Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ


ТОП-5 ПОПУЛЯРНЫХ РАЗДЕЛОВ
  1. Русская фантастика
  2. Детектив
  3. Женский роман
  4. Зарубежная фантастика
  5. Приключения

ТОП-30 ПОПУЛЯРНЫХ КНИГ ЗА МЕСЯЦ
  1. (25)
  2. Следователь по особо важным делам (15)
  3. Сокровища Валькирии 4 (12)
  4. Чужие зеркала (12)
  5. Посмертный образ (11)
  6. Под солнцем останется победитель (10)
  7. Ричард Длинные Руки - 1 (8)
  8. Великий лес (8)
  9. На осколках чести (7)
  10. Продам твою мать (7)
  11. Шестая книга судьбы (7)
  12. Леннар. Книга Бездн (6)
  13. Чистильщик (6)
  14. Горы Судьбы (6)
  15. Ученик (6)
  16. Рыцарь из ниоткуда (6)
  17. Главный противник (5)
  18. Калигула (5)
  19. Обряд дома Месгрейвов (5)
  20. Бремя власти (5)
  21. Турецкая любовь, или Горячие ночи Востока (5)
  22. Любовница на двоих (5)
  23. Анастасия (5)
  24. Требуется чудо (4)
  25. Огромный черный корабль (4)
  26. Москва слезам не верит (сценарий) (4)
  27. Круг любителей покушать (4)
  28. Чары старой ведьмы (4)
  29. Ночной Дозор (3)
  30. Замуж за египтянина, или Арабское сердце в лохмотьях (3)

Использовать только для ознакомления. Любое коммерческое использование категорически запрещается. По вопросам приобретения прав на распространение, приобретение или коммерческое использование книг обращаться к авторам или издательствам.

Зарубежная фантастика — > Блиш Джеймс — > читать бесплатно "Вернись домой, землянин"


Джеймс БЛИШ


ВЕРНИСЬ ДОМОЙ, ЗЕМЛЯНИН



Автор благодарен Роберту М. Амуссену,
Вирджинии Кидд, Трумэну М. Тэлли и
Генри Е. Состману - и, конечно же,
человеку, которому посвящается эта
книга - за помощь в редактуре.


ПРИМЕЧАНИЕ АВТОРА
Основа "Бегства городов" или "Городов в полете" явилась скетчем
последних двух глав этого тома, в котором - и интуиция всегда со своей
обыкновенно бесполезной четкостью - я намеревался отбросить концепцию
Вагнерианских пропорций, сжав ее до размеров примерно в 10000 слов. Но
внимательный редактор журнала, которому и посвящается книга ВЕРНИСЬ ДОМОЙ,
ЗЕМЛЯНИН, не позволил мне проявить такую глупость. Он отказался от
рассказа, прислав мне пространное письмо на четырех страницах, в котором
он детально указал мне на многие вопросы, которые мне не удалось задать
самому себе - и таким образом заставил меня работать над проектом, на
который у меня, как я впоследствии понял, ушло пятнадцать лет.
"Бегство Городов" теперь охватывает период примерно в 2000 лет. Эта
книга, являющаяся третьей из четырех, изображает мои города-Бродяги в
расцвете их собственной роли в этой истории. А как они пришли к этому,
является предметом двух предшествующих томов - ОНИ ДОСТИГНУТ ЗВЕЗД и ЖИЗНЬ
РАДИ ЗВЕЗД. Последний том ГРОМ ЦИМБАЛ (ТРИУМФ ВРЕМЕНИ), изображает как
именно они воспользовались своей неограниченной свободой.
Джеймс Блиш
Эрроухед, Милфорд, Пенсильвания


1. УТОПИЯ
Когда Джон Амальфи очутился на узком выступе из ободранного гранита с
пыльной балюстрадой, его память споткнулась об один из тех коротких
заторов вокруг смысла слова, которые когда-то раздражали его постоянно.
Подобные моменты замешательства сейчас уже были довольно редки, но, тем не
менее, все равно раздражали.
На этот раз ему не удавалось определить, как следует называть то
место, куда он сейчас направлялся: колокольня или капитанский мостик?
Вопрос этот, конечно, относился только к области семантики, и ответ
зависел, как говорили в прошлом, от точки зрения. Выступ опоясывал здание
Городского Центра. А сам Город являлся космическим кораблем, большей
частью которого можно было управлять из этого Центра. Амальфи уже привык,
находясь здесь, изучать звездные моря, мимо которых проплывал корабль. Вот
почему это место вполне можно было назвать корабельным мостиком. Но в то
же время корабль был настоящим городом с тюрьмами и спортивными
площадками, аллеями и снующими котами, а на самой колокольне все еще
находился один колокол, хотя язык его давно куда-то пропал. Сам Город
продолжал носить название Нью-Йорк, но, как показывали древние карты, это
было не совсем точно: летающий город состоял из одного Манхэттена - округа
Нью-Йорка.
Перешагнув порог, Амальфи ступил на гранитную плиту. Возникшая
дилемма не была новой: подобные мысли часто посещали его с тех пор, как
Город поднялся в небо. Назначение многих городских объектов в ходе
космического полета совершенно изменилось, и иногда было непросто решить,
как правильнее их теперь называть. Трудность состояла в том, что, хотя
колокольня Городского Центра выглядела сейчас совсем так же, как в 1850
году, она выполняла теперь функцию командного мостика космического
корабля. Амальфи подумал о том, что ни старое, ни новое название не могут
точно выразить понятие, соответствующее этому объекту в новых условиях.
Он посмотрел вверх. Небо выглядело таким же, каким оно было ясной
тихой ночью 1850 года. Экран спиндиззи, полностью окружавший летящий
Город, был невидим. Пропуская только эллиптически поляризованный свет,
экран был покрыт пятнами в тех местах, где находились видимые из космоса
звезды. Их яркость поэтому уменьшалась на три порядка. Если не считать
отдаленного и приглушенного жужжания самих спиндиззи - шум от них
несомненно был меньше многоголосого грома уличного движения, которым был
наполнен Город до того, как поднялся в воздух, - вряд ли можно было
заметить хотя бы малейшие признаки того, что Город мчался в межзвездной
пустоте. При желании Амальфи мог бы припомнить дни, когда он был мэром



этого Города, - хотя период этот оказался весьма непродолжительным, - и
Отцы Города решили, что пора уйти в космос. Это случилось в 3111 году,
когда все основные города уже несколько десятилетий находились в полете,
покинув Землю. Амальфи было в ту пору чуть больше ста лет. Функции
управляющего Городом тогда выполнял человек по имени де Форд, который
некоторое время разделял с Амальфи чувство приятной неопределенности
относительно того, как именовать предметы, совершенно изменившиеся в ходе
полета. Около 3300 года Отцы Города расстреляли де Форда за то, что он
коварно нарушил условия контракта, заключенного Городом с планетой Эпоха;
это бросило на Город несмываемое черное пятно - полицейские до сих пор не
забыли об этом случае.
Новым управляющим стал молодой человек - едва ли он достиг тогда
400-летнего возраста - Марк Хэзлтон. Отцы Города относились к нему столь
же холодно, как и к де Форду, причем примерно по тем же причинам. Хэзлтон
родился уже после отбытия Города с Земли, и поэтому не испытывал
затруднений в подборе подходящих слов для обозначения городских
сооружений. Амальфи иногда казалось, что сам он - последний человек на
борту летящего корабля, кого иногда еще приводят в замешательство
особенности старого земного мышления.
Даже сама привязанность Амальфи к зданию Городского Центра как штабу
управления Городом выдавала его приверженность былым земным порядкам.
Городской Центр был старейшим зданием на борту, поэтому из него были видны
только немногие из более поздних городских сооружений. Приземистое здание
Центра со всех сторон окружали новые строения, однако Амальфи не обращал
на них внимания. С колокольни, или мостика, - очевидно, так правильнее
было его называть - он привык смотреть не по сторонам, а прямо вверх,
откинув голову на мощной бычьей шее. Да и какой смысл смотреть на здания,
окружавшие Бэттери-парк? Он и так уже нагляделся на них.
Наверху, однако, сейчас находилось только солнце, окруженное черным
полотном с пятнами звезд. Они уже приблизились к солнцу настолько, что
можно было отчетливо различить его диск, медленно увеличивающийся в
размерах. Амальфи наблюдал за ним, когда вдруг микрофон в его руке начал
попискивать.
- Для меня и этот вид вполне хорош, - произнес Амальфи, с неохотой
склоняя лысую голову к микрофону. - Это звезда типа G или что-то в этом
роде. Джейк из Астрономического отдела говорит, что в этой системе есть
две планеты, похожие по условиям на Землю. Архивные данные
свидетельствуют, что обе они заселены. Там есть люди, может быть, найдется
и работа.
Микрофон беспокойно трещал, звуки доносились из него отчетливо,
однако ничего вразумительного Амальфи не уловил, хотя и продолжал
внимательно слушать.
- Политика, - сказал Амальфи.
Он произнес это слово небрежно, словно набросал краткое примечание на
полях рукописи. Микрофон смолк. Амальфи выключил его и направился назад,
ступая по старым каменным ступеням, ведущим к колокольне (или мостику?).
Хэзлтон ожидал его в кабинете, постукивая тонкими пальцами по столу.
Управляющий был необычайно высок и как-то расхлябан в движениях. Он сидел
в кресле, и его поза показалась Амальфи несобранной и ленивой. Если
прилагать усилия ради поиска окольных путей - признак лени, Амальфи вполне
мог назвать Хэзлтона самым ленивым человеком в городе.
Но был ли он ленивее кого-либо за пределами Города, не имело никакого
значения. Все, что происходило вне Города, не оказывало влияния на его
внутреннюю жизнь.
- Ну? - обронил Хэзлтон.
- Все в порядке, - пробормотал Амальфи. - Это обычная желтая
карликовая звезда со всеми своими атрибутами.
- Конечно, - ответил Хэзлтон, криво усмехаясь. - Не понимаю, почему
ты всегда настаиваешь на том, чтобы лично осмотреть каждую звезду, которая
встречается на нашем пути. В моем кабинете есть экраны, а Отцы Города
располагают всей необходимой информацией. Еще до того, как мы заметили эту
звезду, мы знали, что она собой представляет.
- Я предпочитаю посмотреть сам, - сказал Амальфи. - Не зря же я был
мэром более шестисот лет. Пока я не увижу солнце собственными глазами, я
не могу сказать о нем ничего определенного. Только осмотрев его, я могу
прийти к какому-то выводу. Изображение на экране совершенно лишено
подлинного содержания. Его невозможно по-настоящему прочувствовать.
- Все это чушь, - беззлобно заметил Хэзлтон. - А что твои чувства
говорят по поводу этой звезды?
- Это хорошее солнце. Мне оно нравится. Мы опустимся здесь.
- Ну хорошо. Может быть, рассказать тебе о том, что там происходит?
- Я знаю, знаю, - заверил Амальфи. Нервным голосом, нарочито
растягивая слова, он произнес обычную механическую сентенцию Отцов Города:
"ПО-ЛИТИ-ЧЕСКАЯ СИТУАЦИЯ О-ЧЕНЬ ТРЕ-ВОЖНАЯ". Меня беспокоит положение с
едой, в котором мы можем оказаться.



Страницы: [1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58
РЕКЛАМА
Шилова Юлия - Охота на мужа, или Заговор проказниц
Шилова Юлия
Охота на мужа, или Заговор проказниц


Шилова Юлия - Интриганка, или Бойтесь женщину с вечной улыбкой
Шилова Юлия
Интриганка, или Бойтесь женщину с вечной улыбкой


Конан-Дойль Артур - Приключения бригадира Жерара
Конан-Дойль Артур
Приключения бригадира Жерара


Перумов Ник - Тёрн
Перумов Ник
Тёрн


РЕКЛАМА В БИБЛИОТЕКЕ
Copyright © 2001-2012 гг.
Идея и дизайн Алексея Сергейчука. При использовании материалов данного сайта - ссылка обязательна.