Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ


ТОП-5 ПОПУЛЯРНЫХ РАЗДЕЛОВ
  1. Русская фантастика
  2. Детектив
  3. Женский роман
  4. Зарубежная фантастика
  5. Приключения

ТОП-30 ПОПУЛЯРНЫХ КНИГ ЗА МЕСЯЦ
  1. Ни мужа, ни любовника, или Я не пускаю мужчин дальше постели (143)
  2. Умножающий печаль (127)
  3. Пелагия и красный петух (том 2) (81)
  4. Замуж за египтянина, или Арабское сердце в лохмотьях (79)
  5. Гнев дракона (77)
  6. Начало всех начал (72)
  7. Цифровая крепость (70)
  8. Имя потерпевшего - никто (61)
  9. Путь Кейна. Одержимость (60)
  10. Омон Ра (60)
  11. Битва за Царьград (57)
  12. Шпион, или повесть о нейтральной территории (46)
  13. Свирепый черт Лялечка (37)
  14. Покер с акулой (35)
  15. Аквариум (31)
  16. Ричард Длинные Руки - 1 (28)
  17. Журналист для Брежнева (22)
  18. Тимур и его команда (21)
  19. Колдун из клана Смерти (20)
  20. Роксолана (20)
  21. Турецкая любовь, или Горячие ночи Востока (20)
  22. Париж на три часа (18)
  23. По тонкому льду (16)
  24. К "последнему" морю (14)
  25. Киммерийское лето (14)
  26. Прозрачные витражи (14)
  27. Яфет (13)
  28. Ледокол (13)
  29. Брудершафт с Терминатором (12)
  30. Любовница на двоих (11)

Использовать только для ознакомления. Любое коммерческое использование категорически запрещается. По вопросам приобретения прав на распространение, приобретение или коммерческое использование книг обращаться к авторам или издательствам.

Русская фантастика — > Ахманов Михаил — > читать бесплатно "Тень Ветра"


Mихаил Ахманов


Тень Ветра


Дилогия о Дике Саймоне. Книга 1
Изд-во ЭКСМО-Пресс, 2001. - 704 с. (Серия "Наши звезды").
ISBN 5-04-006621-Х
Все события этого романа вымышлены - кроме войн России с Чечней, Британии
с Аргентиной и некоторых других общеизвестных фактов, зафиксированных в
хрониках Старой Земли и случившихся более четырехсот лет тому назад, до Эпохи
Исхода.
Автор
Моему сыну посвящаю
Пусть в его Ожерелье Доблести не будет крысиных клыков и пусть, когда
наступит его время, смерть придет к нему на рассвете.
Автор
Пролог
Чочинга, Наставник воинов из клана Теней Ветра, был умудрен годами и
опытом, и все его речи воспринимались Диком Саймоном как Поучения. Над ними
стоило поразмышлять, ибо в каждом таился скрытый смысл, не всегда понятный
Дику, - по причине юных лет и того, что сам Чочинга, не являясь в полном смысле
человеком, рассуждал по-своему, не так, как люди Правобережья. Он говорил на
языке тайят, аборигенов Тайяхата, и вначале Дику приходилось переводить его
слова, заменяя примеры и сравнения иными, более знакомыми. Вскоре Дик овладел
языком и начал лучше понимать Наставника, но эта привычка сохранилась, и многое
из сказанного Чочингой он запомнил не дословно, а в вольном переложении на
русский или английский.
Например, Поучение о ветре и его тени.
- Есть ли у ветра тень? - спрашивал Чочинга и отвечал: - Ветер всего лишь
движение воздуха, он прозрачен, он - невидимка среди других природных сил, и
нельзя узреть его ни днем ни ночью. В том отличие ветра от света и темноты, от
потоков дождя и снежных вьюг, от солнечных и лунных лучей, от облаков, от
молний и жаркого пламени, от земной тверди и текучих вод. Призрачным фантомом
проносится ветер над землями и морями, и только клочья сорванной с волн пены,
дорожная пыль да сухие листья, взметнувшиеся вверх, только рябь на воде, шорох
трав и трепет древесных ветвей отличают его стремительный полет. Но это -
последствия, а не причина; не сам ветер, а лишь его отзвук, видимый результат,
порожденный действием незримой силы.
Да, ветер незрим, но не бесплотен. Он вызывает ощущение ласки или угрозы,
то гладит, будто девичья ладонь, то встает непроницаемой стеной, то навевает
прохладу, то обжигает огнем, то леденит, терзая холодными когтями. Ветер
чувствуешь всем телом, ощущаешь его запах и вкус, слышишь голос. Многие запахи
и вкусы и великое множество голосов, ибо ветер с равным усердием разносит
ароматы цветущего луга и миазмы трясин, запахи камня и металла, живой и мертвой
плоти, мокрой травы и раскаленного солнцем песка; на вкус он бывает сладким и
терпким, соленым и горьким - смотря по тому, летал ли он в поле с медвяной
травой, над жерлом вулкана, дыхнувшим серой, или над океанскими водами. Столь
же различны его голоса: умеет он щебетать и свистать, завывать и рычать,
грохотать и шептать, реветь и звенеть, прикидываясь то певчей птицей, то
разъяренным гепардом, играть на свирели, бить в барабаны и трубить в рожки.
Таков ветер! И всякий звук и запах, рожденный в любой из щелей, куда способен
он пролезть, проникнуть, прорваться, он подхватывает и разносит всюду, добавляя
новые ноты к мелодии всемирного оркестра, где сам он - и певец, и музыкант, и
инструмент.
Он многолик и временами прикидывается робким тружеником, несущим облака,
вращающим крылья ветряков, раздувающим лодочный парус; в такие мгновения он
ровен и тих, либо силен и устойчив - и, казалось бы, не замышляет бунта. Однако
не верь ему! Его терпеливое усердие обманчиво! Наступит время, и ветер
превратится в ураган, нагонит тучи, переломает мельницы, потопит лодки и явит
истинную суть свою - суть мятежника и сокрушителя, непокорного и дикого, не
знающего преград, сомнений и сожалений. Хитрого, коварного мятежника! Он
выберет самый удобный миг для нанесения удара, а до того будет красться,
шептать, убаюкивать, напевать... Все, как положено великому обманщику,
невидимому, но ощутимому, призрачному, но обладающему голосом, вкусом и
ароматом, - по крайней мере в тот момент, когда он желает явить свое незримое,
но грозное присутствие.
Однако коль присущи ему такие качества, коль способен ветер напомнить о
себе касанием и вкусом, звуком и запахом, то отчего бы не иметь ему тени? Или
хотя бы эха...
Часть 1
КРАЙ ДЕМОНОВ



Глава 1
- Дик!
Нет ответа.
-Дик! Нет ответа.
- Ди-и-ик! Куда ты подевался, дрянной мальчишка? Ди-и-ик! Ди-и-ик!
Пронзительный вопль тетушки Флори летит над аккуратными домиками в шапках
алых черепичных кровель, над палисадниками и дворами в цветущих яблонях и
зарослях крыжовника, несется над берегом и городской окраиной, взмывает,
отражаясь от древних кремлевских стен, над куполами собора, синими в золотых
звездах. Еще пара таких рулад, и весь Смоленск сбежится на выручку Дику
Саймону, гадая, чем же он сегодня отличился - затеял ли поход в баньяновую
рощу, сунул ли нос в логова рогатых кабанов, наладился слезть по бельевой
веревке с какой-нибудь из крепостных башен или искупаться в Днепре - но не в
огороженных и безопасных заводях, а непременно там, где под крутыми берегами
мечут яйца шестилапые кайманы.
Любая из этих затей считалась весьма опасной - и визит за Периметр к
баньянам, где обитали мелкие, но свирепые кабанчики, и спуск с башен, сложенных
из старого растрескавшегося кирпича, и купание в неположенных местах, где
водились не только кайманы, а также гигантские хищные жабы и пресноводные
спруты. Но разве мысль о риске и опасности способна остановить десятилетнего
дьяволенка? Ну а в том, что Ричард Саймон сродни дьяволу, сомнений не было.
Дьявол постоянно подзуживал его, однако он же и берег свое белокурое вихрастое
отродье, так что всякая новая экспедиция обходилась без существенных потерь и
лишь добавляла Дику славы в глазах мальчишек. Для этой буйной орды он,
несомненно, являлся героем - что бы ни думали на сей счет родители да старшие
братья.
- Дик! Ди-и-ик! Ди-и-ик! Где тебя носит, висельник? Голос у тетушки Флори
был резким и визгливым, как циркулярная пила, и вопить она могла часами. Когда
терпение соседей иссякало, дюжина-другая мужчин, прихватив ружья, мачете и
гепардов, отправлялась на розыски Дика. Успех этой операции никто не
гарантировал, поскольку юный дьяволенок мог скрываться не только в роще, в
кедровнике, на крепостной стене или у речных берегов, но также среди скал и
пещер к югу от города, на любой из окрестных ферм или на станции монорельса,
около взлетной площадки и ангаров авиазавода "Кентавр" или в тростниковых
зарослях, что тянулись вдоль заболоченных оврагов, ложбин и ручьев. Охотничьи
гепарды славились неутомимостью, длинными ногами и превосходным чутьем, однако
спасательным партиям случалось возвращаться без предмета поисков, хотя и не с
пустыми руками. Дика не было, зато соседи приносили десяток рогатых кабанчиков,
битую болотную птицу или пару кайманов, чьи спинки и хвосты, провяленные в
коптильне, считались деликатесом. Так что определенную пользу от этих вылазок
за Периметр все же нельзя было отрицать - равно как и упрекать гепардов в
нерадивости.
Гепарды, звери трудолюбивые и честные, делали все, что умели и могли, но
коль след терялся в болоте или на речном берегу, они начинали беспокоиться,
топорщить шерсть и недовольно скулить - воды и сырости они не жаловали, как их
земные аналоги. Разумеется, им не удавалось настигнуть Дика и когда он прятался
в каком-нибудь фермерском джипе "Саламандра" или в грузовом трейлере, что было
испытанным способом всех мальчишеских побегов за Периметр. Что же касается иных
видов транспорта, то до вертолетов Дик, к счастью, еще не добрался, но пару
недель назад укатил на монорельсе в Новый Орлеан. Этот город был расположен в
дельте Миссисипи, много южней Бахрампура - а тот, в свою очередь, стоял на
Развилке, где Днепр и Ганг, соединившись, единым потоком стремили воды к
Средиземному Проливу. Туда беглец не доехал - его сняли на перегоне Смоленск -
Чистополь, в сотне лиг от Бомбея. Выглядел он весьма огорченным. Почему-то он
вбил себе в голову, что в Орлеане объявился Саймон-старший, вынырнув ненадолго
из дремучих Левобережных лесов, - а Дику так хотелось повидать отца!
Л и га - единица расстояния, принятая ООН, наряду с километром, в качестве
одной из международных мер; составляет около 4,6 км.
- Ди-и-ик! Ди-и-ик!
Тетушка Флоренс, старшая из трех сестер Филипа Саймона была женщиной
незамужней, верующей и весьма крепкой духом и телом, как все в их семействе,
происходившем, согласно преданию, из мормонской Юты. Являясь сторонницей
строгих воспитательных мер, она не жалела для Дика подзатыльников и колотушек,
а завершив очередную порку, стучала согнутым пальцем ему в темя, попутно
вопрошая Господа и Иосифа Смита, за что те послали рабе своей такое наказание.
Но Дик, звавший тетушку про себя Костяным Пальцем, все же любил ее. Подобно
всякому юному существу он еще не представлял, как обойтись без любви - той,
которую ребенок ждет от взрослых и которую дарит им.
*Иосиф Смит - основатель мормонского вероучения, нашедший в 1827 году в
штате Нью-Йорк золотые листы с Книгой Мормона.
На кого же еще он мог излить свою любовь, кроме суровой тетушки Флори?
Конечно, он любил отца, но Филип Саймон, ксенолог и этнограф, двенадцать



Страницы: [1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74
РЕКЛАМА
Прозоров Александр - Смертельный удар
Прозоров Александр
Смертельный удар


Эриксон Стивен - Сады Луны
Эриксон Стивен
Сады Луны


Шилова Юлия - Курортный роман, или Звезда сомнительного счастья
Шилова Юлия
Курортный роман, или Звезда сомнительного счастья


Белов Вольф - Император полночного берега
Белов Вольф
Император полночного берега


РЕКЛАМА В БИБЛИОТЕКЕ
Copyright © 2001-2012 гг.
Идея и дизайн Алексея Сергейчука. При использовании материалов данного сайта - ссылка обязательна.