Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ


ТОП-5 ПОПУЛЯРНЫХ РАЗДЕЛОВ
  1. Русская фантастика
  2. Детектив
  3. Женский роман
  4. Зарубежная фантастика
  5. Приключения

ТОП-30 ПОПУЛЯРНЫХ КНИГ ЗА МЕСЯЦ
  1. Ни мужа, ни любовника, или Я не пускаю мужчин дальше постели (30)
  2. Аллан Кватермэн (17)
  3. Гнев дракона (15)
  4. Ни мужа, ни любовника, или Я не пускаю мужчин дальше постели (11)
  5. Летучий Голландец (11)
  6. Начало всех начал (10)
  7. Яфет (9)
  8. Путь Кейна. Одержимость (9)
  9. Мир туманов (8)
  10. Замуж за египтянина, или Арабское сердце в лохмотьях (8)
  11. Второй уровень. Весы судьбы (8)
  12. Роксолана (7)
  13. Память льда (7)
  14. Странствующий теллуриец (7)
  15. Киммерийское лето (6)
  16. Пирамида (6)
  17. Армагеддон (5)
  18. Ричард Длинные Руки - 1 (5)
  19. По тонкому льду (4)
  20. Главбух и полцарства в придачу (4)
  21. Полковнику никто не пишет (4)
  22. Париж на три часа (4)
  23. Демон и Бродяга (4)
  24. Любовница на двоих (4)
  25. К "последнему" морю (4)
  26. Машина времени (3)
  27. Вещий Олег (3)
  28. Цифровая крепость (3)
  29. Имя потерпевшего - никто (3)
  30. Ричард Длинные Руки - воин Господа (3)

Использовать только для ознакомления. Любое коммерческое использование категорически запрещается. По вопросам приобретения прав на распространение, приобретение или коммерческое использование книг обращаться к авторам или издательствам.

Зарубежная фантастика — > Цикл "Конан" — > читать бесплатно "Дочь ледяного гиганта"


Роберт ГОВАРД


ДОЧЬ ЛЕДЯНОГО ГИГАНТА





Легенды гласят, что самый могучий воин Гиборейской эпохи, тот, кто,
по выражению немедийского летописца, "ножищами, обутыми в грубые сандалии,
попрал украшенные самоцветами престолы владык земных", появился на свет
прямо на поле битвы, и этим определилась его дальнейшая судьба. Дело
вполне возможное, ибо жены киммерийские владели оружием не хуже мужчин. Не
исключено, что мать Конана, беременная им, устремилась вместе со всеми в
бой, чтобы отразить нападение враждебных ванов. Так среди сражений,
которые с небольшими передышками вели все киммерийские кланы, протекло все
детство Конана. От отца, кузнеца и ювелира, он унаследовал богатырскую
стать и принимал участие в битвах с той поры, как смог держать в руке меч.
Ему было пятнадцать лет, когда объединенные племена киммерийцев
осадили, взяли и сожгли пограничный город Венариум, возведенный
захватчиками-аквилонцами на исконно киммерийских землях. Он был среди тех,
кто яростней всех сражался на стенах, и меч его вволю напился вражеской
крови. Имя его с уважением произносили на советах старейшин. Во время
очередной войны с ванами он попал в плен, бежал в Замору, несколько лет
был профессиональным грабителем, побывал в землях Коринфии и Немедии,
дошел до самого Турана и вступил в наемную армию короля Йилдиза. Там он
овладел многочисленными воинскими искусствами, научился держаться в седле
и стрелять из лука. Побывал он и в таких диковинных странах, как Меру,
Вендия, Гиркания и Кхитай. Года через два он крепко повздорил с
командирами и дезертировал из туранской армии в родные края. И вот с
отрядом асов он пошел в Ванахейм, потревожить извечных врагов - ванов...

...И вот затих лязг мечей и топоров. Умолкли крики побоища. Тишина
опустилась на окровавленный снег. Белое холодное солнце, ослепительно
сверкавшее на поверхности ледников, вспыхивало теперь на погнутых доспехах
и поломанных клинках там, где лежали убитые. Мертвые руки крепко держали
оружие. Головы, увенчанные шлемами, были запрокинуты в предсмертной
агонии, как бы взывая напоследок к Имиру Ледяному Гиганту, богу народа
воинов.
Над кровавыми сугробами и закованными в доспехи телами друг против
друга стояли двое. Только они и сохранили жизнь в этом мертвом море. Над
их головами висело морозное небо, вокруг расстилалась бескрайняя равнина,
у ног лежали павшие соратники. Двое скользили между ними словно призраки,
пока не очутились лицом к лицу.
Были они высоки ростом и сложены как тигры. Щиты были потеряны, а
латы помяты и посечены. На броне и клинках застывала кровь. Рогатые шлемы
были украшены следами ударов. Один из бойцов был безбород и черноволос,
борода и кудри другого отсвечивали алым на фоне залитого солнцем снега.
- Эй, приятель, - сказал рыжий. - Назови-ка свое имя, чтобы я мог
рассказать своим братьям в Ванахейме о том, кто из шайки Вульфера пал
последним от меча Хеймдала.
- Не в Ванахейме, - проворчал черноголовый воин, - а в Валгалле
расскажешь ты своим братьям, что встретил Конана из Киммерии!
Хеймдал зарычал и прыгнул, его меч описал смертоносную дугу. Когда
свистящая сталь ударила по шлему, высекая сотни голубых искр Конан
зашатался и перед глазами его поплыли красные круги. Но и в таком
состоянии он сумел изо всех сил нанести прямой удар. Клинок пробил
пластины панциря, ребра и сердце - рыжий боец пал мертвым к ногам Конана.
Киммериец выпрямился, освобождая меч, и почувствовал страшную
слабость. Солнечный блеск на снегу резал глаза как нож, небо вокруг стало
далеким и тусклым. Он отвернулся от побоища, где золотобородые бойцы
вместе со своими рыжими убийцами покоились в объятиях смерти. Ему удалось
сделать лишь несколько шагов, когда потемнело сияние снежных полей. Он
внезапно ослеп, рухнул в снег и, опершись на закованное в броню плечо,
попытался стряхнуть пелену с глаз - так лев потрясает гривой.
...Серебристый снег пробил завесу мрака и к Конану начало
возвращаться зрение. Он поглядел вверх. Что-то необычное, что-то такое,
чему он не мог найти ни объяснения, ни названия, произошло с миром. Земля
и небо стали другого цвета. Но Конан и не думал об этом: перед ним,
качаясь на ветру, словно молодая береза, стояла девушка. Она казалась
выточенной из слоновой кости и была покрыта лишь муслиновой вуалью. Ее
изящные ступни словно бы не чувствовали холода. Она смеялась прямо в лицо
ошеломленному воину, и смех ее был бы слаще шума серебристого фонтана,
если бы не был отравлен ядом презрения.
- Кто ты? - спросил киммериец. - Откуда ты взялась?
- Разве это важно? - голос тонкострунной арфы был безжалостен.


- Ну, зови своих людей, - сказал он, хватаясь за меч. - Силы покинули
меня, но моя жизнь вам дорого обойдется. Я вижу, ты из племени ванов.
- Разве я это сказала?
Взгляд Конана еще раз остановился на ее кудрях, которые сперва
показались ему рыжими. Теперь он разглядел, что не были они ни рыжими, ни
льняными, а подобными золоту эльфов - солнце горело на них так ярко, что
глазам было больно. И глаза ее были ни голубые, ни серые, в них играли
незнакомые ему цвета. Улыбались ее пухлые алые губы, и вся она, от точеных
ступней до лучистого вихря волос была подобна мечте. Кровь бросилась в
лицо воину.
- Не знаю, - сказал он, - кто ты - врагиня ли из Ванахейма или
союзница из Асгарда. Я много странствовал, но не встречал равной тебе по
красоте. Золото кос твоих ослепило меня... Таких волос я не видел и у
прекраснейших из дочерей Асгарда, клянусь Имиром...
- Тебе ли поминать Имира, - с презрением сказала она. - Что ты знаешь
о богах снега и льда, ты, ищущий приключений между чужих племен пришелец с
юга?
- Клянусь грозными богами моего народа! - в гневе вскричал Конан. -
Пусть я не золотоголовый ас, но нет равного мне на мечах! Восемь десятков
мужей погибло сегодня на моих глазах. Лишь я один остался в живых на поле,
где молодцы Вульфера повстречали волчью стаю Браги. Скажи, дева, видела ли
ты блеск стали на снегу или воинов, бредущих среди льдов?
- Видела я иней, играющий на солнце, - отвечала она. - Слышала шепот
ветра над вечными снегами.
Он вздохнул и горестно покачал головой.
- Ньорд был должен присоединиться к нам перед битвой. Боюсь, что он
со своим отрядом попал в ловушку. Вульфер и его воины мертвы... Я думал,
что на много миль вокруг нет ни одного селения - война загнала нас далеко.
Но не могла же ты прийти издалека босиком. Так проводи меня к своему
племени, если ты из Асгарда, ибо я слаб от ран и борьбы.
- Мое селение дальше, чем ты можешь себе представить, Конан из
Киммерии, - рассмеялась дева.
Она раскинула руки и закружилась перед ним, склонив голову и сверкая
очами из-под длинных шелковистых ресниц.
- Скажи, человек, разве я не прекрасна?
- Ты словно заря, освещающая снега первым лучом, - прошептал он и
глаза его запылали, как у волка.
- Так что же ты не встаешь и не идешь ко мне? Чего стоит крепкий
боец, лежащий у моих ног? - в речи ее он услышал безумие. - Лежи тогда,
умирай в снегу, как умерли эти, черноголовый Конан. Ты не дойдешь к моему
жилищу.
С проклятием Конан вскочил на ноги. Его покрытое шрамами лицо
исказила гримаса. Гнев опалил ему душу, но еще жарче было желание - кровь
пульсировала в щеках и жилах. Страсть сильнейшая чем пытка охватила его,
небо стало красным. Безумие обуяло воина, и он забыл об усталости и ранах.
Не говоря ни слова, он засунул окровавленный меч за пояс и бросился
на нее, широко расставив руки.
Она захохотала, отскочила и бросилась бежать, оглядываясь через плечо
и не переставая смеяться. Конан помчался за ней, глухо рыча.
Он забыл о схватке, о латниках, залитых кровью, о Ньорде и его людях,
не поспевших к сражению. Все мысли устремились к летящей белой фигурке.
Они бежали по ослепительной снежной равнине. Кровавое поле осталось далеко
позади, но Конан продолжал бег со свойственным его народу тихим упорством.
Его обутые железом ноги глубоко проваливались в снег. А девушка танцевала
по снежному насту как перышко и следов ее ступней нельзя было различить на
инее. Холод проникал под доспехи разгоряченного воина и одежду, подбитую
мехом, но беглянка в своей вуали чувствовала себя словно среди пальмовых
рощ юга. Все дальше и дальше устремлялся за ней Конан, изрыгая чудовищные
проклятия.
- Не уйдешь! - рычал он. - Заманишь в засаду - я отрублю головы всем
твоим сородичам! Спрячешься - я в порошок сотру эти гору и проковыряю дыру
хоть до преисподней!
Издевательский смех был ему ответом.
Она увлекала его все дальше в снежную пустыню. Шло время, солнце
стало клониться к земле и пейзаж на горизонте стал другим. Широкие равнины
сменились невысокими холмами. Далеко на севере Конан увидел величественные
горные вершины, отсвечивающие в лучах заходящего светила голубым и
розовым. В небе горело полярное сияние. Да и сам снег отливал то холодной
синевой, то ледяным пурпуром, то вновь становился по-зимнему серебряным.
Конан продолжал бег в этом волшебном мире, где единственной реальностью
был танцующий на снегу белый силуэт, все еще недосягаемый.
Он уже ничему не удивлялся - даже когда двое великанов преградили ему
дорогу. Пластины из панцирей заиндевели, на шлемах и топорах застыл лед.
Снег покрывал их волосы, бороды смерзлись, а глаза были холодны, как
звезды на небосклоне.



Страницы: [1] 2
РЕКЛАМА
Прозоров Александр - Племя
Прозоров Александр
Племя


Березин Федор - Экипаж черного корабля
Березин Федор
Экипаж черного корабля


Прозоров Александр - Знамение
Прозоров Александр
Знамение


Соломатина Татьяна - Акушер-ха!
Соломатина Татьяна
Акушер-ха!


РЕКЛАМА В БИБЛИОТЕКЕ
Copyright © 2001-2012 гг.
Идея и дизайн Алексея Сергейчука. При использовании материалов данного сайта - ссылка обязательна.