Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ


ТОП-5 ПОПУЛЯРНЫХ РАЗДЕЛОВ
  1. Русская фантастика
  2. Детектив
  3. Женский роман
  4. Зарубежная фантастика
  5. Приключения

ТОП-30 ПОПУЛЯРНЫХ КНИГ ЗА МЕСЯЦ
  1. К "последнему" морю (103)
  2. Ни мужа, ни любовника, или Я не пускаю мужчин дальше постели (70)
  3. Париж на три часа (43)
  4. Начало всех начал (41)
  5. Покер с акулой (39)
  6. Имя потерпевшего - никто (37)
  7. Непредвиденные встречи (33)
  8. Омон Ра (29)
  9. Любовница на двоих (28)
  10. Замуж за египтянина, или Арабское сердце в лохмотьях (27)
  11. Шпион, или повесть о нейтральной территории (24)
  12. Тимур и его команда (24)
  13. Чародей звездолета "Агуди" (22)
  14. Пелагия и красный петух (том 2) (22)
  15. Гнев дракона (22)
  16. Ричард Длинные Руки - 1 (20)
  17. Цифровая крепость (19)
  18. Свирепый черт Лялечка (16)
  19. Киммерийское лето (15)
  20. Ледокол (13)
  21. Аквариум (13)
  22. Колдун из клана Смерти (12)
  23. Турецкая любовь, или Горячие ночи Востока (10)
  24. Умножающий печаль (10)
  25. Битва за Царьград (9)
  26. Путь Кейна. Одержимость (9)
  27. По тонкому льду (9)
  28. Брудершафт с Терминатором (9)
  29. Прозрачные витражи (8)
  30. Признания авантюриста Феликса Круля (7)

Использовать только для ознакомления. Любое коммерческое использование категорически запрещается. По вопросам приобретения прав на распространение, приобретение или коммерческое использование книг обращаться к авторам или издательствам.

Зарубежная фантастика — > Саймак Клиффорд — > читать бесплатно "Галактический фонд призрения"


Клиффорд САЙМАК


ГАЛАКТИЧЕСКИЙ ФОНД ПРИЗРЕНИЯ





Я только что покончил с ежедневной колонкой о муниципальных фондах
призрения - и ежедневно эта колонка была для меня форменной мукой. В
редакции крутилась прорва юнцов, способных сварганить такого рода
статейку. Даже мальчишки-рассыльные могли бы ее состряпать, и никто не
заметил бы разницы. Да никто эту колонку и не читал, разве зачинатели
каких-нибудь новых кампаний, но, в сущности, нельзя было ручаться даже за
них.
Уж как я протестовал, когда Пластырь Билл озадачил меня фондами
призрения еще на год! Я протестовал во весь голос. "Ты же знаешь, Билл, -
говорил я ему, - я веду эту колонку три, если не четыре года. Я сочиняю ее
с закрытыми глазами. Право, пора влить в нее новую кровь. Дал бы ты шанс
отличиться кому-то из молодых репортеров, - может, им бы удалось
как-нибудь ее освежить. А что до меня, я на этот счет совершенно
исписался..."
Только красноречие не принесло мне ни малейшей пользы. Пластырь ткнул
меня носом в журнал записи заданий, где фонды призрения числились за мной,
а уж ежели он занес что-то в журнал, то не соглашался изменить запись ни
под каким видом.
Хотелось бы мне знать, как он в действительности заработал свою
кличку. Доводилось слышать по этому поводу массу россказней, но сдается
мне, что правды в них ни на грош. По-моему, кличка возникла попросту от
того, как надежно он приклеивается к стойке бара.
Итак, я покончил с колонкой о муниципальных фондах призрения и сидел,
убивая время и презирая самого себя, когда появилась Джо-Энн. Джо-Энн у
нас в редакции специализируется по душещипательным историям, и ей
приходится писать всякую чепуху, - что факт, то факт. Наверное, я по
натуре расположен сочувствовать ближнему - однажды я пожалел ее и позволил
поплакаться у меня на плече, вот и вышло, что мы познакомились так близко.
Потом мы разобрались, что любим друг друга, и стали задумываться, не стоит
ли пожениться, как только мне повезет наконец получить место зарубежного
корреспондента, на которое я давно уже зарился.
- Привет, детка! - сказал я. А она в ответ:
- Можешь себе представить, Марк, что Пластырь припас для меня на
сегодня?
- Он пронюхал очередную чушь, - предположил я, - например, откопал
какого-нибудь однорукого умельца и хочет, чтобы ты слепила о нем очерк...
- Хуже, - простонала она. - Старушка, празднующая свой сотый день
рождения.
- Ну что ж, - сказал я, - может, старушка предложит тебе кусок
праздничного пирога.
- Не понимаю, - попрекнула она меня, - как ты, даже ты, можешь
потешаться над такими вещами. Задание-то определенно тухлое.
И именно тут по комнате разнесся зычный рев: Пластырь требовал меня к
себе. Я подхватил текст злополучной колонки и отправился к столу
заведующего отделом городских новостей.

Пластырь Билл зарылся в рукописях по самые локти. Трезвонил телефон,
но он не обращал внимания на звонки и вообще для столь раннего утреннего
часа был взмылен сильнее обычного.
- Ты помнишь старую миссис Клейборн?
- Конечно. Она умерла. Дней десять назад я писал некролог.
- Так вот, я хочу, чтоб ты подъехал туда, где она жила, и слегка
пошлялся вокруг да около.
- Чего ради? - поинтересовался я. - Она что, вернулась с того света?
- Нет, но там какое-то странное дело. Мне намекнули, что ее, похоже,
немножко поторопили преставиться.
- Слушай, - сказал я, - на этот раз ты перегнул палку, Ты что, в
последнее время смотрел по телевидению слишком много боевиков?
- Я получил сведения из надежных источников, - заявил он и снова
зарылся в работу.
Пришлось снять с вешалки шляпу и сказать себе: не все ли равно, как
провести день, денежки все равно капают, а меня не убудет...
Хотя, если по чести, мне порядком осточертели бредовые задания, в
которые Билл то и дело втравливал не только меня, но и весь штат отдела.
Иногда эти задания оборачивались статьями, а чаще нет. И у Билла была
отвратительная привычка: всякий раз, когда из погони за призраками ничего
не выходило, он делал вид, что виновен в этом тот, кого послали на
задание, а он сам ни при чем. Вероятно, его "надежные источники" сводились



к обыкновенным сплетням или к болтовне случайного соседа в баре, который
он удостоил своим посещением накануне.

Старая миссис Клейборн была одной из последних представительниц
увядающей знати, - некогда, устраиваясь на жительство, знать почтила своим
выбором Дуглас-авеню. Но семья разлетелась кто куда, миссис Клейборн
осталась одна и умерла одна в большом доме - несколько слуг, приходящая
сиделка и никого из родственников, достаточно близких, чтоб облегчить ее
предсмертные часы своим присутствием.
Маловероятно, внушал я себе, что кто бы то ни было выгадал, дав ей
тройную дозу лекарства или ускорив ее кончину каким-либо иным способом. И
даже если так, почти нет шансов это доказать а сюжеты такого толка никак
нельзя пускать в печать, пока не раздобудешь свидетельств, подписанных
черным по белому.
Я подъехал к дому на Дуглас-авеню. Тихий, довольно приятный дом в
глубине обнесенного заборчиком дворика, в окружении деревьев, расцвеченных
всеми красками осени. Во дворике садовник ворошил граблями опавшую листву.
Я двинулся по дорожке к дому - садовник меня не заметил. Он был очень
стар, работал спустя рукава и, похоже, бормотал что-то себе под нос. Позже
выяснилось, что он еще и глуховат.
Поднявшись по ступенькам, я позвонил и стал ждать с замиранием
сердца, гадая, что сказать, когда меня впустят. Об истинных моих
намерениях нечего было и заикаться, следовательно, надо было подобраться к
цели каким-то окольным путем.
Дверь открыла горничная.
- Доброе утро, мэм, - выпалил я. - Я из "Трибюн". Могу я войти и
продолжить разговор под крышей?
Она даже не ответила, просто поглядела на меня пристально и
захлопнула дверь. Поделом мне - можно было предвидеть заранее, что только
так оно и может кончиться.
Пришлось повернуться, спуститься с крыльца и направиться прямиком
туда, где трудился садовник. Он не замечал меня вплоть до минуты, когда я
почти сбил его с ног. Но как только он меня увидел, у него даже лицо
просветлело, он уронил грабли и присел на тачку. Мое появление дало ему
повод передохнуть - повод не хуже любого другого.
- Привет, - сказал я.
- Хороший денек, - откликнулся он.
- Точно, хороший.
- Говорите громче, - предложил он. - Я вас совсем не слышу.
- Как печально, что миссис Клейборн...
- Да, конечно, - произнес он. - Вы живете где-то поблизости? Что-то я
вашего лица не припомню.
Я ответил кивком. Не так уж нагло я соврал - всего миль на двадцать
или вроде того.
- Чудесная была старая леди, - сказал он. - Мне ли не знать - работал
у нее пятьдесят лет без малого. Благословение Божие, что ее не стало.
- Да, надо полагать...
- Она умирала так тяжко, - сказал он. Сидя на осеннем солнышке, он
кивал самому себе, и было почти слышно, как его память бродит по
пространству этих пятидесяти лет. На какое-то время, я уверен, он вообще
забыл о моем существовании, но потом продолжил, обращаясь более к себе,
чем ко мне: - Сиделка рассказывала странную штуку. Наверное, ей просто
привиделось. Она же, сиделка, очень устала...
- Да, я слышал краем уха, - подбодрил я старика.
- Сиделка вышла на минутку, а когда вернулась, то клянется, что в
комнате кто-то был. И сиганул в окошко в ту секунду, как она вошла. Там
было темно, она толком не разглядела. По-моему, ей просто примерещилось.
Хотя на свете порой происходят странные вещи. Такие, про которые мы и
ведать не ведаем.
- Ее комната была вон там, - я показал на дом. - Помню, несколько лет
назад...
Старик хмыкнул, поймав меня на неточности.
- Ошибаешься, сынок. Ее комната была угловая, вон наверху...
Он неспешно поднялся с тачки и снова взялся за грабли.
- Приятно было побеседовать, - сказал я. - У вас такие красивые
цветы. Не возражаете, если я поброжу здесь и погляжу на них?
- Почему бы и нет? А то через недельку-другую их прихватит морозом...
Я испытывал ненависть к себе за то, что приходилось делать, и тем не
менее поплелся по дворику, притворяясь, что любуюсь цветочками, а на самом
деле подбираясь поближе к углу, на который он указал. Под окном росли
петунии, и вид у них был довольно жалкий. Я присел на корточки,
притворяясь, что они привели меня в восторг. Восторга я не испытывал,
просто высматривал какое-нибудь свидетельство, что кто-то выпрыгнул из
окна.



Страницы: [1] 2 3 4 5 6 7
РЕКЛАМА
Доценко Виктор - Близнец Бешенного
Доценко Виктор
Близнец Бешенного


Лукин Евгений - Бытие наше дырчатое
Лукин Евгений
Бытие наше дырчатое


Посняков Андрей - Черный престол
Посняков Андрей
Черный престол


Василенко Иван - Общество трезвости
Василенко Иван
Общество трезвости


РЕКЛАМА В БИБЛИОТЕКЕ
Copyright © 2001-2012 гг.
Идея и дизайн Алексея Сергейчука. При использовании материалов данного сайта - ссылка обязательна.