Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ


ТОП-5 ПОПУЛЯРНЫХ РАЗДЕЛОВ
  1. Русская фантастика
  2. Детектив
  3. Женский роман
  4. Зарубежная фантастика
  5. Приключения

ТОП-30 ПОПУЛЯРНЫХ КНИГ ЗА МЕСЯЦ
  1. (22)
  2. Сокровища Валькирии 4 (18)
  3. Следователь по особо важным делам (16)
  4. Чужие зеркала (12)
  5. Посмертный образ (11)
  6. Под солнцем останется победитель (10)
  7. Великий лес (9)
  8. Ричард Длинные Руки - 1 (8)
  9. Шестая книга судьбы (7)
  10. Продам твою мать (7)
  11. На осколках чести (7)
  12. Любовница на двоих (6)
  13. Ученик (6)
  14. Горы Судьбы (6)
  15. Рыцарь из ниоткуда (6)
  16. Леннар. Книга Бездн (6)
  17. Калигула (5)
  18. Главный противник (5)
  19. Огромный черный корабль (5)
  20. Обряд дома Месгрейвов (5)
  21. Анастасия (5)
  22. Бремя власти (5)
  23. Турецкая любовь, или Горячие ночи Востока (5)
  24. Круг любителей покушать (4)
  25. Чистильщик (4)
  26. Чары старой ведьмы (4)
  27. Ни мужа, ни любовника, или Я не пускаю мужчин дальше постели (4)
  28. Вещий Олег (3)
  29. Москва слезам не верит (сценарий) (3)
  30. Свет вечный (3)

Использовать только для ознакомления. Любое коммерческое использование категорически запрещается. По вопросам приобретения прав на распространение, приобретение или коммерческое использование книг обращаться к авторам или издательствам.

Зарубежная фантастика — > Меррит Абрахаам — > читать бесплатно "Сквозь драконье стекло"


Абрахам МЕРРИТ


СКВОЗЬ ДРАКОНЬЕ СТЕКЛО





Херндон помогал грабить Запретный Город, когда союзники превратили
подавление восстания боксеров в самый замечательный грабеж со времен
Тамерлана. Шесть его моряков верно следовали за ним в его пиратских
фантазиях. Русская княгиня, которую он развлекал в Нью-Йорке, помогла ему
добраться до берега и его яхты. Поэтому Херндон сумел проплыть через
проливы с не меньшим количеством сокровищ Сына Неба, чем самый усердный
работник в пекинском посольстве.
Кое-что из сокровищ он подарил очаровательным дамам, которые жили или
по-прежнему живут в солнечной области его сердца. Большую часть
использовал для обстановки двух поразительных китайских комнат в своем
доме на Пятой авеню. Немного, следуя слабому религиозному импульсу,
подарил Метрополитен-музею. Ему казалось, что таким образом он узаконивает
собственное обладание сокровищами - словно преподносит их богам, строит
больницы, дворцы мира и тому подобное.
Но драконье стекло - ничего более удивительного он не видел - он
поставил в своей спальне, чтобы первый утренний взгляд падал на него, и
устроил специальные светильники, чтобы можно было, проснувшись среди ночи,
посмотреть на него. Удивительное? Оно более чем удивительно, это драконье
стекло! Тот, кто сделал его, жил в те времена, когда боги ходили по земле
и каждый день создавали что-нибудь новое. Только человек, живший в такой
атмосфере, мог сотворить его. Ничего подобного ему не существовало.
Я был на Гавайях, когда телеграф сообщил о первом исчезновении
Херндона. Сообщалось немногое. Слуга пришел утром будить его, и Херндона
не было. Вся одежда оказалась на месте. Все говорило, что Херндон где-то в
доме. Но его не было.
Человек, который стоит десять миллионов, естественно, не может
растаять в воздухе, не вызвав большого смятения. Газеты добавили суматохи,
но в них в сущности сообщалось только два факта: Херндон вернулся домой
вечером и утром исчез.
Я был в море, возвращаясь домой и надеясь принять участие в поисках,
когда радио принесло новость о его возвращении. Его нашли на полу спальни
в обрывках шелковой одежды, тело его было искалечено, как будто на него
напал тигр. Но возвращение его объяснялось не больше, чем исчезновение.
Вечером его не было - на утро он появился. Херндон, когда смог
разговаривать, отказался рассказать что-нибудь даже врачам. Я отправился
прямо в Нью-Йорк и подождал, пока медики не решили, что лучше пустить меня
к нему, чем давать ему возможность беспокоиться из-за того, что он меня не
видит.
Когда я вошел, Херндон встал с инвалидной коляски. Глаза у него были
ясные и яркие, ни в его приветствии, ни в рукопожатии не было слабости.
Сестра выскользнула из комнаты.
- Что это было, Джим? - воскликнул я. - Что на всей земле могло с
вами произойти?
- Я не уверен, что на земле, - ответил он. И показал на что-то
похожее на высокий пюпитр, накрытый куском тяжелого шелка с вышитыми на
нем китайскими рисунками. Несколько мгновений он колебался, потом подошел
к шкафу. Достал оттуда два тяжелых ружья, те самые, я вспомнил, с которыми
в последний раз охотился на слонов.
- Вы не сочтете меня сумасшедшим, если я попрошу вас держать одно из
них наготове, пока мы будем разговаривать, Уорд? - извиняющимся тоном
спросил он. - Это ведь вполне реально?
Он распахнул халат и показал перевязанную грудь. Я без дальнейших
вопросов взял одно из ружей, и он схватил меня за плечо. Потом подошел к
пюпитру и снял покрывало.
- Вот оно, - сказал Херндон.
Тогда я впервые увидел драконье стекло!
Ничего подобного ему не существовало! Никогда! Вначале вы видели
только холодную зеленую мерцающую прозрачность, как в море, когда плывешь
в спокойный летний день под водой и смотришь вверх сквозь воду. По краям
всплески алого и золотого, отблески изумруда, сверкание серебра и слоновой
кости. А в основании топазовый диск, обрамленный красным пламенем,
пронизываемым маленькими желтыми язычками.
Потом вы начинаете понимать, что эта зеленая прозрачность - овальный
кусок полированного камня. Вспышки и отблески становятся драконами. Их
двенадцать. Глаза у них изумрудные, клыки слоновой кости, когти из золота.
Драконы чешуйчатые, и каждая чешуйка уложена так, что у основания она
зеленая, как первобытные джунгли, потом становится ярко-алой, а к концу
алое сменяется золотым. Крылья серебристые и зеленые и тесно прижаты к
бокам.


И эти драконы живые. Никогда не было столько жизни в металле и дереве
со времен Аль-Ахрама, скульптора древнего Ада, который изваял первого
крокодила, и в наказание ревнивый Всемогущий вдохнул жизнь в его создание!
Наконец вы замечаете, что топазовый диск, обрамленный маленькими
желтыми огоньками, является вершиной металлической сферы, вокруг которой
обвивается тринадцатый дракон, тонкий и красный, и кусает свой скорпионий
хвост.
Первый же взгляд на драконье стекло заставляет затаить дыхание. Да, и
второй, и третий взгляды тоже - и вообще всякий раз, как вы на него
смотрите.
- Где вы его взяли? - потрясенно спросил я.
Херндон спокойно ответил:
- Оно было в маленьком тайном помещении во дворце императора. Мы
обнаружили это помещение, - он немного помолчал, - скажем, по чистой
случайности. Как только я его увидел, я понял, что оно должно быть моим.
Что вы о нем думаете?
- Думаю! - воскликнул я. - Думаю! Да это чудеснейшая вещь, какую
когда-либо изготовлял человек! Что это за камень? Гагат?
- Не уверен, - ответил Херндон. - Но идите сюда. Встаньте передо
мной.
Он выключил свет в комнате и повернул другой выключатель, и напротив
меня три закрытые электрические лампы бросили свои лучи на зеркальный
овал.
- Смотрите! - сказал Херндон. - И говорите мне, что видите.
Я посмотрел в стекло. Вначале я ничего не видел, кроме лучей,
уходящих все дальше, дальше - казалось, в бесконечность. И потом...
- Милостивый Боже! - воскликнул я, застыв от ужаса. - Джим, что это
за адское существо?
- Спокойней, старина, - послышался голос Херндона. В нем слышалось
облегчение и странная радость. - Спокойней; скажите мне, что вы видите.
Я ответил:
- Мне кажется, что я смотрю через бесконечное расстояние, и все же
то, что я вижу, близко ко мне, как будто по другую сторону стекла. Я вижу
расселину, которая разделяет две темно-зеленые массы. Я вижу лапу,
гигантскую отвратительную лапу, протянутую через расселину. У лапы семь
когтей, они разжимаются и сжимаются, разжимаются и сжимаются. Милостивый
Боже, какая лапа, Джим! Такие лапы в аду лам хватают слепые души,
пролетающие мимо!
- Смотрите, смотрите дальше, в ущелье, над лапой. Ущелье расширяется.
Что вы видите?
- Я вижу невероятно высокую гору, вздымающуюся в небо, как пирамида.
За нею вспышки пламени, она очерчена на их фоне. Вижу, как большой
светящийся шар, похожий на луну, медленно выходит из пламени. Вот и другой
шар движется поперек горы. И третий плывет в пламени на дальней стороне...
- Семь лун Рака, - прошептал Херндон, как бы про себя. - Семь лун,
которые купаются в розовом пламени Рака, это пламя жизни и оно окружает
Лалил как диадема. Тот, на кого светили семь лун Рака, привязан к Лалил на
всю жизнь и на десять тысяч жизней.
Он протянул руку и повернул выключатель. В комнате зажегся свет.
- Джим, - сказал я, - это не может быть реальностью! Что это?
Какая-то дьявольская иллюзия в этом стекле?
Он размотал бинты на груди.
- На лапе, которую вы видели, семь когтей, - спокойно ответил он. -
Посмотрите на это.
По белой коже груди от левого плеча к правым нижним ребрам, тянулись
семь заживающих царапин. Как будто поперек груди провели гигантским
стальным гребнем. Как будто провели бороной.
- Это сделала лапа, - сказал он так же спокойно, как раньше.
- Уорд, - продолжал он, прежде чем я мог что-нибудь сказать, - я
хотел, чтобы вы увидели - то, что вы видели. Я не знал, увидите ли вы. И
не знаю, поверите ли мне даже сейчас. Не думаю, что если бы я был на вашем
месте...
Он подошел к пюпитру и набросил покрывало на драконье стекло.
- Я вам расскажу, - сказал он. - Но я хотел бы, чтобы меня... не
прерывали. Поэтому я и закрыл его.
- Не думаю, - медленно начал он, - не думаю, Уорд, что вы
когда-нибудь слышали о Раке-Чудотворце, который жил у начала вещей, и о
том, как Великий Чудотворец изгнал его за пределы мира.
- Не слышал, - коротко ответил я, все еще потрясенный зрелищем.
- Это большая часть того, что я собираюсь вам рассказать, - продолжал
он. - Конечно, вы решите, что это вздор, но... вначале я встретился с этой
легендой на Тибете. Потом снова - имена, конечно, были изменены, - когда
уходил из Китая.
- Я понял так, что боги еще суетились поблизости от человека, когда
родился Рак. Происхождение у него какое-то скандальное. Став старше, Рак



Страницы: [1] 2 3
РЕКЛАМА
Володихин Дмитрий - Война обреченных
Володихин Дмитрий
Война обреченных


Маккарти Кормак - Кони, кони
Маккарти Кормак
Кони, кони


Шидловский Дмитрий - Ритер
Шидловский Дмитрий
Ритер


Шилова Юлия - Сумасбродка, или Пикник для лишнего мужа
Шилова Юлия
Сумасбродка, или Пикник для лишнего мужа


РЕКЛАМА В БИБЛИОТЕКЕ
Copyright © 2001-2012 гг.
Идея и дизайн Алексея Сергейчука. При использовании материалов данного сайта - ссылка обязательна.