Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ


ТОП-5 ПОПУЛЯРНЫХ РАЗДЕЛОВ
  1. Русская фантастика
  2. Детектив
  3. Женский роман
  4. Зарубежная фантастика
  5. Приключения

ТОП-30 ПОПУЛЯРНЫХ КНИГ ЗА МЕСЯЦ
  1. Замуж за египтянина, или Арабское сердце в лохмотьях (18)
  2. Обряд дома Месгрейвов (12)
  3. Ричард Длинные Руки - 1 (12)
  4. Пелагия и красный петух (том 1) (10)
  5. Вещий Олег (9)
  6. Москва слезам не верит (сценарий) (9)
  7. (8)
  8. Джон Фаулз и трагедия русского либерализма (7)
  9. Главный противник (7)
  10. Битва за Царьград (6)
  11. Начало всех начал (6)
  12. Принц Каспиан (6)
  13. Чары старой ведьмы (6)
  14. Кафедра странников (6)
  15. Бремя власти (6)
  16. Свирепый черт Лялечка (5)
  17. Человек со Звезды (5)
  18. Последний завет (5)
  19. День проклятия (5)
  20. Турецкая любовь, или Горячие ночи Востока (4)
  21. Круг любителей покушать (4)
  22. По тонкому льду (4)
  23. Ни мужа, ни любовника, или Я не пускаю мужчин дальше постели (4)
  24. Любовница на двоих (4)
  25. Пощады не будет (4)
  26. Чистильщик (4)
  27. Горы Судьбы (4)
  28. Крыло ангела (3)
  29. Отпетые плутовки (3)
  30. Путь князя. Равноценный обмен (3)

Использовать только для ознакомления. Любое коммерческое использование категорически запрещается. По вопросам приобретения прав на распространение, приобретение или коммерческое использование книг обращаться к авторам или издательствам.

Русская фантастика — > Зорич Александр — > читать бесплатно "Сезон оружия"


АЛЕКСАНДР ЗОРИЧ


СЕЗОН ОРУЖИЯ



ФАНТАСТИЧЕСКИЙ РОМАН
"ЦЕНТРПОЛИГРАФ", 2001г.

Анонс издательства
Новый роман популярного автора сочетает в себе лучшие мотивы киберпанка и остросюжетной фантастики. В недалеком будущем на основе глобальной сети Интернет создается мировая Виртуальная Реальность, за соблюдением законов которой следят сетевые полицейские. Преследуя неуловимого хакера Локи, сетевой полицейский Августин Депп случайно проникает в секреты крупной компьютерной корпорации, создающей психотропное оружие. Августин становится объектом охоты как в виртуальном, так и в реальном мире...


Предисловие

Я не знаю, кто ты. Возможно, ты сорокалетний ну­вориш, читающий эту книгу на заднем сиденье своего "линкольна", потому что твой психоаналитик сказал, что полезно прочитывать в день две страницы чего-то, не относящегося к биржевым сводкам.
Ты можешь быть изможденной диетами начинающей манекенщицей. Или домохозяйкой средних лет, решив­шей, что ей в руки попал очередной "сентиментальный боевик". Двенадцатилетним роллером, который купил­ся на кислотную обложку. Патологоанатомом, скуча­ющим на работе. Оператором башенного крана со сте­пенью доктора философии. Мне все равно.
Я знаю только, что ты человек, ценящий свое время. Приобретая товар, ты спешишь удостовериться в его ка­честве, не глядя на рекламные заверения. Открывая кни­гу, ты не уделяешь много внимания предисловию.
Это правильно. Ведь времени у нас осталось совсем мало.
Три года.
В 2003 году я создам Виртуальную Реальность. Мень­ше чем через двадцать лет количество ее пользователей достигнет одного миллиарда. Моя ВР будет похожа на игру - боевые киборги и магические артефакты, драко­ны и плазменные пушки, аватары и морфы. Жизнь, изме­ряемая в Единицах Доступа, и пользовательская капсула в каждом доме. Виртуальная полиция и сетевые террористы. Нейротрансляторы и психосинтезаторы. Координа­ционные Центры. Это будущее.
Виртуальная Реальность будет больше чем просто игрой, потому что в нее будут одновременно играть сотни миллионов людей. Каждый день, каждый час, каждую минуту. В ней они будут работать и отдыхать. Любить и ненавидеть. Побеждать и терпеть поражения. В ней они будут жить.
Виртуальная Реальность станет новой стезей челове­чества. Все, к чему люди стремились раньше, потеряет значение. Звезды, глубины океанов, непознанные тай­ны мироздания - все это останется снаружи одного миллиарда виртуальных капсул. Забытое и наскучив­шее. Ненужное, обесценившееся.
Все, что будет нужно, - это тихое гудение нейротранслятора, проецирующего на мозг актанта сверкающие видения Дивного Нового Мира, который я подарю чело­вечеству. Восходы разноцветных солнц и переливы хрус­тальных небес, полеты золотых фениксов над разверсты­ми жерлами вулканов и битвы кибернетических кентавров среди текучих ртутных холмов. Сны человеческого разу­ма. Которые, как известно, рождают чудовищ.
Инсектоидная логика транснациональных корпора­ций, производящих оборудование для ВР. Неслышное дыхание международных спецслужб. Шокирующая же­стокость терактов. Бессильные демонстрации протеста. Коррумпированные политики. Ложь на страницах газет. На экранах телевизоров - навязчивый ролик новой модели виртуальной капсулы. "Позвонив немедленно по этому телефону, вы получаете скидку 3 процента и кое-что задаром! Сорок бесплатных часов подключения к ВР от компании "Виртуальная Инициатива"!" Звоните. Подключайтесь.
Это будущее, которого еще нет.
Ты можешь думать, что все это фальшивка. Очеред­ной дешевый рекламный трюк. Бред. Ты можешь ска­зать, что это невозможно. Так говорили ацтеки, когда испанцы грабили храм Кетцалькоатля. Так говорили индейцы навахо, когда первые поселенцы вторглись в их леса. Так говорили все, когда атомный гриб вырос над Хиросимой. Так говорят, когда мир стоит на по­роге необратимого изменения: "Это невозможно!"
Здесь я соглашусь с тобой. Да, сегодня - невозможно. Но завтра, когда ты будешь вскрывать контейнер со своей первой виртуальной капсулой, лихорадочно спе­ша сорвать последние упаковочные ленты, я обращусь к тебе с первой страницы инструкции пользователя:

"ВЛАДЕЛЕЦ АВТОРСКИХ ПРАВ НЕ НЕСЕТ НИКАКОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ЗА ЛЮБЫЕ ПОСЛЕДСТВИЯ ПРАВИЛЬНОЙ ИЛИ НЕПРАВИЛЬНОЙ ЭКСПЛУАТАЦИИ ДАННОГО ИЗОБРЕТЕНИЯ".

Помни, что ответственность за твои поступки лежит только на тебе. Так же как ответственность за судьбы мира лежит на всех нас. Если ты понимаешь это, зна­чит, не все еще потеряно.
Олаф Триггвассон 16.11.1999, Копенгаген

Пролог

Секундантов не было. Двое людей шли по осеннему лесу, и опавшая листва отзывалась им настороженным шорохом. Один был безоружен, зато две кобуры, сим­метрично подвешенные под мышками у второго, полни­лись смертельной тяжестью.
Вальдис остановился посреди широкой просеки. Про­фессиональным движением он извлек два совершенно одинаковых "Магнума-225". "Выбирай "Магнум-225"! Пистолет 2025 года и оружие века! "Магнум-225"! - ни к селу ни к городу мелькнула в голове надпись с рекламно­го плаката над прилавком оружейного магазина "Тульский-Центр".
- Выбирай, - вторя его мыслям, потребовал Вальдис. Он выбрал левый.
- Напоминаю. Становимся спинами друг к другу, каждый проходит двадцать пять шагов, причем на каж­дый шаг я громко считаю вслух. Когда я произношу "двадцать пять", мы одновременно поворачиваемся и открываем огонь. В каждую обойму я зарядил по два боевых патрона, можешь проверить. Победитель по это­му телефону, - Вальдис достал из-за пояса радиотруб­ку и положил ее на землю, - вызывает вертолет "Ско­рой помощи". На усмотрение победителя остается все остальное.
Молодой молча кивнул. "Он меня убьет. Пристрелит, как Дантес Пушкина, и не поморщится даже, сука. И как только Рут могла с таким..." Даже в мыслях приме­нить к Рут механический глагол "трахаться" он не смог. Хотя этот крендель, пожалуй, ее именно трахал.
Они стали спинами друг к другу и пошли.
Первый дуэлянт был очень молод. Восемнадцать. Он мог думать только о ней. Он любил ее так, как любит мужчина свою первую женщину, - восхищенно, с маль­чишеским благоговением. Он молился на ее стройные ноги, на ее мраморный и вместе с тем такой мягкий живот, на улыбку блаженства, дремлющую в уголках ее изящных губ. От мимолетного воспоминания об арба­летном изгибе ее ключиц он мог среди дня бросить все, занять у Сереги тридцатку и колесить до ночи по горо­ду, разыскивая свою любовь. А потом, обыскав все ве­роятные кабаки и квартиры и не найдя ее, надраться до поросячьего визга со случайной компанией, кровавить кулаки о витринные стекла, получать по роже от своих собутыльников и от уличной полиции. Или не так. Най­ти ее и провести в головокружительном танце остаток дня, и всю ночь, и следующий день, и так еще долго. Пока она не скажет: "Работа юбер аллее" ( Превыше всего (нем.)) Или то же самое по-французски.
Второй был значительно старше и приходился ей ро­весником. Ему было тридцать два. Он мог думать о раз­ном, но только не о ней. Оголяя привычным жестом ее королевский зад, он вспоминал черный зев ультразву­кового станнера, который ему ткнули в рожу среди жар­кой тайваньской полночи неделю назад. Или ошметки человеческого мозга, которые он все сегодняшнее утро соскребал дублинским ножом со своего пиджака от Армани. Или думал о других своих любовницах, разбро­санных по миру от Анкориджа до Кейптауна. Одну из них судьба зашвырнула даже на Лунную Станцию ООН. Он был очень опытен и хладнокровен. Он работал в Русском Отделе Интерпола, но его молодой соперник не знал этого. Он знал лишь, что человек, заставший их в живописной позе посреди волосатого персидского ковра два дня назад, - опытный и хладнокровный убийца. Так сказала она сама, ломая в пальцах длинную и тонкую сигарету "Vogue". Он знал также, что Рут ему практически безразлична и вызов на дуэль (разумеется, противозаконную) - очередной акт мужского самоут­верждения со стороны Вальдиса. Под таким именем он знал своего соперника.
- Ты мальчишка. Только это мешает мне застрелить тебя на месте, - сказал в тот день Вальдис, цинично скаля свои крупные, потемневшие от гаванского табака зубы. - Поэтому я дам тебе шанс. Я вызываю тебя на дуэль.
- По рукам, - мотнув головой, сразу же согласил­ся он, к величайшему изумлению Вальдиса. Разумеет­ся, тот ожидал, что он спасует, замажется, обоссытся, и Рут потеряет к нему всякий интерес. Но вызов был принят, и крови предстояло пролиться.
Теперь, когда багрянцу опавших листьев суждено было вскоре смешаться с багрянцем иного рода, он понимал, насколько был опрометчив два дня назад, но возврата не было.
Когда Вальдис произнес "двадцать четыре" и с его губ уже было готово сорваться роковое "двадцать пять", в голове молодого щелкнул спасительный предохрани­тель и раздумья закончились.
Легкий и стремительный, ощущая в голове абсолют­ную пустоту и безмятежное спокойствие, он быстро обернулся. Спина Вальдиса в одно мгновение расплы­лась ничего не значащим больше пятном на фоне кри­стально резкой, мушки.
"Двадцать пять" - вот что, пожалуй, хотел сказать Вальдис, но это у него вышло неважно. Его голос перешел в хрип, утонувший в грохоте двух выстрелов. В первый раз молодой попал точно, вторая пуля прошла мимо, сорвав кожу со щеки Вальдиса. Но и одного попадания было достаточно.
Победитель подошел к радиотелефону, поднял его с земли, нажал выносную кнопку "DOCTOR". В трубке зазвучал приятный женский голос.

Глава 1
УБИЙЦЫ И НАБЛЮДАТЕЛИ

1

"Приезжает муж из командировки, тихо открывает входную дверь, вот он внутри и видит: его жена не одна..."
Августин снисходительно улыбнулся. Одно дело ког­да бородатые анекдоты травит сосед по лестничной клетке, другое дело - компьютер. Мудрый черный ньюфаундленд по кличке Томас улыбнулся вместе с хо­зяином.
"Он входит в спальню и..."
Однако Августин не торопился сказать "стоп" и пре­кратить словоизлияния нейронно-оптического болтуна. Анекдот-то, быть может, и бородатый, но ведь не ис­ключено, что неизвестный. Августин отхлебнул кофе и откинулся на спинку кресла.
"...говорит любовникам: "Вы тут пока кончайте, а я чаек на кухне поставлю". Тот, кто поступает так, и называется настоящим мужем. А кто называется настоящим любовником, Августин?" - заливался соловьем компьютер (анекдот стоит дослушать до конца). Августин и Томас снова переглянулись. Пожалуй, этот Компьютер, поглощенный выполнением спикер-программы "Веселый Бадди-52", сделал эффектную театральную паузу и заговорщическим шепотком опытного конферансье сообщил:
"А настоящим любовником называется тот, кто после всего этого кончит".
К собственному удивлению, Августин засмеялся. Лег­ко и радостно, как в детстве. Что ни говори, а "Весе­лый Бадди" в лучших своих проявлениях способен под­нять настроение даже мертвецу. Особенно его пятьдесят первая и пятьдесят вторая версии.
"А теперь про Хайма, который пошел на рыбалку", - не унимался компьютер.
- Хватит! - скомандовал Августин.
Во-первых, ему не хотелось портить приятное после­вкусие, которое оставалось после последнего анекдота. А во-вторых, и это главное, пора было отправляться на дежурство. Действительно пора.
Августин выключил компьютер, подошел к окну и с высоты своего последнего, восьмидесятого этажа осмот­рел томимую зноем Москву. Но не увидел ничего, кроме лоскута голубого неба и блестящего серебром рекламно­го цеппелина компании "Виртуальная Инициатива", за­висшего как раз напротив его окон.
"В рай с "Виртуальной Инициативой"!" - титани­ческими буквами было начертано на боку у непово­ротливого гиганта. Августин поморщился. От реклам­ной компании новинок "Виртуальной Инициативы", кита и монстра, его уже давно тошнило. ВИН был рос­сийским монополистом в области оболванивания чест­ных обывателей, охочих до запретных чудес Виртуаль­ной Реальности. А монополиям, как известно, закон не писан.
- Ах да, Томас! Чуть не забыл о тебе, патлатый! - Августин потрепал пса за ухом и навалил ему полную миску отборных витаминизированных ребрышек.
Он будет отсутствовать долгих шесть часов - шесть часов дежурства в Виртуальном Мире. И у Томаса были все шансы провести это время голодным перед пустой миской.
Августин подошел к капсуле входа, которая возвы­шалась в центре комнаты массивным египетским сар­кофагом. Августин лег, вытянул руки вдоль туловища и сказал: "Поехали". Затылок мягко вошел в углубле­ние нейротранслятора. Полифертиловая крышка капсу­лы плавно затворилась.
Зубная боль, достававшая Августина с самого утра, возобновилась с новой силой. Это было тем более при­скорбно, что каких-то три часа назад Августин покинул кабинет дантиста. "Черт, на дворе 2036 год, а ставить человеческие пломбы так и не научились!" - такова была последняя мысль Августина, посетившая его в мире "твердой" материи.
Спустя три секунды Виртуальная Реальность приняла старшего лейтенанта сетевой полиции Августина Деппа в свои объятия.

2

Вот что сказал Августин Депп, когда в окошко его комнаты проникли канареечно-желтые лучи одного из четырех солнц Виртуального Мира:



- Здравствуй!
Он встал со своего ложа, потянулся и зевнул. Будто пробудившийся ото сна. Только сном этим была жизнь в тесном двухкомнатном "трамвайчике", притулившемся под крышей восьмидесятиэтажного жилого дома на Большом Арбате. Настоящей жизнью и полноценной явью ему теперь казалась только Виртуальная Реаль­ность. Кроме как внутри ВР (так Августину, по крайней мере, казалось теперь) жизни не было, да и быть не могло.
Зона его настоящего включения - город Амстердам - не имел с реальным, земным Амстердамом ничего обще­го, кроме названия. Причудливые ландшафты, строения и формы жизни, созданные самовоспроизводящимся и самосовершенствующимся гением - системой ВР, - не могли бы существовать иначе, кроме как в Виртуальном Мире.
Зубная боль исчезла, как будто ее и не было никог­да. Августин чувствовал себя великолепно. Дежурство началось. Ему предстояли шесть часов полнокровной жизни - не так уж мало даже для полицейского в аватаре третьего класса Гильгамеш. Ну а когда шесть по­ложенных часов истекут, он снова вернется назад, в мир людей.
Теперь Августин был йоменом - английским лучни­ком позднего средневековья. Бархатный плащ с капю­шоном, застежка из червленого золота на груди, черная с шитьем рубаха. Как и положено йомену, за спиной у Августина висел длинный тисовый лук.
Йомен был излюбленным аватаром Августина. "Толь­ко дураки станут шастать по ВР с пистолетом. Дураки без всякой фантазии", - справедливо полагал Августин. Тем более, что по убойной силе его длинный лук с самонаво­дящимися стрелами (магия первой ступени) не уступал ни гранатомету, ни уж тем более помповому ружью.
Он наслаждался чужим телом - телом сорокалетнего солдата из войска Генри V, его шрамами, его сединой, его сухими, но крепкими мускулами. К выполнению своих непосредственных обязанностей полицейского он при­ступает очень скоро. Но сначала он навестит свою по­дружку Сэми.
- Я не мог дождаться, честное слово! - воскликнул Августин при виде рыжеволосой девушки в бледно-зе­леном платье с испанским декольте.
Его голос был голосом йомена. Резким. Хриплым. Сильным.
- Я рада, что ты не забыл меня, - улыбнулась она, обвивая руками шею Августина.
Августин ощутил волнение во всем теле. Сэми была хороша и ласкова. От нее пахло полевыми цветами. Ав­густину нравилось заниматься с ней любовью. А осталь­ное было не важно.
Августин понятия не имел, является ли женщиной хозяин аватара рыжеволосой девушки в испанском кос­тюме. Скорее всего, да. Или, возможно, нет? Какая разница, о Боже, какая разница! Он целовал ее упру­гие ароматные груди, и жизнь была прекрасна.

3

Белоснежный парусный катамаран резал водную гладь, подернутую частой рябью. В воде стоял на мощ­ных кедровых сваях большой одноэтажный дом с длин­ной пристанью. Две жирные чайки дрались за еще более жирного, чем они сами, леща, трепещущего на берегу в предвкушении званого обеда, на котором главным пир­шественным блюдом станет он сам.
На высоте семидесяти тысяч метров над точкой драки голодных чаек в это мгновение проходил стратосферный гиперзвуковой лайнер компании "Пан-Авиа". С превы­шением сто сорок тысяч метров над лайнером в пустоте плыл контрольно-разведывательный спутник Организа­ции Объединенных Наций "Аргус-18".
Катамаран причалил к пристани свайного дома. С него сошел молодой человек, одетый вполне по-лет­нему. На нем была зеленая майка-сетка, узкие дымча­тые очки и болотного цвета шорты. Он был бос. Человек сделал два шага, потом остановился. Он теат­рально хлопнул себя по лбу, словно бы вспомнил что-то необычайно важное, обернулся и, нашарив в кармане мятую трешку, протянул ее хозяину катама­рана:
- Возьмите, спасибо.
Хозяин посмотрел на него прозрачным взглядом. Улыбнулся:
- Мне деньги уже давно не нужны. Да и вам они не понадобятся больше.

4

Зона интересов контрольно-разведывательного спут­ника "Аргус-18" находилась на сорок миль юго-восточнее озера, но восемнадцать фасетных сенсоров сверхвы­сокого разрешения работали в режиме автоматической селекции целей.
В полосе сканирования "Аргуса-18" в данный момент находились: тысяча двести сорок четыре квадратные мили лесов, двести восемнадцать квадратных миль единообраз­но возмущенной водной поверхности, ремонтируемый участок автострады Москва-Тула протяженностью три­надцать миль и всего лишь пять подвижных целей.
Две из них были идентифицированы как крупные водоплавающие птицы вида Lariformes ridibundus (Реч­ная чайка), одна - как крупная водоплавающая рыба вида Abramis brama (Лещ) и сразу отсечены.
Две другие являлись характерными представителями вида Homo Sapiens мужского пола. Девять фасетных сен­соров сфокусировались на южном объекте, девять - на северном. Несколько миллисекунд шел выбор оптималь­ного режима сканирования, после чего на "полигоне" Альпийского командного пункта глобальной системы на­блюдения "Master's Eye" сформировалось устойчивое голографическое изображение.
Майк, Джонни, Ганс и Джина, дежурные кураторы "Аргуса-18", развалившиеся в аморфных креслах, стара­тельно повторяющих все тонкости человеческой анато­мии, немного оживились.
- Громче, - потребовала Джина, потягивая через соломинку самый модный в этом сезоне коктейль "Ис­крометная Дурь".
Сенсоры впились в лица русских. Процессоры арти­куляционной трансляции молниеносно анализировали мимику и движение губ, подсистемы синхронного пе­ревода доносили их беседу до сведения кураторов.
- Не нужны деньги? Почему? - удивленно спросил южный объект. - Разве ваш курс рекурсионной тера­пии ничего не стоит?
- Возьмешь отдавая, когда будешь брать - отдашь, - серьезно ответил северный. Он еще раз улыбнулся и, сойдя с катамарана, принялся старательно привязывать канат к выведенной над дощатым настилом кедровой свае.
- Русские! - фыркнул Майк. Жевательная резинка надулась в его пухлых негритянских губах огромным пузырем и лопнула, источая благоухание чайных роз.
- Вонь! - прогрохотал знакомый грозный голос за их спинами. - Какая вонь! Чем вы здесь заняты, кухулиновы псы?!
Все четверо мгновенно вскочили и вытянулись по стойке "смирно". Высокий бокал Джины в одно неулови­мое движение руки перекочевал под кресло. Жевательная резинка Майка отправилась в его желудок. Джонни со­рвал и сунул в карман поролоновый шутовской нос, при помощи которого он только что изображал специального агента Интерпола Мак-Интайра.
- Дежурная смена кураторов спутника "Аргус-18" ведет наблюдение на подступах к объекту "Алмазный куб"! - браво отрапортовал Ганс, щелкнув каблуками как сто лет назад его предки, унтер-офицеры вермахта.
Специальный агент Мак-Интайр некоторое время бу­равил его своим тяжелым взглядом.
- Вольно, - махнул он наконец рукой. - Джина, миленькая, плесни мне на три пальца "Искрометной".
Майк и Джонни понимающе переглянулись. Что там у нашей Джины самое миленькое?
Мак-Интайр достал из кармана алюминиевый ци­линдрик, любовно открутил крышку, вытрусил на ла­донь двухдюймовый обрубок сигары.
"Последние два дюйма - самые сладкие", - сообщил когда-то его прадед, член боевой организации ИРА (Ирландская Республиканская Армия. Террористическая организация ирландских католиков), па­рикмахеру Белфастской уголовной тюрьмы за полчаса до побега.

5

Августин не знал, какая реальная личность скрыва­ется за аватаром рыжеволосой Сэми. Таковы были не­зыблемые законы Виртуального Мира. Да он и не стре­мился к этому. Ему было достаточно того, что внутри ВР Сэми - прекрасная девушка. Плевать на то, что в реальной жизни хозяйкой столь полюбившегося Авгус­тину аватара может быть девяностолетняя старуха. Или девяностолетний старик. Виртуальный Мир тем и хо­рош, что он позволяет каждому стать тем, кем он ни­когда не смог бы стать в реальности.
- Я жду тебя вот уже полчаса. Я уже думала, ты не придешь сегодня. Могло ведь что-то случиться... - Зе­леноглазая Сэми на мгновение отстранилась и посмот­рела на Августина с обожанием.
- Что, например? - Августин поставил свой лук у входа в комнату.
- Например, убийство до смерти, - промурлыкала Сэми, обнажая белоснежное ложе, ожидающее любов­ников в глубине комнаты.
"Это было бы действительно грустно", - мысленно согласился Августин. После того как тебя убили до смер­ти, назад дороги нет. Как и в жизни.
- Но ведь я полицейский, - отмахнулся Августин.
Пальцы Августина принялись за шнуровку, которая стягивала стройный стан его подружки. Он не любил болтовни. Болтать можно и в жизни. В Виртуальном Мире следует действовать.
Шестьдесят четыре минуты из трехсот шестидесяти своего дежурства Августин провел у Сэми. Это было немного больше, чем ему позволял устав сетевой поли­ции, но намного меньше, чем ему хотелось бы.
Выходя из уютного номера гостиницы, декорирован­ной под английский постоялый двор конца XVII века, он поцеловал Сэми в ложбинку между грудей, соблаз­нительно теснящихся под шелком лифа. В такие момен­ты Августин даже немного жалел о своих офицерских обязанностях. В то время как рядовые пользователи имеют право наслаждаться любовью в ВР сколько им заблагорассудится, он должен заниматься поддержани­ем сетевого законодательства. Да плевать на него!
На мгновение в голову Августина закралась кра­мольная мысль: быть может, стоит всеми правдами и неправдами получить доступ к серверному комплексу ООН, к уникальной базе данных пользователей Вирту­ального Мира. Доступиться туда, используя форсаж и свою офицерскую эксесс-карту. Узнать, кто же такая эта Сэми в действительности. И если она, хозяйка аватара Сэми, так же хороша собой, как хорош в постели ее аватар, быть может, стоит обдумать варианты совме­стного... Стоп! Августин вспомнил о Ксюше, и ему ста­ло стыдно собственных мыслей.
- Хозяа-а-айка! - проорал за спиной Августина про­тивный пьяноватый голос. Августин остановился.
- Э-эй, шлюхина дочь! - второй, еще более мерз­кий.
Августин обернулся. У окна постоялого двора Сэми топтались трое придурков в форме американской морс­кой пехоты 70-х годов XX века. Августин сразу же по­слал запрос и получил всю необходимую информацию. Трое Агасферов, в новый класс переведены позавчера. Солдаты Второй Штурмовой дивизии Герцогства. Пос­ледняя зона включения - Свитязь.
Августин присвистнул. От Амстердама до Свитязя двести миль все-таки. Видно, какой-то Джирджис решил подработать авиалайнером и в летательном морфе подбросил забулдыг до Амстердама.
"Осторожно, двери закрываются! Следующая стан­ция - Амстердам".
Тем временем третий, до этого времени молчавший, сдернул с плеча автоматическую винтовку и заколо­тил прикладом в ставни. Сэми не появлялась, и пра­вильно делала. Августин лениво вытащил из колчана стрелу.
- Эй, вы там, повежливее! - крикнул Августин, плав­но натягивая лук и подходя поближе мягкими, кошачь­ими шагами.
Тот, который колотил винтовкой в ставни, резко обер­нулся, одновременно передергивая затвор.
Так-так... Ярко выраженные агрессивные действия, угрожающие стабильному функционированию полицей­ского при исполнении служебных обязанностей. Ситу­ация двести восьмая, однако. Августин молниеносно припал на колено. Щелкнула тетива. Солдат захлебнул­ся кровью и упал навзничь.
Двое его напарников, ошеломленные, замерли, так и не взведя затворы своих винтовок. Они быстро трезве­ли. Из окна высунулась Сэми с внушительным дробо­виком "ремингтон" в руках.
- Лечь на землю, руки за голову! - приказал Авгу­стин.
Один послушно выполнил приказание, другой "наки­нул" аватар волка и попытался бежать. Заряд картечи из "ремингтона" и стрела Августина быстро привели его к послушанию.
Августин поднес к губам "наручник" и, потребовав военную комендатуру Амстердама, сказал:
- Лейтенант сетевой полиции Джонни Джармуш. Подберите тут трех своих героев... Нет, ничего страш­ного... Один целехонек, у двух других отлетело креди­тов по сорок... Вайолент-роуд, девятнадцать... Нет, де­вятнадцать... Д-е-в-я-т-н-а-д-ц-а-т-ь... Двадцать минус один, козел!!!

6

Девять сенсоров "Аргуса-18" автоматически сопрово­дили Владимира до двери под вывеской "Центр рекурсионной терапии "Байкал" и, когда тот исчез за нею, переключились в режим высокочастотного проникно­вения.
По просторной комнате, в которой не было ничего, кроме нескольких соломенных циновок, расхаживал коренастый человек в европейском костюме кофейно­го цвета, и это было первым, что удивило Владимира. В руках человек держал раскрытую книгу в темном ко­жаном переплете, и это было вторым, что удивило Вла­димира. "Натуральная кожа! Ах ну да, натуралы", - быстро сообразил он.
Человек не сразу отреагировал на его появление. Он некоторое время продолжал читать, потом наконец за­крыл книгу и бережно положил ее прямо на пол. Потом он посмотрел на Владимира. Его глаза были удивитель­но глубоки и в то же время совершенно недосягаемы, закрыты для чужого любопытства, как звездная пыль в ночном небе над морем.



Страницы: [1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37
РЕКЛАМА
Самойлова Елена - Путешественница
Самойлова Елена
Путешественница


Посняков Андрей - Рулиарий
Посняков Андрей
Рулиарий


Контровский Владимир - Страж звездных дорог
Контровский Владимир
Страж звездных дорог


Перумов Ник - Тёрн
Перумов Ник
Тёрн


РЕКЛАМА В БИБЛИОТЕКЕ
Copyright © 2001-2012 гг.
Идея и дизайн Алексея Сергейчука. При использовании материалов данного сайта - ссылка обязательна.