Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ


ТОП-5 ПОПУЛЯРНЫХ РАЗДЕЛОВ
  1. Русская фантастика
  2. Детектив
  3. Женский роман
  4. Зарубежная фантастика
  5. Приключения

ТОП-30 ПОПУЛЯРНЫХ КНИГ ЗА МЕСЯЦ
  1. Умножающий печаль (127)
  2. Пелагия и красный петух (том 2) (91)
  3. Замуж за египтянина, или Арабское сердце в лохмотьях (79)
  4. Гнев дракона (77)
  5. Начало всех начал (71)
  6. Цифровая крепость (70)
  7. Путь Кейна. Одержимость (66)
  8. Битва за Царьград (65)
  9. Имя потерпевшего - никто (61)
  10. Омон Ра (60)
  11. Шпион, или повесть о нейтральной территории (44)
  12. Свирепый черт Лялечка (44)
  13. Покер с акулой (35)
  14. Аквариум (31)
  15. Ричард Длинные Руки - 1 (31)
  16. Ни мужа, ни любовника, или Я не пускаю мужчин дальше постели (24)
  17. Журналист для Брежнева (22)
  18. Тимур и его команда (21)
  19. Турецкая любовь, или Горячие ночи Востока (20)
  20. По тонкому льду (20)
  21. Киммерийское лето (18)
  22. Брудершафт с Терминатором (16)
  23. Любовница на двоих (14)
  24. К "последнему" морю (14)
  25. Прозрачные витражи (14)
  26. Яфет (13)
  27. Ледокол (13)
  28. Роксолана (12)
  29. Париж на три часа (12)
  30. Колдун из клана Смерти (9)

Использовать только для ознакомления. Любое коммерческое использование категорически запрещается. По вопросам приобретения прав на распространение, приобретение или коммерческое использование книг обращаться к авторам или издательствам.

Русская фантастика — > Прозоров Александр — > читать бесплатно "Андрей Беспамятный: Кастинг Ивана Грозного"


Александр Прозоров


Андрей Беспамятный: Кастинг Ивана Грозного




Прозоров А.
П78 Андрей Беспамятный. Кастинг Ивана Грозного. - СПб.: Издательство "Крылов", 2004.- 448с. (Серия "Историческая авантюра")
Группа российских пограничников, погибших в бою на горном перевале, воскресает несколько веков спустя. Люди из будущего поручают им странную миссию - отправиться в далекое прошлое, в середину шестнадцатого столетия, и добыть захваченный татарами кастинг - артефакт таинственного предназначения. Задача кажется несложной для видавших виды профессионалов, к тому же вооруженных до зубов.
Но в первой же схватке сержант Андрей Матях понимает, что привычные АКМы и гранаты - не самое надежное средство против сабель и луков и что тактика двадцатого века неприемлема в битвах эпохи Ивана Грозного...
ISBN 5-8378-0124-3
(c) Прозоров А., 2004
(c) Издательство "Крылов", 2004

Глава 1
ЧЕХИ

В капитанской землянке, выбитой в скальной площадке пятью блиндажными зарядами*, пахло крепким кофе. Причем не растворимым, а самым настоящим - свежемолотым из хорошо прожаренных, еще горячих зерен, залитых ключевой водой и долго-долго томившихся в раскаленном песке. Андрей даже сглотнул от неожиданно появившейся во рту горчинки и облизнул сухие губы. Умом Матях, конечно, понимал, что настоящему кофе здесь, в Дай-Килойском ущелье, под самой вершиной горы Гонти, взяться неоткуда. Тем более сварить его здесь, в землянке начальника заставы, вовсе невозможно. Не имелось тут для этого ни примуса, ни посуды. Капитан Ратников обедал всегда вместе со всеми, в общей палатке, и ничего лишнего себе никогда не позволял. Но запах все равно продолжал витать в воздухе.
* Блиндажный заряд - специальный боеприпас, предназначенный для быстрого изготовления укрытий (блиндажей) взрывным способом.

Сержант быстро осмотрелся: письменный стол, поставленный на попа доисторический фибровый чемодан, на котором, прикрытый белой тряпицей, возвышался двухкассетный "Панасоник", грубо сваренный из стальных листов сейф, "буржуйка" у дальней стены и портрет Кутузова, поперек мундира которого тянулась бело-сине-красная лента. Путин, разумеется, тоже имелся - он с ехидной усмешкой следил за офицером из стоящей на столе деревянной рамочки.
- Тоже чувствуешь? - проследил за взглядом подчиненного капитан и медленным движением огладил свою лысину. - Полдня откуда-то паленым воняет. А где тлеет - найти не могу.
- Может, провода аккумуляторные перетерлись? - предположил Матях. - Теперь слегка подкорачивают, вот изоляция и горит.
- Да проверял я, все нормально. - Однако Ратников встал, провел большими пальцами под ремнем, поддерживающим уже заметный животик, потом заглянул за сейф. Именно там тянулась "полевка", уходящая от магнитофона через стену к аккумулятору бензинового генератора. - Нет, все в порядке.
Капитан устало вздохнул, вернулся за стол, снизу вверх посмотрел сержанта:
- Ну что, Андрей, не надумал на сверхсрочную остаться? Дадим направление в школу прапорщиков, характеристику хорошую. Место тебе в нашем округе гарантировано.
- Не, товарищ капитан, - мотнул головой Матях, - не уговаривайте. Я лучше домой, по специальности.
- Ну какая специальность? - откинулся на спинку стула офицер. - Ты на себя в зеркало когда-нибудь смотрел? Ты можешь себе представить программиста ростом сто девяносто два сантиметра и больше метра плеч в диаметре?
- В чем? - изумился сержант.
- Ну, в этом, - с усмешкой развел руками начальник заставы. - На что китель надевают.
- Да это пройдет, товарищ капитан, - повел плечами Матях. - Просто я тяжелой атлетикой до службы занимался. Как брошу, так и похудею раза в три. Видел я наших ребят, что на лыжи перешли. Тощие стали, как принцесса Диана.
- Да я не против, занимайся, - замотал головой Ратников. - И колесную пару от вагонетки тебя никто выбрасывать не заставляет. Но только я не понимаю, какого лешего с таким-то телом ты задницу за компьютером протирать собираешься? Чай, не очкарик какой-нибудь.
- А я не мясом на жизнь зарабатывать хочу, товарищ капитан. Мозгами хочу работать.
- Можно подумать, здесь голова не нужна, - недовольно поморщился офицер. - Дураки у нас долго не живут. Между прочим, Андрей, в погранвойсках тоже не одними ногами службу несут. У нас и компьютерные системы есть, и центры обработки информации.
- Знаю, что мне там скажут, товарищ капитан, - кивнул Матях. - Скажут, что с таким загривком нужно не за терминалом сидеть, а крупнокалиберный пулемет через плечо носить. Да и запрут куда-нибудь в лес командиром взвода. Не хочу. Я человек честный, от службы не увиливал, свои два года Родине отдал. А теперь собираюсь у себя дома мирно по клавишам стучать.
- Ну разве это жизнь, Андрей? - пожал плечами начальник заставы. - Ты же мужчина! Воин. Ты должен страну сваю защищать, труд ее мирный, а не платочки накрахмаленные в нагрудный карман запихивать. Как можно мужское дело на всякие кнопочки-бантики менять?
- Знаете, если стране действительно воины нужны, - не выдержал Матях, - она им должна как мужчинам настоящим платить, а не как сопливым секретуткам из какой-нибудь торговой компании. Извините, конечно, товарищ капитан.
- А слова такие, как "честь", "совесть", ты когда-нибудь слышал?
- Я из чести и совести к вам сюда на два года служить пришел, - повысил голос Матях, - а не сифилитиком из психушки прикидывался. А потом, хочу нормально пожить, чтобы копейки до получки не считать и на трамвайных билетах не экономить.
- Ладно, - капитан с силой протер лысину, - еще три месяца у тебя на раздумья есть. А пока смотри на карту. Из Моздока сообщение пришло, что в ближайшие дни из Грузии к нам отряд боевиков прорваться собирается. Радиограмма была, и лейтенант штабной устное предупреждение привез. На тебя, кстати, похож связист очень. У тебя родственников здесь нет?
- Я у матери один, - кратко ответил сержант.
- Ну ладно, нет так нет. Так вот, лейтенант утверждает, что почти наверняка "чехи" пойдут сегодня вечером через наш участок. То есть вот здесь, через Крестовый снежник, к Вараевому уступу. Смотри сюда, Андрей.
- Да что мне смотреть, товарищ капитан? - усмехнулся Матях. - Я по этим тропам и скалам уже год брожу. Что мне эта карта? Я и так знаю, что у снежника нам их не подловить. Там скалы одна на одной. При первом же выстреле бандиты попрячутся и назад уползут. Брать нужно за уступом, перед выходом в ущелье.
- Правильно, - согласился начальник заставы, складывая карту и сбрасывая ее обратно в ящик письменного стола. - Значит, коли проводник у них дешевый, они Бараев уступ обойдут слева, чтобы по пологой расселине вниз спуститься. Если проводник опытный, то могут по уступу с правого склона пойти, чтобы потом через Угольную щель выбраться.
- Или прямо от уступа по ручью к Синему болоту, - добавил сержант.
- Нет, Андрей, - с довольной улыбкой замотал головой Ратников, - по болоту дороги больше нет. Коля на прошлой неделе туда двадцать растяжек поставил. Леску ноль пять под водой на глубине в ладонь натянул, а гранаты на склонах спрятал. Сверху ничего не видно, да еще и зарастет скоро. Если кому захочется вброд эту лужу перейти... В общем, мы услышим.
- А чего не предупредили?
- Зачем? - пожал плечами начальник заставы. - Из наших там все равно никто не ходит. А лишнее знание - лишний риск, что кто-то сболтнет по дурости. Ты тоже помалкивай. Просто помни, что по болоту хода нет, да если взрывы в той стороне услышишь, сразу наряд для проверки высылай.
- Понял, товарищ капитан.
- Вот и хорошо. - Ратников потянулся было за картой, но спохватился: - В общем, склон нижнего Гонта ты знаешь. Он как раз напротив тропы через Бараев уступ. Займешь там позицию со Смирновым, Новиковым и Харитоновым. Еще с вами пойдет штабной лейтенант. Но ты за старшего. Он в качестве проверяющего отправится. Наблюдать за уровнем вашей боевой подготовки и оказывать огневую поддержку из своего автомата. А может, и еще какое задание у него есть, но помалкивает. Старший лейтенант Измалков со своим взводом и двумя АТС развернется перед расселиной слева от уступа. Боевая задача твоя такова: если услышишь со стороны расселины стрельбу, выдвигаешься со своей группой к снежнику и перекрываешь бандитам пути отхода. Только к ним за спину не высовывайся, чтобы на линии огня не оказаться. Дави фланговым обстрелом.
- Сам знаю, не маленький, - обиделся Матях.
- Если пойдут по тропе, - спокойно продолжил капитан, - пропускаешь всю группу и открываешь огонь по замыкающим. Тогда, соответственно, Измалков поворачивает взвод к Угольной щели и встречает "чехов" на выходе. А ты опять же перекрываешь путь отхода. Под огнем по скальному карнизу особо не побегаешь.
- А если в болото сунутся?
- Тогда можешь корчить им сверху рожи и забрасывать гранатами, - разрешил начальник заставы. - Пусть эти уроды между растяжек побегают, коли в Грузии не сидится. Задача ясна?
- Так точно, товарищ капитан! - Матях щелкнул каблуками и отдал честь.
- Выполняйте, сержант, - поднялся офицер из-за стола и тоже вскинул руку к виску.
- Есть! - Матях развернулся, но выйти строевым шагом у него не получилось - сразу перед ботинками начинались ступеньки.
- Береги себя, Андрей, - бросил ему в спину Ратников и, не удержавшись, добавил: - Стране нужны толковые прапорщики.
После темной землянки яркий свет на улице резанул по глазам. Андрей Матях несколько секунд постоял, привыкая к ослепительному солнцу, потом, поежившись, пошел к обложенной камнями палатке второго взвода.
Несмотря на июль, трава на каменистых склонах высокогорья так и не выросла. Заставу продолжали окружать серые базальтовые россыпи, по которым до ближайшего лужка топать по узким тропам километров десять. Ветер тоже дул постоянно в одном направлении - от близких снежных шапок вниз, к Дай-Килойскому ущелью. Туда же регулярно пытались прорваться и небольшие бандитские группки отдохнувших в Грузии чеченцев. Обычно после истребления такой шайки на две-три недели воцарялось спокойствие - убедившись в прочности границы, боевики и их арабские хозяева выжидали, пока русские ослабят бдительность. Но потом, так и не поняв, что в России незваные гости не нужны, разбойники лезли снова. Длительный перерыв наступал только зимой, когда перевалы утопали под многометровым слоем снега, а узкие тропинки обледеневали и по ним не рискнул бы пробраться и снежный барс. Именно поэтому здесь, на заставе, на которой и летом температура не поднималась больше плюс пяти градусов, а зимой начинался настоящий морозильник, холодные месяцы любили все-таки больше, чем теплые.
- Харитонов! - войдя в палатку, окликнул солдата Матях. - Дуй в столовую, скажи прапору, чтобы обед на пятерых сделал, и "корочки" - с собой. Потом найди Смирнова и Новикова. Через час выступаем, пусть готовятся.
- Они дрова для столовой колют.
- Я тебя не спрашиваю, что они делают! - повысил голос Андрей. - Я говорю, чтобы бросали все и собирались на выход. Давай, бегом!
Щуплый и черноволосый Коля Харитонов был земляком Матяха. Они в Питере, оказывается, жили на одной улице. Именно поэтому распоряжения сержанта солдат всегда выполнял с некоторой ленцой, как бы проявляя снисхождение. Хотя те же Витя Новиков и Коля Смирнов, призванные из Мордовии, за подобные пререкания немедленно получали в лоб.
- Ты еще здесь?
- Иду, иду, - буркнул земляк, застегивая ремень, и вышел за полог палатки.
Матях уселся на койку, расшнуровал ботинки, снял носки и вместо них намотал толстые байковые портянки. Когда-то, будучи только пришедшим на службу салабоном, он считал, что в нынешнем, двадцать первом, веке носить портянки вместо носков - верх идиотизма, и упросил мать прислать ему носки. Однако, пару раз промочив ноги, быстро усвоил, что не все новомодные изобретения делают жизнь человека лучше. Когда ты ступаешь в лужу с носками на ногах, будешь потом весь день с мокрыми пятками ходить. А портянку снял, перевернул, другой стороной намотал - и опять сухо. Поэтому теперь, к концу службы, отправляясь в наряд, Андрей всегда менял выпендрежные носки на старые добрые портянки.
Вторым важным моментом был "ствол". В зависимости от места, в котором предстояло нести службу, сержанту постоянно требовалось менять его цвет. Вот и сейчас, распотрошив аптечку первой помощи, Матях принялся старательно обматывать автомат бинтом.
- Товарищ сержант, рядовые по вашему приказанию прибыли! - забрались в палатку вызванные Харитоновым бойцы. Оба голубоглазые, примерно на голову ниже командира, но крепкие, жилистые, на турнике "солнышко" без труда крутят. У обоих нос картошкой, широкие скулы, толстые короткие пальцы. Просто близнецы, да и только.
- Готовьтесь к выходу, - кратко сообщил Андрей. - Белые маскхалаты возьмите, оденьтесь теплее, чтобы не обморозиться. Может быть, до завтра сидеть придется.
- Прапор говорит, хоть сейчас жрать можно, - появился Харитонов, неся в руках стопку сложенных попарно бутербродов из больших ломтей хлеба и засунутых между ними кусочков мяса. Или, как их называли на заставе - "корки". - А это паек.
- В вещмешок засунь, - распорядился, поднимаясь, сержант. - Будешь сегодня нашим кормильцем. Воды прихватить не забудь. А то придется, как на прошлой неделе, снег жрать. Все, пошли в столовую. На сытый желудок и собираться проще.
Подкрепившись рассыпчатым пловом с бараниной и вдоволь напившись кисловатого компота, пограничники вернулись в палатку и обнаружили там незнакомого лейтенанта, уже в стандартной полевой жилетке, из карманов которой выглядывало шесть гранат и десять магазинов к "Калашникову". Автомат лежал у него на коленях - приклад, ствол, цевье плотно перебинтованы, словно после тяжелого ранения.
- Ты, значит, сержант Матях? Лейтенант Любченко. Я пойду с вами.
Офицер выпрямился во весь рост, и Андрей впервые за всю службу обнаружил человека, ничуть не уступающего ему по габаритам. Матях будто увидел себя в зеркале: широкие плечи, карие глаза, слегка повернутый боком передний зуб на верхней челюсти. Разница заключалась лишь в глубоком шраме, который тянулся от левого глаза до самого уха, и гладко выбритой голове, поблескивающей первозданным глянцем.
- За старшего остаешься ты, - протянул лейтенант ладонь для рукопожатия. - Меня можно считать наблюдателем, как на учениях. Или одним из автоматчиков. Вы готовы?
- Взять оружие! - сухо приказал сержант и подобрал с постели свою жилетку с запасными магазинами, тремя гранатами и закрепленным у плеча штык-ножом. - Выступаем.



От заставы до Бараева уступа ходу было два с небольшим часа. Сперва по пологой долинке до лесистого Дай-Килойского ущелья, по нему примерно полтора километра вверх, потом по дну узкой скальной пропасти еще полчаса. Здесь стены ущелья расходились в стороны почти на два километра, образуя зеленую, местами заболоченную долину - где, впрочем, ничего, кроме травы и ивняка, не росло. Если отсюда повернуть налево, перебраться через пологий перевал, то можно выбраться в Дай-Килойское ущелье, в котором хоть дивизию прячь - не найдут. А прокравшись по заснеженным склонам, что начинались справа, знающий местные тропы человек без труда уходил в Грузию. Место спокойное, безлюдное - потому "чехи" и пытались время от времени прощупать границу именно здесь.
Угольная щель, шириной всего чуть больше метра, со множеством выступающих гранитных ребер, вполне заменяла тренированному человеку лестницу. Поднявшись по ней почти до самой вершины, Матях вывел свой небольшой отряд на скальный карниз. Здесь можно было бы легко идти вдвоем, бок о бок - если бы не начинающийся слева отвес, обещающий неосторожному путнику очень долгий полет к поблескивающему внизу Синему болоту. Впрочем, иногда карниз сужался до ширины в локоть, и красться по нему приходилось, прижимаясь спиной к стене. Здесь стало уже настолько холодно, что в воздухе витали, не тая, сдутые ветром с вершины снежинки.
И если люди не ощущали стужи, то только потому, что за время долгого перехода они распарились, как в хорошей бане. Карниз выходил на широкую, усыпанную крупными валунами площадку, с которой открывался вид на любимый "чехами" снежник - присыпанный никогда не стаивающим снегом широкий перевал. Сквозь наст тут и там выпирали высокими округлыми пеньками темные скалы, между которыми, как в лесу, легко спрятаться от чужих глаз или спастись от пуль.
- Привал, - разрешил Матях, и бойцы немедленно попадали на землю, раскинув руки.
Сержант, убрав крышки с линз бинокля, внимательно осмотрел искрящуюся под солнечными лучами белизну. Вроде никаких следов нет. Значит, банда еще не проходила. Вовремя успели.
- Так, мужики, - скомандовал, не опуская бинокля, Андрей. - Одеваемся потеплее, сверху маскхалаты. Отдохнем в секрете, тут уже недалеко.
Натянув ватные штаны и теплую куртку, а поверх - комбинезон из жесткой белой парусины, Матях двинулся с площадки налево и, прыгая со скалы на скалу, стал забираться выше, постепенно огибая Синее болото. Вскоре под ногами заскрипел снег, но сержанта это ничуть не обеспокоило - снизу эти следы все равно не видно.
Выбравшись на ледник, пограничники прошли по нему около полусотни метров и оказались в глубоком, в рост, окопе, выдолбленном прямо во льду.
- Вот теперь точно все, - перевел дух сержант. - Отдыхаем.
Это укрытие он построил сам, еще в прошлом году. Отсюда, с расстояния в три сотни метров, идущая по Бараеву уступу тропа была как на ладони, так же хорошо просматривалась и долинка. Держать здесь оборону, если придется, можно хоть месяц - без вертолетной огневой поддержки ледник взять просто невозможно. Но самое главное - про схрон не знал никто из местных. А значит, можно не бояться, что кто-то наведет сюда чеченцев или оставит для пограничников мину-ловушку.
- Только тихо сидите, - предупредил подчиненных Матях. - Кто начнет болтать или закурит, сразу получит прикладом по голове, никакая шапка не поможет. Кстати, уши можно опустить, чтобы не отморозить себе ничего. Кто хочет, спите, пока ничего не происходит. Но наверх не высовывайтесь.
Бойцы зашевелились, развязывая узелки на шапках, а потом натягивая поверх капюшоны маскхалатов. Сержант же оперся грудью на бруствер из утрамбованного снега и приготовился к долгому ожиданию.
Вскоре послышалось сладкое сопение - Смирнов и Новиков, привалившись плечами друг к другу, безмятежно дрыхли, выпуская изо рта облачка белого пара. Лейтенант тоже откинулся на стенку схрона и закрыл глаза, сунув ладони под мышки. Харитонов, сложив по-турецки ноги, читал истрепанный детектив, забытый на заставе одним из вертолетчиков месяца два назад и теперь переходивший из рук в руки. Время будто остановилось, и если бы не солнце, постепенно уползающее на запад, можно было бы подумать, что пограничники потерялись где-то в снежной вечности.
- Черт, скоро смеркаться начнет, - тихо пробормотал Матях, чтобы разогнать наваждение. - Этак мы и не увидим ничего.
- Что вы говорите, товарищ сержант? - вскинулся Харитонов.
- Ничего, - буркнул Андрей. - Темнеет. Как бы незамеченными не проскочили.
- В темноте по горам не походишь, - неожиданно подал голос лейтенант. - Сейчас появятся. Как раз перед закатом. - Он открыл глаза и повел плечами. - Самое время.
Офицер поднял автомат, снял его с предохранителя и передернул затвор.
- О, черт! И правда, идут, - заметил шевеление на площадке перед скальным уступом Матях. - Ну-ка, ребята, помашите ручками, разгоните кровь. Кажется, сейчас начнется. Харитонов, разбуди мордвин, а то храпят на всю долину.
Бинокль сержант спрятал - не дай Бог, блик пустит. Подтянул к себе автомат и передернул затвор. Теперь самым главным было - куда боевики повернут. То ли в расселину, к Измалкову, то ли на тропу вдоль склона. Матях надеялся, что на тропу - тогда не придется бегать по камням, рискуя налететь на растяжку, и занимать новые позиции, ориентируясь на ходу.
- Идут... - наконец прошептал он.
Первым на площадке выпрямился одетый в светлое человек, покрутился на месте, закинул за плечи рюкзак. Похоже, проводник. Вот он отступил в тень, потом подошел к самому обрыву... Есть! Вышел на скальный уступ!
Прочие "чехи" стали вытягиваться следом. Одетые в российскую военную форму, все они несли в руках оружие. Снайпер, гранатометчик, три автоматчика. Классическая ударная группа. Интересно, это вся банда или только передовой дозор? Может, проверяют, нет ли засады?
Матях снова повернулся к площадке, к снежнику позади нее. Нет ли там еще теней? Не проявится ли движение? Вроде тихо... Значит, все.
- Приготовились, - прошептал Андрей.
Справа от него выдвинул ствол Харитонов, мордвины и лейтенант обосновались слева. Матях продолжал выжидать, поглядывая в сторону перевала: вдруг там появится основной отряд? Но на белом снегу больше не шелохнулось ни единого живого существа. А согнувшиеся под тяжелыми рюкзаками "чехи" прошли уже больше половины тропы. Если их не остановить, могут оказаться у взвода Измалкова в тылу.
- Ну что, Иуда, - пробормотал сержант, подводя мушку прицела проводнику на уровень поясницы. - Предателю первая пуля. Отделение, приготовились... Огонь!
Пять "стволов" загрохотали одновременно, и вокруг бандитов появилось множество серых пыльных фонтанчиков от врезавшихся в скальный монолит пуль. Проводник в светлом халате сложился пополам и распластался на уступе, последний из автоматчиков, у которого из ноги вылетел красный клок, потерял равновесие и полетел вниз. Еще одного боевика попавшая в тело пуля кинула на стену - он отскочил от камня и тоже ухнулся в Синее болото. Остальным бандитам Аллах подарил еще несколько мгновений жизни - они успели схватиться за оружие, открыли ответный огонь, но палили не по засаде, а куда-то вверх, видимо не понимая, откуда ведется огонь. Вот еще один "чех" откинулся назад, осел и разлегся поперек тропы.
Матях заметил, что автомат больше не реагирует на нажатие курка, отшатнулся от бруствера, выдернул пустую обойму, воткнул вместо нее другую, рванул со всей силы затвор, вернулся на позицию.
Бандитов на тропе оставалось двое. Автоматчик, широко раззявив рот и, видимо, что-то выкрикивая, лупил из "калаша" по горной вершине, а гранатометчик вскинул свой РПГ, готовясь выстрелить.
- Идиот безмозглый, - усмехнулся сержант.
Пум-м! - рявкнул РПГ. Граната метнулась вперед - а реактивная струя, ударив в камень за спиной бандита, отразилась и легко сдула со скального карниза всех, кто на нем был - и мертвых и живых.
- Все, - опустил автомат Матях. - Цирк окончен.
Где-то над головой запоздало ухнул разрыв гранаты. Лейтенант отложил в сторону оружие и лег на живот. Харитонов, отстегнув магазин, передернул затвор, поймал вылетевший патрон. Новиков чему-то рассмеялся.
Внезапно Матях ощутил, как по лицу скользнул некий непривычный крупяной холодок - и тут же на него обрушилась огромная, непереносимая тяжесть.

Глава 2
КАСТИНГ

Тело ныло все, от макушки и до кончиков пальцев ног. Было такое ощущение, словно кожу содрали, наполнили до краев газировкой и натянули обратно. Вспышки боли возникали сразу везде и тут же угасали. К ним добавлялись судороги - во всех мышцах одновременно. На фоне этого кошмара Матях даже удивился тому, что смог ощутить в горле теплую и мягкую, но шершавую трубку. Это означало, что говорить он не сможет, а потому сержант просто открыл глаза. И его тут же охватила паника - потому что он обнаружил себя плавающим в воде. Прямо перед глазами колыхалась желтоватая жижа, сквозь которую с огромным трудом угадывались какие-то лица, манипуляторы и провода.
Паника сотрясла тело - и схлынула. Если в первый миг Андрей подумал, что вместе с отрядом сорвался с обрыва и теперь бултыхается в болоте, то разум быстро напомнил, что он не захлебывается, что легкие подпитываются кислородом, а вода отнюдь не холодная, как в горном болоте, а имеет точную температуру тела - то есть совершенно неощутима.
"Получается, я... в Моздоке? Что же случилось? Нас накрыло этой чертовой гранатой? Или была еще группа, которая накрыла нас, пока мы кромсали первую банду?"
Мысли вспыхивали и угасали. Матях пытался вспомнить, не слышал ли он посторонней стрельбы, угадать - как остальные ребята. И самое главное - понять, где находится. То, что не в санитарной палатке на заставе - это точно. В Моздоке ему тоже ни разу не доводилось видеть механизмов, лечащих таким образом: с погружением в какой-то раствор, дыханием и подпиткой по трубкам. Может быть, его вывезли в Москву? Или в Питер? Если в город над Невой - значит, мама наверняка где-то рядом. Волнуется, наверное.
Андрей попытался покачать рукой, дать знать, что все в порядке. И тут же понял, что не может согнуть конечности в локтях. Но не потому, что они сломаны или оторваны, а просто из-за толстых манжет, напяленных по самые плечи. Сквозь жидкость было видно, что к ним подходит не меньше десятка трубочек и кабелей.
"Однако крепко же меня достало, если так упаковывать пришлось, - одними уголками губ улыбнулся он. - Небось сижу на искусственных легких, искусственных почках, искусственном сердце и искусственной печени. Интересно, как меня собираются собирать обратно, если не работает ни один орган? Не могу же я плавать здесь вечно!"
Сознание отключилось, а когда он пришел в себя снова, судорога мышц уже отпустила, а "газировка", залитая внутрь тела, лопалась своими пузырьками совсем не болезненно. Так, слегка. Будто руку во сне отлежал. Матях попытался пошевелиться, и теперь конечности успешно подчинились. Более того - он начал себя ощущать. Откликались сгибаемые и разгибаемые пальцы ног, икры, а пальцами рук он даже смог потереть друг о друга - и почувствовал соприкосновение подушечек! Волна радости погасла в быстро туманящемся сознании, и когда Андрей пришел в себя в третий раз, никаких болезненных ощущений более у него не имелось.
Жидкость, в которой плавало тело, начала нагреваться - все сильнее и сильнее, под спину уперлась мягкая подушка. Сержант с удивлением понял, что его извлекают из ванны. Грудь уперлась в крышку, голову резко наклонило вперед, послышался резкий свист. Легкие резануло острой тяжестью - словно сразу со всех сторон надавило мощным прессом. Матях застонал - и как только тяжесть исчезла, сделал свой первый судорожный вдох. Тут же трубка выскочила изо рта, и он громко закашлялся. Наружу полетели вязкие желтые капли, похожие на подсолнечное масло, но пахнущие лавандой. Изо рта вырвался морозный пар.
- Так мне холодно или горячо? - переставая что-либо понимать, простонал пограничник и... снова потерял сознание.

* * *

Когда Андрей Матях проснулся, он почувствовал, что на глазах лежит какая-то тряпка. Сержант нащупал ее рукой, небрежно откинул в сторону. Тут же по векам ударило ослепительным светом.
- Приснится же такое! - пробормотал он, усаживаясь на койке. - Кто сегодня в наряде? Почему не разбудили?
Потом Андрей понял, что почему-то совершенно раздет - а спать голыми у них на заставе было как-то не принято. Промелькнула слабая надежда: он уже на дембеле, валяется дома на диване и смотрит кошмары о прошлой службе. Затем Матях открыл глаза.
В паре метров перед ним стояла бревенчатая стена, на которой висело несколько костюмов. Обычная полевая хэбэшка, зимний комплект из ватных штанов и куртки с меховым воротником, кальсоны и белая нижняя рубаха, и здесь же почему-то - немецкая форма времен Второй мировой войны.
Андрей чертыхнулся. Ему показалось, что сон все еще не закончился и если чуть-чуть подождать, то разум окончательно прояснится и перенесет его в мир реальности. Однако минута проходила за минутой, а стена впереди продолжала оставаться бревенчатой, потолок был единой светящейся панелью, постель - по виду грубо сколоченный топчан, на ощупь - нечто мягкое, как поролон. Окон в помещении не имелось вовсе, дверей тоже. Земляной пол излучал нежное приятное тепло.
- Вот черт! - Сидеть надоело, поэтому Матях поднялся, натянул кальсоны с рубахой, поверх надел хэбэшку без знаков различия. Подпоясался ремнем. Вся остальная одежда мгновенно исчезла, а вместе с ней и сама стена. Перед сержантом открылась обширная залитая белым светом комната с круглым столом посередине. Здесь находились его ребята, давешний лейтенант, а также несколько чудиков, одетых под немцев.
- Слава Богу, живы! - Не удержавшись, Андрей подбежал к подчиненным, сгреб сразу обоих мордвинов. Потом, отдельно, обнял Колю Харитонова. - Целы, значит? Ну, тогда все хорошо. Мы где находимся? Что это за ванна была? Меня что, ранили?
- Хрен тут чего разберешь, командир, - пожал плечами Смирнов. - Мы с Витей сами только вчера проснулись. Потом эти фрицы появились, потом Харитон, лейтенант. Ну, и вы тоже. Кормят вроде нормально. Но пока ничего не объясняют. В Москве мы, наверное. Где еще такие устройства быть могут?
- Внимание! - Свет мигнул и зажегся снова. - Подойдите к столу и приступите к трапезе. Вы получите полностью сбалансированную пищу.
- Вот, - кивнул Смирнов. - Роботы одни и компьютеры. Точно, Москва. Не в Японию же нас занесло?
- Kommt zu den Tisch und beginnt zu essen. Hier bekommt ihr vollstandig ausgeglichene Ernahrung, - повторил голос на немецком языке. Правда, на этот раз свет не мигал.
- Сейчас какой-нибудь слизью накормят, из витаминов и протеина, - предположил Харитонов, но ошибся. Над поверхностью стола прокатилась дрожащая волна, словно от горячего воздуха, и на столешнице обнаружились овальные тарелки. На них парило горячее картофельное пюре, присыпанное с краю крупным зеленым горошком, а рядом - пара ровненьких толстых бифштексов.
Матях ощутил, как рот его моментально наполнился слюной, и решил отложить все вопросы на потом.
- Точно, Москва, - кивнул Новиков. - Еда как из ресторана.
- Von welchem Moskau sprechen sie immer?* - достаточно громко высказался один из одетых в немецкую форму солдат.
- Ich weiss nicht. Vielleieht, sind sie aus der Polizei?** - пожал плечами другой и прямо обратился к Матяху: - Woher komraen Sie, aus Russland?***
* Про какую Москву говорят они все время? (Нем.)
** Я не знаю. Может, они из полицейских частей? (Нем.)
*** Вы откуда, русские? (Нем.)

Сержант промолчал, уселся за стол, придвинул к себе тарелку и принялся торопливо наворачивать картошку и горох алюминиевой ложкой - других столовых приборов все равно не имелось. Следом расселись за столом и все остальные.
- Скажите, лейтенант, - осторожно поинтересовался Матях, - вы знаете, куда мы попали?
Офицер, разламывая ложкой бифштекс, ничего не ответил.
- А это не связано с тем, что вы у нас на заставе делали?



Страницы: [1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25
РЕКЛАМА
Пехов Алексей - Темный охотник
Пехов Алексей
Темный охотник


Березин Федор - Встречный катаклизм
Березин Федор
Встречный катаклизм


Шилова Юлия - Неслучайная связь, или Мужчин заводят сильные женщины
Шилова Юлия
Неслучайная связь, или Мужчин заводят сильные женщины


Ларссон Стиг - Девушка с татуировкой дракона
Ларссон Стиг
Девушка с татуировкой дракона


РЕКЛАМА В БИБЛИОТЕКЕ
Copyright © 2001-2012 гг.
Идея и дизайн Алексея Сергейчука. При использовании материалов данного сайта - ссылка обязательна.