Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ


ТОП-5 ПОПУЛЯРНЫХ РАЗДЕЛОВ
  1. Русская фантастика
  2. Детектив
  3. Женский роман
  4. Зарубежная фантастика
  5. Приключения

ТОП-30 ПОПУЛЯРНЫХ КНИГ ЗА МЕСЯЦ
  1. Гнев дракона (43)
  2. Замуж за египтянина, или Арабское сердце в лохмотьях (16)
  3. Вещий Олег (15)
  4. Любовница на двоих (12)
  5. Последнее допущение Господа (11)
  6. Обратись к Бешенному (8)
  7. Смягчающие обстоятельства (8)
  8. Свет вечный (8)
  9. Кафедра странников (7)
  10. Омон Ра (6)
  11. Ни мужа, ни любовника, или Я не пускаю мужчин дальше постели (6)
  12. Пиранья: Первый бросок (6)
  13. Ричард Длинные Руки - 1 (6)
  14. Пощады не будет (6)
  15. Требуется чудо (5)
  16. Путь князя. Равноценный обмен (5)
  17. Два демона (5)
  18. Турецкая любовь, или Горячие ночи Востока (5)
  19. Меняющая мир, или Меня зовут Леди Стерва (5)
  20. Кредо (5)
  21. Аутодафе (4)
  22. Смерть Ахиллеса (4)
  23. Темный лорд (4)
  24. Прозрачные витражи (3)
  25. Пирамида (3)
  26. Летучий Голландец (3)
  27. Шпион, или повесть о нейтральной территории (3)
  28. Бремя власти (3)
  29. Охота на мужа-2, или Осторожно: Разочарованная женщина (2)
  30. Заход в Паго-Паго (2)

Использовать только для ознакомления. Любое коммерческое использование категорически запрещается. По вопросам приобретения прав на распространение, приобретение или коммерческое использование книг обращаться к авторам или издательствам.

Зарубежная фантастика — > Мак-Каммон Роберт — > читать бесплатно "Чико"


Роберт МАК-КАММОН


ЧИКО





- Все - дерьмо, - объявил Маркус Саломон после очередного изрядного
глотка эликсира мудрости. Он допил пиво и поставил глухо звякнувшую
бутылку на ободранный стол возле своего кресла. Шум выпугнул из-под
выступающего края переполненной пепельницы прятавшегося там таракана, и
тот бежал в поисках более надежного укрытия. - Матерь Божья! - возопил
Саломон, поскольку таракан - блестящий, черный экземпляр добрых два дюйма
длиной - перепрыгнул на ручку кресла и заскользил по ней, неистово
перебирая лапками. Саломон ахнул по таракану пивной бутылкой, промазал,
таракан пробежал по креслу вниз, очутился на полу и пулей метнулся к одной
из трещин, которые во множестве тянулись вдоль плинтуса. У Саломона было
выпирающее "пивное" брюхо и целый каскад подбородков, однако проворства он
все еще не утратил; во всяком случае, он оказался шустрее, чем ожидал
таракан. Выскользнув из кресла, Саломон грузно протопал по комнате и
придавил таракана ногой, прежде чем насекомое сумело втиснуться в щелку.
- Гаденыш! - негодующе кипел он. - Ну, сволочь маленькая! - Он
перенес на ногу всю свою тяжесть, и раздавшееся хруп превратило его
презрительную ухмылку в довольную усмешку. - Что, взял я тебя за жопу, а?
- Он растер таракана по полу, точно это был окурок, и задрал ногу, чтоб
полюбоваться итогом кровавой расправы. Таракана разорвало почти пополам,
брюшко вдавилось в половицы. Единственная лапка слабо подергивалась. - Вот
тебе, паразит! - сказал Саломон... но не успел он договорить, как еще один
черный таракан, выскочив из щели под плинтусом, побежал мимо своего
мертвого товарища в противоположном направлении. Яростно взревев (крик
этот сотряс тонкие стены и грязное стекло в открытом окошке, выходящем на
пожарную лестницу), Саломон погнался за ним, тяжело бухая ногами в пол.
Второй таракан оказался проворнее и хитрее первого и попытался забраться
под вытертый коричневый коврик, лежавший за порогом гостиной, там, где
начинался ведший в глубь квартиры узкий коридорчик. Однако Саломон был
опытным убийцей; дважды он промахивался, но на третий раз оглушил
таракана, и тот сбился с курса. Четвертый удар башмака о пол смял
насекомое; от пятого таракан лопнул. Саломон опустил на таракана все свои
двести тридцать семь фунтов, растирая его по доскам. В пол снизу застучали
- вероятно, шваброй, - и чей-то голос прокричал: "Эй, там, наверху! Хватит
шуметь! Весь дом развалите, будь он неладен!"
- Я тебе жопу развалю, рыло обезьянское! - заорал Саломон, адресуясь
к миссис Кардинса, старухе, которая жила этажом ниже. Сразу же раздался
тонкий, взвинченный до бабьего визга голос мистера Кардинсы, в котором
звучало плохо скрываемое бешенство: "Нечего так разговаривать с моей
женой! Да я к тебе легавых вызову, сволочь!"
- Давай-давай, вызывай! - прокричал Саломон и притопнул еще разок. -
Может, им захочется потолковать с твоим племянничком про то, кто же это в
нашем доме всю наркоту продает! Давай, звони! - Это утихомирило супругов
Кардинса, а Саломон обеими ногами нарочито громко затопал по полу у них
над головой. Под его тяжестью половицы пронзительно заскрипели. Но тут
завелся сосед-пьянчуга Бриджер: "Да заткнитесь вы там! Дайте человеку
поспать, чтоб вас черти побрали!"
Саломон подкрался к стене и заколотил по ней. Стояла середина
августа, было душно, парило, и воздух в квартире словно бы загустел; лоб
Саломона блестел от пота, а футболка была в мокрых пятнах.
- Сам туда катись! Кого это ты посылаешь к черту? Вот приду, намылю
жопу твою тощую, ты... - Его внимание привлекло какое-то движение: по
полу, точно надменный черный лимузин, мчался таракан. - Сукин сын! -
взвизгнул Саломон, в два прыжка догнал насекомое и обрушил на него башмак.
Для таракана настал Судный День. Скрипя зубами, Саломон безжалостно давил.
С подбородков капал пот. Хруп - и Саломон размазал внутренности насекомого
по полу.
Уловив уголком глаза еще какое-то движение, он обернулся - сплошная
стена живота - и посмотрел на того, кого считал тараканом другой породы.
- А тебе какого черта надо?
Разумеется, Чико не ответил. Он на четвереньках вполз в комнату и
теперь сидел на корточках, слегка склонив набок непомерно большую голову.
- Эй! - сказал Саломон. - Хочешь поглядеть что-то занятное? - Он
ухмыльнулся, показав гнилые зубы.
Чико тоже осклабился. С мясистого смуглого лица глядели разные глаза;
один был глубоко посаженный, темный, а другой - совершенно белый: мертвый
слепой камушек.
- Взаправду занятное! Хочешь поглядеть? - Саломон, продолжая
ухмыляться, утвердительно качнул головой, и, подражая ему, Чико тоже
ухмыльнулся и кивнул. - Тогда иди сюда. Сюда, сюда. - Он показал пальцем



на желтые, поблескивающие тараканьи внутренности, лежавшие на полу.
Ничего не подозревающий Чико энергично пополз к Саломону. Тот
отступил.
- Вот туточки, - сказал он и притронулся к влажно поблескивающей
кашице носком ботинка. - А на вкус-то чисто конфета! Ням-ням! Ну-ка,
давай, лизни!
Чико уже был над желтым мазком. Он посмотрел на пятно, потом
единственным темным глазом снизу вверх вопросительно взглянул на Саломона.
- Ням-ням! - повторил Саломон и погладил себя по животу.
Чико нагнул голову и высунул язык.
- Чико!
Высокий, нервный женский голос остановил Чико, прежде чем он добрался
до пятна. Чико поднял голову и сел, глядя на мать. Шея под тяжестью головы
незамедлительно начала напрягаться, отчего череп склонился несколько
набок.
- Не делай этого, - сказала женщина Чико и помотала головой. - Нет.
Чико заморгал здоровым глазом. Он поджал губы, беззвучно выговорил
нет и отполз от дохлого таракана.
София вся дрожала. Она сердито сверкала глазами на Саломона, тонкие
руки висели вдоль тела, пальцы были сжаты в кулаки.
- Как ты мог... такое?
Он пожал плечами; ухмылка стала чуть менее широкой, точно рот
Саломона был раной, оставленной очень острым ножом.
- Я просто шутил с ним, вот и все. Я не позволил бы ему сделать это.
- Иди сюда, Чико, - позвала София, и двенадцатилетний мальчик быстро
подполз к матери. Он притулился головой к ее ноге, как могла бы
притулиться собака, и София коснулась курчавых черных волос.
- Больно уж серьезно ты все воспринимаешь, - сказал Саломон и пинком
отправил раздавленного таракана в угол. Ему нравилось их убивать;
подбирать трупы было делом Софии. - Заткнись! - проревел он в стену
Бриджеру - тот все еще кричал, что в этом гнойнике, в этой чертовой дыре,
ни дна ей, ни покрышки, человеку никогда нельзя выспаться. Бриджер умолк,
зная, когда не следует лезть на рожон и искушать судьбу. В квартире этажом
ниже чета Кардинса тоже хранила молчание, не желая, чтобы потолок рухнул
им на голову. Но в комнате роились иные звуки, долетавшие и из открытого
окна, и из нутра убогого дома: неотступный, сводящий с ума рев уличного
движения на Ист-Ривер-драйв; два голоса, мужской и женский, громко
переругивающиеся на замусоренном бетонном квадрате, который район именовал
"парком"; рев пущенного на полную громкость стереомагнитофона; громкое
хлюпанье и урчание перегруженного водопровода и стрекот вентиляторов,
которые в жаре и духоте были абсолютно бесполезны. Саломон уселся в
любимое кресло с продавленным сиденьем, из-под которого свисали пружины. -
Принеси-ка пивка, - велел он.
- Возьми сам.
- Я сказал... принеси пива. - Он повернул голову и уставился на Софию
глазами, грозившими уничтожить.
София выдержала его взгляд. Миниатюрная, темноволосая, с безжизненным
лицом, она сжала губы и не двинулась с места; она походила на крепкий
тростник, гнущийся под напором надвигающейся бури.
Большие костяшки пальцев Саломона задвигались.
- Если мне придется встать с этого кресла, - спокойно сказал он, - ты
крупно пожалеешь.
Жалеть Софии уже приходилось. Однажды Саломон отвесил ей такую
пощечину, что голова у нее три дня гудела, как колокол Санта-Марии. В
другой раз он отшвырнул ее к стене и переломал бы ей все ребра, не
пригрози Бриджер сходить за полицией. Правда, хуже всего было в тот раз,
когда Саломон пнул Чико и синяк с плеча мальчика не сходил целую неделю. В
нынешний переплет они угодили из-за нее, не из-за Чико, и всякий раз,
когда страдал сын, сердце Софии разрывалось на части.
Саломон положил руки на подлокотники, готовясь подняться с кресла.
София повернулась и сделала те четыре шага, что отделяли комнату от
каморки, служившей кухней. Она открыла тарахтящий холодильник, содержимое
которого представляло собой сборную солянку: разнообразнейшие остатки и
объедки, коробки со всякой съедобной всячиной и бутылки с пивом, самым
дешевым, какое нашел Саломон. Саломон вновь устроился в кресле, полностью
игнорируя Чико, бездумно ползавшего по полу туда-назад. Тараканище
никчемный, думал Саломон. Следовало бы раздавить это отродье. Избавить от
жалкого существования, от страданий. Черт, да разве лучше быть глухим,
немым и полу-слепым? Все равно, рассуждал Саломон, башка у пацана пустая.
Ни капли мозгов. Даже ходить этот кретин и то не может. Только ползает на
карачках, путается под ногами, идиот придурошный. Вот кабы он мог выйти из
дома да подсуетиться где-нибудь насчет деньжат, может, было бы другое
дело, но, насколько понимал Саломон, Чико лишь занимал место, жрал и срал.
"Ты, ноль без палочки", - сказал он и посмотрел на мальчика. Чико, отыскав
свой обычный угол, сидел там и ухмылялся.



Страницы: [1] 2 3
РЕКЛАМА
Володихин Дмитрий - Плацдарм
Володихин Дмитрий
Плацдарм


Афанасьев Роман - Источник Зла
Афанасьев Роман
Источник Зла


Посняков Андрей - Легат
Посняков Андрей
Легат


Андреев Николай - Первый уровень. Солдаты поневоле
Андреев Николай
Первый уровень. Солдаты поневоле


РЕКЛАМА В БИБЛИОТЕКЕ
Copyright © 2001-2012 гг.
Идея и дизайн Алексея Сергейчука. При использовании материалов данного сайта - ссылка обязательна.