Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ


ТОП-5 ПОПУЛЯРНЫХ РАЗДЕЛОВ
  1. Русская фантастика
  2. Детектив
  3. Женский роман
  4. Зарубежная фантастика
  5. Приключения

ТОП-30 ПОПУЛЯРНЫХ КНИГ ЗА МЕСЯЦ
  1. Свирепый черт Лялечка (54)
  2. Путь Кейна. Одержимость (51)
  3. Гнев дракона (47)
  4. Турецкая любовь, или Горячие ночи Востока (31)
  5. Битва за Царьград (30)
  6. Свирепый черт Лялечка (24)
  7. Цифровая крепость (24)
  8. О бедном Кощее замолвите слово (24)
  9. Пелагия и красный петух (том 2) (23)
  10. Замуж за египтянина, или Арабское сердце в лохмотьях (22)
  11. Имя потерпевшего - никто (20)
  12. Непредвиденные встречи (20)
  13. По тонкому льду (16)
  14. Умножающий печаль (16)
  15. Начало всех начал (12)
  16. Ричард Длинные Руки - 1 (12)
  17. Париж на три часа (11)
  18. Яфет (10)
  19. Аквариум (10)
  20. Замок Броуди (9)
  21. Любовница на двоих (9)
  22. Роксолана (8)
  23. Колдун из клана Смерти (8)
  24. Ни мужа, ни любовника, или Я не пускаю мужчин дальше постели (7)
  25. Омон Ра (7)
  26. Чудовище без красавицы (7)
  27. Шпион, или повесть о нейтральной территории (7)
  28. К "последнему" морю (6)
  29. Вставай, Россия! Десант из будущего (6)
  30. Брудершафт с Терминатором (6)

Использовать только для ознакомления. Любое коммерческое использование категорически запрещается. По вопросам приобретения прав на распространение, приобретение или коммерческое использование книг обращаться к авторам или издательствам.

Зарубежная фантастика — > Сейберхэген Фред — > читать бесплатно "Разоренные земли"


Фред СЕЙБЕРХЭГЕН


РАЗОРЕННЫЕ ЗЕМЛИ





1. СЛУШАЙ МЕНЯ, ЭКУМЕН
Когда сатрап Экумена бросил старика в подземелье Замка и попытался
приступить к серьезному допросу, оказалось, что трудности только
начинаются. Проблема была не в том, как можно было подумать при первом
взгляде на старика, что узник был слишком хрупким и немощным, грозящим
помереть от первой же доброй порции боли. Вовсе нет. Правда, как ни трудно
было в это поверить, заключалась в обратном: старик в действительности
оказался слишком крепким, его сила все еще защищала его. В течение всей
долгой ночи он не только оборонялся, но и пытался сам нанести ответный
удар.
Двое магов Экумена, Элслуд и Зарф, были самыми искусными из всех,
кого сатрапу доводилось встречать западнее Черных гор, слишком сильными,
чтобы им мог противостоять какой-то одинокий узник, особенно здесь, на их
территории. И тем не менее старик не уступал им - вероятно, из гордости и
упрямства, и, несомненно, понимая, что сопротивление может обратить против
него силы столь могучие, что неизбежное поражение принесет стремительную и
относительно безболезненную смерть.
В самые темные предутренние часы, когда человеческие силы иссякают, а
нечеловеческие достигают своего пика, напряжение молчаливой борьбы
нарастало. Экумен и его маги не могли определить, какие именно силы Запада
призвал старик, но, безусловно, силы эти были незаурядными. Задолго до
развязки Экумену почудилось, будто воздух в подземной темнице начал громко
звенеть от столкновения противоборствующих сил, а зрение ввело сатрапа в
заблуждение, убеждая, будто древние каменные своды как-то загадочно
вытянулись и несколько отдалились. Ручная жаба Зарфа, обычно радостно
скачущая во время допросов узников, теперь нашла убежище в подставке для
факела у подножия ведущей наверх лестницы, сразу потеряв интерес к темным
углам помещения. Там она замерла неподвижно, выпученными глазами провожая
своего хозяина, когда тот проходил мимо.
Элслуд и Зарф суетились на краю ямы трехметровой глубины, на дне
которой был прикован старик. Они манипулировали амулетами и чертили знаки
на полу и на стенах. Они, конечно, жестикулировать могли вполне свободно -
на уровне физических действий борьба проходила почти незаметно, как и
можно было ожидать от поединка магов такого ранга.
Пока один из чародеев Экумена пытался заставить узника заговорить,
второй стоял в стороне, перед приподнятым креслом сатрапа, совещаясь с
ним. Все трое были уверены, что старик вождь, возможно, один из главных, у
тех, кто называл себя Вольным Народом. Это были банды туземцев, получившие
подкрепление в лице упрямых беженцев с других земель. Скрываясь в горах и
непроходимых болотах, они вели нескончаемую партизанскую войну против
Экумена.
Только благодаря чистому везению обычное прочесывание болот привело к
захвату старика. Зарф с отрядом в сорок солдат наткнулся на него, спящего
в лачуге. Теперь Экумен начинал понимать, что, если бы старик успел
проснуться, они бы не смогли его захватить. Даже несмотря на теперешнее
незавидное положение узника, Элслуд и Зарф вместе не смогли выпытать у
него даже имени.
В глубине ямы мерцающий свет факела необычайно ярко отражался от
цепей, сделанных из необычного металла. У ног старика темнела лужа крови,
но ни одна ее капля не принадлежала ему. Перед ним без признаков жизни
лежал один из тюремщиков Экумена. Этот человек неосторожно приблизился к
закованному чародею и был неприятно удивлен, когда его собственный
пыточный нож сам собой выскользнул из ножен, взлетел в воздух и по самую
рукоять вонзился притупленным клинком в горло своего хозяина. После этого
Экумен приказал всем своим людям удалиться и оставил в помещении только
двух магов.
Позже, когда узник начал выказывать еле заметные признаки упадка сил,
Экумен собрался было снова вызвать тюремщиков, чтобы выяснить, что могут
сделать маленькие ножи и пламя. Но маги отсоветовали ему делать это,
клянясь, что лучший способ продлить мучения, чтобы извлечь из жертвы
полезные сведения, - продолжать начатое с помощью магии. Их гордость была
уязвлена.
Сатрап подумал и предоставил магам делать дело по-своему, а сам в
течение всех долгих часов допроса сидел, внимательно следя за всем
происходящим. У него был высокий лоб и густая темная борода. Он был одет в
простой плащ с черным и бронзовым; его черные сапоги нетерпеливо шаркали
по каменному полу.
Лишь на исходе ночи - впрочем, здесь, в темнице, день и ночь ничем не



отличались друг от друга - старик наконец нарушил молчание. Он заговорил,
обращаясь к Экумену, и его слова, очевидно, не были заклинанием, ни
тайным, ни явным, так как довольно ясно донеслись через заградительное
пространство над ямой для пыток. Когда к концу речи силы жертвы начали
иссякать, Экумен поднялся с кресла и наклонился вперед, чтобы лучше
слышать. Лицо сатрапа в это мгновение выражало почтительность, словно он
просто выказывал вежливость по отношению к человеку старше его по
возрасту.
- Слушай меня, Экумен!
Ручная жаба ниже припала к полу, замерев при первых звуках этих слов.
- Слушай меня, потому что я - Арднех! Арднех - тот, кто ездит на
Слоне, кто повелевает молниями, кто разрушает крепости, словно время,
разъедающее истлевшую одежду. Ты убиваешь меня в этом воплощении, но я
воскресну в другом человеческом существе. Я - Арднех, и в конце концов я
убью тебя, и ты не воскреснешь.
Учитывая обстоятельства, Экумен понимал, что в угрозах нет никакой
опасности. Однако слово "Слон" сразу привлекло его внимание. Когда оно
прозвучало, он быстро глянул на своих магов. Зарф и Элслуд, встретившись с
его взглядом, потупились, и он все свое внимание обратил на узника.
Теперь мука проступила на лице узника и звучала в его голосе. Заслоны
рушились, силы его иссякали, и он быстро превращался в простого старика,
каких тысячи, в обычную умирающую жертву. Напрягаясь, он прохрипел:
- Слушай меня, Экумен. Ни днем, ни ночью убью я тебя. Ни клинком, ни
из лука. Ни пальцами, ни кулаком... Ни сухим, ни мокрым...
Экумен напрягся, чтобы расслышать еще что-нибудь, но губы старика
перестали шевелиться. Теперь только отблески факела создавали иллюзию
жизни на лице жертвы, так же, как и на лице палача, стоявшего у ее ног.
Звенящее противоборство невидимых сил быстро угасло в сыром воздухе.
Когда Экумен со вздохом выпрямился, отворачиваясь от ямы, он не удержался
и быстро глянул вверх, чтобы убедиться, что своды подземелья обрели
привычные очертания.
Зарф, более молодой из двух магов, пошел открыть дверь и кликнуть
тюремщиков, чтобы те позаботились о теле. Когда чародей вернулся, Экумен
властно спросил:
- Вы осмотрите тело старика с особой тщательностью?
- Да, господин. - Голос Зарфа не выражал оптимизма по поводу
результатов подобного вскрытия. Его ручная жаба, однако, теперь снова
ожила и была готова приступить к делу. Она пронзительно заквакала,
впрыгнув в яму, и начала свои обычные проделки над двумя телами. Экумен
устало потянулся и начал подниматься по каменным ступеням. Кое-что было
сделано, один из вождей бунтовщиков был убит. Но этого было недостаточно.
Экумен не получил сведений, в которых нуждался.
На середине первого пролета винтовой лестницы он остановился,
повернул голову и спросил:
- Что вы думаете об угрозах старика?
Элслуд, шедший тремя ступенями позади, склонил свою красивую седую
голову, нахмурил четко очерченные брови и задумчиво сжал губы; но в данный
момент он не мог придумать никакого ответа.
Пожав плечами, сатрап продолжил подъем. Ему пришлось преодолеть более
ста каменных ступеней, чтобы выйти из темницы на залитый серым утренним
светом замкнутый внутренний двор, оттуда - в галерею, а из галереи в
башню, где помещались его личные покои. В нескольких местах Экумен, не
останавливаясь, ответил на приветствия стражников в бронзовых шлемах.
Выйдя на поверхность, лестница вилась внутри массивных, недавно
укрепленных стен Замка. Выступающая галерея была высотой в три этажа, а
башня возвышалась над ее крышей еще на два. Большую часть нижнего этажа
башни занимало единственное огромное помещение, Зал Приемов, где Экумен,
как правило, вершил государственные дела. С одной стороны этого огромного
круглого зала было выделено место для магов - закрытые ниши, в которых они
могли хранить свои орудия, лавки и столы, где они могли выполнять свою
работу под пристальным взором своего господина.
Именно в этот конец Зала Приемов направился Элслуд, как только
поднялся в башню вместе с Экуменом. Здесь были все колдовские атрибуты:
маски, талисманы и амулеты, которые не просто было бы назвать, все
выполненные очень искусно, разложенные на подставках и столах, свисающие
со стен. На подставке горела единственная толстая коричневая свеча, чье
пламя поблекло в холодном утреннем свете, просачивавшемся через высокие
узкие окна.
Задержавшись, чтобы пробормотать тайное слово, лишь из
предосторожности, Элслуд потянулся сдвинуть в сторону занавеску,
скрывавшую нишу. Здесь сатрап дозволил ему держать некоторые личные книги
и приспособления. Отодвинутая занавесь открыла замершего на высокой полке
огромного черного сторожевого паука, временно обездвиженного тайным
словом. Высокий маг протянул длинную руку мимо паука и снял с полки
пыльный том.



Страницы: [1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36
РЕКЛАМА
Злотников Роман - 2012. Точка перехода
Злотников Роман
2012. Точка перехода


Сертаков Виталий - Коготь берсерка
Сертаков Виталий
Коготь берсерка


Шилова Юлия - Сумасбродка, или Пикник для лишнего мужа
Шилова Юлия
Сумасбродка, или Пикник для лишнего мужа


Громыко Ольга - Верные враги
Громыко Ольга
Верные враги


РЕКЛАМА В БИБЛИОТЕКЕ
Copyright © 2001-2012 гг.
Идея и дизайн Алексея Сергейчука. При использовании материалов данного сайта - ссылка обязательна.