась
военная выправка, по щеке змеился шрам.
- Миска... - рассеянно улыбнулся сухощавый, садясь на скамью. - Миска -
это не панацея. Господь с ней, с миской и с ее содержимым. Кстати, кажется,
сегодня там есть и мясо. Ну да не о том. Значит, террор. Я полагаю, что все
это не так уж и необоснованно. Знаете, мы смотрим на эти вещи снизу, с точки
зрения пострадавших. Нас заломали, уложили на лопатки, и мы, конечно же,
обижаемся. Мы склонны брюзжать, мы недовольны пищей, нам не нравится, что
нам дают в руки лопаты и заставляют рыть каналы и котлованы. Естественная
реакция человеческого существа.
- Согласен. И что же?
- Возьмем Тухачевского. - Сухощавый зачерпнул немного супа, попробовал,
почмокал губами. - Недосолено... Тухачевский, м-да. Я сталкивался с ним в
двадцать шестом году, знаете, в наркомате. Имел беседу в числе нескольких
других научных работников. Фанфарон, трувер, трубадур. Читывал и его
творчество, хотя и не военный. Ничего разумного не нашел, признаюсь. А вот
относительно его сношений с Троцким, знаете, с некоторых пор я разделяю
позицию товарища Сталина. Нет-нет, не из низкопоклонства. Из чистой логики.
Я понимаю, что мне сидеть тут очень долго и, скорее всего, в этом котловане
я и умру, но Тухачевский, Якир, Уборевич, Алкснис, Гамарник... Вспомните,
ведь все это - люди Троцкого, его ставленники, его золотая жила. И очень
жестокие, знаете, люди. Каратели, вешатели - вспомните Гражданскую,
ликвидацию банды Антонова, Польшу, расказачивание. Так что Иосифа
Виссарионовича можно понять.
Собеседник сухощавого молча жевал хлеб. Потом, качнув головой и
покосившись на соседа слева, самозабвенно хлебавшего суп, согласился: - Да,
логика - вещь такая. Я с Тухачевским лично не знаком, но труды читал, читал.
И Егорова читал, и Блюхера. С Дыбенкой знаком... был. Армии... конечно, от
них ничего путевого - пшик один. "Нам нужно сто пятьдесят тысяч танков и
самолетов". Шапками закидаем. Но что это объясняет?
- То, дорогой мой, что мы не просто так здесь сидим. Каждый из нас
выполняет свою особую заслуженную миссию. Вот вы у нас кто?
- Комкор.
- Это раньше вы были комкор, знаете... А теперь вы японский шпион. Так?
Вопрос: почему? Потому что истинная ваша вина в другом, в чем-то, чего вам
предъявлять вот так открыто не собираются. Вспомните, поройтесь в памяти и
что-нибудь найдете. - Сухощавый проглотил несколько ложек супа и продолжал:
- Хотя многим предъявляют как раз конкретику, а они стараются отбелиться,
виноватых ищут. Вон за тем столом сидит Рындин, директор строительного
комбината. Украл, знаете, три вагона цемента высшей марки, а теперь
жалуется, пишет товарищу Сталину, товарищу Калинину. Дескать, он не
вредитель и не враг народа. А вот комбриг Гессе сидит за аварию на вверенном
ему военном аэродроме, виноват во всем лично он. Тоже считает себя
обиженным, пишет. И диввоенюрист Мезис пишет, хотя сам полгода назад
приговоры пачками строчил... А я вот не пишу, знаете. Я думаю.
- Думать-то вам не так много осталось, зима на носу, - невесело
ухмыльнулся бывший комкор. - Заканчивайте с супом, сейчас смена придет.
- Да-да... - Сухощавый выхлебал суп и поднялся. - А вы все-таки
подумайте, знаете... Угостите махорочкой?
- Естественно.
Они вышли на крыльцо, сошли с него и встали под навесом, укрывшись от
холодных колючих капель.
Можно было отдохнуть еще минут пять - семь, и они разделили на двоих
маленький окурок.
- Так вы думаете, мы тут все кающиеся грешники? Да вы религиозный
фанатик, да еще и фаталист, притом опасный, - заметил комкор.
- Так ли уж опасный? - блеюще засмеялся сухощавый. - Опасный - это уж



скорее вы. Я ни одного человека в жизни не убил, не обидел - если только
словом. А вы - убийда кадровый, профессиональный, вас этому в Академии
Генштаба учили. Так что про опасность говорить не будем. А вот про фатализм
- это да. И про кающихся грешников абсолютно с вами согласен. Так что побуду
грешником еще немного... Да, а вас откуда забрали?
- Из Туркестана.
- А меня - из Эстонии, из Таллина. До того жил в Ленинграде, потом
перевели в Таллин, и вот... Стоило ли переводить? Я шкаф старинный с таким
трудом перевез, где он теперь? Только-только успел в курс дел войти в
институте...
- А что за институт? - поинтересовался комкор, обжег пальцы окурком и
бросил его в грязь.
- Институт, знаете, закрытый во всех смыслах, секретный то бишь. Но мы-то
с вами все тут секретные и закрытые, так что скажу: институт не очень
хороший. Как раньше бы сказали, богомерзкий. И, предвидя ваш вопрос, скажу,
что мой грех, за который я тут котлованы рою, как раз в этом институте и
взращен, хотя работал я там всего четыре месяца. И когда меня забрали по
пустяковому, в общем-то, обвинению, я понял и сделал для себя вывод:
заслужил. А вы говорите - фаталист, фанатик...
- Так что там в институте? - всерьез заинтересовался комкор.
- Знаете, вон кум идет, сейчас погонят нас работать. - Сухощавый
поморщился. - Поговорим вечером, если только он у нас будет, этот вечер...
ГЛАВА 1
Когда я умер, не было никого,
Кто бы это опроверг.
Егор Летов
Старичок лежал лицом вниз в густой траве. Рядом валялась опрокинутая
баночка из-под индийского кофе, из которой давно уже расползлись червяки,
счастливо избежавшие участи наживки. По узенькой стариковской спине,
облаченной в серый пиджачок, сновали рыжие муравьи.
- Ребята с удочки во-от такого подлещика сняли, - сказал Зотов, подходя и
отмеряя на руке сантиметров тридцать. - Поплавский себе забрал: я, говорит,
его вываживал. А вторую удочку унесло, вон, в тине болтается на самой
середке.
- Хрен с ним, с подлещиком. - Сергей согнал с запястья толстого желтого
комара. - Что с дедом?
- Деда качественно пристрелили из мелкокалиберного пистолета. Эксперт
говорит, что-то типа "эрмы" или в этом роде. В висок. Судя по всему,
поставили предварительно на колени и хлопнули.
- Насчет личности прояснилось что-нибудь?
- Нашли в кармане конверт старый, там адрес. Может, его, а может, еще
чей... Проверяем. Улица
Урицкого, 40 - 28, Корнеев Борис Протасович. Если что узнают, позвонят.
Сергей подошел к бережку, спустился по скользкой глине к воде. От реки
пахло рыбой, сыростью и мокрой травой. "Давно на рыбалку не выбирался, -
подумал Сергей. - И не только на рыбалку: ни по грибы, ни по ягоды, ни
вообще за город... Только по таким вот делам скорбным. На прошлой неделе
бабу в лесополосе на антрекоты посекли, теперь вот деда застрелили.
Интересно, что такого старый хрыч сотворил, что его так кинематографически
умертвили? Надо же - на колени поставили..." - Петрович! Петрович!
Это кричал Зотов. Он стоял возле УАЗика и призывно махал руками.
Сергей уцепился за нависающую над водой иву и взобрался наверх.
- Старичок-то наш непростой, Петрович, - уныло сказал Зотов. - Звонил мне
сейчас Кузькин, проверили они адресок. Его адресок. Потому садись-ка ты в
машину и езжай в город, а я уж тут посмотрю.
До города Сергей добрался за двадцать минут и вскоре уже сидел в архиве
со стаканом мутного чая в руке, выделенным добрым архивариусом Шнейде-ром.
Чай отчетливо пах банным веником, и Сергей пить его не собирался, но и
вылить не мог, дабы не обижать архивариуса.
Старичок и впрямь оказался не простым, а с загогулинкой. Да и не старичок
он был вовсе. Хотя как посмотреть: по годам вроде и старичок.
Корнеев Борис Протасович. Родился 21 октября 1909 года. ‚-мо„, годков-то
старикану! А он еще рыбу ловил вовсю. Крепенький, однако...
Сергей прочел следующую строку и вздохнул. Ну еще бы. Не зря Зотов так
встревожился. Генерал-майор в отставке. Товарищ Корнеев славно потрудился в
свое время в НКВД-НКГБ СССР, заработал Ленина, два Боевых Красных Знамени,
Знак Почета, три Красных Звезды... Почетный чекист... Именное оружие... И
послужной списочек любопытный: учился, старался и угодил сразу в аппарат
НКВД Украины, потом в Москву перебрался, уже в НКГБ, не столь частая вещь в
то время, учитывая соперничество контор. С 1940 года - в Эстонии,
только-только объявившейся в составе Советского Союза. Там был до войны,
потом короткое время работал в Чебоксарах, далее - Смерш. На фотографии



Страницы: [1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64
РЕКЛАМА
Курылев Олег - Шестая книга судьбы
Курылев Олег
Шестая книга судьбы


Куликов Роман - Игры ушедших
Куликов Роман
Игры ушедших


Шидловский Дмитрий - Ритер
Шидловский Дмитрий
Ритер


Свержин Владимир - Сеятель бурь
Свержин Владимир
Сеятель бурь


РЕКЛАМА В БИБЛИОТЕКЕ
Copyright © 2001-2012 гг.
Идея и дизайн Алексея Сергейчука. При использовании материалов данного сайта - ссылка обязательна.