Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ


ТОП-5 ПОПУЛЯРНЫХ РАЗДЕЛОВ
  1. Русская фантастика
  2. Детектив
  3. Женский роман
  4. Зарубежная фантастика
  5. Приключения

ТОП-30 ПОПУЛЯРНЫХ КНИГ ЗА МЕСЯЦ
  1. Замуж за египтянина, или Арабское сердце в лохмотьях (19)
  2. (14)
  3. Ричард Длинные Руки - 1 (12)
  4. Обряд дома Месгрейвов (11)
  5. Москва слезам не верит (сценарий) (9)
  6. Вещий Олег (9)
  7. Главный противник (8)
  8. Бремя власти (6)
  9. Последний завет (6)
  10. Битва за Царьград (6)
  11. Пелагия и красный петух (том 1) (5)
  12. Любовница на двоих (5)
  13. День проклятия (5)
  14. Принц Каспиан (5)
  15. По тонкому льду (4)
  16. Свирепый черт Лялечка (4)
  17. Турецкая любовь, или Горячие ночи Востока (4)
  18. Горы Судьбы (4)
  19. Круг любителей покушать (4)
  20. Пощады не будет (4)
  21. Ни мужа, ни любовника, или Я не пускаю мужчин дальше постели (4)
  22. Чары старой ведьмы (4)
  23. Кафедра странников (4)
  24. Джон Фаулз и трагедия русского либерализма (4)
  25. Требуется чудо (4)
  26. Чистильщик (4)
  27. Русь окаянная (3)
  28. Московский упырь (3)
  29. Мое прошлое (3)
  30. Посмертный образ (3)

Использовать только для ознакомления. Любое коммерческое использование категорически запрещается. По вопросам приобретения прав на распространение, приобретение или коммерческое использование книг обращаться к авторам или издательствам.

Зарубежная фантастика — > Саймак Клиффорд — > читать бесплатно "Упасть замертво"


Клиффорд САЙМАК


УПАСТЬ ЗАМЕРТВО





Всем известно, что после посадки космического корабля на девственной
планете проходит не менее недели, прежде чем первый представитель местной
фауны решится покинуть свое убежище и выползет осмотреться. Но на этот
раз...
Не успели мы открыть люк и спустить трап, как стадо куставров тут же
сгрудилось вокруг корабля. Они стояли, плотно прижавшись один к другому, и
выглядели неправдоподобно. Казалось, они покинули рисунки карикатуриста,
допившегося до белой горячки, и, как часть его бреда, явились нам.
Размерами они превосходили коров, но явно проигрывали последним в
грациозности. Глядя на куставров можно было предположить, что форма их тел
возникла в результате постоянных столкновений с каменной стеной.
Разноцветные пятна - фиолетовые, розовые, изумрудные и даже оранжевые
- покрывали бугристые синие шкуры этих блаженных созданий. Оригинальная
расцветка, которую не имеет ни одно уважающее себя существо. Суммарно
пятна складывались в подобие шахматной доски, сшитой из лоскутов,
хранившихся в сундуке старой сумасшедшей леди.
Если начистоту, не это было самым жутким...
Из их голов, туловищ и всех остальных частей тел тянулись вверх
многочисленные побеги, создавая впечатление, что существа прячутся в
зарослях молодого кустарника, вернее, неумехи пытаются прятаться.
Довершали эту картину, делая ее совершенно безумной, фрукты и овощи - или
то, что могло напоминать фрукты и овощи, - росшие на побегах.
Мы спустились по трапу на зеленую лужайку перед кораблем. Несколько
минут прошли в молчании: мы разглядывали куставров, они - нас, пока одно
из существ не двинулось в нашу сторону. Оно остановилось в двух-трех
метрах, подняло печальные глаза и упало замертво к нашим ногам.
Тут же стадо развернулось, и куставры неуклюже топоча поползли прочь,
как будто выполнили возложенную на них миссию, удовлетворили собственное
любопытство и отправились по домам.
Джулиан Оливер, ботаник, поднял трясущуюся руку и смахнул с лысины
капельки пота.
- Очередная эточтовина... - простонал он. - Ну почему, объясните мне,
нам никогда не везет? Почему мы не можем высадиться на планете, где все
ясно и просто?
- Потому что они существуют в мечтах, - ответил я. - Вспомни
кустарник с Гэмал-5, который в первую половину жизни неотличим от спелого
земного помидора, а во второй перерождается в ядовитый плющ, опасный для
человека по категории А.
- Я помню, - печально отозвался Оливер.
Макс Вебер, биолог, осторожно приблизился к упавшему куставру и
легонько пнул тушу ногой.
- Все дело в том, - неторопливо начал он, - что гэмалианский помидор
- подопечный Джулиана. А эти существа... Как вы их обозвали? Да, куставры.
Так вот, они всем стадом взгромоздятся на мою тонкую шею.
- Так уж и на твою! - запротестовал Оливер. - Что, к примеру, ты
можешь сообщить нам о кустарнике на теле существа? Ничего конкретного. Вот
и получается, что мне с куставрами придется повозиться не меньше твоего.
Я быстро подошел к ним, чтобы прервать спор. Вебер и Оливер не
прекращают его уже в течение двенадцати лет, именно столько, сколько я их
знаю. Ни две дюжины планет, на которых мы работали, ни сотни парсеков не
смогли изменить их взаимоотношений. Я отлично знал, что остановить спор
невозможно, но в данной ситуации имело смысл отложить его на некоторое
время.
- Прекратите, - вмешался я. - Через пару часов наступит ночь. Надо
решить вопрос с лагерем.
- Но куставр... - начал было Вебер. - Мы не можем оставить его
лежать...
- Почему бы нет? На планете их многие миллионы. А этот пусть лежит.
- Но ведь существо упало замертво! Ты же сам видел!
- Да, видел, но именно этот куставр был старым и больным.
- Нет. Существо находилось в расцвете сил.
- Давай перенесем беседу о физическом состоянии куставра на вечер, -
подключился к разговору Альфред Кемпер, бактериолог. - Я заинтригован не
меньше твоего, но Боб прав: надо решить вопрос с лагерем.
- И везде, - добавил я, сурово поглядывая на своих товарищей, - каким
бы безопасным и благополучным ни выглядел этот мир, мы обязаны строго
соблюдать все пункты инструкции: ничего не рвать и не есть. Пить только ту
воду, которую мы привезли с собой. И не совершать ночных прогулок в
одиночку. Ни малейшего проявления беспечности!


- Но ведь на планете ничего нет, лишь бесчисленные стада куставров.
Нет ни деревьев, ни холмов, ни... одним словом, ничего. Это не планета, а
бескрайнее пастбище, - Вебер никак не мог утихомириться, а ведь он знает
все правила и инструкции не хуже меня. Просто не в его характере сразу же
соглашаться.
- Так что будем делать, парни? - спросил я. - Устанавливаем палатки?
Или еще одна ночь на борту корабля?
Мой вопрос, как я и предполагал, попал точно в цель, и еще до захода
солнца небольшой палаточный городок вырос невдалеке от корабля. Карл
Парсонс, эколог, а по совместительству повар, установил разборную походную
печь и, не успели мы вбить последний колышек, он громогласно провозгласил:
"Ужин!". Все бросились к столу, а я поплелся к своей палатке. Как обычно,
ребята дружно засмеялись, после чего набросились на еду.
Три раза на дню, иногда и чаще, я обмениваюсь с друзьями
"своеобразными комплиментами". Никаких обид и недомолвок не возникает -
они постоянно прохаживаются по поводу моей диеты, ну и я в долгу не
остаюсь. Мне кажется, что прием пищи превратился в своеобразный ритуал -
обмениваясь шутками и остротами, мы тем самым ликвидируем стрессовые
ситуации. Недаром все двенадцать лет состав отряда не менялся.
Сев на койку, я достал свою сумку с набором диетических блюд, смешал
компоненты и начал запихивать в себя липкую безвкусную массу. Тут-то меня
и настиг запах жареного мяса. Подхватив сумку, я ретировался в дальний
угол лагеря. Ей-богу, в такие моменты я готов отдать свою правую руку за
кусок мяса, слегка недожаренного, с кровью.
От диетической пищи не умирают, но этот факт - единственное утешение.
Представляете - у меня язва желудка! Если вы спросите любого знакомого
медика, что это за болезнь такая, то он ответит вам, что ее давно не
существует. Да, слово "язва" звучит архаично и смешно. Но мой желудок -
загадка для всех врачей! Вот почему я вынужден таскать за собой по всей
Галактике сумку с диетическими блюдами.
После ужина ребята подтащили тушу куставра поближе к лагерю, чтобы
при свете ламп внимательно осмотреть существо. Через несколько минут
досконального изучения рассеялись последние сомнения, касавшиеся
удивительной растительности. Мы убедились, что побеги составляют
неотъемлемую часть существа и растут из бугристых участков тела строго
определенной расцветки.
Еще через несколько минут Вебер, открыв от удивления рот, обнаружил
на некоторых буграх лунки, как будто для игры в гольф, но меньшего
размера. Он достал перочинный нож и выковырнул из одного отверстия
насекомое, очень похожее на пчелу. Мы не поверили собственным глазам;
Вебер проверил еще несколько отверстий-лунок и обнаружил еще одну пчелу,
мертвую, как и в первом случае.
Вебер и Оливер хотели тотчас же начать вскрытие, но нам удалось
отговорить их. Мы разыграли, кому из нас дежурить первому и, конечно,
короткую соломинку вытянул я.
Особой необходимости в охране лагеря не было; сигнальная система
надежно защищала нас, но имелось дополнительное предписание чтобы
выставлять караул.
Я нехотя отправился на поиски ружья, а ребята, пожелав мне спокойной
ночи, разошлись по палаткам. Их голоса еще долго доносились из темноты.
Первая ночь на неизведанной планете всегда проходит одинаково. Как бы
вы ни устали от работы, как бы равнодушно ни относились к ней - вам едва
ли удастся заснуть, будь вы зеленый новичок или прокопченный космический
волк.
Я сидел при свете лампы. На любой другой планете мы разожгли бы
костер - языки пламени создают иллюзию родного дома, но здесь не было даже
соломы, ни говоря о щепочках или настоящих дровах.
Лампа стояла на столе рядом со мной, а на противоположном краю лежала
туша куставра. Давно я не чувствовал себя так неуютно, хотя время моих
беспокойств еще не наступило. Моя специальность - экономика сельского
хозяйства; основная задача - оценить отчеты специалистов отряда и сделать
соответствующий вывод о возможности колонизации планеты.
Но сидя один на один с этим удивительным существом - куставром - я не
мог отделаться от мысли, что оно спутало нам все карты. Я безуспешно
пытался отвлечься, и мысли мои неизменно возвращались к его загадкам, так
что я рад был увидеть рядом с собой даже Талбота Фуллертона,
Четырехглазого, выплывшего из темноты.
Во время полета Фуллертон скорее напоминал тень, а не человека. Он
был апатичен и безлик, и его не замечали ни я, ни мои коллеги. Но сейчас
Четырехглазый выглядел взволнованным.
- Перебрал впечатлений? - спросил я.
Он рассеянно кивнул, продолжая таращиться в темноту.
- Удивительно, - сказал он. - Удивительно, если окажется, что эта
планета - _т_а _с_а_м_а_я_.
- Не окажется. Ты ищешь Эльдорадо. Охотишься за сказкой. Стреляешь



Страницы: [1] 2 3 4 5 6 7 8
РЕКЛАМА
Никитин Юрий - Проходящий сквозь стены
Никитин Юрий
Проходящий сквозь стены


Злотников Роман - Прекрасный новый мир
Злотников Роман
Прекрасный новый мир


Самойлова Елена - По дороге в легенду
Самойлова Елена
По дороге в легенду


Прозоров Александр - Вождь
Прозоров Александр
Вождь


РЕКЛАМА В БИБЛИОТЕКЕ
Copyright © 2001-2012 гг.
Идея и дизайн Алексея Сергейчука. При использовании материалов данного сайта - ссылка обязательна.