Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ


ТОП-5 ПОПУЛЯРНЫХ РАЗДЕЛОВ
  1. Русская фантастика
  2. Детектив
  3. Женский роман
  4. Зарубежная фантастика
  5. Приключения

ТОП-30 ПОПУЛЯРНЫХ КНИГ ЗА МЕСЯЦ
  1. (22)
  2. Сокровища Валькирии 4 (18)
  3. Замуж за египтянина, или Арабское сердце в лохмотьях (15)
  4. Следователь по особо важным делам (13)
  5. Чужие зеркала (12)
  6. Посмертный образ (11)
  7. Под солнцем останется победитель (10)
  8. Великий лес (9)
  9. Продам твою мать (7)
  10. На осколках чести (7)
  11. Шестая книга судьбы (7)
  12. Леннар. Книга Бездн (6)
  13. Ученик (6)
  14. Любовница на двоих (6)
  15. Рыцарь из ниоткуда (6)
  16. Анастасия (5)
  17. Калигула (5)
  18. Ричард Длинные Руки - 1 (5)
  19. Огромный черный корабль (5)
  20. Чары старой ведьмы (4)
  21. Обряд дома Месгрейвов (4)
  22. Турецкая любовь, или Горячие ночи Востока (4)
  23. Ни мужа, ни любовника, или Я не пускаю мужчин дальше постели (4)
  24. Москва слезам не верит (сценарий) (3)
  25. Горы Судьбы (3)
  26. Ночной Дозор (3)
  27. Главный противник (3)
  28. Требуется чудо (3)
  29. Круг любителей покушать (3)
  30. Свет вечный (3)

Использовать только для ознакомления. Любое коммерческое использование категорически запрещается. По вопросам приобретения прав на распространение, приобретение или коммерческое использование книг обращаться к авторам или издательствам.

Русская фантастика — > Прозоров Александр — > читать бесплатно "Год полнолуний"


Александр Прозоров


Год полнолуний



ЯНВАРЬ

Царапины начинались примерно на уровне глазка. Чем ниже, тем их становилось больше, и внизу дверь напоминала густой широкий веник.
- Что это? - мрачно спросила Таня.
- Это их собака, - осторожно ответил Олег, - по кличке Охлос.
- И ты хочешь, чтобы мы взяли домой этакую тварь?
- Да она маленькая совсем. Чуть выше колен. Милый такой пуделек.
- Тогда откуда эти пробоины? - Таня задумчиво ковырнула ногтем свежую белую ссадину рядом со стеклянным кругляшком.
- Ну, наверное, домой собачке хотелось, - пожал Олег плечами, - она подпрыгивала... радовалась, так сказать.
- А если она и нашим дверям радоваться начнет?
- Да никто нас Охлоску брать не заставляет, - примирительно напомнил Олег. - Не хочешь - не возьмем. К тому же она не так уж и любит скакать. Миша обувь на вешалку ставит, чтобы псина не грызла. И ничего, не достает.
- Куда он ставит обувь?.. - зловеще переспросила Таня.
Олег понял, что сболтнул лишнее, но сказанного не воротишь: по Таниному лицу стало ясно, что супруга приняла окончательное и бесповоротное решение - можно спокойно разворачиваться и уходить, все равно никакие аргументы на нее уже не подействуют. Однако палец успел вдавить кнопку звонка, уже лязгал замок, открывалась дверь, и через образовавшуюся щель вырывался истошный вопль:
- Жрать хочу! Жрать давайте! Голодом зам-морили!
- А это кто? - шепотом спросила мужа Таня.
- Это попугай, - ответил вместо Олега Михаил. - Врет, паразит, только что миску овса стрескал.
Миша Немеровский вымахал выше Таниного мужа почти на две головы, но получился раза в полтора тощее. Плеч у него, казалось, не было вообще - рубашка не соскальзывала до пояса только из-за туго застегнутого воротничка, а брюки не падали лишь благодаря затянутому на последнюю дырку ремню. В качестве компенсации Миша обладал великолепными пышными кудрями и в довершение был блондином. В общем, одуванчик, а не человек. Неординарную внешность дополнял восторженный склад ума: Немеровский мгновенно возгорался самыми разнообразными увлечениями и столь же быстро угасал. Как напоминание о многогранном интеллекте под окнами квартиры ржавел "Запорожец", почти ставший "фольксвагеном", пылился в прихожей увешанный автомобильными камерами багажник, почти ставший катамараном, бегал по квартире сибирский кот, почти научившийся искать земляные груши... Теперь вот еще и попугай какой-то объявился.
- А птица тебе зачем? - поинтересовалась Таня, с царственной небрежностью сбрасывая зимнее пальто мужу на руки. - В цирке, что ли, выступать собираешься?
- Да нет, - отмахнулся Миша, доставая для гостей тапочки. - Это сынок постарался. Прибежал тут на днях домой и говорит: "Пап, а у нас в подвале кто-то по-английски разговаривает. Наверное, шпионы забрались. Давай в милицию сообщим?" В отделение звонить я, естественно, не стал, но любопытство разобрало. Взяли мы с Андрюшкой фонарик и пошли смотреть, что за Джеймс Бонд в доме завелся. А там эта тварь летает. Грязная, мокрая, полуощипанная, - в общем, курица второй категории. А у меня как раз клетка старая дома валялась...
- Жрать давайте!
- О! Слыхали? Навязался на мою голову!
- А посмотреть можно?
- Хоть килограмм! Могу даже подарить!
В высокой клетке, подвешенной к потолку вместо светильника, сидел крупный, ослепительно белый попугай. Увидев людей, он заметался из угла в угол, захлопал крыльями, потом быстро и ловко вскарабкался вверх по проволочной стенке и, повиснув вниз головой, принялся яростно долбить желтым крепким клювом планку насеста, не забывая надрывно орать:
- Жрать хочу! Голодом зам-морили!
Клетка угрожающе закачалась, на пол посыпались перья, мелкий сор.
- Старую уже сломал, - грустно сообщил хозяин. - Альфонс выцветший.
- Жрать хочу! Жрать давайте!
- Ты б ему насыпал чего, что ли?.. - осторожно предложил Олег.
- Да кормлю я его, кормлю! - взорвался Миша. - Меня соседи уже достали. "Почему, - говорят, - над животным издеваешься!" Заткнись, суп сварю!
Услышав хозяйский крик, попугай от неожиданности разжал лапы и сорвался вниз, однако удержался клювом за насест, забрался на него, хлопая крыльями, и угрюмо затрещал, точно механический будильник.
- Пойдем в комнату. А то ведь не успокоится.
- Жрать хочу! Жрать давайте!
Прежде чем усадить гостей на диван возле уже накрытого стола, Мише пришлось перенести на стул огромного черного кота с нежной кличкой Муля.
- Кот-то попугая не трогает?
- Кто? - переспросил Миша и нехорошо усмехнулся. - Могу продемонстрировать.
Он вышел на кухню: Через секунду оттуда послышался жизнерадостный вопль "Голодом зам-морили" и одновременно по полу покатился опустевший стул - круглые зеленые кошачьи глаза светились из-под кресла. С восторженным воплем крылатый Альфонс спикировал рядом, с ходу попытался клюнуть кота в хвост, но неудачно. Тогда он прошелся, переваливаясь, как бычок из детской считалки, заглянул под кресло с другой стороны и угрюмо сообщил:
- Жрать хочу!
Коту эта фраза энтузиазма отнюдь не прибавила. Попугай прошелся туда-сюда еще пару раз, поднял свой хохолок и внезапно дружелюбно предложил приятным женским голосом:
- Андрюша, вставай!
- Это он научился, пока у сына в комнате висел. - Миша снял с заварочного чайника румяную, щекастую матерчатую бабу. - Мы сперва ничего понять не могли... Таня, тебе покрепче? Олежьи вкусы я уже изучил... Так вот. Андрюшка по утрам стал заходить к нам и жаловаться, что будим рано. Мы сперва ничего понять не могли. Это чучело белое в клетке сидит - голова набок, глаза закрыты, даже похрапывает. Ну да потом застукали "с поличным". К себе перевесили. Так он, гад, через неделю будильником орать начал! Олег, тебя будили когда-нибудь по выходным в пять утра? Я его чуть в форточку не выкинул. Жена отняла. Бережет. Этот недобитый Альфонс как ее увидит - голову на спину откинет, глаза зажмурит и эдак вдохновенно басит: "Боже мой, как ты прекрасна!" Она теперь скорей меня выкинет. Мозгов с наперсток, а жену, считай, у меня отбил.
- Жрать давай! - снова заорал попугай.
- Пусть тебя моя мегера кормит, петух некрашеный! - огрызнулся Миша.
- Весело живешь.
- Не то слово! Кстати, вы у меня Охлосиху не возьмете? Недельки на две, не больше.
- Слушай, - прихлебнула чай Таня, - а почему вы ее назвали так, а? Странное какое-то имя.
- Да мы ее поначалу Сволочью назвали. Не специально, просто так сложилось. Ну а потом поняли, что неудобно. Мальчишка растет... Да и во дворе звать неудобно... Пришлось синоним подбирать. Да, а ведь я ее обувь жрать отучил!
- Не может быть!
- Запросто! - Хозяин гордо вскинул голову. - Простудился я на прошлой неделе. Башка трещит, кости ломит, с носа течет. Не согнуться, не разогнуться. Прихожу домой, скидываю бутсы, а эта скотина курчавая уже бежит, хвостом виляет - а зубами щелкает. И так обидно мне стало все от нее прятать-распихивать... Достал из кармана купленную "упсу", взял две таблетки да в глотку ей и загнал.
- И как?
- Весь вечер с треугольными глазами у крана в ванной паслась. Язык набок, морда мокрая. Только слышно: "Ик! Буль-буль-буль... Ик! Буль-буль-буль..." Ночь спала как убитая. С тех пор к ботинкам - ни ногой. Так что можете брать спокойно. Ничего не попортит.
- Ты понимаешь, Миша, - мягко начала Таня, - у нас маленький ребенок...
- Ну, ребята!!! - взмолился Михаил. - Ну хоть на одну недельку...
- Ну что тебе даст эта неделя? - покровительственным тоном спросила Таня. - Даже отдохнуть толком не успеешь...
- О-о-о! - Миша мечтательно закатил глаза. - Целая неделя! Я успею провести сразу семь сеансов суброментальной йоги!
- Субро... чего?
- Суброментальной йоги! - Лицо Михаила озарилось приливом энтузиазма, голос наполнился глубиной и окреп. - Суброментальная йога позволяет полностью применить потенциальные возможности человеческого мозга, которые в повседневности используются всего на два-три процента! Можно создавать целые новые вселенные, полноценные миры; можно путешествовать во сне по иным странам и континентам, по параллельным пространствам, по прошлому и будущему...
- И где ты этого набрался? - со скепсисом спросил Олег.
- Подожди, Олежка, - остановила мужа склонная до всяческой мистики Таня. - А что это за йога путешествий во сне?
- Ну, в принципе она совершенно проста. У нас на Крестовском острове Ма Нирдыш Тшола из Непала целую неделю вела занятия. Я не попал, меня с работы не отпустили, а Костик, наш охранник, пошел. Он мне все рассказал... - От нахлынувшего восторга Миша говорил все громче и громче, и даже попугай на время отвлекся от кота, повернулся к хозяину и с любопытством склонил голову. - Когда заснешь, нужно вообразить себе такой мир, в какой хочешь попасть. Получается настоящая вселенная, неотличимая от реальной. Там можно путешествовать, сражаться, любить женщин и заводить детей, наживать врагов и друзей. В общем, совершенно реальный мир, но только такой, какой ты пожелаешь.
- И почему тогда все люди еще не живут в своих вселенных? - вклинился извечный скептик Олег.
- Во-первых, некоторые живут; во-вторых, пока что это получается скорее случайно, чем целенаправленно; а в-третьих - есть одно совершенно необходимое условие: нужно сохранить во сне собственную свободу желаний. Обычно человек, засыпая, катится по воле случая, нисколько не контролируя ситуацию.
- И что делать? - Таня пихнула мужа локтем под ребра - чтобы не ехидничал.
- На первый взгляд все просто. Заснув, именно заснув, а не раньше, нужно во сне поднести к глазам ладонь и посмотреть на нее. Как только это случилось - все! Новый мир у ваших ног. Можете дальше воображать стены, потолки, людей, гурий и так далее. Увы, на деле желание взглянуть во сне на свою ладонь уплывает вместе с сознанием. Наверное, кто-то может добиться своего с первой попытки, кто-то - лет через двадцать, а кто-то не увидит своего личного мира никогда в жизни. Хотя человеческий мозг достаточно развит, чтобы создать не одну, а сотни вселенных. Это вам любой биолог скажет.
Пока люди рассуждали о высоких материях, неугомонный Альфонс покинул кота, добрел до Таниных шлепанцев, деловито почистил длинным кривым ногтем клюв и внезапно долбанул гостью по носку тапки.
- Ой! - Девушка поджала ноги.
- Что ты делаешь, скотина! - вскочил со стула Миша, а попугай закинул голову назад, зажмурил глаза и нежным бархатным баритоном простонал:
- Боже мой, как ты прекрасна!
- Как? - Изумленно распахнув голубые глаза, Танечка утратила бдительность, и Альфонс немедленно клюнул другую тапку. Муля, явно решивший под шумок сделать ноги, выполз из-под кресла, волоча по полу жирное брюхо... Однако попугай заметил беглеца и, взмахнув широкими ангельскими крыльями, кинулся за ним.
Хлопнула входная дверь. Заливаясь яростным лаем, в комнату ворвалась пуделиха и попыталась ухватить ненавистную всем птицу за хвост. Альфонс увернулся, кот не успел. Собака по имени Охлос рухнула коту на голову, и мохнатые обитатели дома покатились по полу, мимоходом снова опрокинув невезучий стул, а подлый попугай пикировал на них сверху, долбя клювом то одного, то другого. Шумно грохнулся на пол торшер, полился кипяток из опрокинутого чайника...
- Вот, - страдальчески вздохнул Миша, - разве можно заниматься йогой в такой обстановке?
Шлепая босыми ногами, прибежал семилетний Андрюшка, кинулся разнимать, зверей, тут же был поцарапан, клюнут и укушен, но реветь не стал, а принялся тоже ловить попугая. Альфонс, теряя яркие, как свежий снег, перья, не только ловко уворачивался, но еще и ухитрялся стучать четвероногих преследователей по головам, а двуногого по пяткам. Досталось даже Мише, хотя тот чинно восседал на стуле, прихлебывал кофе и флегматично советовал:



- Оставьте. Пусть выживет сильнейший. Желательно - один.
Кончилось тем, что еще раз хлопнула входная дверь и послышался голос Мишиной жены Иры:
- Что за шум, а драки нет?!
Драка прекратилась немедленно: Андрюшка с Охлосихой выскочили навстречу любимой мамочке, Муля опять спрятался под кресло. Попугай с видом победителя уселся Тане на плечо, вдохновенно пробормотал: "Боже мой, как ты прекрасна!" - и вытянул шею. Женщина улыбнулась и почесала галантной птице грудь. Попугай замурлыкал.
- Слушайте, - осенило Мишу, - а может, вы Альфонса возьмете? Так тихо без него было!
- Чтоб он нам сына по квартире гонял? - усмехнулся Олег.
- Да нет, - отмахнулся Миша, - это он только кошек так не любит.
- И чтоб орал каждый день в пять утра?
- Можно покрывало накидывать. Тогда он спит спокойно.
- Боже мой, как ты прекрасна! - простонал попугай, на мгновение прервав мурлыканье.
- А если его поставить Сашке в комнату?.. - задумчиво спросила Татьяна.
- Я вам и клетку подарю, - почему-то прошептал Миша и радостно побежал на кухню...
Больше всех обрадовался приобретению Сашка: приведенный из садика домой, он тут же принялся таскать по комнате огромную клетку, выбирая место получше, потом долго твердил попугаю: "Попка дурак" (Альфонс гордо отворачивался), а ложась спать, даже забыл про свой любимый йогурт, поставленный рядом с кроватью. За его неполные пять лет такие случаи можно было пересчитать по пальцам. Олег укрыл сына одеялом и отправился на кухню помогать жене.
Обычно этим и заканчивался каждый их день - Таня вставала к раковине и начинала мыть накопившуюся за день посуду, а муж приходил ей помогать. Он подкрадывался сзади, осторожно зарывался лицом в душистые кудри, нежно целовал шею, покатые плечи, касался губами розовых мочек ушей, а руки его ложились жене на бедра, или ласкали грудь, почти сохранившую форму даже после рождения сына, или опускались ниже живота... И чаще всего посуду приходилось домывать утром.
- Не подходи! - сурово, даже без тени улыбки, предупредила на этот раз Таня, едва скрипнул пол у порога.
- Да я только помочь, - вкрадчиво сообщил Олег.
- Не подходи!. - Она повернулась к нему лицом и умоляюще добавила: - Пожалуйста. Я ведь тоже не деревянная! Извини, любимый, но дня три тебе придется потерпеть. Настал момент такой...
- Хорошо, я не буду, - не без тоски в голосе произнес Олег, прошел к окну и присел на подоконник, откровенно любуясь своей женой. Та вымыла одну тарелку, поставила в сушилку. Вымыла вторую, задержала ее в руке, приглядываясь к чему-то, и внезапно топнула ногой:
- Ну не могу я так! Уйди отсюда! Хочется в такие дни больше, а нельзя вообще. Олежка, любимый, не обижайся! Уйди, пожалуйста. Я ведь тебя всем телом чувствую. Аж мурашки по коже. Ложись иди спать. Я тебя очень прошу. Пожалуйста...
Олег немного посопел - но что тут скажешь? - и отправился укладываться.
В постели без Тани было непривычно холодно и одиноко. Олег покрутился, прислушиваясь к бряканью посуды, потом накрылся одеялом с головой. Стало теплее. Он вспомнил попугая, Мишины "йоги", усмехнулся. Если бы Олегу пришлось создавать свой мир, то он изготовил бы женщин без месячных... Жалко, они были бы ненастоящие... Хотя придуманные женщины не знали бы, что они ненастоящие... Или знали? Мысли перескочили на драгоценные камни: сейчас при выращивании искусственных камней специально добавляют в расплав различные химические элементы, чтобы отличить их от настоящих. Вопрос: какой смысл делить камни на поддельные и настоящие, если между ними нет никакой разницы? Идея показалась здравой. Если сделать женщин неотличимых от настоящих, значит, они и будут настоящими...
Олег перевернулся на другой бок и, уже проваливаясь в сон, попытался вспомнить, что нужно, чтобы создавать женщин? Кажется, просто посмотреть на ладонь...
Во сне он недоверчиво усмехнулся и поднес руку к лицу.
Ладонь оказалась мозолистой, исчерканной всякими пророческими линиями - жизни, судьбы, здоровья. Еще был застарелый ожог на мизинце - серебро полгода назад брызнуло; чернильное пятно на кончике указательного пальца. Ладонь как ладонь. Видит он ее. Ну и что?
И тут же возникло удивление: а как он может ее видеть? Ведь он же под одеялом! Или уже без одеяла?
Олег огляделся. Действительно, никакого одеяла нет. Просто комната. Потолок да четыре стены. Четыре светло-серые стены, без окон, без дверей. Ни единого окна, ни единой двери, ни входа, ни выхода. Где же он? Как сюда попал?!
Олега охватил жестокий приступ клаустрофобии. Замурован!
Стало страшно - разум охватил дикий беспричинный ужас, словно человек оказался нагишом перед тигром-людоедом. Олегу страстно, всей душой, захотелось ощутить в руках оружие, простое и надежное, а лучше всесильное...
Меч, русский прямой обоюдоострый меч, да такой, чтобы не то что ворога или зверя, а любую стену, как повидло, резал! Будь она хоть деревянная, хоть каменная, хоть трехслойной керамической брони!
И меч возник. Прямо в руке. Достаточно весомый, чтобы ощутить тяжесть оружия, но не настолько, чтобы рука уставала его держать, - с длинным лезвием, сверкающим, как первый утренний луч. Клинок до середины украшен тонкой изумрудно-зеленой вязью. Эфес усыпан крупными жемчужинами, а головка завершена огромным плоским фиолетовым аметистом. Непритязательная огранка французским каре открывала глазу дрожащее, живое мерцание в самом сердце камня.
Олег поверил мечу сразу. Поверил, как человеку, ощутил, как друга. И даже понял, что у меча есть имя: Драккар. Страх исчез. Даже наоборот - появилось желание сразиться, встать с оружием в руках против достойного противника, скрестить клинки, увидеть ужас в глазах врага, услышать мольбу о пощаде, почувствовать радость победы. С кем сразиться? Естественно, с кем-то, олицетворяющим Зло.
Буквально из воздуха соткался черный плащ, подбитый кровавым бархатом, появился черный камзол, отделанный кружевами воронова крыла, заструилась над воротником коричневая дымка, обрела форму вытянутой, покрытой шерстью морды. Внизу мелькнул хвост. Шерсть на морде поползла назад, обнажая угольную кожу лица, длинный крючковатый нос, узкую щель рта, густые изогнутые брови. Фантазия быстро обрела ясность, и почти мгновенно выросли прикрытые панталонами козлиные ноги с раздвоенными копытами, вытянулись изогнутые рожки на голове.
Дьявол! Сам Дьявол. Впрочем, это естественно. Только Дьявол и есть истинно достойный противник.
Олег широко расставил ноги, слегка пригнулся, взяв меч обеими руками, и приготовился к схватке.
Дрогнули, поднимаясь, безресничные веки, сверкнули белки. Первый вздох - по комнате потянулся острый запах серы. Мелькнули между темных губ сахарные зубы - Дьявол качнулся, словно потерял на миг равновесие, раскрыл глаза и в упор посмотрел на Олега.
Кончик меча описал небольшой круг и вернулся в изначальную точку, легкий и послушный, как продолжение руки. Дьявол медленно опустился на колено и склонил голову:
- Приветствую тебя, Создатель! Драккар, словно сам собою, вскинулся вверх.
- Благодарю тебя, Создатель, за подаренную мне жизнь и клянусь служить тебе верой и правдой и исполнять все твои приказы. Если ты желаешь моей смерти, то я готов, погибнуть, благодаря тебя даже за тот краткий миг жизни, который ты дал мне своею волей.
- С чего ты решил, что я хочу тебя убить?
- Я второе из твоих созданий. Меч взял половину твоей души, мне досталась лишь четверть, но я еще достаточно близок к тебе, Создатель, чтобы чувствовать твои мысли и желания. Если ты пожелаешь, я готов помочь создавать новый мир в соответствии с твоими желаниями, высказанными и невысказанными, и избавить тебя от необходимости обдумывать каждую мелочь.
- Мир в этой камере без окон и дверей? - Олег красноречиво развел руками.
- Ты прав, Создатель. Сотворенное тобой однажды уже невозможно изменить. Но можно изменить еще не созданное.
- В каком смысле? - Кончик меча настороженно нацелился собеседнику в горло.
- Невозможно творить мир в этой уже существующей комнате. Но можно создать мир за этими стенами. - Дьявол поднялся на ноги. Стало видно, как выглядывающая из-под подола плаща мохнатая кисточка хвоста, похожая на львиную, бегает из стороны в сторону. - Ты позволишь, Создатель? Только согласно твоим мыслям, желаниям и представлениям.
Олег не успел сказать и слова, как рогатый слуга уже склонился в поклоне:
- Повинуюсь, Создатель.
На миг возникло холодное жутковатое ощущение в голове, словно там зашипела газировка.
- Что это?
- Весь этот мир, Создатель, - Дьявол развел руки, - лишь осьмушка души твоей, и он благодарен тебе за счастье своего существования.
- Ты что, издеваешься? - Олег ощутил нарастающую злость: в их маленькой комнатушке ничего не изменилось.
Но тут Дьявол сухо щелкнул черными пальцами, и стены рухнули...
Сотни жарких солнц, взметнувшихся ввысь вокруг земного диска, нагрели песок пустыни до такой степени, что в нем можно было запечь кабана. Именно поэтому ноги лошадей были обуты в толстые кожаные чулки до самых колен, а все пятеро всадников обходились без доспехов - хотя, судя по широким мечам на поясах и длинным копьям у стремени, были воинами. Головы людей укрывали небольшие войлочные шапочки, на плечах болтались свободные белые балахоны с длинными рукавами. Одежда ничем не различалась и у двух совсем молодых, лет по пятнадцать, парней, и у двух взрослых, гладко бритых воинов, и у седого старца с окладистой седой, бородой..
- Пить хочется, - негромко пробормотал один из молодых ребят.
- Терпи, Аристон, - тут же потребовал старик. - К фляге руки протянуть не смей! На жаре пить - только воду терять. Мигом потом выйдет, и только сильнее жажда мучить станет. Коли дозор затянется, ночью попьешь.
- А если не затянется, дед Велемир?
- Тогда в затоне у хозяйки из рук освежишься, - рассмеялся зрелый воин. - У нее из рук вода сла-а-адкая. У тебя сегодня дозор первый?
- Первый, дядька Михей.
- Тогда точно попробуешь, - тут же подтвердил воин.
- Лошади ушами ведут! - неожиданно оборвал их второй мальчишка.
- Молодец, Нислав, - кивнул старец. - А я уж думал, не заметит никто. А вы, Михей да Аворар, вы-то что? Мальчишка опасность раньше учуял! Только о хозяйках и думаете.
- Я так чувствую, за барханом они, - подал голос Аворар. - Двое...
- Подожди, - вскинул руку престарелый командир дозора. - А ну, Аристон, кто это может быть?
- Это?.. - Мальчишка привстал на стременах, принюхался, поднял одну руку, словно ощупывая воздух. - Одна самка... Второй нет. Горчинка, а дух холодный. Аура пустая. Это чурыги. Двое. Голодные...
- Нислав?
- Малые чудища. Когда им удается поймать человека, они запутывают его в кокон, откладывают в живот яйца и закапывают среди скал за Срединным хребтом. Череп крепкий, мечом и копьем не пробить. Тело мягкое.
- А ты, Михей, знания Январской Академии еще не растерял?
- Растерял, Велемир, растерял, - весело расхохотался дозорный. - Больно много меня эти чурыги по голове били. И вбили они в мою память, что клыки и когти у них короткие, а вот хвост тяжелый. И хоть умны они, как придворные советники хозяйки хеленов, но все равно много людей поймать не могут, а потому плодятся редко и больше двух-трех вместе не попадаются.
- Вот и хорошо, - кивнул старик. - Сейчас мы эти ваши слова и проверим. Атака академическими парами, молодые впереди.
Он потянул правый повод, поворачивая коня, и медленно поднялся на гребень ближнего бархана. Оставшиеся дозорные, вытянув пики из ременных петель, перехватили их в руки, опустили сверкающие острия вперед.
- Наш будет левый, Аристон, - предупредил Михей. - Выезжаем из-за дюны, видишь левого и скачешь на него. Меться пикой под любую из лап. Я буду в пяти шагах позади. Понял?
- Да, дядька.
- Вы готовы, Аворар? - обратился воин к старшему второй пары.
- Готовы, - кивнул тот. - Мы обходим справа. Двинулись.
Воины разъехались, обходя высокий бархан с разных сторон, после чего перешли в стремительный галоп.
Чурыги, показавшиеся в прогалине между песчаными горами, больше всего походили на больших ящериц, вставших на задние ноги и вырастивших у себя на хребте цепочку белых костяных шипов. Голова с непропорционально большой, уходящей назад черепной коробкой спереди заканчивалась небольшой пастью, усеянной мелкими острыми зубами. Глаза, глядя только вперед, выпирали на макушке, носа и ушей не имелось вовсе.



Страницы: [1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32
РЕКЛАМА
Лукин Евгений - Секондхендж
Лукин Евгений
Секондхендж


Шилова Юлия - Утомленные счастьем, или Моя случайная любовь
Шилова Юлия
Утомленные счастьем, или Моя случайная любовь


Орлов Алекс - Двойной эскорт
Орлов Алекс
Двойной эскорт


Бажанов Олег - Иванов.ru
Бажанов Олег
Иванов.ru


РЕКЛАМА В БИБЛИОТЕКЕ
Copyright © 2001-2012 гг.
Идея и дизайн Алексея Сергейчука. При использовании материалов данного сайта - ссылка обязательна.