Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ


ТОП-5 ПОПУЛЯРНЫХ РАЗДЕЛОВ
  1. Русская фантастика
  2. Детектив
  3. Женский роман
  4. Зарубежная фантастика
  5. Приключения

ТОП-30 ПОПУЛЯРНЫХ КНИГ ЗА МЕСЯЦ
  1. Замуж за египтянина, или Арабское сердце в лохмотьях (18)
  2. Ричард Длинные Руки - 1 (12)
  3. Пелагия и красный петух (том 1) (10)
  4. Обряд дома Месгрейвов (10)
  5. Вещий Олег (9)
  6. Москва слезам не верит (сценарий) (9)
  7. (8)
  8. Главный противник (8)
  9. Начало всех начал (6)
  10. Битва за Царьград (6)
  11. Принц Каспиан (6)
  12. Бремя власти (6)
  13. Последний завет (6)
  14. Свирепый черт Лялечка (6)
  15. День проклятия (5)
  16. Джон Фаулз и трагедия русского либерализма (5)
  17. Человек со Звезды (5)
  18. Кафедра странников (4)
  19. Ни мужа, ни любовника, или Я не пускаю мужчин дальше постели (4)
  20. Турецкая любовь, или Горячие ночи Востока (4)
  21. Пощады не будет (4)
  22. Любовница на двоих (4)
  23. Горы Судьбы (4)
  24. Круг любителей покушать (4)
  25. Чары старой ведьмы (4)
  26. Чистильщик (4)
  27. По тонкому льду (4)
  28. Посмертный образ (3)
  29. Коронация, или последний из романов (3)
  30. Русь окаянная (3)

Использовать только для ознакомления. Любое коммерческое использование категорически запрещается. По вопросам приобретения прав на распространение, приобретение или коммерческое использование книг обращаться к авторам или издательствам.

Зарубежная фантастика — > Лем Станислав — > читать бесплатно "Повторение"


Станислав ЛЕМ


ПОВТОРЕНИЕ





Кресслин наклонился над столом.
- Это она? - спросил он, глядя на моментальные снимки.
- Да. - Генерал машинально подтянул брюки. - Севинна Моррибонд. Ты ее
узнал?
- Нет, тогда ей было десять лет.
- Она не сообщит тебе никаких технических подробностей. Ты должен
только узнать, есть у них Хронда или нет. И находится ли Хронда в
оперативной готовности.
- А вы уверены, что она это знает?
- Да. Он не болтун, но от нее секретов не держит. Он на все готов,
чтобы ее удержать. Почти тридцать лет разницы.
- Она его любит?
- Не думаю. Скорее, он ей импонирует. Ты из тех же мест, что и она.
Это хорошо. Воспоминания детства. Но не слишком нажимай. Я рекомендовал бы
сдержанность, мужское обаяние. Ты это умеешь.
Кресслин молчал, его сосредоточенное лицо напоминало хирурга во время
операции.
- Заброска сегодня?
- Сейчас. Каждый час дорог.
- А у нас есть оперативная Хронда?
Генерал нетерпеливо крякнул.
- Этого я тебе сказать не могу, и ты хорошо это знаешь. Пока
существует равновесие, они не знают, есть ли Хронда у нас, а мы - есть ли
у них. Если тебя поймают...
- Выпустят мне кишки, чтобы дознаться?
- Сам понимаешь.
Кресслин выпрямился, словно уже выучил на память лицо женщины на
фотографиях.
- Я готов.
- Помни о стакане.
Кресслин не ответил. Он не слышал слов генерала. Из-под металлических
абажуров на зеленое сукно стола лился свет электрических ламп. Двери
распахнулись, вбежал адъютант с бумажной лентой в руке.
- Генерал, концентрация вокруг Хасси и Депинга. Перекрыли все дороги.
- Сейчас. Кресслин, все ясно?
- Да.
- Желаю успеха...
Лифт остановился. Дерн отошел в сторону и снова стал на место. К
запаху мокрых листьев примешивался дразнящий и почти приятный запах
азотистых соединений. "Прогревают первую ступень", - подумал Кресслин.
Карманные фонарики выхватывали из мрака ячейки маскировочной сети.
- Анаколуф?
- Авокадо.
- Прошу за мной.
Он шел в потемках за коренастым бритоголовым офицером. Черная тень
вертолета открылась во мраке, как пасть.
- Долго лететь?
- Семь минут.
Ночной жук взвился, спланировал, гудя, винт еще вращался, а Кресслин
уже стоял на земле, невидимая трава стегала его по ногам, взметаемая
механическим ветром.
- К ракете!
- Есть к ракете. Но я ничего не вижу.
- Я поведу вас за руку. (Женский голос.) Вот тут смокинг, прошу
переодеться. Потом наденете эту оболочку.
- На ноги тоже?
- Да. Носки и лакированные туфли в футляре.
- Прыгать буду босиком?
- Нет, в этих чулках. Смотаете их вместе с парашютом. Запомнили?
- Да.
Он отпустил маленькую женскую руку. Переодевался в темноте. Золотой
квадрат... Портсигар? Нет, зажигалка. Блеснула полоска света.
- Кресслин?
- Я.
- Готовы?
- Готов.
- В ракету, за мной!
- Есть в ракету.
Резкий луч освещал серебристую алюминиевую лестницу. Ее верх тонул во



мраке - словно он должен идти к звездам пешком. Открылся люк. Он лег
навзничь. Блестящий пластиковый кокон шелестел, прилипал к одежде, к
рукам.
- 30, 29, 28, 27, 26, 25, 24, 23, 22, 21, 20. Внимание, 20 до нуля,
16, 15, 14, 13, 12, 11, внимание, через 7 секунд старт, четыре, три, два,
один, ноль.
Он ожидал грохота, но тот, который вознес его, показался ему слабым.
Зеркальный пластик расправлялся на нем, как живой. Вот дьявол, рот
затягивает! С трудом он отпихнул назойливую пленку, перевел дух.
- Внимание, пассажир, сорок пять секунд до вершины баллистической.
Начинать отсчет?
- Нет, начните с десяти.
Хорошо. внимание, пассажир, апогей баллистический. Четыре слоя
облаков, цирростатус и циррокумулюс. Под последним видимость шестьсот. на
красный включаю эжектор. Парашют?
- Спасибо, все в порядке.
- Внимание, пассажир, вторая ветвь баллистической, первый слой
облаков. Температура минус 44, на земле плюс 18. До выброски пятнадцать.
Наклонение к цели ноль на сто, боковое отклонение в норме, ветер
норд-норд-вест, шесть метров в секунду, видимость хорошая. Желаю успеха.
Выброс!
- До свидания, - произнес он, чувствуя нелепость этих слов, сказанных
человеку, которого он никогда не видел и не увидит.
Он выпал во мрак, его выстрелило в твердый от скорости воздух.
Свистело в ушах, он закувыркался, и тут же его с легким треском подхватило
и потянуло вверх, словно кто-то выловил его из мрака невидимым сачком. Он
поднял взгляд. Купол парашюта был невидим. Чистая работа!
Что-то засветлело под ногами. черт, только бы не озерко! Один шанс на
тысячу, но кто знает?
Он коснулся ногами волнующейся поверхности. Это была пшеница. Он
нырнул в нее, его накрыла чаша парашюта. Согнувшись, он отстегнул ранец,
начал сворачивать странный волокнистый материал, похожий на паутину. Он
все скручивал и скручивал его, на это ушло много времени, пожалуй, около
получаса. Но в хронограмму он уложился. Туфли надеть сейчас или позже?
Лучше обуться сразу, пластик отражает свет. Он начал рвать на себе тонкую
оболочку, будто сам себя распаковывал. Вот и сверток. Лаковые туфли,
платок, ножик...
Где же стакан? Сердце заколотилось у него, как только он нащупал
склянку. Он ничего не видел, тучи покрывали все небо, но когда он потряс
стакан, послышалось бульканье. Внутри был вермут. Он не стал отдирать
герметизирующую пленку. Положил обратно в карман, затолкал свернутый
парашют в ранец, впихнул туда же толстые чулки, изодранный кокон.
Отыскал рычажок, дернул, словно открывал банку с пивом, бросил футляр
на измятое место и стал ждать. Ничего. Немного дыма; ни пламени, ни искр,
ни углей. осечка? пошарил рукой и чуть не вскрикнул - там уже не было туго
набитого ранца кучка теплых остатков, как будто прогоревший бумажный
пепел. Чистая работа!
Кресслин одернул на себе смокинг, поправил бабочку и вышел на дорогу.
Он шел по обочине, быстро, но не слишком, чтобы не вспотеть. Вот дерево.
Липа? Пожалуй, еще не она. Ясень, да? Ничего не видно. Часовенка должна
быть за четвертым деревом. А вот придорожный камень. Совпадает. Из ночи
выдвинулась побеленная стена капеллы. Он ощупью отыскал двери, они легко
отворились. Не слишком ли легко? А если окна не затемнены?
Он поставил на каменный пол зажигалку, щелкнул. Чистый белый свет
наполнил замкнутое пространство, блеснула поблекшая позолота алтаря, окно,
заклеенной снаружи чем-то черным. Он пристально вгляделся в свое отражение
в этом окне, повернулся, проверяя плечи, рукава, отвороты смокинга - не
пристал ли клочок пластиковой пленки. Поправил платочек, приподнялся на
носках, как актер перед выступлением, чтобы успокоить дыхание,
почувствовал слабый запах погасших свечей. Он потушил зажигалку, вышел во
мрак, осторожно шагая по каменным ступеням, и осмотрелся. кругом было
пусто. Края туч светлели, но месяц не мог пробиться сквозь них. Было почти
совсем темно. ровно шагая по асфальту, он кончиком языка коснулся коронки
зуба мудрости.
Интересно, что там такое? Уж конечно не Хронда. Но и не яд. За
какое-то мгновение он успел рассмотреть то, что "дантист" клал пинцетом в
золотую чашечку коронки, прежде чем залить ее цементом. Комочек меньше
горошины, будто слепленный из детского цветного сахара. Передатчик? Но
микрофона у него не было. Ничего не было... Почему они не дали яду?
Наверное, незачем.
В отдалении, за деревьями, показался дом, ярко освещенный, шумный. На
втором этаже горели настоящие свечи, в канделябрах с зеркальцами. Теперь
он принялся считать столбы ограды, у одиннадцатого замедлил шаг,
остановился в тени, падающей от дерева, и коснулся пальцами проволочной
сетки. Она, пружиня, подалась; он слегка наступил на ее нижнюю часть,



Страницы: [1] 2 3
РЕКЛАМА
Шилова Юлия - Предсмертное желание, или Поворот судьбы
Шилова Юлия
Предсмертное желание, или Поворот судьбы


Корнев Павел - Литр
Корнев Павел
Литр


Шилова Юлия - Жить втроем, или Если любимый ушел к другому
Шилова Юлия
Жить втроем, или Если любимый ушел к другому


Володихин Дмитрий - Убить миротворца
Володихин Дмитрий
Убить миротворца


РЕКЛАМА В БИБЛИОТЕКЕ
Copyright © 2001-2012 гг.
Идея и дизайн Алексея Сергейчука. При использовании материалов данного сайта - ссылка обязательна.