Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ


ТОП-5 ПОПУЛЯРНЫХ РАЗДЕЛОВ
  1. Русская фантастика
  2. Детектив
  3. Женский роман
  4. Зарубежная фантастика
  5. Приключения

ТОП-30 ПОПУЛЯРНЫХ КНИГ ЗА МЕСЯЦ
  1. Ни мужа, ни любовника, или Я не пускаю мужчин дальше постели (145)
  2. Гнев дракона (107)
  3. Умножающий печаль (97)
  4. Замуж за египтянина, или Арабское сердце в лохмотьях (93)
  5. Начало всех начал (91)
  6. Пелагия и красный петух (том 2) (84)
  7. Цифровая крепость (72)
  8. Путь Кейна. Одержимость (60)
  9. Шпион, или повесть о нейтральной территории (58)
  10. Битва за Царьград (57)
  11. Свирепый черт Лялечка (56)
  12. Омон Ра (54)
  13. Имя потерпевшего - никто (54)
  14. Покер с акулой (32)
  15. Аквариум (25)
  16. Киммерийское лето (22)
  17. Ричард Длинные Руки - 1 (22)
  18. Журналист для Брежнева (22)
  19. Турецкая любовь, или Горячие ночи Востока (21)
  20. Париж на три часа (19)
  21. Колдун из клана Смерти (18)
  22. Роксолана (18)
  23. Тимур и его команда (17)
  24. Прозрачные витражи (14)
  25. Ледокол (13)
  26. Брудершафт с Терминатором (12)
  27. К "последнему" морю (12)
  28. Яфет (11)
  29. По тонкому льду (11)
  30. Истребивший магию (10)

Использовать только для ознакомления. Любое коммерческое использование категорически запрещается. По вопросам приобретения прав на распространение, приобретение или коммерческое использование книг обращаться к авторам или издательствам.

Зарубежная фантастика — > Фармер Филип — > читать бесплатно "Мятеж"


Филип ФАРМЕР


МЯТЕЖ



1
Он жил в образах семи разных людей.
Об этом он узнал от женщины, в кабинете которой ему пришлось теперь
проводить по часу ежедневно. До того он ничего не подозревал, хотя она и
утверждала, что ему все должно быть известно. По ее словам, он все еще мог
помнить перипетии происшедшего с ним, и, вполне возможно, действительно
помнил. У него, однако, не возникало ни малейших сомнений в ее
заблуждении. Ни малейших. Если он хочет жить, он должен убедить ее, что
ничего не ведал об этом.
Все это несомненно было весьма странным; я раскрою вам суть дела а
потом вы постараетесь убедить меня в том, что все именно так и обстоит.
Если бы ему удалось уверить власти в своей искренности, его не стали
бы казнить, хотя ожидавшая его участь была не менее ужасной. Тем не менее
в таком случае оставалась хоть и призрачная, но все-таки надежда на то,
что когда-нибудь, в отдаленном будущем, кто-то мог решить вернуть его к
жизни.
Женщина-психиатр казалась озадаченной и заинтригованной. Он
подозревал, что и ее начальникам ситуация представлялась загадочной. Пока
они пребывали в этом состоянии, у него сохранялась надежда остаться в
живых, а значит - и шансы выбраться отсюда. Однако он знал - или полагал,
что знает, - и то, что за все время существования этой странной больницы
выбраться из нее еще никому не удавалось.
Человек, который теперь называл себя именем Вильям Сен-Джордж Дункан,
сидел в кресле в кабинете психиатра Доктора Патриции Чинг Арезенти. Он
только недавно пришел в сознание после очередного сеанса, и состояние его
еще оставалось немного сумбурным. Вдыхание тумана истины на всех оказывает
подобное действие. Спустя несколько секунд обрывки его сознания, словно
мелкие кусочки - картинки - головоломки, встали на нужные места. Цифры
настенного хронометра свидетельствовали: и на этот раз он находился в
парах тумана ровно тридцать минут. Мышцы ломало, спина болела, разум
подрагивал, как трамплин для прыжков в воду, с которого только что прыгнул
ныряльщик.
Удалось ли ей узнать что-нибудь на этот раз?
- Как вы чувствуете себя? - улыбаясь, спросила Арезенти.
Он уселся прямо и принялся пальцами разминать затекшую шею.
- Мне снился сон. Я был облаком, состоящим из маленьких железных
частичек, которые, подхваченные ветром, метались и крутились в просторной
комнате. Потом кто-то бросил в нее огромный магнит, и я, облачко частичек,
помчался к нему и превратился в сгусток единой твердой массы железа.
- Железа? Вы скорее похожи на воск или на термопластик. Вы лепите
себя в другого - или в других - по желанию.
- Не знаю, о чем вы говорите, - ответил Дункан.
- А какую форму приняла эта ваша железная масса на сей раз?
- Это был плоский клинок с двумя острыми лезвиями.
- Психоанализ не входит в мои непосредственные обязанности, но я
нахожу этот образ весьма характерным и существенным.
- А что он символизирует?
- Для вас и для меня он может иметь совершенно различный смысл.
- Что бы я ни сказал вам, это неизбежно должно оказаться правдой.
Разве можно лгать, когда ты вдыхаешь туман истины? Это никому не под силу.
- Я всегда верила этому, - заметила врач и после паузы добавила: -
Раньше.
- Раньше? Почему? И вообще, не могли бы вы, наконец, открыть мне,
отчего вы считаете меня отличным от всех других людей. По-моему, вы должны
мне это сказать. Мне кажется, что вы этого не делаете просто потому, что
не в состоянии дать разумное объяснение.
Подавшись вперед, он пристально смотрел на женщину.
- За вашим заявлением не стоит ничего, кроме необоснованного,
иррационального подозрения. Или вы выполняете дурацкие приказы своих
начальников, которые с ума посходили от подозрительности. Вам известно, да
и им не мешало бы знать, что я не обладаю никаким иммунитетом к туману
истины. Никаких доказательств противного у вас попросту нет. Значит, я
действительно не имею ничего общего с теми людьми, которых вы арестовали
за нарушение правил пребывания в определенном дне и за принадлежность к
подрывной организации. Я не могу нести никакой ответственности за
совершенные ими преступления, поскольку не имею к ним никакого отношения.
Я невиновен, как невиновно новорожденное дитя.
- Любой ребенок - потенциальный преступник, - произнесла Арезенти, -
и все же...
Некоторое время оба молчали. Он, вольготно рассевшись в кресле,



откинувшись на спинку, расслабленно улыбался. Арезенти сидела столь
неподвижно и тихо, как только способен здоровый взрослый человек, -
подрагивания и движения ее просто невозможно было заметить. Теперь уже она
на него не смотрела, а вместо этого уставилась в окно. Просторный двор с
высокой стеной позади виден не был, зато она могла спокойно разглядеть
правую сторону улицы и здание за широким тротуаром. В обеденный час
перекресток Бульвара Фредерика Дугласа и Авеню Святого Николая всегда был
очень оживленным. Пешеходы заполняли тротуары, велосипедисты - проезжую
часть. Седьмая часть населения Манхэттена высыпала на улицы, радуясь
первым теплым лучам весеннего солнца. Иначе и быть не могло. Ведь из
общего числа примерно в девяносто обдней, составлявших это время года, им
суждено стать свидетелями всего-то около одиннадцати дней.
Попрыгунчики во времени, подумал он. В памяти непонятно почему
промелькнул кузнечик, вцепившийся в травинку, которая прогнулась под
тяжестью его тела. Видение это странным образом принесло с собой боль. Или
только воспоминания о боли? Дункан не мог понять, какая связь существует
между этим безобидным привидевшимся ему кузнечиком и ощущением тоски. В
памяти своей он не находил этому объяснения.
Внезапно, словно муха, изо всех сил старающаяся вырваться из
сковавшей ее паутины, - паутины памяти? - Арезенти оторвала взор от окна и
подалась вперед. Женщина свирепо посмотрела на него, отчего она - крупная
красивая блондинка - сделалась еще привлекательнее. Ее большие, белые
зубы, казалось, вот-вот вцепятся в него. Они блестели, словно солнце на
тюремной решетке.
Вильям Дункан усмехнулся. Его подобными уловками вряд ли можно
напугать.
- Не понимаю, каким образом вам удалось это сделать, - сказала врач.
- Вы объединили в себе семь совершенно разных, несовместимых личностей.
Нет, нет. Это не совсем правильно. Вы не объединили их. Точнее будет
сказать, что вы просто _р_а_с_т_в_о_р_и_л_и_с_ь_ в них, подавив
собственное "я" до такой степени, что его уже и обнаружить-то невозможно.
Вы превратились в новую личность, восьмую. У вас даже сохранились
некоторые из воспоминаний этой восьмой личности, той, которая теперь и
составляет ваше существо хотя они ложные. Но вы не в состоянии изменить
свои отпечатки пальцев, характерный запах, выделяемый вашим телом, состав
и группу крови, рисунок радужной оболочки глаз, форму волны, которую
испускает ваш мозг, - все это безошибочно говорит о том, что вы
по-прежнему не кто иной, как Джефферсон Сервантес Кэрд, полицейский из
Вторника, но и все эти другие - Тингл, Дунски, Репп, Ом, Зурван и
Ишарашвили. Личностные черты вы изменили, но тело... это дело совсем
другое. Вы все-таки не Протей [в греческой мифологии морское божество;
обладал даром превращения: умел принимать облик зверей, воды и дерева],
чтобы по собственному усмотрению изменять внешность.
- Пока вы не рассказали мне всю эту историю, не показали видеозаписи
людей, о которых говорите, я и понятия не имел об их существовании.
- Кажется, что так оно и есть, - сказала женщина. - _К_а_ж_е_т_с_я_ -
весьма действенное слово в нашем случае.
- Побойтесь Бога! Я уже столько раз сидел в парах тумана истины. Вы
наблюдали за мной, делая химический анализ состава моей крови,
контролировали волны, излучаемые моим мозгом. Если не ошибаюсь, вам так и
не удалось найти ни единой улики, которая изобличала бы меня во лжи.
- Но в официальных записях отсутствуют какие-либо упоминания о
человеке по имени Вильям Сен-Джордж Дункан. А следовательно, такого
человека не существует. Нам ИЗВЕСТНО, кто вы такой... вернее, кем вы были
прежде. И...
Врач откинулась назад, держась руками за край стола. В пронзительном
взгляде ее появилось выражение замешательства.
- Я имею полномочия сообщить вам, что, по мнению официальных властей,
вовсе не исключено, что вы в определенном смысле можете считаться
человеком уникальным. Можете. Власти не полностью уверены, что вы
действительно являетесь единственным человеком, обладающим способностью
сопротивляться воздействию тумана истины.
- Подобные события вполне могут вызвать у них панику, - улыбаясь,
произнес он.
- Нонсенс. При определенных обстоятельствах, скажем так, они
действительно могли бы немного взволновать общество, внести некоторую
временную неопределенность. Но они совершенно неспособны потрясти
основания нашего общества. Просто придется проявить некоторую гибкость и
приспособиться к новой ситуации.
- Бюрократия, а именно она и есть правительство, не обладает никакой
гибкостью, - сказал Дункан. - Никогда не имела ее и никогда не будет
иметь.
- На вашем месте я не стала бы радоваться, - заметила врач. - Вам еще
предстоит пройти длительные и скрупулезные исследования. Мы собираемся
провести на вас некоторые эксперименты. Они способны причинить вам немало



Страницы: [1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68
РЕКЛАМА
Конан-Дойль Артур - Приключения Михея Кларка
Конан-Дойль Артур
Приключения Михея Кларка


Каменистый Артем - Земли Хайтаны
Каменистый Артем
Земли Хайтаны


Доставалов Александр - Ожог от зеркала
Доставалов Александр
Ожог от зеркала


Шилова Юлия - Неслучайная связь, или Мужчин заводят сильные женщины
Шилова Юлия
Неслучайная связь, или Мужчин заводят сильные женщины


РЕКЛАМА В БИБЛИОТЕКЕ
Copyright © 2001-2012 гг.
Идея и дизайн Алексея Сергейчука. При использовании материалов данного сайта - ссылка обязательна.