Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ


ТОП-5 ПОПУЛЯРНЫХ РАЗДЕЛОВ
  1. Русская фантастика
  2. Детектив
  3. Женский роман
  4. Зарубежная фантастика
  5. Приключения

ТОП-30 ПОПУЛЯРНЫХ КНИГ ЗА МЕСЯЦ
  1. Гнев дракона (54)
  2. Замуж за египтянина, или Арабское сердце в лохмотьях (15)
  3. Обратись к Бешенному (14)
  4. Любовница на двоих (14)
  5. Свет вечный (13)
  6. Требуется чудо (10)
  7. Последнее допущение Господа (10)
  8. Кредо (8)
  9. Омон Ра (8)
  10. Ричард Длинные Руки - 1 (8)
  11. Турецкая любовь, или Горячие ночи Востока (6)
  12. Ни мужа, ни любовника, или Я не пускаю мужчин дальше постели (6)
  13. Круг любителей покушать (6)
  14. Аквариум (5)
  15. Меняющая мир, или Меня зовут Леди Стерва (5)
  16. Летучий Голландец (5)
  17. Два демона (5)
  18. Путь князя. Равноценный обмен (5)
  19. Темный лорд (4)
  20. Пелагия и красный петух (том 2) (3)
  21. Кафедра странников (3)
  22. Пощады не будет (3)
  23. Свирепый черт Лялечка (3)
  24. Смягчающие обстоятельства (3)
  25. Начало всех начал (3)
  26. Прозрачные витражи (3)
  27. Вещий Олег (3)
  28. Бремя власти (3)
  29. К "последнему" морю (3)
  30. Память льда (3)

Использовать только для ознакомления. Любое коммерческое использование категорически запрещается. По вопросам приобретения прав на распространение, приобретение или коммерческое использование книг обращаться к авторам или издательствам.

Зарубежная фантастика — > Шекли Роберт — > читать бесплатно "Десятая жертва"


РОБЕРТ ШЕКЛИ


ДЕСЯТАЯ ЖЕРТВА



ГЛАВА 1
Она могла бы погубить любого мужчину. Кэролайн Мередит, тонкая, гибкая
молодая женщина, задумчиво сидела за высокой стойкой бара из красного
дерева, изящно переплетя стройные ноги и склонив узкое, словно выточенное из
слоновой кости лицо к загадочным глубинам мартини. Похожая на статуэтку, но
волнующе живая, одетая в прекрасные шелка и с пелериной из черного как смоль
соболя, небрежно наброшенной на роскошные плечи, она олицетворяла все то,
что манило и влекло в этом непостижимом городе Нью-Йорке.
По крайней мере так думал приезжий. Он стоял на улице в десяти футах от
огромного окна бара, за стойкой которого прекрасная Кэролайн изучала глубины
своего бокала. Это был китаец - продавец ласточкиных гнезд (1) из Квейпина.
Он был одет в белый костюм из плотной ткани, чесучовый галстук и парчовые
туфли. На шее висел большой фотоаппарат "Броника".
Азиат с подчеркнутой небрежностью поднял камеру и сфотографировал сточную
канаву слева ---------------------------------------(1) Китайское
национальное блюдо. и какой-то котлован справа. Затем направил объектив на
Кэролайн.
Потом он проделал с камерой какие-то манипуляции, внутри нее что-то
зажужжало, загудело, и сбоку открылась створка.
Загадочный житель Небесной империи с ловкостью фокусника вставил в
отверстие пять патронов с разрывными пулями и закрыл его. Теперь камера
перестала быть только фотоаппаратом; она превратилась не то в стреляющую
камеру, не то в фотографирующее оружие и могла выполнять две не связанные
друг с другом функции.
Вооружившись таким образом, желтый охотник быстрыми, легкими шагами
направился к цели. Он казался совершенно спокойным, только слегка
затрудненное дыхание могло выдать его волнение.
Прелестная Кэролайн продолжала сидеть в той же позе. Она крутила в руках
бокал; внутри него не было прорицательницы, способной предсказать ей
будущее, - на дне лежало крохотное зеркальце. Глядя в него, Кэролайн с
интересом следила за действиями убийцы из Квантуна.
Развязка наступила скоро. Китаец прицелился - и Кэролайн,
продемонстрировав молниеносную реакцию, швырнула бокал в окно за секунду до
выстрела.
- Вот те на! - только и смог вымолвить ошеломленный китаец; хоть он и
родился на левом берегу Хуанхэ - опыта набрался в "Хэрродс".
Кэролайн не произнесла ни слова. В футе над ее головой в оконном стекле
красовалось маленькое отверстие, от которого лучами расходились трещины. Не
дожидаясь, когда китаец опомнится, Кэролайн соскользнула с высокого табурета
и стремглав, словно летучая мышь из ада, бросилась к черному ходу.
Бармен, следивший за происходившим, восхищенно покачал головой.
Футбольный болельщик, он тем не менее обожал хорошую Охоту.
- Молодец, малышка! - воскликнул он вдогонку убегавшей Кэролайн.
Тут в бар ворвался продавец ласточкиных гнезд и бросился к черному ходу
вслед за прекрасной беглянкой.
- Добро пожаловать в Америку! - успел крикнуть ему бармен. - И счастливой
Охоты!
- Спасибо, я очень благодарный, - вежливо отозвался на бегу
преследователь.
- Вот этого у них не отнимешь, у этих китаез, - заметил бармен, обращаясь
к посетителю, сидевшему за стойкой. - Это у них есть - воспитание.
- Еще двойной мартини, - ответил посетитель. - Только не кладите лимон в
бокал, положите рядом. Терпеть не могу, когда в коктейле болтается здоровый
кусок лимона, как в "Пунше плантатора" или каком-нибудь другом гадком пойле.
- Конечно, сэр. Прошу прощения, сэр, - с готовностью произнес бармен.
Он тщательно смешал коктейль, но не мог выбросить из головы восточного
охотника и его американскую жертву. Кто кого одолеет? И чем, интересно, это
кончится?
Посетитель, казалось, читал его мысли.
- Предлагаю ставку - три к одному, - сказал он.
- На кого?
- Цыпочка ухлопает китаезу.
Бармен заколебался, затем улыбнулся, покачал головой и подал готовый
коктейль.
- Пять к одному, - ответил он. - Сдается мне, малышка знает толк в Охоте.
- Заметано, - согласился мужчина - он тоже считал себя знатоком - и
выдавил каплю лимонного сока в бокал с мартини.

Стремительно перебирая ногами, зажав под мышкой пелерину из соболя,



Кэролайн мчалась мимо кричащих витрин Лексингтон-авеню. На углу 69-й улицы и
Парк-авеню ей пришлось продираться сквозь толпу, собиравшуюся поглазеть, как
сажают на огромный гранитный кол преступника, уличенного в попытке выбросить
мусор. Никто даже внимания не обратил на бегущую Кэролайн; зеваки глаз не
сводили с гнусного нарушителя, деревенщины из Хобокена, у ног которого
валялась предательская улика - обертка "Херши", - а руки были перемазаны
шоколадом. С каменными лицами они слушали стенания и жалкие мольбы. Когда
два палача подняли его за руки, чтобы посадить на Кол Злодеев, лицо
преступника стало серым.
Публичные казни были недавним нововведением; последнее время их горячо
обсуждала общественность, не проявляя такого же интереса к смертельным играм
охотников и жертв.
...Светлые волосы Кэролайн развевались на бегу, словно яркий сигнальный
флаг. Позади, футах в пятидесяти, задыхаясь, мчался вспотевший китаец,
сжимая в безволосых руках свою стреляющую камеру. Казалось, он бежал не
особенно быстро, но понемногу, дюйм за дюймом, с терпением, свойственным
детям Востока, настигал девушку.
Стрелять он пока не решался. Открывать огонь на людной улице было чревато
последствиями: задел прохожего, неважно, что случайно, - штраф в крупном
размере, не говоря уже о позоре...
Поэтому китаец не стрелял и на бегу крепко прижимал к груди свой аппарат,
способный благодаря извращенной изобретательности человека одновременно
создавать копию и уничтожать оригинал. Внимательный прохожий наверняка
заметил бы дрожь в руках охотника, обратил бы внимание на неестественно
напряженные шейные мышцы. Но этого следовало ожидать - в послужном списке
китайца Джона значились всего две Охоты, он был новичком в этом деле.
Кэролайн выскочила на угол Мэдисон-авеню и 69-й улицы, быстро оглянулась
и побежала мимо "Пугливого цыпленка" ("Обслуживаем пятьдесят человек, цены
договорные"), но вдруг остановилась, тяжело, но так пленительно дыша.
Заметив за "Пугливым цыпленком" открытую дверь, она взбежала по лестнице на
второй этаж и оказалась на лестничной площадке, на которой толпились люди.
Надпись на стене гласила: "Галерея Амели. Objets de pop-op revisite" (1).
Кэролайн сразу поняла, ---------------------------------------(1)Посетите
еще раз - выставка нестареющего поп-арта (фр.). куда она попала - ей всегда
хотелось побывать здесь, хотя и при несколько иных обстоятельствах...
Однако "убивают, где получится, а умирают, где приходится", - гласит
старинная поговорка. Поэтому, не оглядываясь, Кэролайн пробралась ко входу,
не обращая внимания на протесты любителей искусства, и показала контролеру
свою карточку. Тот взглянул на карточку - такие выдавались каждой жертве и
каждому охотнику и давали им право повсюду беспрепятственно входить и
выходить, если они предпринимали законные меры по спасению своих жизней или
уничтожению чужих, - и кивнул. Схватив карточку, девушка вбежала в зал.
Здесь Кэролайн пришлось перейти на шаг, она взяла каталог и попыталась
отдышаться. Потом надела очки, накинула на плечи пелерину и пошла по залам
галереи.
Ее дымчатые очки - модель-новинка "Смотри кругом" - позволяли видеть
происходящее на 360 градусов, кроме небольших слепых пятен на 42 и 83
градусах, а также зоны искажения прямо перед собой от 350 до 10 градусов.
Несмотря на то что очки были неудобны и от них сильно болела голова, польза
от этого изобретения была несомненной, поскольку Кэролайн сразу заметила
своего охотника футах в тридцати сзади.
Да, это был он, "азиатская чума", в белом костюме, потемневшем от пота
под мышками, с чесучовым галстуком, сбившимся на сторону. Его смертоносная
камера была прижата к груди; он двигался вперед походкой хищного зверя,
прищурив и без того узкие глаза и нахмурив высокий лоб.
Кэролайн шла по залу с небрежным спокойствием, пытаясь не привлекать к
себе внимания. Но китаец Джон заметил ее и направился прямо к кучке людей,
за которой спряталась Кэролайн. Его губы были крепко сжаты, а глаза сузились
еще больше, так, что, казалось, вообще исчезли с лица.
Подойдя поближе, китаец обнаружил, что Кэролайн скрылась, ускользнула от
него... Ах вот как! Уголки рта преследователя искривились в улыбке. В конце
зала была дверь. Долгое логическое мышление Запада, как правило,
несвойственно детям Востока: только глянув на дверь, китаец понял, куда
скрылась его жертва. Он кошкой проскользнул в конец помещения, решительно
распахнул дверь и оказался в зале восковых фигур.
Фигуры, похоже, были сделаны из настоящего воска - материала, которым
пользовались художники в далеком прошлом. Китаец, широко открыв глаза,
уставился на них. Все фигуры изображали женщин, очень привлекательных (на
западный вкус) и почти раздетых (на любой вкус). Они, по-видимому,
демонстрировали различные па какого-то танца. "Стриптиз" - было написано на
плакате. "Обманчивая метаморфоза. 1945 - "Век невинности"; 1965 - "Моль и
ржавчина"; 1980 - "Возрождение основ"; 1980 - "Непринужденное пренебрежение
формальностями".
Китаец обескураженно вглядывался в неподвижные фигуры, и рассудок,
привычный к красоте лаковых лесов, к застывшему покою бутафорских рек и



Страницы: [1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12
РЕКЛАМА
Акунин Борис - Сокол и Ласточка
Акунин Борис
Сокол и Ласточка


Белогорский Евгений - Во славу Отечества! Часть 2
Белогорский Евгений
Во славу Отечества! Часть 2


Володихин Дмитрий - Дети Барса
Володихин Дмитрий
Дети Барса


Распопов Дмитрий - Начало пути
Распопов Дмитрий
Начало пути


РЕКЛАМА В БИБЛИОТЕКЕ
Copyright © 2001-2012 гг.
Идея и дизайн Алексея Сергейчука. При использовании материалов данного сайта - ссылка обязательна.