Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ


ТОП-5 ПОПУЛЯРНЫХ РАЗДЕЛОВ
  1. Русская фантастика
  2. Детектив
  3. Женский роман
  4. Зарубежная фантастика
  5. Приключения

ТОП-30 ПОПУЛЯРНЫХ КНИГ ЗА МЕСЯЦ
  1. Ни мужа, ни любовника, или Я не пускаю мужчин дальше постели (25)
  2. Аллан Кватермэн (17)
  3. Гнев дракона (16)
  4. Ни мужа, ни любовника, или Я не пускаю мужчин дальше постели (11)
  5. Начало всех начал (10)
  6. Путь Кейна. Одержимость (9)
  7. Яфет (9)
  8. Летучий Голландец (8)
  9. Второй уровень. Весы судьбы (8)
  10. Замуж за египтянина, или Арабское сердце в лохмотьях (8)
  11. Роксолана (7)
  12. Киммерийское лето (7)
  13. Память льда (7)
  14. Странствующий теллуриец (7)
  15. Ричард Длинные Руки - 1 (5)
  16. Круг любителей покушать (5)
  17. Пирамида (5)
  18. Армагеддон (5)
  19. К "последнему" морю (5)
  20. По тонкому льду (4)
  21. Полковнику никто не пишет (4)
  22. Париж на три часа (4)
  23. Любовница на двоих (4)
  24. Демон и Бродяга (4)
  25. Дикарка (4)
  26. Свет вечный (4)
  27. Обратись к Бешенному (4)
  28. Машина времени (3)
  29. Ричард Длинные Руки - воин Господа (3)
  30. Вещий Олег (3)

Использовать только для ознакомления. Любое коммерческое использование категорически запрещается. По вопросам приобретения прав на распространение, приобретение или коммерческое использование книг обращаться к авторам или издательствам.

Зарубежная фантастика — > Саймак Клиффорд — > читать бесплатно "Отец-основатель"


Клиффорд САЙМАК


ОТЕЦ-ОСНОВАТЕЛЬ





Перед самыми сумерками Уинстон-Кэрби возвращался домой по заросшей
вереском пустоши и думал, что природа показывает себя сейчас во всей
красе. Солнце медленно погружалось в пурпурную пену облаков, и на низины
уже пал серебристо-серый туман. Порой ему казалось, что сама вечность
притихла, затаила дыхание.
День выдался хороший, и было приятно возвращаться домой, где все уже
ждут его: стол накрыт, камин пылает, бутылки откупорены. Как жаль, что
никто не составил ему компании в прогулке, хотя именно сейчас он был рад
этому. Иногда хочется побыть одному. Почти сто лет провел он на борту
космического корабля и почти всегда - на людях.
Но теперь это было позади, и они все шестеро могли поселиться здесь и
вести жизнь, о которой мечтали. Прошло всего несколько недель, а планета
уже кажется домом; пройдут годы, и она на самом деле станет их домом, даже
более родным, чем Земля.
И вот уже в который раз он радовался и удивлялся, как им вообще все
удалось. Невероятно, как это Земля могла выпустить шестерых бессмертных из
своих цепких рук. Земля действительно очень нуждалась в своих бессмертных,
и то, что не один, а шестеро могли ускользнуть, чтобы начать жить так, как
им хочется, было совершенно непостижимым. И все-таки это произошло.
"Есть тут что-то странное", - говорил себе Уинстон-Кэрби. Во время
своего векового полета от Земли они часто говорили об этом и удивлялись,
как все случилось. Помнится, Крэнфорд-Адамс был убежден, что это хитрая
ловушка, но прошло сто лет, а никакой ловушки и в помине нет;
Крэнфорд-Адамс, пожалуй, ошибался.
Уинстон-Кэрби поднялся на вершину небольшого холма и в сгущавшихся
сумерках увидел дом, - именно о таком он мечтал все эти годы, только такой
дом и надо было строить в этом прекрасном крае, разве что роботы
перестарались и сделали его слишком большим. Но он утешал себя: таковы уж
эти роботы - работящие, добросовестные, услужливые, но порой невыносимо
глупые.
Он стоял на вершине холма и разглядывал дом. Сколько раз, собравшись
за обеденным столом, он и его товарищи обсуждали план будущего дома! Как
часто сомневались они в том, насколько точны сведения об этой планете,
которую они долго выбирали по "Картотеке исследований", как боялись, что в
действительности она окажется совсем не такой, какой ее описывали.
И наконец вот оно - что-то от Харди, что-то из "Баскервильской
собаки" - давняя мечта, ставшая явью.
Вот усадьба - во всех окнах горит свет, - темная громада пристроек
для скота, который они привезли с собой в корабле в виде замороженных
эмбрионов и сейчас поместили в инкубатор, там - равнина, на которой через
несколько месяцев будут поля и сады, а на севере стоит корабль,
проделавший огромный путь. И вдруг на глазах Уинстона-Кэрби прямо над
носом корабля загорелась первая яркая звездочка. Корабль и звезда были в
точности похожи на традиционную рождественскую свечу.
Ликующий от переполнявшего его счастья, Уинстон-Кэрби стал спускаться
с холма; в лицо повеяло ночной прохладой, в воздухе стоял знакомый
издревле запах вереска.
"Грешно так радоваться", - думал он, но на это есть причины. Летели
удачно, сели на планету успешно, и вот он здесь, - полновластный хозяин
целой планеты, на которой когда-нибудь станет основателем рода и династии.
И у него масса времени впереди - нет нужды торопиться. Впереди, если
понадобится, целая вечность.
И, что лучше всего, - у него хорошие товарищи.
Они будут ждать момента, когда он появится на пороге. Они посмеются и
сразу выпьют, потом не спеша пообедают, а позже будут пить бренди перед
пылающим камином. И разговаривать неторопливо, задушевно, дружелюбно.
Именно разговоры лучше, чем что бы то ни было, помогли им не потерять
рассудка за время векового космического полета. Именно это - их приязнь,
согласие по поводу наиболее утонченных сторон человеческой культуры,
понимание искусства, любовь к литературе, интерес к философии. Нечасто
шестеро людей могут прожить вместе сотню лет без единой ссоры, без
размолвок.
В усадьбе они уже ждут его; свечи зажжены, коктейли готовы, идет
беседа, и в комнате тепло от дружелюбия и полного взаимопонимания.
Крэнфорд-Адамс сидит в большом кресле перед камином, глядит на пламя
и думает - ведь в группе он самый глубокий мыслитель. А Эллин-Бэрбидж
стоит, облокотившись на каминную доску и сжимая в руке стакан, с
блестящими от хорошего настроения глазами. Козетта-Миддлтон разговаривает
с ним и смеется, потому что она хохотушка. У нее легкий, как у эльфа, нрав



и золотистые волосы. Анна-Куинз, вероятнее всего, читает, свернувшись в
кресле, а Мери-Фойл просто ждет его, радуясь жизни и друзьям.
Это товарищи по долгому путешествию - такие отзывчивые, терпимые и
добрые, что и в целый век не потускнела красота их дружбы.
Подумав о пятерых, которые ждут его, Уинстон-Кэрби против своего
обыкновения побежал; ему страстно захотелось быть с ними, рассказать о
прогулке по пустоши, обсудить некоторые детали совместных планов.
Он перешел на шаг. Как обычно, ветер с наступлением темноты стал
холодным, и Уинстон-Кэрби поднял воротник куртки, чтобы хоть как-то
защититься от него.
Он подошел к двери и немного постоял на холоде, в который раз любуясь
массивной деревянной конструкцией и приземистой солидностью здания.
Усадьба построена на века, дабы внушить будущему поколению чувство
прочности существования.
Он нажал на защелку, надавил дверь плечом, и она медленно отворилась.
Изнутри пахнуло теплым воздухом. Уинстон-Кэрби вошел в прихожую и закрыл
за собой дверь. Сняв шапку и куртку, он стал искать, куда бы повесить их,
нарочно топая и шаркая ногами, чтобы дать знать другим о своем
возвращении.
Но его никто не приветствовал, не слышно было счастливого смеха -
там, в комнате, царила тишина.
Уинстон-Кэрби повернулся так резко, что рукой задел куртку и сорвал
ее с крючка. Она шурша упала на пол.
Он было побежал, но ноги стали как ватные, и он зашаркал ими, обмирая
от страха.
Дошел до двери в комнату и остановился, не решаясь от ужаса двинуться
дальше. Расставив руки, он вцепился в дверные косяки.
В комнате никого не было. Мало того - комната совершенно
переменилась. И не просто потому, что исчезли товарищи - исчезла также
богатая обстановка комнаты, исчезли ее уют и благородный вид.
Не было ни ковров на полу, ни занавесей на окнах, ни картин на
стенах. Ничем не украшенный камин сложен из необработанного камня. Мебель
(то немногие, что было) примитивная, грубо сколоченная. Перед камином -
небольшой стол на козлах, а у того места, где стоял прибор на одну
персону, - трехногий табурет.
Уинстон-Кэрби пытался кого-нибудь позвать, но слова застряли в горле.
Он сделал еще одну попытку, на этот раз удачную:
- Джон! Джон, где ты?
Откуда-то из глубины дома прибежал робот.
- Что случилось, сэр?
- Где остальные? Куда они ушли? Они должны были ждать меня!
Джон слегка покачал головой.
- Мистер Кэрби, их тут не было.
- Не было?! Но утром, когда я уходил, они же были. Они знали, что я
вернусь.
- Вы не поняли меня, сэр. Здесь никого никогда не было. Только вы, я
и другие роботы. И эмбрионы, конечно.
Уинстон-Кэрби опустил руки и сделал несколько шагов вперед.
- Джон, ты шутишь?
Но он знал, что ошибается: роботы никогда не шутят.
- Мы старались оставить их вам как можно дольше, - произнес Джон. -
Нам очень не хотелось отнимать их у вас, сэр, но оборудование нам
понадобилось для инкубаторов.
- А эта комната?! Ковры, мебель...
- И это тоже, сэр. Все это димензино.
Уинстон-Кэрби медленно подошел к столу, придвинул трехногий табурет и
сел.
- Димензино? - переспросил он.
- Вы, конечно, помните, что это такое.
Он поморщился, показывая, что не знает. Но кое-что он уже начал
вспоминать, медленно, нехотя пробиваясь сквозь туман многих лет забытья.
Уинстон-Кэрби не хотел ни вспоминать, ни знать. Он попытался
задвинуть все в темный угол сознания. А это уже было кощунство и
предательство - это было безумие.
- Человеческие эмбрионы перенесли путешествие хорошо, - доложил Джон.
- Из тысячи только три нежизнеспособны.
Уинстон-Кэрби потряс головой, словно разгоняя туман, которым
заволокло его мозг.
- Все инкубаторы установлены в пристройках, сэр, - продолжал он: - Мы
ждали сколько могли, а потом забрали оборудование димензино. Мы дали вам
попользоваться им до последней минуты. Было бы легче, сэр, если бы мы
могли это делать постепенно, но не получилось. Или димензино есть, или его
нет.
- Разумеется, - с трудом выдавил из себя Уинстон-Кэрби. - Вы очень
любезны. Большое спасибо.



Страницы: [1] 2 3
РЕКЛАМА
Контровский Владимир - Дорогами миров
Контровский Владимир
Дорогами миров


Шилова Юлия - Предсмертное желание, или Поворот судьбы
Шилова Юлия
Предсмертное желание, или Поворот судьбы


Сертаков Виталий - Останкино 2067
Сертаков Виталий
Останкино 2067


Шилова Юлия - Во имя денег
Шилова Юлия
Во имя денег


РЕКЛАМА В БИБЛИОТЕКЕ
Copyright © 2001-2012 гг.
Идея и дизайн Алексея Сергейчука. При использовании материалов данного сайта - ссылка обязательна.