Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ


ТОП-5 ПОПУЛЯРНЫХ РАЗДЕЛОВ
  1. Русская фантастика
  2. Детектив
  3. Женский роман
  4. Зарубежная фантастика
  5. Приключения

ТОП-30 ПОПУЛЯРНЫХ КНИГ ЗА МЕСЯЦ
  1. Свирепый черт Лялечка (54)
  2. Путь Кейна. Одержимость (51)
  3. Гнев дракона (47)
  4. Турецкая любовь, или Горячие ночи Востока (31)
  5. Битва за Царьград (30)
  6. Свирепый черт Лялечка (24)
  7. Любовница на двоих (24)
  8. Цифровая крепость (24)
  9. О бедном Кощее замолвите слово (24)
  10. Пелагия и красный петух (том 2) (23)
  11. Замуж за египтянина, или Арабское сердце в лохмотьях (22)
  12. Имя потерпевшего - никто (20)
  13. Непредвиденные встречи (20)
  14. Умножающий печаль (17)
  15. По тонкому льду (17)
  16. Начало всех начал (12)
  17. Ричард Длинные Руки - 1 (12)
  18. Париж на три часа (11)
  19. Яфет (10)
  20. Аквариум (10)
  21. Колдун из клана Смерти (9)
  22. Замок Броуди (9)
  23. Роксолана (8)
  24. Ни мужа, ни любовника, или Я не пускаю мужчин дальше постели (7)
  25. Омон Ра (7)
  26. Чудовище без красавицы (7)
  27. Шпион, или повесть о нейтральной территории (7)
  28. К "последнему" морю (6)
  29. Вставай, Россия! Десант из будущего (6)
  30. Заклятие предков (6)

Использовать только для ознакомления. Любое коммерческое использование категорически запрещается. По вопросам приобретения прав на распространение, приобретение или коммерческое использование книг обращаться к авторам или издательствам.

Зарубежная фантастика — > Фостер Алан Дин — > читать бесплатно "Приговоренный к призме"


Алан Дин ФОСТЕР


ПРИГОВОРЕННЫЙ К ПРИЗМЕ





1
Стоял прекрасный день, воздух был свеж и прозрачен, небо -
безоблачное и яркое (и еще какое яркое!). В такой день все казалось
возможным. Даже смерть. Правда на этот день в расписании Эвана Орджелла
смерть не была запланирована, но именно к такому исходу он приближался. И
ничего нельзя было сделать, чтобы предотвратить это.
Потому что его скафандр был безнадежно испорчен.
Все вокруг него в необычном плантокосмогоническом мире, называемом
Призмой, кишело жизнью. Его визит на эту планету имел своей целью
обосноваться здесь для дальнейшей жизни. Теперь становилось похоже, что он
останется здесь не для жизни, а для чего-то совсем другого.
Воздух вокруг его лица был полон кислорода, которым он не мог дышать.
Недалеко бурлил ручеек, прохладную воду которого он не мог пить. Вокруг
росли леса, наполненные растениями и животными, которых он не мог
употребить в пищу.
Его лицо пригревало солнце Призмы. Оно ярко сияло, но грело не
сильнее, чем звезды, окружавшие мир Эвана, планету Самстэд. В полдень
здешняя температура была определенно благотворной. Он мог дышать воздухом
Призмы, пить здешнюю воду, есть собственные запасы провизии, но, тем не
менее, теперь ему предстояло умереть, поскольку его скафандр оказался
выведенным из строя.
Так не должно было быть, ибо этот скафандр был особенным даже по
уникальным стандартам Самстэда. Он был создан специально для этого визита.
Инженеры и дизайнеры сконструировали его так, чтобы уберечь Эвана от любых
опасностей, какие только можно было себе вообразить, для любых мыслимых и
немыслимых неожиданностей, которые можно было ожидать от такого мира, как
Призма. Но изобретатели этого скафандра не учли, да и не могли учесть,
одного - крайней отчужденности обитателей Призмы, плюс к тому же еще их
врожденного коварства.
Эван допускал, что это нельзя было всецело поставить в вину
конструкторам. Инженеры, привлеченные к работе по созданию этого костюма
делали его, имея в виду миры, жизненные формы которых представляли собой
вариации на уже знакомые им темы, жизнь, основой которой являлся атом
углерода. Призма не была таким миром. С самого начала жизнь здесь была не
такой, как в других мирах, и по мере эволюции эти различия становились все
более и более значительными.
Эта эволюция и вывела из строя ею скафандр.
Солнце продолжало опалять его беззащитное тело. Хотя температура за
пределами искусственного эпидермиса оставалась приятной, внутри она
неумолимо повышалась. Эвана ужасно мучила жажда. Он попытался сдвинуться с
места. Сервомеханизм не действовал, и он упал, прямо как и стоял, на
спину.
Его левая рука не двигалась совсем. А правая рука начала ужасно
болеть, когда он протянул ее к воде. Эта рука была серьезно повреждена,
точнее сломана, но он решил, что легче будет достать немного воды рукой,
которая еще хоть как-то действовала, чем пытаться включить кран с водой,
расположенный в шлеме.
Вскоре, однако, он понял, что, даже дотянувшись, не сможет поднести
воду ко рту, этому помешает пуленепробиваемое лицевое стекло. Правая рука
еле двигалась, и он решил оставить эту затею. Эта попытка утомила его так
же, как утомила и сама Призма с тех самых пор, как он ступил на ее
блестящую, вводящую в заблуждение поверхность.

Все казалось таким простым и честным на Самстэде. У него была
бесподобная возможность для продвижения по службе внутри компании. Никому
и в голову не могло прийти, чтобы он не выполнил задание. У него никогда
раньше не было провалов. У кого угодно, только не у Эвана Орджелла.
Методичный, великолепный, проницательный, неукротимый. А также
горящий желанием, повелевающий и самонадеянный. Все эти определения как
нельзя лучше подходили к нему с самого начала его карьеры. Таким видели
рядом с цветоложем каскалариана.
Благодаря этому своему незначительному достижению, он почувствовал
небольшую радость, и от этого на душе у него стало немного светлее.
Каскалариан выполнял в этом мире ту же экологическую функцию, что и
деревья на Земле и Самстэде. Хотя, строго говоря, его нельзя было назвать
деревом. У него не было ни листьев, ни хлорофилла. Состоящий из трех
частей ствол достигал в высоту трех метров. От него параллельно земле



росли острые шипы. Они обеспечивали охрану прозрачно-зеленоватого ствола,
в котором кишела жизнь. Некоторые части этого растения двигались. Это
растение напоминало Эвану осыпавшуюся рождественскую елку.
Все части сходились в середине ствола. Это пространство было строго
ограничено. Соревнование за жизнь внутри растения было жестоким и велось
постоянно, хотя все его части представляли собой замкнутые системы. Велась
борьба за еду, точнее, за солнечный свет.
Тонкий прозрачный наружный панцирь растения наподобие линзы усиливал
падающий на него солнечный свет. За панцирем виднелись формы, окрашенные в
голубой цвет и цвет морской волны. В некоторых местах можно было заметить
нездорово выглядящие розовые пятна губчатого вещества. Но таких пятен было
немного.
Каскалариан являлся органосиликатной структурой, как и большинство
жизненных форм на Призме, ибо этот мир зиждился не на углероде, а на
кремнии. Это был мир стекла, красоты и беспорядка.
"Неважно, - подумал Эван. - Неважно, дерево это или нет, тень есть
тень."
Он повернул голову и посмотрел вниз, туда где тек ручей. Прохладная,
чистая, бурлящая вода могла спасти ему жизнь, но он не мог дотянуться до
нее. Ручеек был полон снежных хлопьев, настолько крупных, что двадцать из
них заполнили бы его ладонь.
У каждой снежинки были маленькие прозрачные ножки, заканчивающиеся
плоскими подушечками. К их спинкам были прикреплены согнутые крылья
размером каждое с ноготь большого пальца. На каждой спинке находилось по
одному крылу. Снежинки собирались в тех местах, где вода была спокойной.
Когда всходило солнце, они делали все, чтобы получить как можно больше его
света, толпились и отпихивали друг друга, стараясь занять лучшее место.
Каждое крылышко-фоторецептор было окрашено в свой цвет: красный, голубой,
темно-фиолетовый или изумрудно-зеленый. На каждой голове находилось по
паре крошечных кристальных глаз. Глаза были окрашены в тот же цвет, что и
крылья.
Забирая силу у солнца Призмы, эти создания в полном молчании сновали
туда-сюда вокруг воды. Своими маленькими ртами они всасывали богатую
силикофлагелатом воду. Мысли о хищниках не давали покоя Эвану. От
каскалариана или от ярко окрашенных снежинок не исходило никакой
опасности. Но он знал, что Призма была домом для многих существ, которые с
радостью разодрали бы его на куски и сделали бы это не ради мяса, а ради
того изобилия ценных минералов, которые содержались в его теле.
Человеческое тело было просто кладовой, хранилищем множества полезных
элементов. И не только тело, но и пресловутый скафандр. Для здоровенных
зверюг, которые питаются падалью, нет большой разницы между человеком и
его одеждой. И то и другое они пожирают с одинаковым удовольствием.
Роскошное тело, богатое металлом, калием и кальцием... Не тело, а
просто рудник. "Это моя шахта", - подумал Эван, слишком измученный, чтобы
смеяться. Солнце поднималось все выше и выше, и вместе с ним росла
температура внутри скафандра, несмотря на то, что он находился в тени
каскалариана. Эван начал обильно потеть. Надо было что-то предпринимать.
Пришла пора что-то придумать. И сделать это следовало побыстрее,
потому что навстречу Эвану кто-то двигался. Он пока не мог разглядеть
конкретно, что это было, зрение ему этого не позволяло. "Но чем бы оно ни
было, оно выглядит очень большим, а значит не может быть серьезно
опасным", - заключил Эван.
Он не мог четко видеть всего происходящего вокруг, потому что лицевая
часть его гермошлема также была испорчена. Этот шлем со специальным
стеклом, позволяющим человеческим глазам адаптироваться к этому миру, был
также жизненно необходим, потому что бытие на планете Призма было
организовано по принципу преломления. Нормальная геометрия здесь не
действовала. Предметы здесь имели тенденцию делаться неясными, если
пристально смотреть на них в течение долгого времени, так как человеческий
глаз старался найти в этом мире несуществующие формы и организации.
Преломление происходило где-то между первым и вторым измерением (или
вторым и третьим?) Никто, даже математики, не могли с уверенностью сказать
этого.
Но любые подобные вопросы не будут беспокоить человека, глядящего
через линзы Хаусдорфа. Именно такие линзы и были вставлены в гермошлем
Эвана. Впрочем, как уже говорилось, скафандр был сломан. В результате
преломленные фигуры выглядели неправильными, когда он смотрел на них через
неотрегулированное стекло. А тем временем незнакомый объект продолжал
приближаться.
Это не просто приводило в замешательство. От этого можно было просто
сойти с ума. К счастью, Эван был слишком уставшим, чтобы сильно
волноваться. Он так измучился!
Он вел себя совершенно пассивно, чувствуя, что сейчас заснет или
потеряет сознание. Он не был точно уверен, что с ним скорее произойдет. Да
это и не имело значения.



Страницы: [1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52
РЕКЛАМА
Корнев Павел - Литр
Корнев Павел
Литр


Пехов Алексей - Ветер полыни
Пехов Алексей
Ветер полыни


Контровский Владимир - Страж звездных дорог
Контровский Владимир
Страж звездных дорог


Белов Вольф - Странники вселенной
Белов Вольф
Странники вселенной


РЕКЛАМА В БИБЛИОТЕКЕ
Copyright © 2001-2012 гг.
Идея и дизайн Алексея Сергейчука. При использовании материалов данного сайта - ссылка обязательна.