Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ


ТОП-5 ПОПУЛЯРНЫХ РАЗДЕЛОВ
  1. Русская фантастика
  2. Детектив
  3. Женский роман
  4. Зарубежная фантастика
  5. Приключения

ТОП-30 ПОПУЛЯРНЫХ КНИГ ЗА МЕСЯЦ
  1. Замуж за египтянина, или Арабское сердце в лохмотьях (19)
  2. (14)
  3. Ричард Длинные Руки - 1 (12)
  4. Москва слезам не верит (сценарий) (10)
  5. Обряд дома Месгрейвов (9)
  6. Вещий Олег (9)
  7. Главный противник (8)
  8. Посмертный образ (7)
  9. Бремя власти (6)
  10. Последний завет (6)
  11. Пелагия и красный петух (том 1) (5)
  12. Любовница на двоих (5)
  13. День проклятия (5)
  14. Кафедра странников (4)
  15. Горы Судьбы (4)
  16. Круг любителей покушать (4)
  17. Чары старой ведьмы (4)
  18. Свирепый черт Лялечка (4)
  19. Принц Каспиан (4)
  20. Требуется чудо (4)
  21. Чистильщик (4)
  22. Пощады не будет (4)
  23. Турецкая любовь, или Горячие ночи Востока (4)
  24. Ни мужа, ни любовника, или Я не пускаю мужчин дальше постели (4)
  25. Джон Фаулз и трагедия русского либерализма (4)
  26. Начало всех начал (3)
  27. На осколках чести (3)
  28. Битва за Царьград (3)
  29. Шестая книга судьбы (3)
  30. Русь окаянная (3)

Использовать только для ознакомления. Любое коммерческое использование категорически запрещается. По вопросам приобретения прав на распространение, приобретение или коммерческое использование книг обращаться к авторам или издательствам.

Русская фантастика — > Бушков Александр — > читать бесплатно "Любимые улицы, любимые лица"


АЛЕКСАНДР БУШКОВ


ЛЮБИМЫЕ УЛИЦЫ, ЛЮБИМЫЕ ЛИЦА




OCR&вычитка Голодный Эвок Грызли.


Вперед, вперед - и стодвадцатитонное стальное чудовище проламывается сквозь дом, будто пронизывает стог сена, выползает из рушащейся кучи кирпича, окутанное тяжелой пылью, гусеницы мимоходом подминают хлипкий заборчик, и танк, едва не зацепив стволом орудия окна миссис Паунди, ползет дальше, оставляя пожары и развалины, испуганно вопящих, мечущихся людей. Сержант прикипел к рычагам. Дальше, дальше, вот он, дом проклятого старикашки - все мальчишки его ненавидели, - и орудие выплевывает лоскут огня, там, где был дом, вспухает дымно-багровое облако, а танк несется дальше, прямо на белое платье, на девушку, застывшую в ужасе.
- Кэти?!
Но рычаги вдруг перестают подчиняться рукам, и остановить танк, заставить его свернуть - невозможно.
Вертолет скользит над дворами и крышами, свистят лопасти, блещущие стрелки ракет срываются с направляющих, и там, внизу, сгустки желтого огня протягивают во все стороны чадные щупальца, трещит пламя, косыми лентами плывет дым, рушатся стены, взлетают снопы искр. Маленькие человечки бегут во все стороны, но их останавливает с маху, валит, кувыркает, пригвождает к земле захлебывающийся треск бортовых пулеметов. Много огня, много человечков, они уже все неподвижны. А вертолет несется прямо на красно-белый домик в колониальном стиле, на застывшую посреди лужайки женщину.
- Мама?!
Но рычаги не слушаются рук, и последняя гроздь ракет превращает в желтый клубящийся ад и домик, и лужайку.

Грохочет корабельная артиллерия, подпрыгивают посреди улицы 105-миллиметровые гаубицы, захлебываются пулеметы, встают багровые облака от разрывов объемных бомб, ракеты срываются с пусковых установок, цепочки десантников в маскировочных комбинезонах и утыканных ветками касках перебегают вдоль домов своего родного городка и стреляют во все, что движется. Кровь, грохот, кровь, очень много крови, и трупы родных, близких, любимых, убитых собственной рукой.
Вот только кровь эта льется лишь в сознании стреляющих.

Министр обороны восседал особняком в первом ряду. Комната была уставлена легкими стульями из дюралевых трубок и пластика. Визит, вследствие секретности оного, был абсолютно неофициальным (его вроде бы и не было, и никого из присутствующих здесь вроде бы не было: если верить пресс-центру министерства, все они благополучно пребывали кто в столице, кто на отдыхе), но субординация, понятно, действовала и сейчас. Так что свита теснилась за спиной министра, поглядывая на его седой киногеничный затылок. Затылок выражал крайнюю заинтересованность. Впрочем, все это действительно было дьявольски интересно, несмотря на обилие специальных терминов, без которых, как видно, яйцеголовые органически не способны обходиться.
- Иллюзия присутствия, иллюзия реальности полная, - говорил профессор с гордостью человека, знающего, что продает высококачественный товар. - Как могли в этом убедиться те из присутствующих, кто пожелал. Причем, подчеркиваю, боевой вылет, длящийся обычно два-три часа, и другие... акции с применением оружия тренируемый переживает за пять-десять секунд.
- А он не потребует потом оплатить ему два летных часа? - спросил кто-то из генералов.
Все вежливо похихикали. Профессор развел руками и поиграл мускулами лица в знак того, что оценил шутку:

- Господину министру решать.

Министр скорбно вздохнул с кокетливой удрученностью человека, которому приходится решать все. Потом сказал:

- Я восхищен, но... Прошу понять меня правильно. Конечно, ваш фантомотренажер прекрасное изобретение, но, как показывает пример некоторых уголков земного шара... э-э, Азия, Карибский бассейн - наши солдаты и без того оказывались на высоте. Существует ли надобность в дополнительном, э-э, допинге?
Сидевший сзади бригадный генерал непроизвольно засопел. Со словом "допинг" у него были связаны стойкие нехорошие воспоминания. Когда там, в Азии, в джунглях, к югу от 14-й параллели, доведенные до остервенелого отчаяния солдаты, случалось, охлаждали пыл гнавшего их в атаку офицера брошенной в него гранатой, на солдатском жаргоне это как раз и называлось "допингом". Генерал был тогда майором, и от своей порциии "допинга" его спасло лишь то, что накачавшийся наркотиков рядовой потерял координацию движений, брошенная им граната упала ему под ноги и разорвала его самого...

- Я понимаю, - сказал профессор. - Но ведь речь идет всего лишь о дополнительной тренировке. Правда, принципиально нового характера. До сих пор солдату внушали, что чем больше врагов он убьет, тем скорее вернется домой. Этот метод не дает должного эффекта, когда боевые действия, подобно азиатским, чересчур затягиваются. Далее. Чтобы приучить солдата стойко переносить лишения и не поддаваться чрезмерной жалости к противнику, его муштруют методами, которые кое-кому кажутся чрезмерно жесткими, однако себя оправдывают. Не так ли, полковник? - повернулся он к коменданту островка.

- У нас в морской пехоте они дерьмо языком лижут, - • сказал полковник, собрав квадратную физиономию в упрямые складки, и несколько даже вызывающе повторил: - Дерьмо лижут! Есть и другие методы. И ничего, из хлюпиков людей делаем. Правда, господа, лишний метод не помешает, так что проф здорово придумал - родную мамашу тесаком по брюху. Дрессирует, знаете ли. Оченно.
Он читал на трех языках и не чужд был наукам, так что без труда смог бы объясниться вполне интеллигентно, но с огромным удовольствием играл роль меднолобого солдафона. Его раздражали и министр (насквозь штатская личность, сроду не нюхавшая армейской ваксы), и двое с блокнотами (не удержался, приволок журналистов, фанфарон, пусть и трижды проверенных), и штафирка- из разведки (только и умеют пырять отравленными иглами!), и штафирка-яйцеголовый - психолог. Он и профессора-то ненавидел за то, что без него не обойтись.
Лет триста назад было проще, подумал полковник: резались, как хотели, и никакой цивильный не выдумывал тебе мечи, и никакой цивильный не сидел над тобой министром только потому, что он зять танковому королю, сын стальному и бабушка черт-те которому. Наука отняла у войны ее первозданное зверство как императив. И теперь пытаются найти этому зверству пристойное обрамление, сволочи, а зачем? Римляне завоевали полмира без всяких обрамлений.

- Полковник выразился несколько прямолинейно, но суть им передана верно, - сказал профессор. - Это дрессирует, господа. Наши тренируемые десять, двадцать, тридцать раз "уничтожают" с помощью фантомотренажера своих матерей, отцов, любимых девушек и жен, детей, лучших друзей, милых родственников, закадычных однополчан. Нацистам такое и не снилось, когда они дрессировали эсэсовцев - помните отдаваемых на воспитание щенков, которых потом нужно было зарезать? Тренировка оказывает на психику солдата неоценимое, смею сказать, воздействие, закрепляемое на уровне условных рефлексов. После нескольких десятков мнимых "расправ" с родными и близкими любой реальный противник, вставший на пути солдата, будет уничтожен, как червяк. Мы получаем идеального солдата, господа. Солдата, боеготовность которого сегодняшними критериями оценить невозможно. И нет никаких сомнений, что наш подопечный батальон, будучи заброшен, скажем, в Центральную Америку, вырежет всех, начиная с...

- Минутку, - вежливо, но твердо прервал представитель разведки. - Вряд ли имеет смысл указывать точные адреса. Акция "Ник" - и точка. Вы хотите что-то добавить?

- Нет. Может быть, вопросы?

Тишина, только в небе зудел мотор - высоко над островком, значившимся большей частью на секретных картах - так высоко, что остров оттуда казался позеленевшей от времени монетой, вольготно кувыркался истребитель, на секунду он провалился ниже, гул стал явственнее и вновь ушел ввысь. Покойно зеленели пальмы, сверкало море, прохаживались часовые.

- Рациональное зерно в этом есть, - сказал министр. - Когда-то, в студенческие годы, мне пришлось отравить своего пса - чтобы не мучился. У бедняги от старости отнялись лапы, он не мог есть. Так вот, после этого я как-то спокойно переехал собаку, хотя месяцем ранее обязательно отвернул бы...

- Вот именно, - сказал полковник. - А тут - мамашу тесаком по пузу, и кишки наружу. Дрессирует!
Он в мыслях загоготал от удовольствия, видя, как министр морщится.

- Тренировку прошел весь личный состав групп выброски? - спросил кто-то, демонстрируя деловитость.

- Да. Десантники, артиллеристы, летчики.

- И тот пилот, что барражирует над нами? - спросил психолог.

- Разумеется. Он вас интересует?

- Не более остальных. Скажите, профессор, а вам не приходило в голову, что еще эффективнее было бы заставить каждого тренируемого убивать себя?

- Простите?

- Себя. На тренажере. Раз тридцать убивать самого себя. После того, как человек столько раз выпустил кишки самому себе, другие для него и подавно не более чем червяки.

Профессор мрачно воззрился на говорившего. Полковнику стало любопытно - психолог, как он знал, был специалист известный, давно и успешно паразитировал на армии. Интересно, шутит он или нет? Вообще-то неплохая идея - резать самого себя, заранее привыкая, что когда-нибудь станешь трупом тоже...

- Такие методы тренировок нами не планировались, - сухо бросил профессор. - Вы считаете это нашим упущением?

- О, что вы, я не собираюсь вмешиваться в тренировочный процесс. Я хотел бы всего лишь поделиться некоторыми сведениями, любезно мне предоставленными, - он оглянулся на типа из разведки. - И задать вопрос коменданту базы: полковник, где сейчас находится командир будущей авиагруппы поддержки?

- В отпуске, - сказал полковник. - Все необходимые подписки с него взяты. Надеюсь, он не смылся в русское посольство? Он "пошутил" так плоско, так подчеркнуто казарменно, потому что на душе вдруг стало тревожно - что-то тут таилось, какой-то подвох, так они и приходят, неприятности, нежданно-негаданно.

- Он в морге, - сказал психолог. - Изрешетил жену, потом стрелял по прохожим, пока снайперы его не прикончили. Похоже, он начал рановато, вам не кажется?

"Уда-ар, - подумал полковник. - Плюха. Ну-ка, как выкрутится наш Морфей? В конце концов я, как комендант, абсолютно ни в чем не виновен... "

- Инцидент, безусловно, прискорбный, - траурно опустил глаза профессор. - Но в итоге он не выходит за рамки аналогичных инцидентов с военнослужащими, э-э... обучавшимися традиционными методами. Согласно теории вероятности такое всегда возможно.




- Кес Негсu1еs соntrа рines *, - забывшись, бухнул полковник. На него удивленно покосились, и он заторопился: - Это по-испански: "И святой спотыкается". Я там служил.
И Геркулес не всемогущ (лат.)

- Я думаю, один досадный случай не может опорочить саму идею, - сказал министр, и его свита согласно закивала. - Или вы думаете иначе?

- О нет, - сказал психолог. - Просто страшно, откровенно говоря. Когда я заявляю, что мне страшно, я не вкладываю в эти слова отрицательного отношения к методам тренировок. Я всего лишь пытаюсь - и довольно долго - определить виды, а также предел, порог наших страхов перед военной техникой. Страх перед ядерным оружием давно притупился. Орбитальные лазеры и геофизическое оружие ненадолго сыграли роль подброшенного в огонь хвороста. Генная инженерия чересчур сложна для понимания, чтобы ее бояться. Есть ли какой-то порог, за которым мы утрачиваем всякий страх? И если да, то каковы последствия этого?

"Вот так ты годами и тешишь свою страсть к схоластике - за счет военного бюджета, - подумал полковник. - А идиоты вроде нашего министра тебя слушают - коли уж завели при армии психологов, бюрократическая машина до скончания века будет отпускать на них субсидии. Я же чувствую свое моральное превосходство - в отличие от психологов я добросовестно оправдываю затраты на меня, квалифицированно выпуская кишки. О вы, благословенные времена кондотьеров и отдаваемых на разграбление городов, и ни одного штатского болтуна рядом... "

Он хотел вступить в разговор, но услышал, что гул истребителя крепнет, приближается. Машинально подумал, что там, наверху, в остроносом ревущем птеродактиле, - не менее тысячи литров горючего, и все брюхо увешано ракетами, которых хватит, чтобы оставить от штабных коттеджей воронку размером с футбольное поле.

Потом подумал то же самое с испугом - рев нарастал, становился невыносимым, - надрывный вой вошедшего в отвесное пике изящного крылатого ящера, и уже не удалось бы расслышать слов, заговори кто-нибудь, но все сидели с идиотским видом, должно быть, не понимали, что это может вдруг случиться и с ними, дурачье, а отчего же нет, если вы играете в эти игры, как и я, все мы 5ше 1га е1 81гкНс* играем в войну, успел подумать полковник, а может, он кричал это вслух, но никто все равно ничего бы не расслышал, страшно-то как, господи, я жутко боюсь смерти - как раз потому, что так хорошо умею убивать, рев парализовал и давил, я же должен жить, чтобы убивать, проклятый Морфей, останется ли что-нибудь от острова...

И был взрыв.

Прилежно и беспристрастно (лат.).




























































Страницы: [1]
РЕКЛАМА
Злотников Роман - Принцесса с окраины Галактики
Злотников Роман
Принцесса с окраины Галактики


Головачев Василий - Огнетушитель дьявола
Головачев Василий
Огнетушитель дьявола


Сертаков Виталий - По следам большой смерти
Сертаков Виталий
По следам большой смерти


Бажанов Олег - Иванов.ru
Бажанов Олег
Иванов.ru


РЕКЛАМА В БИБЛИОТЕКЕ
Copyright © 2001-2012 гг.
Идея и дизайн Алексея Сергейчука. При использовании материалов данного сайта - ссылка обязательна.