Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ


ТОП-5 ПОПУЛЯРНЫХ РАЗДЕЛОВ
  1. Русская фантастика
  2. Детектив
  3. Женский роман
  4. Зарубежная фантастика
  5. Приключения

ТОП-30 ПОПУЛЯРНЫХ КНИГ ЗА МЕСЯЦ
  1. К "последнему" морю (103)
  2. Ни мужа, ни любовника, или Я не пускаю мужчин дальше постели (70)
  3. Париж на три часа (43)
  4. Начало всех начал (41)
  5. Покер с акулой (39)
  6. Имя потерпевшего - никто (37)
  7. Непредвиденные встречи (33)
  8. Омон Ра (29)
  9. Любовница на двоих (28)
  10. Замуж за египтянина, или Арабское сердце в лохмотьях (27)
  11. Шпион, или повесть о нейтральной территории (24)
  12. Тимур и его команда (24)
  13. Гнев дракона (22)
  14. Чародей звездолета "Агуди" (22)
  15. Пелагия и красный петух (том 2) (22)
  16. Ричард Длинные Руки - 1 (20)
  17. Цифровая крепость (19)
  18. Свирепый черт Лялечка (16)
  19. Киммерийское лето (15)
  20. Ледокол (13)
  21. Аквариум (13)
  22. Колдун из клана Смерти (12)
  23. Умножающий печаль (10)
  24. Турецкая любовь, или Горячие ночи Востока (10)
  25. Брудершафт с Терминатором (9)
  26. Битва за Царьград (9)
  27. Путь Кейна. Одержимость (9)
  28. По тонкому льду (9)
  29. Прозрачные витражи (8)
  30. Признания авантюриста Феликса Круля (7)

Использовать только для ознакомления. Любое коммерческое использование категорически запрещается. По вопросам приобретения прав на распространение, приобретение или коммерческое использование книг обращаться к авторам или издательствам.

Зарубежная фантастика — > Азимов Айзек — > читать бесплатно "Галька в небе"


Айзек АЗИМОВ


ГАЛЬКА В НЕБЕ





1. МЕЖДУ ДВУМЯ ШАГАМИ
За две минуты до своего внезапного исчезновения Джозеф Шварц
прогуливался по приятным ему улицам пригородного Чикаго, цитируя про себя
Браунинга.
В некотором смысле это было странно, поскольку Шварц едва ли
производил впечатление человека, увлекающегося поэзией. Он выглядел именно
тем, кем был: портной на пенсии, которому серьезно не хватало того, что
сегодняшние умники называют "общим образованием". Благодаря своему
стремлению к знаниям, он много читал. И хотя его чтение носило
бессистемный характер, Шварц знал много "отовсюду понемножку": память у
него была великолепная.
Например, Браунинга он в молодости читал дважды и, конечно же, помнил
прекрасно. Большая часть была ему непонятна, но эти три строчки стали
особенно дороги в последние годы. И он вновь повторил их про себя в этот
яркий солнечный день 1949 года.
"Со мною к радости иди!
Все лучшее ждет впереди,
Жизни конец, если ты упустил начало..."
Теперь Шварц полностью ощущал их смысл. После юношеской борьбы за
жизнь в Европе, и позднее, в Соединенных Штатах, безмятежная обеспеченная
старость была особенно приятной. У него была хорошая жена, две удачно
вышедшие замуж дочери и внук - для утехи в эти последние лучшие годы. О
чем еще можно было беспокоиться?
Правда, существовали еще атомные бомбы и все эти разговоры о третьей
мировой войне, но Шварц верил в лучшие черты людей и в то, что они не
допустят еще одной войны и того, чтобы Земля когда-либо увидела ад
разъяренного атома. Поэтому он снисходительно улыбался детям, мимо которых
проходил, и мысленно желал им быстрого и не слишком трудного пути через
юность к тому лучшему, что впереди.
Он поднял ногу, чтобы переступить через куклу, лежащую посреди
тротуара. Спокойно опустить эту ногу ему было не дано...
В другой части Чикаго находился институт ядерной физики, и работавшие
в нем люди также имели свои теории относительно моральных качеств
человека, но понимали и то, что инструмент для измерения этих качеств до
сих пор не создан. Размышления на эту тему зачастую ограничивались
упованием на некие высшие силы, которые помогут предотвратить попытки
людей превратить изобретения человечества в смертоносное оружие.
Удивительно, что человек, проявляя необузданное любопытство в
исследовании атома, способного погубить в считанные секунды половину
человечества, обладает столь же удивительной способностью рисковать
собственной жизнью ради спасения другого человека.
Как-то доктор Смит, проходя мимо полуоткрытой двери одной из
лабораторий, вдруг заметил в ней странное голубое свечение. Химик, бодрый
молодой человек, насвистывая, наклонял мензурку, почти до краев
наполненную жидкостью, в которой медленно оседал, постепенно растворяясь,
белый порошок. Собственно, почти ничего не происходило, но Смит
инстинктивно почувствовал тревогу.
Вбежав в комнату, он схватил линейку и сбросил ею на пол стоявший на
печи тигель. Послышалось шипение расплавленного металла. Смит
почувствовал, как на лице у него выступили капли пота.
Химик ошеломленно уставился на бетонный пол, на котором уже застыли
брызги серебристого металла.
- Что случилось? - с трудом выговорил он.
Смит пожал плечами. Он сам еще ничего не понимал.
- Не знаю. Скажите... Чем вы занимались?
- Ничем, - пробормотал химик. - Это всего лишь необработанный уран. Я
производил электролиз меди... Понятия не имею, что могло случиться.
- И все же что-то случилось, молодой человек, я видел свечение вокруг
этого тигля. А это значит, возникла жесткая радиация. Так, говорите, уран?
- Да, но необработанный уран, это ведь безопасно. Я имею в виду, что
чистота - один из наиболее важных критериев расщепления, не правда ли? Вы
думаете произошло расщепление? Это же не плутоний, и его не облучали.
- К тому же, - задумчиво сказал Смит, - масса была ниже критической.
Или по крайней мере ниже той критической массы, которую мы знаем. Мы не
столь хорошо знаем атом, чтобы быть в нем уверенными. Когда металл
остынет, я бы советовал вам собрать его и тщательно изучить.


Он задумчиво оглянулся вокруг, затем подошел к противоположной стене
и остановился у точки на уровне плеча.
- Что это? - обратился он к химику. - Это всегда здесь было?
- Что именно? - молодой человек быстро подошел и взглянул на
указанную Смитом точку. Тонкое отверстие, которое могло быть проделано
гвоздем, было сквозным.
Химик покачал головой.
- Раньше я этого не видел, правда, я особо и не приглядывался.
Смит молчал. Он отошел назад и приблизился к термостату -
прямоугольной коробочке с тонкими металлическими стенками.
- Ну, а это что такое?! - Смит мягко коснулся пальцем стенки
термостата. В металле тоже было маленькое аккуратное отверстие.
Глаза химика расширились.
- Раньше этого точно не было.
- Хм. А с вашей стороны есть отверстие?
- Черт побери! Да!
- Хорошо. А теперь взгляните в отверстие.
Он приложил палец к дырке в стене.
- Что вы видите?
- Ваш палец. Вы отметили им отверстие?
Смит говорил спокойно, но видно было, что это давалось ему с трудом.
- Посмотрите в противоположном направлении... Что вы видите теперь?
- Ничего.
- Но это место, где стоял тигель с ураном? Вы смотрите прямо на него,
не так ли?
- Я думаю, да, - неуверенно сказал химик.
Быстро взглянув на именную табличку на все еще открытой двери, Смит
тихо сказал:
- Все это должно оставаться в строжайшем секрете, мистер Дженингс. Вы
меня понимаете?
- Конечно.
- Тогда выйдем отсюда. Лабораторию необходимо проверить на радиацию,
а нам придется обратиться к врачу.
- Вы думаете, возможно облучение? - химик побледнел.
- Увидим.
Однако серьезных следов облучения ни у одного из них не нашли.
Кровяные тельца были в норме, ничего не показало и исследование корней
волос.
Никто в институте так и не смог объяснить, почему тигель с ураном при
массе гораздо ниже критической, не подвергавшийся бомбардировке нейронами,
неожиданно стал источником жесткой радиации.
В составленном отчете доктор Смит не сообщил всей правды. Он не
упомянул об отверстиях в лаборатории, и о том, что ближайшее к тиглю
отверстие было едва заметно, следующее, на другой стороне термостата, было
чуть больше, отверстие же в стене, удаленное на расстояние в три раза
большее, имело диаметр крупного гвоздя.
Луч, движущийся по прямой линии, может пройти несколько миль, прежде
чем кривизна Земли сделает невозможным его дальнейшее движение, а, значит,
и разрушение, и достигнет к тому времени десяти футов в диаметре, после
чего направится в космос, расширяясь и слабея.
Никогда и ни с кем он не делился этой мыслью.
Никому не рассказывал он и о том, как на следующий день просматривал
утренние газеты, поставив перед собой весьма определенную цель.
В гигантской метрополии каждый день исчезает столько людей, но никто
еще не приходил в полицию с рассказом об исчезновении человека, причем
прямо на виду у всех.
И доктор Смит постарался об этом больше не думать...

Для Джозефа Шварца это произошло прежде, чем он успел шагнуть. Подняв
правую ногу, чтобы переступить через куклу, он на мгновение почувствовал
головокружение - как будто на долю секунды вихрь поднял и перевернул его.
Когда он наконец опустил ногу, дыхание у него перехватило, он ощутил
неожиданную слабость в коленях и стал медленно опускаться на траву.
Долгое время он не решался открыть глаза, но наконец заставил себя
сделать это.
Это была правда! Он сидел на траве, хотя ясно помнил, что шел по
асфальту.
Дома исчезли! Белые дома, каждый со своим садом, стоявшие здесь один
за другим, все исчезли!
И сидел он на газоне, трава была буйной, неподстриженной, вокруг
стояли деревья, множество деревьев и еще больше на горизонте.
Когда шок прошел, он заметил, что листья на деревьях желтые и
опадают, словно наступила осень.
Осень! Когда он поднял ногу, стоял июльский день, и все вокруг было



Страницы: [1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38
РЕКЛАМА
Злотников Роман - 2012. Точка перехода
Злотников Роман
2012. Точка перехода


Володихин Дмитрий - Конкистадор
Володихин Дмитрий
Конкистадор


Пехов Алексей - Основатель
Пехов Алексей
Основатель


Прозоров Александр - Удар змеи
Прозоров Александр
Удар змеи


РЕКЛАМА В БИБЛИОТЕКЕ
Copyright © 2001-2012 гг.
Идея и дизайн Алексея Сергейчука. При использовании материалов данного сайта - ссылка обязательна.