Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ


ТОП-5 ПОПУЛЯРНЫХ РАЗДЕЛОВ
  1. Русская фантастика
  2. Детектив
  3. Женский роман
  4. Зарубежная фантастика
  5. Приключения

ТОП-30 ПОПУЛЯРНЫХ КНИГ ЗА МЕСЯЦ
  1. Любовница на двоих (65)
  2. Ни мужа, ни любовника, или Я не пускаю мужчин дальше постели (22)
  3. Колдун из клана Смерти (18)
  4. Гнев дракона (18)
  5. Заклятие предков (17)
  6. Свирепый черт Лялечка (16)
  7. Аквариум (15)
  8. Признания авантюриста Феликса Круля (13)
  9. Пелагия и красный петух (том 2) (11)
  10. Замуж за египтянина, или Арабское сердце в лохмотьях (11)
  11. Поводыри на распутье (11)
  12. Цифровая крепость (8)
  13. Роксолана (8)
  14. О бедном Кощее замолвите слово (8)
  15. Бубен верхнего мира (7)
  16. Покер с акулой (7)
  17. Чудовище без красавицы (7)
  18. Гиперион (7)
  19. Вещий Олег (7)
  20. Брудершафт с Терминатором (6)
  21. Непредвиденные встречи (6)
  22. Его сиятельство Каспар Фрай (6)
  23. К "последнему" морю (6)
  24. Турецкая любовь, или Горячие ночи Востока (6)
  25. Ричард Длинные Руки - 1 (5)
  26. Путь Кейна. Одержимость (4)
  27. Журналист для Брежнева (4)
  28. Умножающий печаль (4)
  29. Вставай, Россия! Десант из будущего (4)
  30. По тонкому льду (4)

Использовать только для ознакомления. Любое коммерческое использование категорически запрещается. По вопросам приобретения прав на распространение, приобретение или коммерческое использование книг обращаться к авторам или издательствам.

Зарубежная фантастика — > Каттнер Генри — > читать бесплатно "До скорого!"


Генри КАТТНЕР, Кэтрин Л. МУР


ДО СКОРОГО!





Старый Енси, пожалуй, самый подлый человечишка во всем мире. Свет не
видел более наглого, закоренелого, тупого, отпетого, гнусного негодяя. То,
что с ним случилось, напомнило мне фразу, услышанную однажды от другого
малого, - много воды с тех пор утекло. Я уж позабыл, как звали того
малого, кажется Людовик, а может, и Тамерлан; но он как-то сказал, что,
мол, хорошо бы у всего мира была только одна голова, тогда ее легко было
бы снести с плеч.
Беда Енси в том, что он дошел до ручки: считает, что весь мир
ополчился против него, и разрази меня гром, если он не прав. С этим Енси
настали хлопотные времена даже для нас, Хогбенов.
Енси-то типичный мерзавец. Вообще вся семейка Тарбеллов не сахар, но
Енси даже родню довел до белого каления. Он живет в однокомнатной хибарке
на задворках у Тарбеллов и никого к себе не подпускает, разве только
позволит всунуть продукты в полукруглую дырку, выпиленную в двери.
Лет десять назад делали новое межевание, что ли, и вышло так, что
из-за какой-то юридической заковыки Енси должен был заново подтвердить
свои права на землю. Для этого ему надо было прожить на своем участке с
год. Примерно в те же дни он поругался с женой, выехал за пределы участка
и сказал, что, дескать, пусть земля достается государству, пропади все
пропадом, зато он проучит всю семью. Он знал, что жена пропускает иногда
рюмочку-другую на деньги, вырученные от продажи репы, и трясется, как бы
государство не отняло землицу.
Оказалось, эта земля вообще никому не нужна. Она вся в буграх и
завалена камнями, но жена Енси страшно переживала и упрашивала мужа
вернуться, а ему характер не позволял.
В хибарке Енси Тарбелл обходился без элементарных удобств, но он ведь
тупица и к тому же пакостник. Вскорости миссис Тарбелл померла: она
кидалась камнями в хибарку из-за бугра, а один камень ударил в бугор и
рикошетом попал ей в голову. Остались восемь Тарбеллов - сыновей да сам
Енси. Но и тогда Енси с места не сдвинулся.
Может, там бы он и жил, пока не превратился бы в мощи и не вознесся
на небо, но только его сыновья затеяли с нами склоку. Мы долго терпели -
ведь они не могли нам повредить. Но вот гостивший у нас дядя Лес
разнервничался и заявил, что устал перепелом взлетать под небеса всякий
раз, как в кустах хлопнет ружье. Шкура-то у него после ран быстро
заживает, но он уверял, что страдает головокружениями оттого, что на
высоте двух-трех миль воздух разреженный.
Так или иначе травля все продолжалась, и никто из нас от нее не
страдал, что особенно бесило восьмерых братьев Тарбеллов. И однажды на
ночь глядя они гурьбой вломились в наш дом с оружием в руках. А нам
скандалы были ни к чему.
Дядя Лем - он близнец дяди Леса, но только родился намного позже -
давно впал в зимнюю спячку где-то в дупле, так что его все это не
касалось. Но вот малыша, дай ему бог здоровья, стало трудновато таскать
взад-вперед, ведь ему уже исполнилось четыреста лет и он для своего
возраста довольно крупный ребенок - пудов восемь будет.
Мы все могли попрятаться или уйти на время в долину, в Пайпервилл, но
ведь в мезонине у нас дедуля, да и к прохвессору, которого держим в
бутылке, я привязался. Не хотелось его оставлять - ведь в суматохе бутылка
чего доброго, разобьется, если восьмеро братьев Тарбеллов налижутся как
следует.
Прохвессор славный, хоть в голове у него винтика не хватает. Все
твердит, что мы мутанты (ну и словечко!), и треплет языком про каких-то
своих знакомых, которых называет хромосомами. Они как будто попали, по
словам прохвессора, под жесткое излучение и народили потомков, не то
доминантную мутацию, не то Хогбенов, но я вечно это путаю с заговором
круглоголовых - было такое у нас в старом свете. Ясное дело, не в
н_а_с_т_о_я_щ_е_м_ старом свете, тот давно затонул.
И вот, раз уж дедуля велел нам молчать в тряпочку, мы дожидались,
пока восьмеро братьев Тарбеллов высадят дверь, а потом все сделались
невидимыми, в том числе и малыш. И стали ждать, чтобы все прошло стороной,
но не тут-то было.
Побродив по дому и вдоволь натешась, восьмеро братьев Тарбеллов
спустились в подвал. Это было хуже, потому что застигло нас врасплох.
Малыш-то стал невидимым и цистерна, где мы его держим, тоже, но ведь
цистерна не может тягаться с нами проворством.
Один из восьмерки Тарбеллов со всего размаху налетел на цистерну и
как следует расшиб голень. Ну и ругался же он! Нехорошо, когда ребенок
слышит такие слова, но в ругани наш дедуля кому угодно даст сто очков



вперед, так что я-то ничему новому не научился.
Он, значит, ругался на чем свет стоит, прыгал на одной ноге, и вдруг
ни с того ни с сего дробовик выстрелил. Там, верно, курок на волоске
держался. Выстрел разбудил малыша, тот перепугался и завопил. Такого вопля
я еще не слыхал, а ведь мне приходилось видеть, как мужчины бледнеют и
начинают трястись, когда малыш орет. Наш прохвессор как-то сказал, что
малыш издает инфразвуки. Надо же!
В общем, семеро братьев Тарбеллов из восьми тут же отдали богу душу,
даже пикнуть не успели. Восьмой только начинал спускаться вниз по
ступенькам; он затрясся мелкой дрожью, повернулся - и наутек. У него,
верно, голова пошла кругом и он не соображал, куда бежит. Окончательно
сдрейфив, он очутился в мезонине и наткнулся прямехонько на дедулю.
И вот ведь грех: дедуля до того увлекся, поучая нас уму-разуму, что
сам напрочь забыл стать невидимым. По-моему, один лишь взгляд, брошенный
на дедулю, прикончил восьмого Тарбелла. Бедняга повалился на пол, мертвый,
как доска. Ума не приложу, с чего бы это, хоть и должен признать, что в те
дни дедуля выглядел не лучшим образом. Он поправлялся после болезни.
- Ты не пострадал, дедуля? - спросил я, слегка встряхнув его. Он меня
отчехвостил.
- А я-то причем, - возразил я.
- Кровь христова! - воскликнул он, разъяренный. - И этот сброд, эти
лицемерные олухи вышли из моих чресел! Положи меня обратно, юный негодяй.
Я снова уложил его на дерюжную подстилку, он поворочался с боку на
бок и закрыл глаза. Потом объявил, что хочет вздремнуть и пусть его не
будят, разве что настанет судный день. При этом он нисколько не шутил.
Пришлось нам самим поломать головы над тем, как теперь быть. Мамуля
сказала, что мы не виноваты, в наших силах только погрузить восьмерых
братьев Тарбеллов в тачку и отвести их домой, что я и исполнил. Только в
пути я застеснялся, потому что не мог придумать, как бы повежливее
рассказать о случившемся. Да и мамуля наказывала сообщить эту весть
осторожно. "Даже хорек способен чувствовать", - повторяла она.
Тачку с братьями Тарбеллами я оставил в кустах, сам поднялся на бугор
и увидел Енси: он грелся на солнышке, книгу читал. Я стал медленно
прохаживаться перед ним, насвистывая "Янки-Дудль". Енси не обращал на меня
внимания.
Енси - маленький, мерзкий, грязный человечишка с раздвоенной бородой.
Рост в нем метра полтора, не больше. На усах налипла табачная жвачка, но,
может, я несправедлив к Енси, считая его простым неряхой. Говорят, у него
привычка плевать себе в бороду, чтобы на нее садились мухи: он их ловит и
обрывает им крылышки.
Енси не глядя поднял камень и швырнул его, чуть не угодив мне в
голову.
- Заткни пасть и убирайся, - сказал он.
- Воля ваша, мистер Енси, - ответил я с облегчением и совсем было
собрался. Но тут же вспомнил, что мамуля, чего доброго, отхлещет меня
кнутом, если я не выполню ее наказа, тихонько сделал круг, зашел Енси за
спину и заглянул ему через плечо - посмотреть, что он там читает. Потом я
еще капельку передвинулся и встал с ним лицом к лицу.
Он захихикал себе в бороду.
- Красивая у вас картинка, мистер Енси, - заметил я.
Он все хихикал и, видно, на радостях подобрел.
- Уж это точно! - сказал он и хлопнул себя кулаком по костлявому
заду. - Ну и ну! С одного взгляда захмелеешь!
Он читал не книгу. Это был журнал (такие продаются у нас в
Пайпервилле), раскрытый на картинке. Художник, который ее сделал, умеет
рисовать. Правда, не так здорово, как тот художник, с которым я когда-то
водился в Англии. Того звали Крукшенк или Крукбек, если не ошибаюсь.
Так или иначе, у Енси тоже была стоящая картинка. На ней были
нарисованы люди, много-много людей, все на одно лицо и выходят из большой
машины, которая - мне сразу стало ясно - ни за что не будет работать. Но
все люди были одинаковые, как горошины в стручке. Еще там красное
пучеглазое чудовище хватало девушку - уж не знаю зачем. Красивая картинка.
- Хорошо бы такое случилось в жизни, - сказал Енси.
- Это не так уж трудно, - объяснил я. - Но вот эта штука неправильно
устроена. Нужен только умывальник да кое-какой металлический лом.
- А?
- Вот эта штука, - повторил я. - Аппарат, что превращает одного парня
в целую толпу людей. Он неправильно устроен.
- Ты, надо понимать, умеешь лучше? - окрысился он.
- Приходилось когда-то, - ответил я. - Не помню, что там папуля
задумал, но он был обязан одному человеку, по имени Кадм. Кадму срочно
потребовалось много воинов, папуля устроил так, что Кадм мог разделиться
на целый полк солдат. Подумаешь! Я и сам так умею.
- Да что ты там бормочешь? - удивился Енси. - Ты не туда смотришь.
Я-то говорю об этом красном чудище. Видишь, что оно собирается сделать?



Страницы: [1] 2 3 4 5
РЕКЛАМА
Конюшевский Владислав - Основная миссия
Конюшевский Владислав
Основная миссия


Белогорский Евгений - Во славу Отечества! Часть 2
Белогорский Евгений
Во славу Отечества! Часть 2


Шилова Юлия - Замуж за египтянина, или Арабское сердце в лохмотьях
Шилова Юлия
Замуж за египтянина, или Арабское сердце в лохмотьях


Суворов Виктор - Беру свои слова обратно
Суворов Виктор
Беру свои слова обратно


РЕКЛАМА В БИБЛИОТЕКЕ
Copyright © 2001-2012 гг.
Идея и дизайн Алексея Сергейчука. При использовании материалов данного сайта - ссылка обязательна.