Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ


ТОП-5 ПОПУЛЯРНЫХ РАЗДЕЛОВ
  1. Русская фантастика
  2. Детектив
  3. Женский роман
  4. Зарубежная фантастика
  5. Приключения

ТОП-30 ПОПУЛЯРНЫХ КНИГ ЗА МЕСЯЦ
  1. Свирепый черт Лялечка (67)
  2. Путь Кейна. Одержимость (39)
  3. Гнев дракона (36)
  4. Битва за Царьград (30)
  5. Любовница на двоих (25)
  6. Турецкая любовь, или Горячие ночи Востока (25)
  7. О бедном Кощее замолвите слово (24)
  8. Свирепый черт Лялечка (24)
  9. Замуж за египтянина, или Арабское сердце в лохмотьях (22)
  10. Пелагия и красный петух (том 2) (19)
  11. Цифровая крепость (19)
  12. Роксолана (18)
  13. Умножающий печаль (18)
  14. По тонкому льду (17)
  15. Имя потерпевшего - никто (17)
  16. Ричард Длинные Руки - 1 (12)
  17. Начало всех начал (12)
  18. Аквариум (11)
  19. Париж на три часа (11)
  20. Яфет (10)
  21. Замок Броуди (9)
  22. Непредвиденные встречи (9)
  23. Вставай, Россия! Десант из будущего (7)
  24. Ни мужа, ни любовника, или Я не пускаю мужчин дальше постели (7)
  25. Шпион, или повесть о нейтральной территории (7)
  26. Колдун из клана Смерти (7)
  27. Омон Ра (7)
  28. Брудершафт с Терминатором (6)
  29. Заклятие предков (6)
  30. Тимур и его команда (5)

Использовать только для ознакомления. Любое коммерческое использование категорически запрещается. По вопросам приобретения прав на распространение, приобретение или коммерческое использование книг обращаться к авторам или издательствам.

Зарубежная фантастика — > Жолдош Петер — > читать бесплатно "Возвращение "Викинга""

Петер Жолдош.

Возвращение "Викинга"



OCR: Wesha the Leopard


Бонги бежал впереди. Вдруг он нелепо взмахнул руками и упал. Краем
глаза я успел заметить, как он пытается подняться с перекошенным от
боли и отчаяния лицом. Я не мог ему помочь. За моей спиною все ближе,
все отчетливей раздавались угрожающие крики плоскоголовых.
Стыдно признаться, но я малодушно обрадовался несчастью Бонги - до
реки еще ох как далеко, а мы, убегающие, выиграем несколько
драгоценных минут. На какое-то время Бонги задержит преследователей. Я
заранее знаю, как это произойдет. Передние остановятся около Бонги и
подождут отставших. Все вместе, плоскоголовые спляшут ритуальный
танец, потом по знаку шамана Вру обрушат на голову несчастного
дубинки...
Мы убежали утром. Мчались, не выбирая дорог, сквозь заросли
папоротника и колючего кустарника, перепрыгивая через колдобины и
карабкаясь по склонам оврагов, все натужнее дыша и все чаще
спотыкаясь. Не повезло и Леле - он наткнулся на удава. Бедняга истошно
завопил, когда мощные, пружинистые кольца грубо обхватили его, ломая
слабые человеческие ребра. Мы с Ного попытались было освободить Леле
от смертельных объятий, но тут, привлеченные криком, снова показались
преследователи.
Мне все труднее бежать. Сердце, кажется, вот-вот лопнет. Перед
глазами колышутся радужные круги, но я понимаю, что остановиться -
значит умереть. Впереди среди кустов маячит широкая спина Ного. Мы
остались вдвоем... Вниз по склону холма бежать легче, но дальше опять
заросли. А в голове одно: быстрее добраться к спасительной реке.
Тяжелый, массивный, внешне неуклюжий Ного бежит легко. Если из нас
двоих кто-то и обессилеет, это будет не Ного. Похоже, он не понимает,
что без меня нет смысла бежать. Он не управится с плотом. Житель
джунглей, он боится большой реки. Но другого пути у него нет.
Снова пошли лужи. Кончается одна, начинается другая. Мы с шумом
разбрызгиваем зеленую воду. Крокодилы, шокированные нашим вторжением,
не успевают сообразить, что нами можно пообедать. Пока они приходят в
себя, мы уже мчимся через соседнюю лужу. Надеюсь, что наших
преследователей эти твари не проворонят.
Очередная лужа оказалась достаточно глубокой, и Ного проваливается
с головой. Он отчаянно барахтается в тинистой воде, брызги летят во
все стороны. Мысль о крокодилах - вот они, почти рядом, - придает ему
энергии. Ного успокаивается, почувствовав под ногами твердое дно. Ного
очень боится крокодилов, но куда сильнее боится преследователей. Что
крокодил! Хрясь - и готово, и никаких мучений. А вот когда к тебе
тянутся сотни рук с растопыренными пальцами и оскаленные зубы готовы
рвать тебя по кускам, это страшно. Бегущие по следам людоеды считают,
что изрядно пропотевшая человечина - непревзойденное лакомство.
Гурманы!
Я вскарабкиваюсь на высокий берег и в изнеможении валюсь лицом
вниз. Чувство опасности не позволяет мне передышки. Ноги еле держат.
Пытаюсь успокоиться, осматриваюсь вокруг. Позади, на склоне холма,
темным пятнышком лежит Бонги. Он затаился в надежде, что людоеды
пробегут мимо. Людоеды - смерть. Мне тяжело смотреть на него, и я
поворачиваю голову в другую сторону. Скалистый обрыв передо мной -
берег реки. Внизу катит волны, вспоротые множеством порогов, Великая
Река, наша река. Но мы еще не у цели. Если посмотреть вниз по течению,
увидишь желтую полосу, заросли бамбука. Там наше спасение. Там наш
плот. Отсюда еще не видна пальма, растущая двумя стволами из одного
корневища. В двух-трех десятках метров от пальмы, в бамбуковых
зарослях, спрятан наш плот. А до пальмы не меньше трех километров. А
заросли все гуще, и все больше луж. Нам, беглецам, тяжело, но и тем,
кто за нами гонится, не легче.
Ного толкает меня, и я, повернув голову, снова вижу их, кровожадно
орущих в предвкушении пиршества. Пока дикари взбирались на холм, они
приумолкли, а как только оказались на вершине и увидели нас, подняли
вой. Я посмотрел в сторону холма, на котором остался бедный Бонги, но
не увидел его. Ного схватил меня за руку и потащил в заросли. И опять
этот сумасшедший бег сквозь колючий кустарник, перепрыгивание через
рытвины, барахтанье в лужах; и сердце, болью распирающее грудь, и
оранжевый туман перед глазами...
Все! Больше не могу! Мною овладевает безразличие. Сейчас вот
свалюсь - и пусть окружают меня, пусть разрывают на куски. Это выше



моих сил - столько бежать!
А гладкокожий говорил, что в устье Великой Реки... Мысли начинают
лихорадочный танец в моей отуманенной голове. Колючая ветка остро
хлещет меня по лицу, словно хочет привести в чувство. И я опять
понимаю, что надо бежать и ни о чем не думать, потому что это бег
смерти. Бег? Какой же это бег! Паническое передвижение на
подгибающихся ногах - разве это бег? А Ного все чаще останавливается,
нетерпеливо перебирает ногами, поджидает меня - и никакой усталости! Я
превратился в сгусток усталости, в сердце, гудящее кровью; в легкие,
что захлебнулись густым, горячим воздухом. Преодолевая свинцовую
тяжесть в ногах, бросаю взгляд на отдаленный холм, где остался Бонги.
Живому или мертвому, ему хорошо, а жаждущие моей крови вот-вот
появятся за моей спиной. Они промчались сквозь заросли и сейчас,
наверное, столпились перед большой лужей, где затаились ошарашенные
нами крокодилы. О милые, славные крокодилы! Зубастые, станьте нашими
заступниками!
Опираясь на Ного, я не дышу, а шумно хватаю воздух запаленным ртом.
Далеко ли еще бежать? Мы окружены высокими зарослями, пространство
сузилось, Ного тянет меня за руку. В этот миг откуда-то, скорее всего
со стороны большой лужи, доносится отчаянный вопль. Неужели Великая
Мать-Крокодилиха услышала мою молитву и схватила рискнувшего пересечь
лужу? Если так, остальные поостерегутся, пойдут в обход - и мы получим
выигрыш во времени.
Наконец-то я вижу нашу пальму! До нее, наверное, еще километра
полтора, и я уверен, что дикари нас не догонят. Немного прихожу в себя
и указываю рукой на пальму. Ного, улыбаясь, кивает головой, и мы
продолжаем свой путь.
Теперь нас окружает тишина. Знойный послеполуденный воздух
неподвижен, над кустами и лужами дрожит марево. Оно успокаивает и при
этом с новой силой наваливается усталость. Донимает жажда. Во рту
такая сухость, что язык, кажется, превратился в комок сухой глины,
нажми зубами - и он рассыплется в сухую пыль... Меня охватывает стыд,
затем досада от того, что я физически не подготовлен для такого
испытания, какое теперь выпало на мою долю. В отличие от плоскоголовых
я не способен бежать с утра и до полудня по дикой местности. Я
убедился, насколько плоскоголовые выносливее меня. И что мне моя
хваленая сила воли, если я беспомощно повисаю на шее Ного. Он даже не
чувствует моей тяжести, одни кожа да кости, ветер подует - и я взлечу.
Стоило мне подумать о ветре, таком желанном в душных зарослях, как
он объявился, - сначала пошевелил листву на высоких деревьях у реки,
затем прошелестел в зарослях и обдал нас прохладным дыханием речных
волн.
Я не сразу понял, почему Ного не радуется прохладе и что за тревога
появилась в его глазах. Он потянул воздух широкими ноздрями, резко
обернулся и посмотрел в заросли, а меня поразила неприятная догадка:
дикарям незачем искать наши следы, их обоняние не хуже, чем у волков,
и этот приятный ветерок, дующий в их сторону, выведет их прямехонько
на нас. Теперь хищники не потеряют своих жертв. Я снова оказался в
когтях страха, но испугал меня не призрак ужасной смерти, а то, что
снова надо бежать. Бежать, мучительно преодолевая слабость в усталых
суставах и задыхаться от болезненного перенапряжения. Все, что угодно,
только не бег! Я хватаю Ного за руку, пытаюсь придержать его, что-то
объяснить ему, - а что я мог объяснить! В это время нас обнаружили
преследователи.
Я бегу, стараясь не отстать от Ного, а страх, который обычно
отупляет, в этот раз не лишил меня способности мыслить. Я бегу,
поскольку меня понуждает к этому инстинкт самосохранения, сработал
рефлекс древних предков - на преследование отвечать бегством.
Естественно, хищников толкает в погоню рефлекс преследования. Страх,
до сих пор парализующий мою волю, вдруг отошел на задний план, в
глухой угол сознания. Вот Ного. Он бежит впереди меня, он на сотни
тысяч лет моложе, причинные связи в его мозгу проще: днем - хорошо,
ночью - страшно, плод - съесть, дичь - убить, змея - бояться,
опасность - бежать.
Но если я не выдержу, свалюсь в ближайшей луже, тогда поторопитесь,
крокодилы! Я ненавижу людоедов - они вынуждают меня бежать; желанный
ветер мне ненавистен - он помогает людоедам гнаться за мной. Но стена
бамбуковых зарослей все ближе; правда, мы не можем бежать к ней
прямиком, потому что должны бежать сначала к пальме, а пальма - левее,
а слева, нам наперерез, бегут преследователи... Между нами залитая
водой, кишащая крокодилами пойма. Кусты здесь низкорослые - и мы
хорошо видим друг друга, беглецы и преследователи. Пойма, вдоль
которой мы бежим, заканчивается возле пальмы. Мы спасены, если
доберемся к ней первыми. Наш путь буквально усеян крокодилами. Они
лежат на песке с разинутыми пастями, ужасно уродливые чудища. Нам



Страницы: [1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68
РЕКЛАМА
Злотников Роман - Вселенная неудачников
Злотников Роман
Вселенная неудачников


Володихин Дмитрий - Убить миротворца
Володихин Дмитрий
Убить миротворца


Корнев Павел - Аутодафе
Корнев Павел
Аутодафе


Корнев Павел - Путь Кейна. Одержимость
Корнев Павел
Путь Кейна. Одержимость


РЕКЛАМА В БИБЛИОТЕКЕ
Copyright © 2001-2012 гг.
Идея и дизайн Алексея Сергейчука. При использовании материалов данного сайта - ссылка обязательна.