Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ


ТОП-5 ПОПУЛЯРНЫХ РАЗДЕЛОВ
  1. Русская фантастика
  2. Детектив
  3. Женский роман
  4. Зарубежная фантастика
  5. Приключения

ТОП-30 ПОПУЛЯРНЫХ КНИГ ЗА МЕСЯЦ
  1. Умножающий печаль (127)
  2. Пелагия и красный петух (том 2) (91)
  3. Замуж за египтянина, или Арабское сердце в лохмотьях (79)
  4. Гнев дракона (77)
  5. Начало всех начал (71)
  6. Цифровая крепость (70)
  7. Путь Кейна. Одержимость (66)
  8. Битва за Царьград (65)
  9. Имя потерпевшего - никто (61)
  10. Омон Ра (60)
  11. Свирепый черт Лялечка (44)
  12. Шпион, или повесть о нейтральной территории (44)
  13. Покер с акулой (35)
  14. Аквариум (31)
  15. Ричард Длинные Руки - 1 (31)
  16. Ни мужа, ни любовника, или Я не пускаю мужчин дальше постели (24)
  17. Журналист для Брежнева (22)
  18. Тимур и его команда (21)
  19. Турецкая любовь, или Горячие ночи Востока (20)
  20. По тонкому льду (20)
  21. Киммерийское лето (18)
  22. Брудершафт с Терминатором (16)
  23. Любовница на двоих (14)
  24. К "последнему" морю (14)
  25. Прозрачные витражи (14)
  26. Яфет (13)
  27. Ледокол (13)
  28. Роксолана (12)
  29. Париж на три часа (12)
  30. Истребивший магию (9)

Использовать только для ознакомления. Любое коммерческое использование категорически запрещается. По вопросам приобретения прав на распространение, приобретение или коммерческое использование книг обращаться к авторам или издательствам.

Русская фантастика — > Рудазов Александр — > читать бесплатно "Архимаг"


Александр Рудазов


Архимаг



Spellcheck Alonzo

М.: АРМАДА: "Издательство Альфа-книга", 2004. - 441 с.
ISBN 5-93556-427-0
Когда у человека есть мечта, это хорошо. Когда человек готов на все, чтобы мечта сбылась, это еще лучше. Но что делать, если ты мечтаешь ни много ни мало как о том, чтобы стать богом? И всего-то и нужно для этого, что умереть. А потом, естественно, воскреснуть. А заодно уничтожить целый мир, населенный легионами демонов. И как быть, если мир, в котором ты воскрес, ничуть не похож на тот, в котором ты умер?
Сущие пустяки! Но только если твое имя Креол, твоя родина - древняя Империя Шумер, а твоя профессия - архимаг! В руках магический жезл, за поясом ритуальный нож, в сумке магическая книга, а на плече сидит верный джинн. Да еще, конечно, ученица, нежданно-негаданно навязавшаяся на шею...


Сказав это, Он воззвал громким голосом:
Лазарь! Иди вон!
И вышел умерший, обвитый по рукам и ногам погребальными пеленами, и лицо его обвязано было платком.
Евангелие от Иоанна (11: 43; 44)

Воскресить мертвого - дело сложное и хлопотное, но отнюдь не невозможное, если подойти к нему умеючи и соблюсти все должные ритуалы.
Магическая книга Креола


ПРОЛОГ

- Потрясающе, профессор! - восхищенно воскликнул Саймон. - Неужели ему действительно пять тысяч лет? Выглядит так, будто умер всего месяц назад! Может это вампир?
Профессор Грин снисходительно взглянул на своего помощника. Юный Саймон все еще учился в университете, и Грин сильно сомневался, что он его когда-нибудь закончит. Да, паренек самозабвенно любил историю и археологию, но у него не было ни малейших способностей к этим наукам. Дырявая память, абсолютное неумение сосредоточиваться на чем-то конкретном дольше, чем на пять минут, а главное - неистребимый дух романтика. Профессор устал твердить своему ученику, что профессия археолога далека от того, чем занимаются небезызвестные Индиана Джонс и Лара Кофт. По большей части это нудные раскопки древних костей и черепков, а потом не менее утомительное изучение их в тиши своего кабинета. Археологи крайне редко находят сокровища и еще реже встречаются с бандитами, не говоря уж о всякой вымышленной нечисти. Но Саймон, тем не менее, продолжал на что-то надеяться.
- Вампиров не существует, - добродушно усмехнулся профессор. - Но ты прав, данный объект действительно необычайно хорошо сохранился. Боюсь, пока у меня нет объяснения данному факту...
- А версии есть? - тут же подначил профессора его ассистент. Он прекрасно изучил старого хрыча и давно убедился, что больше всего уважаемый археолог обожает строить всякие гипотезы, объясняя необъяснимое.
- Версии найдутся, - довольно ухмыльнулся в бородку Грин. - Во-первых, древние шумеры могли владеть неким секретом, позволяющим им сохранять тела своих правителей. Нечто вроде египетского бальзамирования, но только гораздо более совершенное... Если я прав, это может стать темой для новой работы, вот именно... Когда я вернусь из Мексики, обязательно изучу этого царя получше...
Профессор улыбнулся и налил себе воды. От подобных рассуждений ему всегда хотелось пить.
- А во-вторых?
- То есть? - поморщился профессор, отвлеченный от приятных мыслей.
- Вы сказали "во-первых". Это значит, что должно быть и "во-вторых", - хитро улыбнувшись, заметил Саймон.
- А, ну конечно, - кивнул профессор. - Но вторая версия совсем не так интересна. Это может оказаться обычной мистификацией или случайным совпадением, и на самом деле этот человек умер не пять тысяч лет назад, а, допустим, в прошлом месяце. Правда, остается непонятным, как он в таком случае попал в этот саркофаг... Ладно, уверен, что вскрытие разрешит эту загадку.
Данный разговор вращался вокруг саркофага с телом, который профессору прислали с раскопок близ Евфрата. Точнее, того места, где он когда-то тек, - за пять тысячелетий русло реки слегка изменилось. Саркофаг отнюдь не выглядел очень ценным, да и саркофагом его можно было назвать разве что из жалости, - по сути, обычный каменный гроб всего с одной краткой надписью на древнешумерском. Единственное, что могло заинтересовать в нем, был его возраст. И, конечно, загадка, связанная с телом внутри.
Профессор назвал мертвеца царем. Сделал он это необдуманно - пока что не удалось найти ничего, указывающего на то, кем был покойник при жизни. Даже его имя все еще оставалось загадкой. Хотя сохранился он и вправду очень хорошо. Кожа сильно попортилась, волосы за столько лет совершенно сгнили (если только он и при жизни не был лысым), одежда практически истлела, но в целом тело осталось неповрежденным. Последнее удивляло больше всего: профессор не нашел никаких признаков обработки, никаких бинтов, обычно украшающих египетские мумии, и прочей дряни.
При жизни покойник был высоким мужчиной с довольно приятными чертами лица. Сейчас, естественно, он выглядел настоящим монстром, но посмотрим, как будете выглядеть вы через пять тысяч лет после смерти. От одежды остались жалкие клочки, но по ним все же можно было понять, что когда-то этот человек занимал достаточно высокое положение в обществе. На это же указывала и гробница - обычных земледельцев так тщательно не хоронили.
- А что означает эта надпись? - с любопытством спросил Саймон.
- Ах да, надпись... - рассеянно пробормотал профессор, все еще погруженный в свои мысли. - Нечто вроде посмертной молитвы, если только я не ошибаюсь в переводе... Это ведь даже не древнешумерский, а, скажем... додревнешумерский. Самая заря цивилизации...
- Профессор, надпись! - укоризненно наклонил голову Саймон.
- Да, извини, - поморщился Грин. - Здесь написано: "Да будет славен в веках Мардук Двуглавый Топор, Владыка Девяти Небес! Возьми и сохрани мою душу, пока не придет время вернуть ее обратно. Если будет на то твоя воля, я закончу то, что начал ты". Скорее всего, обычное надгробное слово, связанное с религией... Может быть, этот человек был жрецом Мардука? Думаю, это тоже заслуживает более подробного изучения...
Профессор прошелся по лаборатории, на минуту задержавшись возле полки с новыми образцами. Вместе с загадочным гробом было прислано еще несколько предметов, обнаруженных в той же гробнице: пара глиняных чашек, медный нож, глиняная табличка с нерасшифрованным текстом и маленький каменный ларчик. Грин безразлично провел рукой по чашкам и ножу, чуть приоткрыл ларчик и бросил мимолетный взгляд на табличку, испещренную клинописью.
- Это тоже довольно интересный предмет, - задумчиво произнес он. - Та же самая письменность, что и на саркофаге, но здесь нет ни малейшего смысла. Просто случайное сочетание символов...
- Шифр? - подался вперед Саймон.
- Вполне вероятно. А возможно - неизвестный мне диалект. Нужно будет попросить доктора Риверза, чтобы он взглянул. Но это все потом, потом...
Профессор окинул рассеянным взором лабораторию, удостоверился, что его письменный стол надежно заперт, и начал надевать плащ. Октябрь - не самое теплое время года даже в прекрасном городе Сан-Франциско, а профессор не мог похвастаться железным здоровьем.
- Прошу. - Грин добродушно пропустил ученика вперед. - Уступим дорогу молодости...
- До понедельника, профессор! - махнул рукой Саймон, спускаясь по лестнице.
Грин проводил его задумчивым взглядом. Молодость, молодость... Чего бы он только не отдал, чтобы вернуться назад лет на сорок...
Закрывая дверь лаборатории, профессор на мгновение замер, неуверенно прислушавшись. Ему почудился какой-то необычный звук, похожий на тиканье часов. Он постоял минутку, но больше ничего не услышал. Тогда он погасил свет и повернул ключ в замке. Раздался легкий шум удаляющихся шагов, и все стихло.
Если бы профессор Грин обладал более острым слухом или более подробными познаниями в анатомии, он смог бы распознать услышанный звук. Это был удар сердца, самый первый удар, прозвучавший необычайно громко. Впрочем, ничего удивительного - данное сердце молчало целых пять тысяч лет.


ГЛАВА 1

Вот уж не думал, что вид из окна настолько изменится...
Ной

Креол открыл глаза. Первые несколько минут он ничего не видел, - глазам потребовалось время, чтобы вновь приступить к работе. Еще больше времени понадобилось легким, чтобы начать дышать, и сердцу, чтобы вновь забиться. Кровь медленно потекла по сосудам, почти сгнившим за эти тысячелетия. Тягучая жидкость, которую лишь с большой натяжкой можно было назвать кровью, не желала двигаться так, как положено от природы, и лишь могучая воля Креола подталкивала ее вперед.
Прошло больше часа, прежде чем бывший мертвец смог пошевелить большим пальцем на ноге. Еще через двадцать минут он сумел приподнять руку. Профессор Грин досматривал уже третий сон, когда Креолу наконец-то удалось выползти из своего гроба.
Мертвец с превеликим трудом поднялся на ноги. Сейчас он выглядел получше, чем когда лежал неподвижно, но ненамного. Высохшую кожу по-прежнему можно было проткнуть пальцем, тусклые глаза напоминали стеклянные шарики какой-нибудь куклы, при дыхании горло сильно присвистывало, сердце колотилось с перебоями, хотя и очень громко. И двигался он с трудом, через силу, еле-еле шевеля конечностями.
Креол попытался что-то сказать, но из высохшего рта вырвался только хрип. Он с шумом втянул полусгнившими ноздрями воздух и поковылял к той самой полочке, на которую профессор положил остальные предметы. Протянув полуистлевшую руку, медленно оживавший мертвец нащупал ладонью ларчик, негнущимися пальцами неловко обхватил его и поднес к глазам. Другой рукой он присоединил к ларчику табличку с надписью. Креол просмотрел ее и растянул губы в жалком подобии улыбки - оба столь необходимых предмета все еще были здесь, возле него, их никто не украл.
Ларчик он водрузил на прежнее место, а табличку крепко обхватил обеими ладонями и попытался прочесть надпись вслух. Получилось плохо. Могучая магия обезопасила его от ужасного влияния веков, но даже ее силы не хватило на то, чтобы избавиться от тления полностью. Тот жалкий обрубок, который приходилось называть языком, не мог произнести даже двух членораздельных слов, не говоря уж о нескольких строчках.
Креол уселся на край саркофага и задумался. Сейчас он буквально разрывался - так много дел хотелось переделать немедленно, вновь став живым. Но сначала нужно было прочесть заклинание. Во-первых, он обещал своему рабу, что сделает это, как только оживет, а во-вторых, без этого он очень скоро снова откинет копыта. Значит, нужно было заставить челюсти и язык работать, хотя бы вполсилы.
Спасение пришло в виде стакана воды, забытого профессором Грином на столе. Бесценная жидкость, без которой на Земле не было бы ни единой молекулы жизни, слегка смягчила иссохшее горло. Креол по нескольку минут смаковал каждый глоток, прежде чем отправить его глубже. Он почувствовал, что язык занял положенное ему место во рту, и принялся лихорадочно читать, прежде чем ощущение сухости не исчезло безвозвратно.

Боже, не знал я - крепка твоя кара.
Клятвой великой легко поклялся.
Закон твой презрел, зашел далеко,
Дело твое в беде нарушил...

Грехи мои многи как сделал - не знаю.
Боже, уйми, отпусти, успокой зло в сердце...

Сковано тело, нужда меня мучит,
Успех мой минул, прошла удача,
Сила ослабла, кончилась прибыль,



Тоска и беда затмили мой облик.

Но что неотступно желаю, получу непременно.
Прежняя сень по молитве вернется,
Джинн Хубаксис явится по неотступной просьбе,
Явится к хозяину, чтобы вновь верно служить.

Креол растянул губы в улыбке, ощущая, как многострадальное тело начинает восстанавливаться. Конечно, далеко не полностью, но теперь по крайней мере можно было не бояться, что сердце в любой момент откажет. Слух и речь также вернулись к нему. Глаза, доселе тусклые, налились краснотой и мягко засветились в темноте.
И произошло еще кое-что. Ларчик, оставленный профессором Грином без внимания, сам собой распахнулся, и из него вылетело странное существо. Джинн. Самый настоящий джинн. Ноги у него отсутствовали, но их вполне заменяла пара перепончатых крыльев за спиной. Руки были достаточно мускулистыми, вдобавок снабженными шестью крючковатыми пальцами с кривыми когтями. Глаз был только один, зато над ним рос самый настоящий рог - цвета слоновой кости, загнутый вверх. Оскаленная пасть искривилась в ухмылке, и из нее вырвался язычок огня. В общем, эта тварь могла бы внушить страх и уважение кому угодно.
Этому мешало одно-единственное обстоятельство: джинн, выпорхнувший из ларчика, был лишь чуть крупнее небольшой мыши.
Хубаксис служил Креолу больше сорока лет. Плюс, имеется, те пять тысячелетий, что они оба провели в глубокой спячке, мало отличимой от смерти. Джинну проделать подобное гораздо проще, чем человеку, поэтому Хубаксис возродился практически таким же, каким и был.
Конечно, Хубаксис был довольно-таки жалким джинном - одним из самых слабосильных во всем ханстве джиннов и ифритов. К тому же он был преступником. Креол особо не допытывался, за что Великий Хан так взъелся на него, но именно из-за этого Хубаксис и запродался к нему в рабство. По законам джиннов раб себе не принадлежит и, какое бы преступление он ни совершил, карать его нельзя. Во всяком случае, пока жив его хозяин.
Впрочем, Хубаксис не особенно тяготился своим положением. Креол был далеко не самым плохим хозяином, а для джинна рабство отнюдь не так неприятно, как для человека. И главное - он был в безопасности.
Но потом Креол начал стареть. Все его магическое искусство оставалось бессильным против неумолимого течения времени. О нет, он бы не убоялся обычной смерти! Благо у него имелись способы, чтобы отложить ее на неограниченно долгий срок (разве это проблема для мага?). К сожалению, ни одним из них он не мог воспользоваться. Некоторое время назад Креол... заключил одну сделку. Опрометчивую сделку. И когда настала пора платить по счетам, он банально струсил. Уж слишком дорого пришлось бы заплатить... И вот тогда-то Хубаксис и предложил своему хозяину воспользоваться прочно забытым способом обмануть кредиторов, а заодно и обрести бессмертие. Сложным, заковыристым, но действенным способом.
Однако Креол не стал бы обращаться к этому способу. Он все надеялся исправить положение как-то иначе. Окончательно его убедила в необходимости послушаться джинна одна... знакомая. У них с магом были общие дела... тоже своего рода договор, но несколько другого рода. Общее дело. Выполнить его в древнем Шумере не было никакой возможности - нужно было подождать как минимум несколько тысячелетий. Нужно ли говорить, что у смертного человека, пусть и мага, нет ни малейшего шанса прожить такую тьму веков?
Два года хозяин и его раб готовились к двойному ритуалу, после которого они оба должны были погрузиться в долгий сон, практически не отличающийся от смерти. Креол потратил большую часть своего состояния и уморил не одну сотню рабов, пока строил гробницу, которая, по его расчетам, могла просуществовать нетронутой пять тысяч лет - ровно столько нужно было, чтобы контракт, который Креол подписал собственной кровью, утратил силу. По странному капризу судьбы американская археологическая экспедиция обнаружила его могилу всего за несколько недель до дня оживления.
Первоначально Креол собирался сделать наоборот: чтобы Хубаксис ожил первым, а уж потом разбудил его. Но затем врожденная подозрительность заставила его переменить решение - он слегка побаивался, что джинн нарушит клятву и оставит его трупом. Нет, он знал, что ни один джинн не способен изменить присяге, но все же решил подстраховаться.
Нельзя сказать, чтобы Хубаксис был таким уж ценным приобретением. Как уже говорилось ранее, он был довольно жалким джинном. Но джинн остается джинном, даже такой маленький и слабый. Магические способности этого народа многократно превышают человеческие, поэтому очень трудно отыскать джинна, который не в состоянии выкинуть хотя бы пару волшебных фокусов. Хубаксис был еще не так плох.
Во-первых, в его распоряжении имелись несколько полезных фишек, естественных для джинна как для биологического вида: способность проходить сквозь стены, возможность увеличиваться и уменьшаться в размерах (правда, в этом Хубаксис был довольно ущербен), умение изменять внешний облик (тоже не слишком преуспел), и - поскольку Хубаксис родился на четверть ифритом - огненное дыхание (впрочем, если бы в этом виде спорта проводились состязания, он проиграл бы даже обычной зажигалке). Ну и еще кое-что по мелочи. Из собственных же магических дарований миниатюрный джинн мог похвастаться разве что иллюзиями. О, вот их он умел творить прекрасно, хотя в масштабе опять-таки был сильно ограничен. В общем, если бы небезызвестному Али ад-Дину достался Хубаксис, а не Джинн Лампы, его честолюбивые планы вряд ли бы исполнились. Но, как уже отмечалось выше, на безрыбье и рак рыба - далеко не каждому удается заполучить в услужение хотя бы такого джинна.
- Хо-хо! - пискнул маленький джинн. - Нам все-таки удалось сделать это!
- Нам? - поднял брови Креол. - Напомни, раб, в чем состоит твоя заслуга?
- Я давал советы, хозяин, - невозмутимо сообщил Хубаксис, мерно взмахивая крылышками. - Кстати, должен заметить, что ты не очень хорошо выглядишь.
Креол в ужасе ощупал лицо. В предыдущей жизни он внимательно следил за своей внешностью, что и позволило ему до девяноста лет оставаться в хорошей форме.
- Зеркало, зеркало, мне необходимо зеркало, - забормотал он, озираясь по сторонам.
- По-моему, это как раз оно, - услужливо сообщил Хубаксис, зависнув возле небольшого зеркальца, висящего над умывальником.
Креол поспешит воспользоваться советом джинна. Он уставился на свое отражение, и его челюсть медленно поползла вниз. Руки горестно ощупывали плешивый череп.
Пять тысяч лет назад Креол мог похвастаться густой шевелюрой, роскошными усами и завитой бородой. Конечно, с возрастом его волосяной покров приобрел благородную седину, но это его только украсило. Он не мог поверить, что теперь практически облысел. Несколько чудом уцелевших волосков на темени не смогли его утешить. Правда, теплилась надежда, что теперь волосы снова начнут расти...
Но еще больше Креола огорчила его новая кожа. Раньше он был очень смуглым, почти чернокожим, и ему это нравилось. Теперь он сделался мертвенно-белым, похожим на мима. И глаза покраснели... Про одежду он и вовсе старался не думать: обноски, в которых он сейчас стоял, внушали щеголеватому магу глубокое отвращение.
- Тем не менее... - вздохнул Креол, опускаясь на одно колено, - тем не менее благодарю тебя, Мардук, за ниспосланную удачу. Клянусь посвятить эту войну тебе, и только тебе!
- Какую еще войну, хозяин? - тут же насторожился джинн. - Мне ты ничего...
- Молчать, раб! - повысил голос маг. - Это не твоего ума дело! Это касается только меня и Пречистой Инанны!
- Да не очень-то и хотелось встревать, - равнодушно пожал плечами Хубаксис, озираясь по сторонам. - Знаешь, хозяин, а я полагал, что мы очнемся в твоей гробнице. Но, похоже, нас перенесли в другое место...
- Верно, - кивнул Креол, оторвавшись от зеркала. - Как думаешь, кому это могло понадобиться? Я думал, что хорошо спрятался...
- Может быть, Трой? - предположил Хубаксис.
- Не говори чепухи, раб! - фыркнул маг. - Если бы этот позор нашего рода отыскал мою могилу, он не стал бы возиться с перезахоронением, а просто сжег бы то, что от меня осталось! Нет, уверен, что Трой сам давно в могиле. И слава богам, а то мне ужасно надоело отражать атаки этого холай ли...
- Хозяин! - укоризненно пискнул джинн. - Не гневи богов!
- Завистника, - поправился Креол. - Вот скажи, откуда они берутся? Я вот этими руками отправил в Лэнг четверых архимагов, пытавшихся меня прикончить, а они все не заканчивались! Тай-Кера пришлось убивать девять раз! Чрево Тиамат, до сих пор не пойму, как ему это удавалось?! Кстати, посмотри, какое интересное зеркало... Оно что же, из стекла? Разве такое возможно?
- Так ясно отражает... - присвистнул джинн, кокетливо вертясь перед зеркальцем. - Хорошее зеркало, хозяин.
- Хорошее... Смотри, и стакан из стекла! Похоже, тут живет какой-то богач...
- А это что такое? - Джинн взлетел к потолку, осматривая люстру. - Посмотри, хозяин, какая интересная вещь! Клянусь великим Таммузом, это же великолепные алмазы!
Следует пояснить, что люстра профессора состояла из обычных стеклянных висюлек, которыми довольно часто украшают подобные изделия, но неопытный глаз древнего джинна, не привыкшего к такому изобилию стекла, как в наше время, вполне мог принять их за алмазы.
- Это не алмазы, - брезгливо возразил Креол, осмотрев люстру повнимательнее.
- Слишком уж крупные. Если это настоящие алмазы, то один этот предмет стоит половины сокровищницы царей Вавилона. Знаешь, раб, похоже, мир сильно изменился, пока мы спали...
- Да еще как сильно! - возопил джинн, проскользнув тем временем за жалюзи.
Маг присоединился к нему и тоже восхищенно ахнул. Вид ночного Сан-Франциско с двадцать седьмого этажа поверг обоих в настоящий ступор.
Надо отметить, что в качестве лаборатории профессор Грин использовал небольшую квартирку, которую снимал в частном доме. Когда дело касалось научных исследований, профессор становился настоящим параноиком и ужасно боялся, что коллеги по университету украдут одно из его гениальных открытий. Поэтому он всегда работал здесь, на тайной квартире, о которой знали только он и молодой Саймон. Во всяком случае, профессор Грин так считал...
- Неужели это такой город, хозяин? - благоговейно спросил Хубаксис.
- Не знаю... - медленно покачал головой Креол. - Чрево Тиамат! Мы и впрямь пропустили чересчур много... Придется срочно наверстывать упущенное, если я хочу вновь занять место Верховного Мага Шуме... о Мардук, да существует ли еще Шумер? Да помнят ли его хотя бы? Проклятый Трой, если бы не он, мне не пришлось бы хоронить себя в такой тайне...
- И еще Элигор, хозяин.
- Да, и Элигор, конечно...
- И Мещен'Руж-ах.
- Это отродье змеи и крокодила! Надеюсь, он мучился перед смертью!
- И саким Седьмого Царства.
- Если бы он не был тестем Лугальбанды, я бы давно...
- И наш Великий Хан.
- Бр-р-р, не напоминай!
- И...
Да заткнешься ты, в конце концов?! - взревел маг, брызгая на Хубаксиса слюной. - Я знаю, сколько у меня врагов... было! Ха, раб, теперь они все кормят червей!
- Я бы не был так категоричен, хозяин, - противным голоском пропищал джинн. - Великий Хан лицезрел Потоп, он вполне мог дожить и до этих дней. Да и Элигора трудновато прикончить...
Прикончу, - скучным голосом пообещал маг. - И его, и его хозяина, и всех остальных, сколько их там ни есть... Дайте мне только собраться с силами...
Креол с мрачным видом прошелся по комнате, подолгу задерживаясь возле каждого незнакомого предмета. То есть просто возле каждого. Особый интерес у него вызвали электронные часы, спокойно мерцающие на письменном столе.
- Волшебные письмена, хозяин! - восхитился Хубаксис, заглядывая магу через плечо.
- Понять бы еще, что они означают. Прямоугольник, палочка, две точки, ломаная черта, прямоугольник... Хм-м, второй прямоугольник тоже превратился в палочку...
- Это буквы?
- Да не знаю я! - досадливо поморщился Креол. - Одно ясно - мы попали в жилище мага.
- Не уверен... - засомневался джинн.
- Никаких сомнений, раб! Ни у кого другого не может быть в доме таких вещей! Конечно, это маг, - кому еще может понадобиться поставить в центре залы саркофаг с мертвым телом?
- Маловата зала-то...
- Может быть, это бедный маг, - пожал плечами Креол. - Хотя, знаешь... не похоже это на жилище мага, если приглядеться. Магии не чувствую. Вся магия здесь... вот мы с тобой. Да еще гроб мой, естественно...
- И мой ларчик, - поддакнул джинн.
- Да, и ларчик, конечно, - рассеянно согласился Креол. - Да, а ты моих инструментов поблизости не видишь?
Каких инструментов, хозяин? - не понял Хубаксис
- Таких инструментов! - постучал себе по лбу маг. - Моих! Колдовских! Которые я с собой в гробницу положил! Без которых мне колдовать трудно... труднее. Магическая жаровня, - начал загибать пальцы Креол, - чаша для варки зелий; ритуальный нож для черчения и жертвоприношений; магическая самоудлиняющаяся цепь для измерений и связывания враждебных демонов; магический жезл, тот самый, которым я так люблю тебя колотить, когда ты меня злишь, амулет, предупреждающий об опасности... все, пожалуй. Больше в гробу не поместилось. Где это все, раб?!
- Что ты меня-то спрашиваешь, хозяин? - обиделся Хубаксис, отнюдь не лишенный чувства собственного достоинства. - Я не брал! Может, тот маг, который выкрал тебя из гробницы, все это где-то спрятал?
Креол принюхался, повертел головой, а потом решительно отверг эту версию:



Страницы: [1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32
РЕКЛАМА
Лукин Евгений - Чушь собачья
Лукин Евгений
Чушь собачья


Шилова Юлия - Ликвидатор, или Когда тебя не стало
Шилова Юлия
Ликвидатор, или Когда тебя не стало


Андреев Николай - Четвертый уровень. Предательство
Андреев Николай
Четвертый уровень. Предательство


Якубенко Николай - Игра на выживание
Якубенко Николай
Игра на выживание


РЕКЛАМА В БИБЛИОТЕКЕ
Copyright © 2001-2012 гг.
Идея и дизайн Алексея Сергейчука. При использовании материалов данного сайта - ссылка обязательна.