Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ


ТОП-5 ПОПУЛЯРНЫХ РАЗДЕЛОВ
  1. Русская фантастика
  2. Детектив
  3. Женский роман
  4. Зарубежная фантастика
  5. Приключения

ТОП-30 ПОПУЛЯРНЫХ КНИГ ЗА МЕСЯЦ
  1. К "последнему" морю (103)
  2. Ни мужа, ни любовника, или Я не пускаю мужчин дальше постели (79)
  3. Париж на три часа (49)
  4. Начало всех начал (46)
  5. Покер с акулой (39)
  6. Имя потерпевшего - никто (37)
  7. Омон Ра (34)
  8. Непредвиденные встречи (33)
  9. Замуж за египтянина, или Арабское сердце в лохмотьях (31)
  10. Тимур и его команда (29)
  11. Шпион, или повесть о нейтральной территории (29)
  12. Любовница на двоих (28)
  13. Гнев дракона (27)
  14. Чародей звездолета "Агуди" (22)
  15. Пелагия и красный петух (том 2) (22)
  16. Ричард Длинные Руки - 1 (19)
  17. Цифровая крепость (19)
  18. Свирепый черт Лялечка (19)
  19. Ледокол (18)
  20. Киммерийское лето (15)
  21. Аквариум (13)
  22. Колдун из клана Смерти (12)
  23. Турецкая любовь, или Горячие ночи Востока (12)
  24. Брудершафт с Терминатором (12)
  25. Умножающий печаль (10)
  26. Путь Кейна. Одержимость (9)
  27. Битва за Царьград (9)
  28. По тонкому льду (9)
  29. Вставай, Россия! Десант из будущего (8)
  30. Самоцветные горы (8)

Использовать только для ознакомления. Любое коммерческое использование категорически запрещается. По вопросам приобретения прав на распространение, приобретение или коммерческое использование книг обращаться к авторам или издательствам.

Зарубежная фантастика — > Купер Эдмунд — > читать бесплатно "Подлинная история абсолютного оружия"


Эдмунд КУПЕР


ПОДЛИННАЯ ИСТОРИЯ АБСОЛЮТНОГО ОРУЖИЯ





Сегодня 31 августа 1965 года, и мой труд завершен. Завтра, после
пресс-конференции и прощального обеда, после выступления по телевидению и
еще бог знает чего я, наконец-то, смогу (хочется на это надеяться)
погрузиться в безвестность. Невозможно бесконечно видеть свое имя на
первых полосах газет: я лично могут вытерпеть всего несколько часов. Потом
известность становится своего рода испытанием на выносливость.
Бог знает, как это выдерживают звезды кино и телевидения или юные
отпрыски, появляющиеся перед камерой получить причитающиеся им призы.
Возможно, нервы у них покрепче, чем у меня, а может, это я такой
впечатлительный. В любом случае, пять лет - более чем достаточно, и я рад,
что все уже позади.
И не то, чтобы эти пять лет (даже не беря в расчет пристальное
внимание прессы к моей персоне) были такими уж скучными. Трижды меня
пытались убить, дважды - похитить. Мне даже предложили "бежать" в
Советский Союз, где, как обещали, меня ждет счастливая жизнь пролетарского
миллионера... разумеется, если в свободное время я буду для приличия вести
исследования в области ядерной физики. Ну, и конечно, за последние пять
лет я получил более полумиллиона писем, выражающих всю гамму чувств: от
бесконечного презрения и отвращения к моей особе до поддержки и
безоговорочного одобрения (Соотношение - пять к одному в пользу
отвращения).
Но лучше я начну с того, что хоть и не являлось началом в полном
смысле этого слова, но для меня стало тем моментом, когда я, и никто иной,
вышел на сцену и сделал первое па перед юпитерами истории.
В апреле 1960, когда я немного поработал в Харвеле и провел пару лет
на милом маленьком островке в учреждении, даже на названии которого по сей
день почему-то лежит гриф "совершенно секретно", так вот, тогда я считался
подающим большие надежды физиком-ядерщиком. Ну, возможно, не таким
талантливым, как Вилхоф Раусен, или даже как Дженкинс в Кембридже, но
все-таки... Во всяком случае, с точки зрения правительства я обладал
качествами, делавшими меня куда более приемлемым для исполнения
задуманного ими проекта, чем те, кого я только что назвал.
Считалось, что я честолюбив и не остановлюсь ни перед чем в
достижении своей цели - ума не приложу, как я приобрел подобную репутацию.
Возможно, все дело в слухах, что я, дескать, женился на племяннице
министра науки только ради того, чтобы разработанная моей группой ракета
"Голубой удар" была принята на вооружение для доставки к цели маленьких
уютненьких ядерных боеголовочек. Должен, однако, признаться, что хотя я и
вправду женился на одной из восхитительных племянниц министра науки, к
тому времени "Голубой удар" уже занял достойное место в арсенале Англии. В
общем, мне остается только недоуменно пожимать плечами.
Но как бы там ни было, для этой работы выбрали именно меня. И
соответственно, однажды ясным весенним утром за чашкой чая у меня
состоялся весьма плодотворный разговор с премьер-министром, министром
науки и министром финансов.
Беседа проходила в дружеской, я бы даже сказал неформальной
обстановке. М.Н. называл меня Ричардом и интересовался здоровьем моих
несуществующих детей (у него так много племянниц!). П.М. называл меня
Гамильтоном и хотел знать, увлекаюсь ли я стрельбой. А М.Ф., вообще никак
меня не называя, пытался тактично выяснить, насколько меня интересуют
деньги.
Но вот, наконец, после рекогносцировки премьер-министр перешел к
делу.
- Гамильтон, - заявил он, - у нас есть для вас новая работа. Это,
скажу прямо, будет самый важный и, не побоюсь этого слова, самый
противоречивый, - он хищно усмехнулся, - научный проект нашего времени. Вы
заинтересованы?
- Еще бы, - отвечал я. - Я прямо-таки сгораю от нетерпения услышать
подробности.
- Если вы сумеете справиться с этим заданием, - снова эта странная
усмешка, - то рыцарское звание станет наименьшей из ваших многочисленных
наград.
Сэр Ричард Гамильтон. Подобная перспектива мне понравилась. Не то,
чтобы я был снобом. Вовсе нет. Просто я почему-то всю жизнь испытываю
удивительные трудности с метрдотелями. Рыцарское звание - это как раз то,
что нужно, чтобы раз и навсегда избавить меня от затруднений в ресторанах.
- Вы сможете сами подобрать себе сотрудников, - говорил между тем
министр науки, - и вы будете пользоваться "А плюс" приоритетом на
материалы и оборудование.


- Скажите, сэр, - сказал я, немного подумав, - а какова классификация
этой работы? Секретная она или нет?
- И такая, и такая одновременно, - ответил М.Н. - Цель проекта будет
объявлена во всех средствах массовой информации, но конкретные детали
работы - исследования, испытания, успехи и неудачи - должны храниться в
строжайшей тайне.
- Значит, будут и сторожевые псы? - поинтересовался я.
- Будут, - кивнул П.М. и добавил: - Они будут лаять со всех сторон.
- Но зато у вас будут неограниченные финансовые возможности, -
вставил министр науки.
- Фигурально выражаясь, разумеется, - торопливо добавил министр
финансов.
- Все, что мы от вас просим, - подвел итог М.Н., - это заверения, что
у проекта есть надежда на успех.
Я смотрел на моих собеседников и не верил своим ушам. Даже принимая
во внимание свойственную обычно политикам хитрость и определенные
ограничения по бюджету, оборудованию и персоналу, которые, несомненно,
обнаружатся в дальнейшем, то, что мне предлагали, больше всего походило на
рай (в представлении ученого, конечно). Тут просто обязан был крыться
какой-то подвох: так как я до сих пор не знал, что же именно они от меня
хотят - значит, это он и есть.
- Господа, - сказал я, - прежде, чем мы продолжим беседу, позвольте
вам заявить, что я безоговорочно принимаю ваше предложение. И обещаю
сделать все, от меня зависящее, чтобы проект увенчался успехом.
Министры, похоже, несколько удивились моим словам.
- Но вы даже не знаете, в чем он заключается! - воскликнул П.М.
- Учитывая предложенные вами условия, - отвечал я, - это может быть
только проект по созданию так называемого Абсолютного Оружия.
Мои собеседники подскочили, словно ужаленные.
- Как вы об этом узнали?!
Они глядели на меня с нескрываемым подозрением.
Я, разумеется, ничего не знал, но не мог же я признаться, что
просто-напросто догадался. Поэтому я пустился в объяснения в духе Шерлока
Холмса.
- Ну, это довольно просто. Я неплохой физик-ядерщик, но, честно
говоря, есть и получше. Значит, вы знаете, что те, кто лучше меня, не
захотят принять участие в вашем проекте, вероятнее всего, из моральных
соображений. Следовательно, речь идет о создании нового оружия. Однако на
сегодняшний день уже существуют атомные боеголовки мульти-мегатонной
мощности. В этой области, судя по всему, не гребуется проведения
крупномасштабных научных исследований. Кроме того, стоимость таких
исследований можно оценить довольно точно. Вы, однако, предлагаете мне "А
плюс" приоритет и неограниченный бюджет. Значит, вам требуется нечто
получше, чем бомбы, пусть даже мощностью в десятки или сотни мегатонн.
Ничего, кроме Абсолютного Оружия, мне в голову просто не приходит.
- А оно возможно? - спросил П.М.
- Что бы вы сказали тридцать лет тому назад: возможны водородные
бомбы или нет? - вопросом на вопрос ответил я.
- Американцы считают, что возможно, - уныло пробормотал министр
науки. - Следовательно, русские тоже займутся этой проблемой всерьез. А
значит, и мы должны что-то делать.
- Сэр, - я посмотрел на премьер-министра, - вы можете ответить мне на
один вопрос? Скажите, какое практическое значение может иметь машина или
оружие, которое, будучи использовано, уничтожит не только ваших
противников, но и все человечество?
- Значение Абсолютного Оружия не поддается оценке, - премьер министр
внезапно выглядел усталым и каким-то потухшим. - Оно не только доведет
теорию равновесия сил до своего логического и совершенно абсурдного
завершения, но и, вполне возможно, поднимет дипломатии от заурядного
шантажа к высотам подлинных переговоров.
Я немного подумал и весело сказал:
- Не знаю наверняка, возможно Абсолютное Оружие или нет, но я обещаю
сделать все, что в моих силах.
Но почему-то мои слова, похоже, не слишком обрадовали трех
влиятельных министров.

После этого дела завертелись. Мне предоставили "А плюс" приоритет, и
я использовал его на всю катушку. Я родился на севере, вот мне и пришло в
голову, что было бы весьма приятно работать в одной из долин Дербишира,
где я вырос. Соответственно я выбрал Ньюдейл - в основном потому, что в
нем был старинный и очень комфортабельный отель.
На должности адъютантов я выбрал двух старых испытанных друзей:
доктора Джеймса Вилера (математика) и доктора Роджера Ваугана (биохимия).
Втроем мы переехали в ньюдейльский отель и принялись командовать целой



Страницы: [1] 2 3
РЕКЛАМА
Каменистый Артем - Запретный мир
Каменистый Артем
Запретный мир


Андреев Николай - Первый уровень. Солдаты поневоле
Андреев Николай
Первый уровень. Солдаты поневоле


Белов Вольф - Император полночного берега
Белов Вольф
Император полночного берега


Пехов Алексей - Дождь
Пехов Алексей
Дождь


РЕКЛАМА В БИБЛИОТЕКЕ
Copyright © 2001-2012 гг.
Идея и дизайн Алексея Сергейчука. При использовании материалов данного сайта - ссылка обязательна.