Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ


ТОП-5 ПОПУЛЯРНЫХ РАЗДЕЛОВ
  1. Русская фантастика
  2. Детектив
  3. Женский роман
  4. Зарубежная фантастика
  5. Приключения

ТОП-30 ПОПУЛЯРНЫХ КНИГ ЗА МЕСЯЦ
  1. Свирепый черт Лялечка (53)
  2. Путь Кейна. Одержимость (51)
  3. Турецкая любовь, или Горячие ночи Востока (31)
  4. Битва за Царьград (30)
  5. Замуж за египтянина, или Арабское сердце в лохмотьях (28)
  6. О бедном Кощее замолвите слово (24)
  7. Свирепый черт Лялечка (24)
  8. Гнев дракона (23)
  9. Пелагия и красный петух (том 2) (22)
  10. Цифровая крепость (22)
  11. Имя потерпевшего - никто (20)
  12. Непредвиденные встречи (19)
  13. Умножающий печаль (19)
  14. По тонкому льду (15)
  15. Начало всех начал (12)
  16. Ричард Длинные Руки - 1 (12)
  17. Париж на три часа (11)
  18. Роксолана (10)
  19. Яфет (9)
  20. Замок Броуди (9)
  21. Любовница на двоих (9)
  22. Колдун из клана Смерти (8)
  23. Ни мужа, ни любовника, или Я не пускаю мужчин дальше постели (8)
  24. Вставай, Россия! Десант из будущего (8)
  25. К "последнему" морю (8)
  26. Чудовище без красавицы (7)
  27. Шпион, или повесть о нейтральной территории (7)
  28. Брудершафт с Терминатором (6)
  29. Омон Ра (6)
  30. Заклятие предков (5)

Использовать только для ознакомления. Любое коммерческое использование категорически запрещается. По вопросам приобретения прав на распространение, приобретение или коммерческое использование книг обращаться к авторам или издательствам.

Зарубежная фантастика — > Хольбайн Вольфганг — > читать бесплатно "На развалинах Парижа"


Вольфганг Хольбайн


На развалинах Парижа


(Черити - 4)
Hohlbein Wolfgang. In den Ruinen von Paris (1990)

Сканирование и распознавание - fantasin
Вычитка - Joe (Библиотека Наутилус - http://nautilus.align.ru/)


X27 Черити-II. Королева мятежников / На развалинах Парижа: Романы / Пер. с нем. В. В. Ток, Н. Н. Кубраковой; художник Д. И. Гаврилов - Смоленск: Русич, 1997. - 480 стр. ("Сокровищница боевой фантастики и приключений").
Х 8200000000
ISBN 5-88590-577-0 (т. 2)
ISBN 5-88590-581-9

Борьба с покорившими Землю пришельцами, какой бы бесполезной она ни казалась, продолжается. Действие четвертого романа переносит читателя из пост-апокалиптической Америки в диковинный Париж, который насекомоподобные монстры превратили в некий огромный муравейник. Отважная Черити и ее верные друзья находят здесь не только массу новых приключений на свою голову, но и, возможно, новых союзников в этой бескомпромиссной войне - жителей Свободной Зоны, как называют себя остатки парижан...

ГЛАВА 1

Мир снаружи на первый взгляд казался совершенно чужим. Расплывчатые очертания ядовито-зеленого солнца, маленьким, величиной с кулак, пятном выделявшегося на изумрудном небе, постоянно изменялись. Необычайно чистый воздух позволял видеть на много миль вокруг, и их глазам предстала картина страшного опустошения. Дома, улицы, магистрали - все это, разрушенное или полностью уничтоженное, лежало сейчас громадными массами, образуя причудливый, почти горный ландшафт. То тут, то там виднелись огромные кратеры, которые со временем наполнились водой и покрылись отвратительной фиолетово-зеленой растительностью.
Таким стал некогда самый большой и красивый город Земли. Ничто уже не напоминало о его былом великолепии. Повсюду, насколько хватало глаз, Черити видела лишь развалины домов, разбитые стекла, проломленные крыши - ни одного уцелевшего здания, ни одного сохранившегося окна. "Наверное, это еще не самые ужасные следы разрушения", - устало подумала она.
Судя по всему, город стал добычей какого-то растительного монстра, медленно и неумолимо поглотившего за последние пять десятков лет дома и улицы, покрывшего все живым саваном, споры которого пришельцы некогда разбросали над городом.
Река превратилась в широкую грязно-бурую канаву, на дне которой виднелись проржавевшие обломки прогулочных пароходов и грузовых барж, некогда бороздивших ее воды. Теперь же по пересохшему руслу струился лишь тонкий мутный ручеек.
К удивлению Черити, уцелело несколько мостов. Их зубчатые, местами оплавленные конструкции и арки, покачиваясь, висели над тем, что когда-то называлось полноводной рекой. Словно в насмешку над всеми усилиями человека чужеземное чудовище не тронуло эти сооружения: на изгибах стрельчатых арок не было заметно ни следа зеленой заразы. Очевидно, высохшее русло реки стало барьером, за который чужая флора почему-то не смогла проникнуть.
Но, пожалуй, самым ужасным из всего увиденного стала башня, гигантская закопченная стальная махина с искореженными боковыми поверхностями, колючими уступами поднимавшимися вверх, к тонкому шпилю, который раскачивался над разрушенным городом. Башня находилась довольно далеко от них. Чужой фиолетово-зеленый свет делал эту многотонную конструкцию нереальной, призрачно-невесомой, но Черити все же смогла рассмотреть ее очертания. Ошибиться было просто невозможно. Любой человек, хоть раз в жизни видевший Эйфелеву башню, сразу узнал бы это сооружение.
При виде башни сердце Черити буквально облилось кровью. С того момента, как она вышла из спального отсека и вернулась на изувеченную Землю, ей пришлось наблюдать столько разрушений, смертей и страданий, что, казалось, ничто больше не сможет ее потрясти. Однако ужасным открытиям по-прежнему не было конца.
Черити видела выжженные города, некогда плодородные поля и долины, на которых теперь уже ничего не вырастет, селения, ставшие одним огромным кладбищем для их жителей, где не удалось спастись никому: ни взрослому, ни ребенку. Тем не менее, вид покрытого буйной растительностью города наполнил ее такой тоской и горечью, которой Черити еще никогда не приходилось испытывать.
Мысль о том, что легионы моронов напали на Землю и подчинили себе, была настолько чудовищна, что Черити захотелось немедленно отмахнуться от нее. Но именно об этом рассказывал ей в подземной крепости Найлз: будто пришельцы, не довольствуясь полной победой над планетой, начали кое-где изменять ее, делая удобной для своего обитания.
Тогда Черити еще многого не понимала и только теперь, увидев все собственными глазами, она осознала подлинные масштабы трагедии. Очевидно, пришельцы накрыли растительным саваном не только этот город, но и всю Землю, поэтому мир, в который вернулась Черити, стал совсем другим. В нем уже не было места повстанцам и мятежникам, да и все они оказались не более чем мошками, которые рискуют быть немедленно раздавлены небрежным движением еще до того, как сумеют причинить чужеземцам хоть какой-нибудь вред.
Черити попыталась отделаться от непрошенных мыслей и сосредоточила свое внимание на причудливой картине, открывавшейся с другой стороны. Так вот во что они хотят превратить Землю: в планету, которая постепенно стала бы полностью непригодной для жизни людей, в совершенно другой мир, населенный чужими животными и растениями, наполненный фальшивыми запахами и звуками под фальшивым небом!.. Но, Великий Боже, что пришельцы сделали с солнцем?!
Слезы текли по ее щекам, но Черити не замечала этого, пока не почувствовала на губах их соленый привкус. Быстрым движением она вытерла глаза и резко отвернулась.
Скаддер по-прежнему находился в той же позе, в которой Черити застала его, прибежав на крик. Шло время, но он даже не шевелился. Черити показалось, что Скаддер почти не дышал. Ее поразила эта застывшая фигура с приподнятой правой рукой, искаженным от ужаса лицом и устремленным на страшный пейзаж взглядом. Судя по всему, Скаддер все видел, но просто не мог поверить в то, что это действительно произошло. Нэт тоже с удивлением рассматривала эту почти сюрреалистическую картину, однако взгляд ее выражал скорее детское любопытство. И только лицо Гурка как всегда оставалось бесстрастным. Он взирал на Черити с насмешливой улыбкой, кривившей его старческие губы, пытаясь таким образом выразить свое презрение всему миру.
Впрочем, она могла ошибаться относительно мимики Гурка. С некоторых пор Черити вообще сомневалась, не заблуждается ли она во всем, что касается карлика.
"Ладно", - отмахнулась Черити от своих мыслей, решив разобраться позднее и с Гурком, и с тем, что он рассказал. Можно уже считать чудом то, что она жива и свободна. После крика Скаддера прошло две-три минуты, столько же ей потребовалось, чтобы выползти из трансмиттера и оказаться в этом совершенно незнакомом мире.
Конечно, пять-шесть минут - срок небольшой, но Дэниелю этого вполне хватит, чтобы натравить на них несколько армий своих насекомообразных воинов. Черити отлично помнила, какое огромное количество этих черных муравьев-мутантов, каждый из которых имел по две пары рук, было в зале транспортного модуля у Шай-Таана.
Ей и мега-воину, судя по всему, удалось прикончить достаточное количество этих тварей, но далеко не всех. Учитывая то плачевное состояние, в котором сейчас находилась ее маленькая армия, будет достаточно одного-единственного мутанта, чтобы их уничтожить.
Черити бросила нерешительный взгляд на кольцо трансмиттера: аппарат все еще работал. Внутри узкого круга из серебристого металла, почти на расстоянии ладони от пола маленького отсека, колыхалась, переливаясь, какая-то нематериальная субстанция черного цвета.
Принцип работы этой причудливой транспортной системы, ее сущность были выше понимания человеческого разума. Она имела свою материю, которая жила, подобно живому существу, и это казалось ужасным. Черити смотрела внутрь трансмиттера и испытывала страх, словно перед ней разверзся ад.
Неожиданно она почувствовала на себе чей-то взгляд. Нэт и Скаддер по-прежнему не могли отвести глаз от ядовито-серого пейзажа за окном, но карлик, повернув голову, не отрываясь, смотрел на нее нечеловечески-пронизывающим взором.
- Они не станут нас преследовать, - произнес он.
На мгновение Черити показалось, что Гурк читает ее мысли, словно открытую книгу. Но сейчас думать об этом как-то не хотелось. К тому же он не раз доказывал, что не способен на это. Очевидно, все объяснялось гораздо проще: наблюдая, как она не сводит глаз с темной пульсирующей темноты, Гурк без труда догадался, что у нее на уме.
- Откуда такая уверенность? - спросила Черити.
- Они не сделают этого, - настойчиво повторил карлик. - Это место - табу. Они скорее позволят убить себя, чем появиться здесь.
- Тебе знакомо это место?
Гурк пожал плечами; его огромная голова стала мерно покачиваться.
- Я слышал о нем, - уклончиво произнес он. Ложь была настолько очевидна, что Гурк сам почувствовал это.
Лицо Черити потемнело от гнева.
- ... И слышал довольно много, не так ли? - резко спросила она. - Во всяком случае, гораздо больше того, что рассказал?
Гурк ухмыльнулся.
- Но ты ведь и не спрашивала, верно?
Черити открыла было рот для резкой отповеди, но в последний момент сдержалась и с усилием выдавила:
- Да, это так. Но можешь не сомневаться, я еще спрошу тебя об этом. Мы еще поговорим с тобой, коротышка, и разговор наш будет очень длинный и обстоятельный.
Гурк снова пожал плечами и сделал неприличное движение.
- Как хочешь, я не возражаю, - ответил он своим обычным кряхтящим старческим голосом. - Но только не сейчас и не здесь, - Гурк указал тонким пальчиком на трансмиттер: - Дэниель ни за какие коврижки не согласился бы, чтобы хоть одно из его созданий оказалось бы сейчас в трансмиттере. Однако это вовсе не значит, что мы в безопасности. Здесь есть и более страшные твари. С некоторыми из них мне вовсе не хотелось бы встретиться.
Небрежным жестом карлик вновь ткнул в сторону трансмиттера.
- То, что им воспользовались, не останется незамеченным. Это уж точно, поверь мне. Через пару минут здесь все будет кишеть от незваных гостей, как пить дать, - он посмотрел на Черити и скорчил гримасу: - Почему бы тебе не приготовить для них кофе? А может, сделаем вид, что нас нет дома?
Черити не смогла удержаться от улыбки. Гурк прекрасно понимал, что она видит его насквозь, но все же время от времени пытался играть роль клоуна. Иногда ему это даже удавалось. Он относился к тому типу людей - впрочем, людей ли? - интеллект которых признавался, но очень редко воспринимался всерьез, равно как и, возможно, исходившую от них опасность.
"Очевидно, это происходит потому, что Гурка вряд ли можно назвать человеком", - подумала Черити.
Оглянувшись, она бросила последний взгляд на трансмиттер и подошла к Скаддеру. Прежде чем приступить к разговору, Черити немного помедлила, всматриваясь в раскинувшиеся внизу ужасные развалины, вызывающие у нее такое же леденящее чувство тревоги, как у Скаддера и Нэт. Однако в отличие от них она уже все поняла.
Несколько секунд Черити пристально всматривалась вдаль, потом вдруг резко отошла от окна и отвернулась. Казалось, это движение вывело Нэт из мучительного транса, в котором она находилась, впившись глазами в страшную картину разрушений. Молодая вестландка вздрогнула, словно пробуждаясь от глубокого тяжелого сна, и смущенно посмотрела на Черити. Через пару секунд к ней повернулся и Скаддер, лицо которого в неземном свете было бледным, как у мертвеца.
- Бог мой, - пробормотал он. - Ведь у нас... больше нет дома, Черити. Это уже не Земля!
Черити до боли прикусила губу. Она много бы отдала за то, чтобы Скаддер оказался прав. Хорошо бы сейчас очутиться на какой-нибудь чужой планете, в другом конце Галактики, только не в этом страшном месте, где все так ужасно изменилось. Но они - здесь, и нелепо больше обманывать себя.
- Нет, Скаддер, - печально возразила Черити. - Мы на Земле.
Индеец-хопи недоверчиво взглянул на нее.
- Но это же...
- Мы все еще на Земле, - с мягким нажимом произнесла Черити. - Мне знаком этот город. Однажды я уже была в этом месте. Видишь башню, Скаддер?
Она подняла руку и указала на филигранный, пронизанный обволакивающим, почти текучим зеленым светом призрак Эйфелевой башни, который возвышался над завалами и нагромождениями изуродованного города.
- Однажды я даже побывала там, наверху.
Заметив недоверчивый взгляд Скаддера, Черити утвердительно кивнула и горько улыбнулась.
- В то время это был один из самых прекрасных городов планеты, - продолжала она. - Здесь жили миллионы людей. А поднявшись на самый верх башни, можно было при ясной погоде увидеть море.
- Нет, это невозможно, - возразил Скаддер, безнадежным жестом указывая на небо и как бы приклеенное к нему зеленое с косматыми отростками солнце. - Это не Земля!
Черити тяжело взглянула.
- Я не знаю, что произошло с небом и солнцем, - сказала она. - Но это - Париж, Скаддер. Во всяком случае, он был им когда-то.
- Ну что ж, вот в таком духе и продолжайте, - вмешался в разговор Гурк. - И вообще, судя по всему, нет ровно никакой причины для спешки, не так ли? Напротив, я почти уверен, если вы еще немного поболтаете, сюда явятся гостеприимные представители городских властей, чтобы пригласить вас на не лишенную приятности экскурсию по городу.
Ничего не понимая, Скаддер недоуменно посмотрел на карлика, но Черити уже знала, что Гурк прав. Каждая секунда, проведенная здесь, могла оказаться для них последней. Было даже нечто сверхъестественное в том, что до сих пор никто не явился сюда, чтобы взглянуть, кому же это понадобилось воспользоваться трансмиттером.
Но чудо не могло продолжаться вечно. В подтверждение этому в мгновение ока ситуация резко изменилась. Причем все произошло так быстро, что Черити не успела опомниться. Внезапно раздалось странное глухое жужжание, которое становилось все громче и громче, пока не превратилось в оглушительный рев, пронизывающий каждую клеточку тела и отзывавшийся в нем мучительной болью. Вибрация звука была столь сильна, что тела людей начали покачиваться. В то же время в казавшейся монолитной стене отсека вдруг появилась вертикальная трещина, разделившая ее на две части. В образовавшемся проеме показался покрытый пылью коридор с выходившими в него многочисленными ярко освещенными дверями. Прямо перед входом стояла старая седовласая женщина в пестром одеянии, которое обычно носила Анжелика и другие жрицы-Шай. За женщиной возвышались тонкие двухметровые фигуры двух мутантов, воинов-муравьев.



В ту же секунду к чьему-то телу потянулся сгусток взметнувшейся тьмы - это бросился вперед мега-воин.

* * *

Все шло как всегда, и как всегда Жан задал себе привычный вопрос: а стоит ли овчинка выделки? И так же привычно ответил: никогда и ни в коем случае. Тем не менее вот уже добрых пятнадцать минут он пробирался по запутанным лабиринтам подземных туннелей, а до этого, чтобы перехитрить охрану, целую милю, кряхтя и вздыхая, тащил свой мотокар, прежде чем решился завести мотор. Почти столько же времени ему понадобилось на то, чтобы преодолеть последних пятьдесят метров.
Оставив мотокар прямо под сооружением, названным им "крепостью", Жан стал карабкаться наверх по завалам из переплетенных проводов, проржавевших труб, лестниц и груд мусора. По дороге он едва не столкнулся с огромной стаей крыс и пролежал больше часа, боясь пошевелиться и затаив дыхание.
Жан все еще дрожал от страха, вспоминая, как близко от его убежища - узкой ниши в стене, где раньше стоял какой-нибудь распределительный блок, - пронеслась стая.
"Да их и было-то не так уж и много, наверное, не больше десятка", - стараясь приободрить себя, прошептал Жан, прекрасно зная, что и одной из этих огромных, величиной с большую овчарку бестий хватит, чтобы разорвать человека, особенно, если крыса голодна или чем-то напугана.
Звери, которых он увидел, судя по всему, чертовски проголодались. Несмотря на свои огромные размеры, когти и мощные зубы, сейчас эти животные представляли собой довольно жалкое зрелище: шерсть на их шкурах свалялась и местами даже начала выпадать, обнажая голую кожу. На многих крысах Жан заметил страшные сочившиеся раны. По-видимому, он стал невольным свидетелем возвращения стаи с не совсем удачной охоты.
Даже после того как визжащая свора в страшной спешке пронеслась мимо его укрытия и быстро скрылась в подземных лабиринтах и переходах, Жан еще долгое время не решался покинуть свое убежище. Обычно крысы не нападали на людей - это он хорошо знал, - но сейчас животные, казалось, просто обезумели от голода и страха. Они еще не остыли от битвы, в которой только что участвовали, и были готовы броситься на все, что только могло передвигаться.
Вряд ли на свете существовало что-либо другое, что Жан ненавидел бы больше, чем муравьев-мутантов и крыс. Один их вид вызывал у него тошноту. Мысль о том, что одно из этих исчадий ада может прикоснуться к нему своими когтистыми лапами и он почувствует его жаркое зловонное дыхание, доводила Жана почти до сумасшествия. Выждав некоторое время и полностью удостоверившись в том, что крысы больше не вернутся, он вылез из металлического ящика и стал пробираться наверх.
"Нет уж, - думал Жан, привычно оглядываясь по сторонам, прежде чем сделать последний рывок к укреплению, - ни за что больше я сюда не сунусь. Зачем мне это?!"
Он каждый раз говорил себе эти слова, но проходило время, и Жан снова появлялся здесь. Судя по всему, так он собирался поступать и впредь.
Жан и сам не мог понять, что именно тянуло его на это место. Разумеется, Жана манил своей какой-то жужжащей и мигающей внутренней работой сам отсек, где было много разноцветных мигающих лампочек, слышались странные звуки и вообще находилось множество притягивающих как магнитом вещей, о назначении и употреблении которых он не имел ни малейшего понятия. Эта рубка являлась как бы частью чужого исчезнувшего мира, частью того прошлого, о котором изредка рассказывали Жану родители, а друзья-одногодки знали о нем лишь по картинкам и уцелевшим книгам. Иногда Жан спрашивал себя: неужели он и вправду один-единственный из всех обитателей Свободной Зоны смог увидеть маленькую частичку этого ушедшего времени?.. Ему часто хотелось поделиться своей тайной, взяв кого-нибудь с собой в крепость. Разумеется, он бы так ни за что не поступил: слишком велика опасность. Если бы в Свободной Зоне узнали, что Жану удалось обнаружить в результате этих регулярных вылазок - в общем-то запрещенных, но на которые Барлер и другие пока смотрели сквозь пальцы, - на его прогулки немедленно наложили бы полный запрет. А так рисковать он не мог.
Быстро преодолев открытое пространство и проскользнув под обугленными остатками стены, Жан оглянулся по сторонам. Сердце у него колотилось так, словно было готово выпрыгнуть из груди. Вот и отсек. Сам по себе он еще не стал частью джунглей, но уже и не относился к Свободной Зоне. Эта земля считалась как бы ничейной, никому не принадлежащей, куда имели свободный доступ жители одного и другого берега реки. Здесь Жану частенько приходилось наталкиваться на разных монстров из числа тех, что когда-то перешли на тот берег реки, а однажды он даже увидел муравья-мутанта. Кроме того, нельзя было недооценивать и опасность, грозящую сверху. В отдельные дни над высохшим руслом планировали особые планелеты, открывавшие шквальный огонь по любой движущейся цели.
Но сейчас, кажется, все было спокойно. Из почерневших развалин не доносилось ни звука; в небе над джунглями - пусто. Однако, несмотря на это, Жан еще какое-то время выжидал и внимательно всматривался в заросли, прежде чем отважился подняться в полный рост и преодолеть последние двадцать шагов.
Даже ему, так хорошо знавшему, что нужно искать, было трудно сразу определить местонахождение "этого". Когда Жан впервые натолкнулся на это сооружение - а с тех пор прошло добрых четыре года, - оно оказалось почти погребено под сплошным слоем обломков и пепла, а также оплетено буйной растительностью. Постепенно он расчистил обломки, быстро сообразив, что большая часть приборов слежения и ориентации не пострадала, но их сигналы просто не слышны под толстым слоем щебня.
Жан решил не трогать растения, покрывавшие "крепость". Напротив, позднее он даже начал выкапывать молодые сильные побеги, росшие неподалеку, и сажать их вокруг с таким расчетом, чтобы своими тонкими жесткими ветвями они полностью укрыли сооружение.
Приближаясь к крепости, Жан как всегда внимательно разглядывал свою работу, придирчиво проверяя, не видно ли в просветах отростков предательского блеска стекла или металла, но все было в норме. Он мог быть доволен: даже если сюда ненароком заявятся муравьи-мутанты, они вряд ли что-нибудь заметят.
Наклонившись, Жан осторожно раздвинул усеянные шипами ветки, закрывавшие вход, стащил зубами с правой руки кожаную перчатку и, придерживая левой рукой колючие отростки, аккуратно положил дрожащие пальцы правой руки на окруженный тонким красным кольцом круг у двери. Проиндентифицировав его отпечатки пальцев, машина дала "добро" на допуск, и Жан услышал ее доверчивое пощелкивание. Почти год он потратил на то, чтобы разгадать функциональные особенности этой двери и перепрограммировать конструкцию так, чтобы она впускала только его одного.
На темно-зеленой защитного цвета поверхности проступила тоненькая, толщиной в волос щель, быстро превратившаяся в полутораметровую дверь, которая бесшумно открылась перед Жаном. Наклонив голову, он шагнул внутрь. Дверь бесшумно закрылась, и почти в ту же секунду под потолком загорелся мягкий желтоватый свет, придавая маленькой комнате весьма своеобразный вид. Как обычно в этот момент, Жан застыл на несколько секунд, наслаждаясь этим приятным сиянием, всю прелесть которого другие жители Свободной Зоны и представить себе не могли. Впрочем, он также был бы лишен этой возможности, если бы однажды не нашел крепость.
Жан просто стоял и смотрел. Этот свет совершенно не походил на ярко-зеленый блеск неба, под которым он родился и вырос, и в первый раз так испугал его, что у Жана едва не началась истерика. Однако это быстро прошло, уступив место странному, но очень приятному чувству. Теперь этот свет казался ему более приятным, чем блеск зеленого неба.
Взгляд Жана скользнул по разнообразным датчикам и стрелкам, по разноцветным огонькам и крошечным экранам и вдруг остановился на маленькой, мигающей в лихорадочном режиме лампочке. Жан озабоченно нахмурился. Он знал предназначение этой штуки: судя по всему, кто-то снаружи пытался войти в крепость.
Жан быстро сел в одно из мягких кресел за пультом управления и молниеносно нажал одну за другой три кнопки. Свет под потолком тотчас начал ослабевать, но не погас совсем, зато по правую руку от Жана включился маленький прямоугольный, величиной с ладонь, монитор. Сначала послышался легкий треск, по экрану побежали полосы, затем появилось трехмерное изображение местности вокруг крепости. Присмотревшись внимательнее, Жан облегченно вздохнул, заметив у дверей сооружения какое-то животное серо-зеленого цвета, почти в человеческий рост. Существо напоминало неудачный гибрид краба с черным тараканом, а его блестящий роговой панцирь бесспорно доказывал, что оно имеет одно и то же происхождение, что и мороны. Жану показалось, что огромные глаза твари с ненавистью уставились на монитор.
Он нервно усмехнулся. Несмотря на то, что перед ним было всего лишь изображение, сделанное, вероятно, несколько дней, а то и недель тому назад, Жан все-таки еще раз взглянул на дверь, чтобы убедиться, что существо не прогрызло стальную перегородку и не проникло в крепость.
Когда таракано-краб, наконец, прекратил свои бессмысленные попытки проделать отверстие в обшивке крепости и, неуклюже подскакивая, удалился прочь, изображение исчезло. Жан собирался уже выключить монитор, но в этот момент камера снова автоматически включилась, белесовато-серые полосы стабилизировались, и на экране опять возникло изображение. Оказалось, что существо, удалившись на добрых тридцать-сорок шагов, забавно передвигая конечности, теперь карабкалось на уступ, отделявший его от крепости.
Неожиданно на экране что-то промелькнуло, какая-то яркая вспышка в небе, которую едва успела засечь камера. Серебристое свечение быстро приближалось, затем на мгновение исчезло, потом появилось вновь и, превратившись в тонкий непереносимо-яркий луч, упало с неба, коснувшись гигантского таракана. На секунду Жану показалось, будто экран воспламенился, и он зажмурился, почти ослепнув. Разомкнув веки, Жан увидел, что существо исчезло, а там, где оно только что стояло, дымилась окрашенная кровью земля. Секунды две кадр еще оставался на экране, затем изображение погасло, и Жан вновь услышал мелодичное пощелкивание. Вероятно, планер улетел, а больше за это время не произошло ничего заслуживающего внимания.
Однако Жан еще долго в задумчивости смотрел на маленький погасший монитор. Это происшествие довольно ясно показало ему, насколько тонок лед, по которому он двигался. Пока никто не знал о существовании этой крепости - ни в Свободной Зоне, ни с той, другой, стороны, - но где гарантия, что так будет всегда? Какая-нибудь досадная нелепость, вроде любопытства любой безмозглой твари, однажды может все испортить. Жан боялся даже подумать о том, что бы произошло, если бы планер заметил существо немного раньше, когда оно находилось в непосредственной близости от крепости. Жан знал, что крепость располагает оружием, способным уничтожить планелет, словно надоедливую муху. Он также прекрасно понимал, что электронный мозг сооружения вряд ли расценил бы удар лазера как проявление дружеского расположения. Когда Жан сам впервые проник сюда, его любопытство едва не стоило ему жизни. И это непременно бы произошло, если бы он не догадался кое-что предпринять. Только благодаря своей находчивости Жан все еще мог находиться здесь.
В первый год, после того как он обнаружил сооружение и добился, чтобы оно впустило его внутрь, Жан пользовался им исключительно как убежищем на случай опасности. Иногда он проводил здесь ночи напролет, ничего не делая, предаваясь мечтам и размышляя. Правда, тогда Жан был еще совсем маленьким.
Однако в течение последних двух лет он начал шаг за шагом исследовать тайны крепости. Конечно, по сравнению с тем, что Жан еще не знал, это было каплей в море. Но постепенно каждый секрет, который он разгадывал, каждый прибор, действие которого он начинал понимать, каждый аппарат, которым он научился пользоваться, значительно облегчали его продвижение вперед. Жан не сомневался, что года через два, в крайнем случае три, он сумеет полностью овладеть всеми секретами крепости. И тогда... Тонкая улыбка проступала на губах Жана, когда он думал о большом узком цилиндре из стекла с переливающимся зеленым кристаллом внутри, обнаруженном им над своей головой в полукруглой вращающейся башенке. Жан был уверен, что именно здесь скрыт секрет лазерного оружия, но пока не представлял, как оно функционирует. Однако он еще все узнает, и вот тогда...
"Тогда, - подумал Жан, - следующему охотнику, явившемуся немного поразвлечься в Свободной Зоне, придется несладко. Уж он-то получит все сполна".
Жан отогнал от себя эту мысль и сосредоточился на том, что в общем-то и стало причиной его сегодняшнего визита. Последний раз, благодаря чистой случайности, он понял, как включается главный вычислительный центр. До сих пор на все его выстукиваемые на клавиатуре вопросы и приказания прибор упрямо выдавал одну и ту же странную фразу: "Неправильный код. Доступ закрыт". Однако в течение последних месяцев Жан ознакомился с работой некоторых мини-компьютеров и был почти уверен: если у него хватит сил и времени, то и этот большой аппарат скоро откроет ему свои тайны. Впрочем, чего-чего, а времени у Жана было в избытке.
Включив аппарат, он наугад набрал на клавиатуре несколько цифр и букв и разгневанно уставился на все тот же стереотипный ответ, проклиная весь мир, самого себя, черных богов моронов, а также обвиняя всех и вся в своем почти полном незнании компьютеров. Да, в Свободной Зоне были маленькие вычислительные машинки, которые помогали решать легкие задачки. Но сравнивать их с вычислительным центром - это все равно, что отождествлять его великолепный мотокар с тем, сделанным из деревяшек, самокатом, на котором Жан катался в детстве.
Он закрыл глаза, стараясь отключиться от всех мыслей, затем вновь склонился над клавиатурой. Жан сделал попытку начать с простых трехзначных чисел, одно за другим набирая их на пульте. Нежные переливы колокольчиков, последовавшие после набора числа 117, заставили его замереть. Встревоженно, почти испуганно, Жан взглянул вверх, дико осмотрелся и... вздрогнул, заметив, как сам собой включился один из трех главных мониторов. Повернув сиденье и подавшись всем телом вперед, Жан впился глазами в экран. Это оказался один из тех приборов, в принципе действия которого он только-только начал разбираться. Однажды, кажется, год тому назад, когда во время охоты Жан забрался сюда, этот прибор тоже включился сам собой. С тех пор прошло довольно много времени, прежде чем Жан понял значение этих крошечных вспыхивающих индикаторов, комбинации цифр и букв. Его буквально пронзила мысль о том, что все эти датчики регистрируют энергетическую эмиссию лазерных зарядов. Выглядевшее на первый взгляд совершенно бессмысленным мелькание черточек, линий, квадратов, кругов и крестиков при более внимательном рассмотрении оказалось компьютерным изображением близлежащих окрестностей, центр которых образовывала сама крепость, а местность представляла собой круг диаметром в добрых пять миль.
"Судя по всему, где-то здесь, вероятнее всего не дальше трех миль от крепости, прогремел выстрел лазера", - ошеломленно подумал Жан. И, видимо, не один: маленький красный индикатор все еще вспыхивал, а экраны в правом нижнем углу с огромной скоростью заполнялись цифрами и буквами, значение которых по-прежнему оставалось для него тайной за семью печатями.
Жан чувствовал себя совершенно сбитым с толку. Последняя охота проводилась не далее как три дня тому назад. Несмотря на то, что на самом деле не существовало каких-то особых правил, Жан еще никогда в жизни не видел, чтобы она устраивалась чаще чем раз в две недели. В конце концов, в расчеты охотников не входило обескровить Зону.
Что же тогда, черт возьми, все это могло значить?
Жан продолжал неотрывно следить за мельканием маленькой красной лампочки. Минута-другая - быстрые вспышки маленького огонька стали немного реже и, наконец, полностью прекратились. Жан напрягся, подумав о том, что происходившее снаружи не походило на обычную охоту.
Прошло еще немного времени, прежде чем он осторожно протянул руку и коснулся клавиши над монитором. Послышался легкий треск, затем из прорези под экраном выплыл лист бумаги, на котором Жан обнаружил уменьшенное графическое изображение всего, увиденного им на мониторе. Точные координаты замеренных энергетических разрядов были даны при помощи прибора, фиксирующего расстояние и направление выстрелов.
Схватив листок, Жан аккуратно сложил его и засунул в нагрудный карман куртки. Затем он придирчиво осмотрел оружие, убедившись, что оно заряжено, и, проверив наличие за поясом двух резервных обойм, покинул крепость.

ГЛАВА 2

В первый момент Черити вряд ли смогла бы определить, кто растерялся сильнее - она сама или жрица-Шай вместе с сопровождавшими ее мутантами.
Тем не менее гигантским насекомым удалось быстрее справиться с вызванным неожиданностью шоком. Один из них, толкнув жрицу на пол, двумя другими конечностями вцепился в единственный висевший на нем предмет одежды: узкий металлический пояс, из которого торчали странной формы приклады неизвестного оружия. Второй мутант издал резкий свист и бросился на первого попавшегося ему на глаза противника - Гурка.
Черити казалось, что время остановилось, однако она все видела и слышала. Ее сознание работало быстро и точно, в отличие от тела, медленно и неуклюже подчинявшегося приказам разума. Черити попыталась броситься в сторону, увлекая за собой Нэт и Скаддера, но ее движения были так скованы, словно воздух вдруг превратился в невидимый липкий сироп. Черити успела заметить, как муравьи молниеносным движением выхватили из-за пояса оружие, направив его на нее и Скаддера. Она прекрасно понимала, что стоит ей только пошевелиться, и им всем придет конец. О Боже! Черити знала, что эти бестии очень быстры, но чтобы настолько!.. Ей казалось чудом то, что никто из них еще не погиб.
"Мега-воин!" - с ужасом подумала Черити. В ту же секунду вышедший из транспортного модуля еще не совсем стабилизировавшийся, истекающий кровью, почерневший, с обугленными обрубками вместо рук, мега-воин выпрямился и бросился на Скаддера.
Муравей-мутант замер, увидев несущееся вперед одетое в боевой костюм существо. Воспользовавшись этим замешательством, Черити подскочила к Нэт и, увлекая ее за собой, бросилась на пол. Скользнув вытянутой рукой по плечу Скаддера, она оттолкнула его в сторону. Однако мега-воин уже схватил индейца за пояс и плечи и поднял, словно куклу, вверх, собираясь швырнуть об стену. Скаддер кричал, молотил по нему кулаками, но неистовствующий гигант, казалось, совершенно не ощущал ударов, без видимых усилий удерживая над головой двухметрового верзилу.
На какое-то мгновение взгляды мега-воина и мутанта встретились, и Черити заметила промелькнувшее в глазах обоих одно и то же выражение - почти граничащее с ужасом, растерянного удивления.
Разъяренно шипя и размахивая находившимся у него в лапах оружием, муравей схватил двумя другими конечностями два оставшихся лучевых пистолета. В ту же секунду мега-воин швырнул рычащего Скаддера, словно живой снаряд, в гигантскую тварь.
Страшный шум, который произвели набросившиеся друг на друга противники, заставил Черити застонать. Рухнувший на мутанта Скаддер отбросил его в переход, из которого тот только что вышел. Два лучевых пистолета из имевшихся у монстра четырех вылетели у муравья из лап, из третьего полыхнул узкий ядовито-зеленый луч и, шипя, коснулся верхней переборки, оставив в ней небольшое, величиной с кулак, отверстие.
Скаддер беспомощно покатился по полу, ударился о стену и остался неподвижно лежать, тихо постанывая.
Между тем мега-воин мощным прыжком достиг поверженного муравья, который, извиваясь всеми шестью конечностями, пытался встать на ноги. Однако как ни молниеносны были движения гигантского насекомого, у него не оставалось ни малейшего шанса справиться с этой мощной боевой машиной. Мега-воин навалился на него, оттолкнув конечность, сжимавшую третий пистолет. Муравей прицелился из последнего оставшегося оружия, но мега-воин молниеносно увернулся и отскочил в сторону, так что лазерный луч оставил лишь дымящуюся отметину на его куртке.
Используя свое очевидное преимущество, воин схватил мутанта за конечность и резким движением разорвал ее на части. Под его пальцами прочный, как сталь, хитин треснул словно хрупкое стекло.
Муравей испустил высокий жалобный свист, шатаясь, попытался подняться, но, полуослепнув от боли и злобы, снова рухнул на пол. При этом один из его когтей - острый, как нож, роговой шип - глубоко впился в плечо противника. Задыхаясь от боли, мега-воин схватил тонкую конечность и с хрустом оторвал ее от туловища.
Это оказалось чересчур даже для такой ужасной твари. Муравей скорчился на полу и беззвучно затих. Вся битва продолжалась не более двух-трех секунд.
Черити с трудом поднялась на ноги. Пока мега-воин, потирая голову, смотрел на нее, она в отчаянии оглядывалась вокруг, надеясь отыскать хоть какое-нибудь оружие, чтобы остановить эту живую боевую машину.
В другом конце помещения Гурк смешно прыгал перед тянувшимися к нему конечностями второго муравья, который, казалось, совершенно не замечал того, что случилось с его товарищем. Проявляя чудеса ловкости, карлику пока удавалось ускользать от мутанта. Однако исполинское насекомое располагало не только дополнительной парой рук, которыми пыталось схватить Гурка, но и неизрасходованным запасом энергии. Монстр медленно загонял карлика в угол комнаты, где уже ничто не могло помешать ему схватить Гурка и растерзать на месте.
Сделав отчаянный прыжок, Черити схватила мутанта там, где у людей находится плечо, и изо всех сил отбросила его назад. Она едва ли смогла бы продолжить схватку, но нападение своей неожиданностью произвело ошеломляющий эффект. Удар оказался достаточно силен, и чудовище, покачнувшись, остановилось. Гурк слабо вскрикнул и, увернувшись от когтей монстра, бросился бежать, совершая неожиданно большие прыжки.
Толкнув чудовище, Черити скользнула руками по гладкому хитиновому панцирю и, потеряв равновесие, упала. Теперь, беспомощно лежа на полу, она наблюдала, как огромная бестия повернулась к ней, протянув все свои четыре конечности. Черити инстинктивно откатилась в сторону и, защищая лицо, закрыла его руками. Стальные когти мутанта оставили глубокие полосы на поверхности пола, как раз в том месте, где только что находилась ее голова. Черити заметила краем глаза, что тварь готовится нанести второй удар, и успела блокировать его нижней частью руки, остановив трехпалую конечность с острыми, как нож, когтями, каждый из которых достигал не менее пяти сантиметров.
Удар оказался так силен, что правая рука Черити онемела и повисла, как неживая. Охнув от боли, Черити отступила назад, убедившись в тщетности своих усилий. С таким же успехом можно бить руками по скале: покрытое панцирем тело монстра оставалось неуязвимым.
Издав ликующее шипение, мутант навис над Черити, приготовившись к решающему удару. Неожиданно за его спиной выросла огромная тень. В ту же минуту на шею муравья опустилась изувеченная кровоточащая рука мега-воина и с силой, которой не могло противостоять даже это ужасное создание, рванула назад. Черити услышала сухой треск рвущегося панциря чудовища. Ликующее шипение тут же сменилось наполненным болью визгом и пронзительным свистом. Мега-воин нанес еще три молниеносных удара, заставивших мутанта отступить и зашататься, затем мощным движением обрушил твердые, как сталь, кулаки на череп муравья. Чудовище издало последний жалобный свист, члены его конвульсивно задергались, и мутант скорчился на полу, поджав под себя конечности, словно марионетка, у которой одну за другой перерезали нитки.
Секунду-другую мега-воин оставался неподвижным, затем покачнулся, сделал последний шаг и, ударившись об стену, начал медленно опускаться вниз. Его лицо представляло собой сплошную маску боли и паники, кровь потоками хлестала из десятка глубоких ран, каждая из которых оказалась бы смертельной для обыкновенного человека. Но взгляд мега-воина еще сверкал, словно жизнь изо всех сил боролась в нем и не хотела угасать.
Мгновение Черити смотрела воину прямо в глаза. "Этот человек был ее врагом, - растерянно думала она, - самым опасным противником, с которым ей когда-либо приходилось иметь дело, живым роботом, отправленным Стоуном за ними в погоню и готовым преследовать их до другого края Галактики. Впрочем, это был даже не человек, а машина-убийца".
Однако в его взгляде Черити не заметила ни враждебности, ни гнева, ни холодной, почти автоматической решимости, проявленной им сегодня, а лишь боль, более глубокую, чем просто физическое страдание. Это был взгляд растерянного человека, у которого украли что-то очень важное, возможно, единственное, во что он до сих пор верил.
Когда мега-воин вынырнул из трансмиттера и набросился на Скаддера, Черити не испытывала ничего, кроме страха. Однако сейчас она сомневалась, нужно ли бояться этого человека. Правда, несмотря на свое ужасное состояние, он по-прежнему был способен подняться на ноги и убить ее с такой же легкостью, с какой расправился с двумя гигантскими насекомыми.
Но что-то удерживало его. Что-то, что...
В эту минуту тонкий ослепительно-белый луч коснулся груди мега-воина. Воин выпрямился и со сдавленным криком качнулся вперед. На стену за его спиной из прожженного лазером отверстия хлынул сгусток оставшейся в роботе энергии. Раскаленный докрасна камень засветился. Из прикрытой черной курткой груди мега-воина ударило пламя. Он упал и, стеная, начал кататься по полу, пытаясь погасить огонь. Однако, когда его головы коснулся второй луч, воин снова поднялся на ноги.
Черити отпрянула в сторону. В двух метрах от себя она заметила Абн Эль Гурка. Подняв лучевой пистолет, который мега-воин выбил из рук мутанта, он опять направил его на раненого, собираясь выстрелить в третий раз.
- Нет! - воскликнула Черити.
Но гном даже не повел бровью. Широко расставив ноги, он обеими руками сжимал пистолет, пытаясь как следует прицелиться. Это была обычная боевая поза Черити, которую Гурк, наверняка, позаимствовал у нее. Глаза карлика горели ненавистью. Пока Гурк, отступив немного в сторону, чтобы случайно не ранить Черити, наводил на мега-воина оружие, с ним стали происходить жуткие пугающие изменения. Нет, он по-прежнему оставался карликом, с огромной головой, тонкими ручками и покрытым морщинами лицом, словно позаимствованным из какого-нибудь комикса. Однако этот добродушный, любивший пошутить гном прямо на глазах превращался в злобного тролля, охваченного жаждой убийства.
Быстрым прыжком Черити оказалась между ним и поверженным мега-воином. Изрыгая проклятия, Гурк поднял пистолет и посмотрел на нее испепеляющим взглядом.
- Что это значит? Ты что, сошла с ума?
Не говоря ни слова, Черити резким движением вырвала оружие у него из рук. Глаза Гурка удивленно расширились и на долю секунды вновь вспыхнули ненавистью, которая на сей раз предназначалась исключительно Черити.
- Что это значит? - повторил он хриплым голосом. - Мы должны непременно убить его! Если он снова придет в себя, нам всем конец!



Страницы: [1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14
РЕКЛАМА
Злотников Роман - Леннар. Книга Бездн
Злотников Роман
Леннар. Книга Бездн


Каменистый Артем - Практикантка
Каменистый Артем
Практикантка


Глуховский Дмитрий - Метро 2034
Глуховский Дмитрий
Метро 2034


Круз Андрей - Битва
Круз Андрей
Битва


РЕКЛАМА В БИБЛИОТЕКЕ
Copyright © 2001-2012 гг.
Идея и дизайн Алексея Сергейчука. При использовании материалов данного сайта - ссылка обязательна.