Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ


ТОП-5 ПОПУЛЯРНЫХ РАЗДЕЛОВ
  1. Русская фантастика
  2. Детектив
  3. Женский роман
  4. Зарубежная фантастика
  5. Приключения

ТОП-30 ПОПУЛЯРНЫХ КНИГ ЗА МЕСЯЦ
  1. Гнев дракона (59)
  2. Замуж за египтянина, или Арабское сердце в лохмотьях (15)
  3. Обратись к Бешенному (14)
  4. Свет вечный (13)
  5. Кредо (12)
  6. Последнее допущение Господа (10)
  7. Требуется чудо (10)
  8. Омон Ра (8)
  9. Любовница на двоих (8)
  10. Ричард Длинные Руки - 1 (8)
  11. Летучий Голландец (6)
  12. Турецкая любовь, или Горячие ночи Востока (6)
  13. Круг любителей покушать (6)
  14. Ни мужа, ни любовника, или Я не пускаю мужчин дальше постели (6)
  15. Два демона (5)
  16. Аквариум (5)
  17. Путь князя. Равноценный обмен (5)
  18. Меняющая мир, или Меня зовут Леди Стерва (4)
  19. Темный лорд (4)
  20. Шпион федерального значения (4)
  21. Смягчающие обстоятельства (3)
  22. Пирамида (3)
  23. Вещий Олег (3)
  24. Свирепый черт Лялечка (3)
  25. Начало всех начал (3)
  26. Аутодафе (3)
  27. Прозрачные витражи (3)
  28. По тонкому льду (3)
  29. Память льда (3)
  30. Кафедра странников (3)

Использовать только для ознакомления. Любое коммерческое использование категорически запрещается. По вопросам приобретения прав на распространение, приобретение или коммерческое использование книг обращаться к авторам или издательствам.

Зарубежная фантастика — > Эверс Ганс — > читать бесплатно "Последняя воля Станиславы д`Асп"


Ганс Гейнц ЭВЕРС


ПОСЛЕДНЯЯ ВОЛЯ СТАНИСЛАВЫ Д'АСП





Нет сомнения в том, что Станислава д'Асп в течение двух долгих лет
самым ужасным образом обращалась с Винсентом д'Оль-Онивалем. Он неизменно
каждый вечер сидел в партере, когда она пела свои сентиментальные песни, и
чуть не ежемесячно переезжал вслед за нею из одного города в другой. Его
розами она кормила кроликов, с которыми выступала на эстраде, его
бриллианты она закладывала, чтобы приглашать к себе своих коллег и вообще
всех прихлебателей богемы. Однажды он вытащил ее из канавы, в которую она
свалилась, возвращаясь пьяная домой с одним маленьким журналистом. При
этом она расхохоталась ему в лицо:
- В таком случае пойдемте вместе, по крайней мере вы нам посветите.
Она не щадила его, и не было таких оскорблений, которыми не осыпала
бы его. Ругань, почерпнутая в атмосфере вонючих притонов портовых городов,
жесты - такие бесстыдные, что они заставили бы покраснеть любого сутенера,
сцены, заимствованные из книг при помощи врожденного инстинкта развратницы
- вот, что выпало на долю графа, едва только он осмеливался приблизиться к
ней.
Мелкие людишки варьете любили его, они бесконечно жалели этого
несчастного шута. Правда, они принимали деньги, разбрасываемые
развратницей, но тем глубже они презирали ее, эту проститутку, которая
компрометировала их благородное артистическое сословие, искусство которой
не стоило и выеденного яйца, и которая не имела за собой ничего кроме
ослепительной красоты. Раз как-то разбили даже об ее голову бутылку из-под
красного вина, так что ее белокурые волосы слиплись от крови.
И вот однажды вечером, когда она снова так охрипла, что не могла
больше вызвать ни одного звука из своей пересохшей гортани, и когда
театральный врач после короткого освидетельствования грубо объявил ей, что
у нее чахотка в последнем градусе - что она, впрочем, уже давно сама знала
- и что она месяца через два отправится к дьяволу, если будет продолжать
такую жизнь, она велела позвать к себе в уборную графа. Когда он вошел,
она плюнула в сторону и сказала ему, что теперь согласна сделаться его
содержанкой. Он наклонился, чтобы поцеловать ей руку, но она оттолкнула
его и расхохоталась. Однако этот короткий ядовитый смех вызвал раздражение
в ее больных легких, и она вся согнулась от приступа удушливого кашля.
Когда припадок прошел, она склонилась над туалетом, уставленным банками с
румянами и пудрой, и со стоном вытерла рот шелковым платком. Граф нежно
положил свою руку на ее белокурые локоны; тогда она вскочила:
- Так берите же меня!..
Она поднесла к самому его носу платок, пропитанный кровью и желтой
мокротой.
- Вот, милостивый государь, этого я еще достойна.
Такова была Станислава д'Асп. Однако, надо сознаться, что эта
проститутка сейчас же превратилась в настоящую даму. Граф возил ее по всей
Европе, из одного санатория в другой. Она повиновалась ему во всем и
делала все, что предписывали ей доктора; при этом она никогда не
жаловалась и не произносила ни одного слова возражения. Она не умерла; она
жила еще месяцы и годы, и здоровье ее понемногу восстанавливалось, очень
медленно, но все-таки ей становилось все лучше и лучше.
И все чаще и чаще взгляд ее останавливался на графе. Вместе с покоем,
вместе с этой тихой, вечно однообразной жизнью в ее сердце зародилось
чувство благодарности, которое все росло.
Когда они уезжали из Алжира, врач сказал, что можно надеяться на ее
полное выздоровление. Граф отвернулся, но она все-таки заметила слезинку,
скатившуюся по его щеке. И вдруг у нее явилось желание еще увеличить его
радость, и она дотронулась до его руки. Она почувствовала, как трепещет
все его тело; тогда она улыбнулась и сказала:
- Винцент, я хочу выздороветь для тебя.
В первый раз она произнесла его имя, в первый раз она сказала ему
"ты" и в первый раз она до него дотронулась. Он посмотрел на нее - и
выбежал из комнаты, не владея больше собой. Но когда она посмотрела ему
вслед, то на лице ее снова появилось выражение досады и горечи.
- Ах, если бы он только не плакал!
И все-таки ее благодарность и сострадание к нему все росли в ее
сердце. К этому присоединялось чувство собственной виновности, сознание
долга отплатить за эту великую любовь. Вместе с тем она проникалась
мало-помалу уважением к этому безграничному чувству, она восхищалась этой
необыкновенной любовью, которая в одну секунду порождала так много, что
этого могло хватить на целую человеческую жизнь. И вот она убедилась
наконец в том, что для этой любви нет ничего невозможного, что на ее долю
выпало чувство, такое великое, такое прекрасное, такое необыкновенное,



какое проявляется только однажды в течение целых столетий. И позже, когда
в ней зародилась любовь - и когда она полюбила - то она все-таки любила не
его, а его великую любовь.
Этого она ему не говорила, она знала, что он не поймет ее, но она
делала все, чтобы он был счастлив. И только единственный раз она сказала
ему "нет".
Это было, когда он попросил ее стать его женой.
Однако граф не сдавался, и борьба между ним и ею продолжалась целые
месяцы. Наконец она сказала ему, что напишет его семье, если он не
перестанет просить ее об этом. Тогда он сам написал своим родным и сообщил
им о своем обручении. Сперва к нему приехал двоюродный брат, потом дядя;
оба они объявили, что она очаровательна и очень благоразумна, а он дурак.
Граф расхохотался и сказал, что он все-таки поставит на своем. Тогда
приехала к нему его старая мать, и тут Станислава д'Асп поставила свою
самую крупную ставку. Чем она была, это хорошо знал граф, и он сам мог
рассказать об этом своей матери. Но она показала свои бумаги и сказала,
что ее зовут Леа Леви, и что она незаконнорожденная. К тому же она еврейка
и останется еврейкой на всю жизнь. Да! И если после этого граф Винцент
д'Оль-Ониваль, маркиз Ронвальский, благочестивый сын одного из самых
благородных христианских домов в Нормандии, все-таки хочет жениться на
ней, то пусть женится. Сказав это, она вышла из комнаты и оставила вдвоем
сына и мать, вдовствующую графиню.
Она хорошо заранее обдумала свой поступок. Она хорошо знала графа и
знала, как глубока в нем его детская вера; она знала также, что он никогда
не вставал с постели и не ложился спать, никогда не приступал к трапезе и
не вставал из-за стола, не произнеся молитвы. О, он молился очень тихо,
совсем незаметно, и ни один чужой человек не мог бы заметить это. Ей было
известно также и то, что он ходил к обедне и к причастию, и что все это он
делал вследствие глубокого и искреннего чувства. Она хорошо знала, как он
был привязан к своей матери, как он любил и почитал ее. Эта умная, старая
женщина, конечно, заставит его внять голосу благоразумия, она еще раз
скажет ему, как невозможен этот брак, в какое смешное положение он ставит
себя перед своими людьми, и какой великий грех он совершит перед своей
матерью и своей верой...
Она стояла у себя на балконе и ждала. Она хорошо знала каждое слово,
которое должна была произносить мать, она сама повторяла все ее доводы.
Она охотно присутствовала бы при этом разговоре, чтобы подсказывать
матери, и чтобы та совершенно ясно и убедительно говорила с сыном и ничего
не забыла. Да, целый океан невозможности лежит между нею и его любовью, и
неужели же - неужели же он все-таки...
Вдруг у нее в голове пронеслась новая мысль. Быстро выбежала она из
своей комнаты и направилась в комнату графа. Она с силой распахнула дверь
и вошла в кабинет; она задыхалась и не находила слов. С минуту она стояла
перед старой графиней, потом у нее вырвалось по складам резко и сухо:
- И мои дети - если у меня когда-нибудь будут дети - будут евреями,
евреями, как и я сама.
Она не ждала ответа, она снова прибежала в свою комнату и упала на
кровать. Ну, теперь наконец все кончено! О, конечно, он будет побежден на
этот раз, он не устоит, этот большой, глупый мальчик, этот сентиментальный
аристократ из другого мира, этот христианский брат милосердия с его верой
и с его любовью. И ею овладело чувство удовлетворения при мысли о том, что
наконец-то она нашла железные врата, несокрушимые даже для этой великой,
беспредельной любви, которую она всегда чувствовала, но никогда не могла,
как следует, понять.
Она была уверена, что теперь ей придется покинуть его, что она уйдет,
снова поступит в варьете или же просто бросится с Сортентской скалы - это
одно и то же. И в ней явилось чувство гордости и сознание своей мощи,
когда она вспомнила, как в силу безотчетного инстинкта она когда-то
оплевывала графа и осыпала его грязными словами словно пощечинами. Граф
проиграл свою ставку, и она снова превратилась в проститутку, и никакими
силами небесными ее нельзя больше вырвать из этой грязи.
Но вот растворилась дверь. Она вскочила с постели, и на лице ее уже
готова была появиться ее прежняя улыбка. С ее уст готовы были сорваться
грязные слова, которые она давно уже забыла, и которые в эту минуту снова
всплыли в ее памяти, о, она знала, как она встретит графа.
Но к ней вошла старая графиня. Тихо подошла она к молодой женщине,
присела к ней на постель и привлекла ее к себе. Станислава слышала ее
слова, но едва ли она понимала их. Ей казалось, что где-то в отдалении
тихо играет орган. И эти звуки говорили ей, и она только чувством
угадывала, что они означают.
Пусть она делает все, что ей заблагорассудится; все, все, что ей
угодно. Пусть только она выйдет замуж за ее сына и сделает его счастливым.
Она сама, его мать, пришла просить за него. Ибо любовь его так велика.
Станислава встала и повторила:
- Ибо любовь его так велика.



Страницы: [1] 2 3 4 5 6
РЕКЛАМА
Роллинс Джеймс - Песчаный дьявол
Роллинс Джеймс
Песчаный дьявол


Шилова Юлия - Хочу богатого, или Кто не спрятался я не виновата!
Шилова Юлия
Хочу богатого, или Кто не спрятался я не виновата!


Шилова Юлия - Женские игры, или Мое бурное прошлое
Шилова Юлия
Женские игры, или Мое бурное прошлое


Злотников Роман - Империя наносит ответный удар
Злотников Роман
Империя наносит ответный удар


РЕКЛАМА В БИБЛИОТЕКЕ
Copyright © 2001-2012 гг.
Идея и дизайн Алексея Сергейчука. При использовании материалов данного сайта - ссылка обязательна.