Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ


ТОП-5 ПОПУЛЯРНЫХ РАЗДЕЛОВ
  1. Русская фантастика
  2. Детектив
  3. Женский роман
  4. Зарубежная фантастика
  5. Приключения

ТОП-30 ПОПУЛЯРНЫХ КНИГ ЗА МЕСЯЦ
  1. Ни мужа, ни любовника, или Я не пускаю мужчин дальше постели (147)
  2. Гнев дракона (125)
  3. Начало всех начал (93)
  4. Замуж за египтянина, или Арабское сердце в лохмотьях (83)
  5. Шпион, или повесть о нейтральной территории (77)
  6. Цифровая крепость (72)
  7. Умножающий печаль (68)
  8. Пелагия и красный петух (том 2) (63)
  9. Битва за Царьград (58)
  10. Имя потерпевшего - никто (55)
  11. Путь Кейна. Одержимость (54)
  12. Свирепый черт Лялечка (50)
  13. Омон Ра (49)
  14. Ледокол (33)
  15. Тимур и его команда (30)
  16. Ричард Длинные Руки - 1 (28)
  17. Турецкая любовь, или Горячие ночи Востока (27)
  18. Покер с акулой (27)
  19. Париж на три часа (22)
  20. Журналист для Брежнева (22)
  21. Аквариум (20)
  22. Колдун из клана Смерти (18)
  23. Киммерийское лето (18)
  24. Роксолана (15)
  25. Прозрачные витражи (14)
  26. Бубен верхнего мира (13)
  27. Ричард Длинные Руки - воин Господа (11)
  28. По тонкому льду (11)
  29. Истребивший магию (10)
  30. Один на миллион (10)

Использовать только для ознакомления. Любое коммерческое использование категорически запрещается. По вопросам приобретения прав на распространение, приобретение или коммерческое использование книг обращаться к авторам или издательствам.

Русская фантастика — > Васильев Владимир — > читать бесплатно "Лик Черной Пальмиры"


Владимир Васильев


Лик Черной Пальмиры



Фантастический роман
(цикл "Дневной Дозор")
------------------------------------------------------------------
Внимание! Данный текст написан и опубликован с ведома и разрешения
Сергея Лукьяненко, автора мира Дозоров.
------------------------------------------------------------------




Тьма считает неуместными комментарии к данному тексту.
Дневной Дозор.

Свет считает неуместными комментарии к данному тексту.
Ночной Дозор.

Инквизиция как всегда молчит.
Без подписи.

Пролог

С утра опять шумели под окном, мешали спать. Арик долго пребывал в пограничном состоянии между сном и явью; дремота то одолевала его и тогда сознание проваливалось в полную грез неизведанную бесконечность, то отступала, вспугнутая чьими-то не по-утренни бодрыми окриками. После часа маеты Арик все-таки сдался. Отбросил одеяло, под которым прятался от шума, встал и кое-как добрел до окна, однако с этого ракурса было не рассмотреть что творится перед домом. Тогда он собрался с силами и направился в соседнюю комнату, что при размерах квартиры было практически подвигом, где вышел на балкон.
На улице Гоголя снова снимали кино.
В Одессе постоянно снимают кино. И все время почему-то на Гоголя. Арик припомнил, как лет пятнадцать назад вот так же лениво наблюдал с балкона Ежи Штура в окружении киношных "армян", проходящего мимо скульптуры на углу дома напротив - кстати, когда-то Арик жил в нем. В доме напротив.
Тогда Махульский снимал "Дежа Вю". Что снимали сейчас - бесполезно было гадать, но Ежи Штура Арик нигде видел.
Арик постоял еще немного, поглядел, прищурившись, на море, вздохнул и побрел в сторону ванной.
На улице было так хорошо, что умывшись-проснувшись-позавтракав, он решил прогуляться.
Спустя час Арик вышел из-под арки, с легким отвращением покосился на бестолково суетящихся киношников, обогнул съемочную площадку, огороженную полосатой ленточкой, и направился к Тещиному мосту. У кафешки он задержался, купил бутылочку пива и не спеша выцедил ее тут же, за столиком. Лето и солнце делали свое дело - настроение неуклонно улучшалось даже у Арика с его меланхоличной и созерцательной натурой.
По мосту он шел нарочито медленно, довольно жмурясь и искоса поглядывая вниз. Как всегда в Одессе было полно туристов, поэтому Арику дважды вручали фотоаппараты и просили запечатлеть. На фоне. Арик без возражений запечатлевал - жалко, что ли?
Еще издали он заметил, что любимое место на ступенечках колоннады Воронцовского дворца занято. Сначала Арик огорчился, но чем ближе подходил, тем меньше оставалось от возникшего огорчения.
Во-первых на его место посягнула девушка. А во-вторых - одинокая девушка. Во всяком случае без спутника. Симпатичная, длинноволосая и грустная. Явно не местная, что легко угадывалось по нетронутой солнцем коже.
А еще она была Иной. Причем без регистрации.
Впрочем, присмотревшись Арик нашел объяснение отсутствию регистрационной печати: Иная была дикая. И, похоже, в сумрак ходить училась сама, поскольку аура только-только начала окрашиваться ко Тьме. После грамотной инициации не остается так много нейтральных тонов.
"Так-так! - подумал Арик с невольным подъемом. - Дикарка, значит. Ничего так выглядит... В моем вкусе."
Он не любил прятаться и таиться. Вошел в сумрак за несколько шагов до ступенек, приблизился и сел рядом.
- Здравствуй.
Девушка удивленно взглянула на него. Должно быть, нечасто ей встречались Иные. Если вообще встречались.
Хотя, встречались, разумеется. Иначе откуда шаг в сторону Тьмы? Дикари-одиночки почти всегда остаются нейтралами потому что ничего еще не знают о вечном противостоянии двух группировок Иных.
- Здравствуй...
Девушка непроизвольно отодвинулась, внимательно глядя на Арика.
- Ты приезжая?
- Да... из России.
Арик понимающе кивнул.
Становилось жарче - день разгорался во всю летнюю мощь.
- И как тебе Одесса?
Арик слегка приоткрылся, обнажая вполне мирные намерения и демонстрируя хорошее настроение; уже через несколько секунд девушка впервые расслабила лицо в полуулыбке.
- Нравится! Правда, люди здесь какие-то... другие.
- Да уж, - вздохнул Арик. - Какие - другие, а какие - так и вовсе... Иные...
Не поняла. Просто улыбнулась. Точно, дикарка. Странно, что ребята ее не засекли... Впрочем, возможно она недавно приехала. А ребята, поди, с утра на пляже пиво сосут после вчерашнего. Кто ж тебя инициировал-то, детка? И почему тайно?
- Извини, я, кажется, заняла твое место? Ты тут обычно сидишь?
Арик подумал, что в последний раз задерживался на ступенях колоннады недели три назад, когда показывал Шведу новый пистолет. Но вслух об этом распространяться, разумеется, не стоило.
- Иногда сижу. Смотрю на море... и вообще. Меня зовут Арик. Я живу во-он там, через мост и сразу налево.
- Здорово! Я - Тамара.
- Хочешь, я покажу тебе Одессу?
- Конечно, хочу!
От настороженности девушки не осталось и следа, хотя Арик не прилагал к этому никаких специальных усилий. Тамара как Иная тянула уровень примерно на третий, поэтому Арик смог бы как угодно ее заморочить. Но ничего из магического арсенала применять не хотелось, да и не было в том нужды.
Арик встал, помог Тамаре спуститься по лестнице и повел ее на бульвар.
Куда же еще?


Глава первая

Глава киевского Дневного Дозора Александр Шереметьев удивительным образом сочетал привязанность к роскоши с равнодушием к неудобствам. Мало кому известно, что он долгие годы обитал в небольшой двухкомнатной квартирке рядом с площадью Победы. Квартирке, где под посеревшим от времени потолком висели гроздья пыльной паутины, где пройти из комнаты в комнату удалось бы лишь по узким тропинкам - остальное пространство было завалено книгами и вещами, большую часть из которых любой здравомыслящий человек имел полное право назвать рухлядью. Но хозяин плевал на мнение гипотетических посетителей. Хотя бы потому, что он не любил перемен. Хотя бы потому, что большинство лиц на старых портретах, развешанных по всем стенам, были ему прекрасно знакомы по прошлому. Хотя бы потому, что рухлядью, когда она была еще не рухлядью, в своё время пользовались его предки и родственники. Большею частью уже умершие.
Да и посещали Шереметьева считанные люди. В основном - Иные. А сам он дома даже не жил - просто любил бывать. Иногда ночевал. Иногда варил себе кофе или заваривал чай. Очень редко готовил. Если главе киевских Темных хотелось обычной пищи, он направлялся в какой-нибудь ресторан, причем с равной вероятностью мог выбрать шикарный "Конкорд" на площади Льва Толстого или достаточно скромную "Викторию" напротив универмага "Украина".
"Викторию" Шереметьев выбирал чаще. Потому что располагалась она в пяти минутах ленивой - без всяких глупых порталов - ходьбы от дома. Через площадь Победы и через двор с новостройками.
Нет, конечно, когда того требовал имидж - присутствовали и размах, и стиль, и то, что Шереметьев привык называть "понтом". Но бывать в местах, где обычно ошиваются новые хозяева жизни, все равно не любил. Зато в той же "Виктории" вермут ему подавали в старинном бокале венецианского стекла - всегда в одном и том же. Пиво - в германской кружке с крышкой (если светлое) или ноттингемском эльгварде (если темное). Кофе - в глиняной турецкой чвыре, расписанной еще во времена султанов, и непременно при потемневшей от времени серебряной ложечке с полустертой надписью на неведомом языке. Обеденный сервиз для трапез отличался от вечернего-ночного. Первый состоял из восемнадцати предметов, второй - из пятнадцати. В "Викторию" же доставляли любимые сигары Шереметьева, да и вообще половину поставок организовал именно он, единожды потолковав с директрисой. Естественно, что постепенно "Виктория" превратилась в неофициальный клуб киевских Темных. Дозорные чаще бывали здесь, чем в офисе, расположенном на Банковой десять, в знаменитом доме с химерами. Там вынужденно скучали лишь дежурные да молодняк, еще не пресытившийся дозорной романтикой.
Так сложилось, что Темные Иные в Киеве уже много лет жили тихо и спокойно. Даже со Светлыми как-то умудрялись по-мирному ладить. Не без мелких рутинных пикировок и объяснений, разумеется, но на то и Дозоры, чтобы заниматься рутиной. Не многие дозорные, даже из достаточно бывалых и опытных, могли похвастаться тем, что воочию когда-то лицезрели настоящего инквизитора. Древний город умел примирять даже заклятых врагов. Недаром в среде Иных на Украине пятилистник каштана, символ Киева, одновременно стал символом окончания военных действий и призывом к переговорам - стоило только послать пятилистник противной стороне.
Лето подмяло Киев мягко и незаметно - вроде бы еще недавно с Днепра тянуло зябкой прохладой, вроде только-только успели обрасти листвой деревья, как вдруг разом воцарилась сущая жара - даже столбик старинного ртутного градусника Реомюра, разумеется принесенного в "Викторию" Шереметьевым, лишь чуть-чуть не достигал тридцатки.
Именно в такой день глава Дневного Дозора Киева Александр Шереметьев (для большинства окружающих - просто Лайк) вынул из специального кармашка жилетки древние часы-луковицу, встряхнул, отворяя крышку, вскользь поглядел на филигрань стрелок над циферблатом, пустил в потолок затейливую струю дыма и негромко позвал:
- Ефим!
От крайнего в ряду игрового автомата-флиппера тотчас оторвался худощавый молодой человек, обросший густой черной бородой. Добавь хасидскую шляпу и пейсы - получился бы стопроцентный еврей из ближайшей миссии. Впрочем, Ефим когда-то и впрямь считал себя евреем. Пока его не нашли и не инициировали Темные. Но хасидской шляпы и пейсов не носил ни раньше, ни теперь.
- Да, шеф? - вопросительно протянул он, обернувшись, но не слезая с высокого стула.



- Лимузин, - коротко велел Шереметьев.
Ефим двинул бровями: обыкновенно шеф предпочитал ездить на "Субару". Но... пути высших магов причудливы и, разумеется, неисповедимы. Поэтому Ефим просто снял с пояса мобильник, связался с шофером и передал распоряжение.
Угольный "Роллс-ройс" подкатил к "Виктории" спустя семь минут. Лайк докурил, встал, чмокнул на ходу официантку и направился к выходу. В зале на миг стало тише.
- Ты куда? - с восхитительной непосредственностью спросила совсем еще юная ведьма Анжелка, любимица шефа. Впрочем, у шефа все особы женского пола моложе сорока ходили в любимицах.
Кого-нибудь из парней за подобный вопрос Шереметьев мог и взгреть. Темные постарше глупых вопросов, само собой, задавать бы не стали. Но к юным ведьмочкам - как не относиться снисходительно? Да и никакой тайны в намерениях Шереметьева, собственно, не имелось.
- В Борисполь, - по обыкновению скупо пояснил он.
О времени возвращения шеф Темных распространяться не стал. Зачем?
В лимузине Лайк первым делом потянулся к бару. Шофер тронул без лишних расспросов - слова шефа он уловил и отсюда, из кондиционированного нутра дорогой и пока еще не слишком привычной для киевлян машины. Длиннющей, как дирижабль, и красивой, как молодая касатка.
Уже перед самым Борисполем шофер уточнил:
- В аэропорт, Александр Георгич?
- Да, к московскому.
Лайк всегда бывал краток до талантливости.
Привычно заморочив охрану перед служебным въездом и попутно выяснив где произойдет высадка с московского рейса, водитель, пожилой и очень поздно инициированный дядечка по имени Платон Смерека, покатил к нужному месту. При этом он старательно соблюдал правила езды по летному полю. Пузатый "Боинг" уже грузно заруливал на посадку.
Лайк искоса наблюдал за полосой, не выпуская из руки бокала с вермутом. "Боинг" сел и теперь неторопливо полз к месту стоянки, где суетились рабочие с шлангами и прочей аэродромной механикой.
Наконец подали трап и люк отворился, выпуская первых пассажиров. Только сейчас Лайк толкнул дверь и вышел из лимузина.
Посторонние ни шефа Дневного Дозора, ни "Роллс-Ройса", ни шофера не замечали. Легкое, почти незаметное заклинание - и вместо машины и Иных обыкновенные люди видят пустоту. Серые плиты летного поля да дрожащий над ними горячий воздух.
Тот, кого встречал Лайк, вышел на трап одним из первых. Чуть выше среднего роста, худой, до впалости щек, в темном костюме, серой рубашке и черных туфлях с квадратными носами, начищенных так, что в них отражался белоснежный бок самолета. При нем не было ни сумки, ни барсетки - ничего. Пустые руки. Да и багажа у него не имелось, как впоследствии выяснилось. Совсем.
Худой человек в темном костюме неторопливо спустился по трапу и сразу же отделился от других пассажиров, муравьиной цепочкой тянущихся от самолета к модерновому аэродромному автобусу, какие с некоторых пор появились в Бориспольском аэропорту. На него никто не обратил внимания, хотя он прошел перед самым носом стюардессы и едва не столкнулся с рабочим у переднего шасси.
Шеф киевского Дневного Дозора молча ожидал у лимузина с приоткрытой дверцей.
Гость тоже был шефом Дневного Дозора. Только московского.
Они медленно сошлись и замерли в двух шагах друг перед другом. Не то чтобы чопорно или церемонно - но с таким видом, будто между ними текла Эльба.
- Здравствуй, Завулон, - сказал Лайк сухо.
- Здравствуй, Тавискарон, - в тон ему отозвался гость. В голосе гостя тоже не чувствовалось открытой радости или приветливости, свойственной давно не встречавшимся людям. Скорее можно было предположить, что расстались они вчера, причем заранее зная о сегодняшней встрече.
Киевлянин болезненно поморщился:
- Давай без... церемоний, - предложил он.
- Давай, - охотно согласился москвич. - Здравствуй, Лайк.
- Здравствуй, Артур. Обниматься будем?
- Зачем?
- Мы же Темные.
- Да, мы Темные, Лайк. Хорошо, давай обнимемся. В конце концов, я действительно давно тебя не видел и даже рад встрече.
- Я тоже рад, Артур. И мы действительно давно не виделись.
Они шагнули навстречу друг другу и обнялись - без пошлых поцелуев и похлопываний по спине. Просто и коротко. Потом пожали руки. Тоже коротко, по-деловому.
- Поехали? - спросил Лайк.
- Подожди, секундочку, - попросил москвич.
А затем повернулся на запад, туда, где за невидимым горизонтом лежал Киев. Древний и всегда молодой Киев.
- Здравствуй, Город, - серьезно сказал Артур-Завулон и поклонился.
На поросшем деревьями склоне Владимирской горы враз смолкли птицы. Ненадолго, всего на четверть минуты. Но никто из киевлян этого все равно не заметил.

* * *

- Куда ты меня везешь на этот раз? - поинтересовался Артур-Завулон когда лимузин миновал мост Патона и свернул на набережную. Голос у гостя звучал небрежно и с еле уловимой ноткой раздражения.
- В "Ле Гранд Кафе", - невозмутимо ответил Лайк. - Ты там еще не бывал.
- Это где? На Крещатике? Что-то до смерти престижное?
- Не на Крещатике, но рядом. А что? Хочется тишины?
- Хочется воспоминаний, - вздохнул Артур с непонятной тоской в голосе. - Слушай, ну их эти "Ле гранды". Поехали лучше на Андреевский, а? В корчму "Пiд липою".
- На Андреевский? - удивился Лайк. - Можно, конечно... Только там сейчас не корчма, а респектабельный ресторан с хрусталем и прочим. "Свiтлиця" зовется. А что, воспоминания?
Гость снова вздохнул:
- Воспоминания, коллега. Причем, больше с корчмой, чем с Андреевским спуском. Ну, с замком Ричарда еще.
- Странное место для Темного. В смысле воспоминаний и прочей ностальгии.
- Ха! Можно подумать, Малый Власьевский в Москве не странное место для Темного!
- А странное? - насторожился Лайк.
На Малом Власьевском он обыкновенно останавливался в Москве. У знакомой ведьмочки.
Артур вздохнул и в третий раз:
- Да не то, чтобы очень... Но как-то наши все резко разлюбили Арбат. И окрестности.
- А почему?
- Да мерзко там стало. Как в Питере, прямо.
- На Арбате? Как в Питере? Артур, не пугай меня. Москва не может настолько испортиться.
- Вся Москва и не испортилась, - буркнул Артур, неожиданно мрачнея. - Только Арбат. А что до Питера...
- Давай о деле попозже, - прервал его Лайк. - Я настаиваю. На правах хозяина.
- Уговорил.
- Знаешь, чуть ниже, на Подоле есть маленькая кафешка, очень похожая на "Пiд липою" тех времен. Тебе понравится.
Лимузин тем временем поднялся на Владимирскую и мигом домчал почти до самой Андреевской церкви. Булыжная мостовая спускалась к Подолу. Между старыми камнями виднелись высохшие промоины, пути неистовых весенних ручьев.
- Стоп! Дальше пешком. Традиции, надо чтить...
Артур неожиданно закряхтел - совсем по-стариковски - и неловко шевельнулся в кресле.
"Спина у него, что ли, болит?" - подумал Лайк с некоторым недоумением. Для мага такого уровня поправить здоровье - вообще не вопрос. Дело нескольких минут.
Но внезапно Лайк понял. Это не спина. Это память. Она подчас вытворяет очень странные вещи. Особенно с Иными - ведь у них память куда дольше, нежели у обычных людей.
Лайк не стал ничего говорить гостю - просто принял из его рук стакан, водворил в бар и открыл дверцу лимузина. Артур толкнул дверцу с другой стороны.
Немногочисленные туристы вряд ли впечатлились видом лимузина. А вот достаточно неприметный вид пассажиров мог бы кого-нибудь удивить.
Но не удивил. Темные не любят привлекать к себе внимание без веских на то причин. Светлые - да, любят. Этих Силой не корми, дай окутаться сиянием, ореолом, покрасоваться в белых одеждах. Мол, знайте, черви-человечишки, кто вас от бед бережет. Самое смешное - человечишки верят.
Лайк всегда находил это смешным и нелепым. Поэтому все то же простенькое заклинание, отводящие чужие любопытные взгляды, прикрыло двоих Темных магов. До самой места, где некогда располагалась корчма, а теперь "Свiтлиця" их никто их не увидел. Ну а потом оба сделали вид, будто из этой самой "Свiтлицi" вышли.
Место на Подоле, куда Лайк привел гостя, было обычной кафешкой, без намека на фешенебельность. Даже официанток не имелось - приходилось самому тащиться к стойке, заказывать, а потом забирать поднос со снедью. Лайк в любое время предпочел бы что-нибудь классом не ниже "Виктории", но желание гостя - закон. Тем более, такого гостя. Московские Дозоры всегда котировались повыше киевских; да и Артур-Завулон был старше и искуснее. Не в силу более продвинутых способностей - просто в силу возраста. Сравнивать магов вне категорий вообще сложно. Да и не приходила Артуру и Лайку в головы идея померяться мощью. Никогда. За очевидной бесплодностью.
Какое-то время прошло в обоюдном молчании - сразу переходить к делам никому не хотелось, а тратиться на вежливо-бестолковый разговор о погоде или еще каких пустяках таким личностям не пристало. Вместо этого оба отдали должное горилке с перцем, фирменным шкваркам и котлетам по-киевски. Снедь в кафешке готовили простенькую, без претензий, для среднего обывателя. По цене и качеству. Впрочем, и королям очень часто хочется простоты.
Наконец Артур довольно откинулся на спинку стула и оторвал смягчившийся взгляд от посуды. На лице его отразился некий отдаленный намек на блаженство - скорее духовное, чем мирское.
- Как тут у вас? - спросил он хозяина.
- Да тихо, вроде. Хоть в отпуск едь. И поеду, шоб я был здоров! Только ближе к лету, когда потеплеет по-настоящему. В Крым. В горы.



Страницы: [1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20
РЕКЛАМА
Володихин Дмитрий - Война обреченных
Володихин Дмитрий
Война обреченных


Шилова Юлия - Карьеристка, или без слез, без сожаления, без любви
Шилова Юлия
Карьеристка, или без слез, без сожаления, без любви


Орловский Гай Юлий - Ричард Длинные руки - майордом
Орловский Гай Юлий
Ричард Длинные руки - майордом


Самойлова Елена - Ключи наследия
Самойлова Елена
Ключи наследия


РЕКЛАМА В БИБЛИОТЕКЕ
Copyright © 2001-2012 гг.
Идея и дизайн Алексея Сергейчука. При использовании материалов данного сайта - ссылка обязательна.