Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ


ТОП-5 ПОПУЛЯРНЫХ РАЗДЕЛОВ
  1. Русская фантастика
  2. Детектив
  3. Женский роман
  4. Зарубежная фантастика
  5. Приключения

ТОП-30 ПОПУЛЯРНЫХ КНИГ ЗА МЕСЯЦ
  1. К "последнему" морю (103)
  2. Ни мужа, ни любовника, или Я не пускаю мужчин дальше постели (78)
  3. Париж на три часа (55)
  4. Начало всех начал (46)
  5. Гнев дракона (39)
  6. Покер с акулой (39)
  7. Имя потерпевшего - никто (37)
  8. Замуж за египтянина, или Арабское сердце в лохмотьях (36)
  9. Шпион, или повесть о нейтральной территории (34)
  10. Омон Ра (34)
  11. Свирепый черт Лялечка (29)
  12. Тимур и его команда (29)
  13. Любовница на двоих (27)
  14. Цифровая крепость (24)
  15. Чародей звездолета "Агуди" (22)
  16. Пелагия и красный петух (том 2) (22)
  17. Непредвиденные встречи (22)
  18. Ричард Длинные Руки - 1 (19)
  19. Ледокол (18)
  20. Киммерийское лето (15)
  21. Турецкая любовь, или Горячие ночи Востока (14)
  22. Аквариум (13)
  23. Брудершафт с Терминатором (12)
  24. Колдун из клана Смерти (12)
  25. По тонкому льду (11)
  26. Ричард Длинные Руки - воин Господа (11)
  27. Путь Кейна. Одержимость (9)
  28. Умножающий печаль (9)
  29. Битва за Царьград (9)
  30. Самоцветные горы (8)

Использовать только для ознакомления. Любое коммерческое использование категорически запрещается. По вопросам приобретения прав на распространение, приобретение или коммерческое использование книг обращаться к авторам или издательствам.

Зарубежная фантастика — > Стерлинг Брюс — > читать бесплатно "Глубинные течения"


Брюс СТЕРЛИНГ


ГЛУБИННЫЕ ТЕЧЕНИЯ



Перевод Николая Кириллова и Алексея Шеремета


Глава 1

Средство от невезения
Каждый из нас по-своему борется с пустотой собственного бытия: иные
прибегают к искусству, другие ищут спасения в религии, третьи забивают
ее знаниями... Я же привык делать это с помощью наркотиков.
Оттого-то меня, имевшего за плечами лишь рюкзак с барахлом, и
угораздило очутиться среди китобоев на диком Сушняке.
Сушняцкий пылевой кит - единственный источник наркотика, именуемого
синкопин. Сей примечательный факт со временем получил довольно широкую
огласку. В свой черед узнав об этом, я, Джон Ньюхауз, стал одним из
десяти жителей дома 488, что по улице Благочестия в Острове-на-Взводе,
крупнейшем городе Сушняка. Жилище наше, двухэтажную жестяную халабуду,
мы называли не мудрствуя: "Новый Дом". Помимо несушняцкого происхождения
нас объединяло только одно: Пламя (так называли синкопин посвященные).
Все мы были людьми, или достаточно точными оных подобиями. Первым
среди нас назову седовласого Тимона Хаджи-Али. Тимон никогда не
распространялся о своем возрасте, но с первого взгляда было ясно, что он
уже пересек ту черту, за которой подсознательное стремление к смерти
берет верх над привычным инстинктом самосохранения. Прежде он охотно
толковал о своем давнем, бывшем несколько веков назад, знакомстве с
Эрикальдом Свобольдом, легендарным первооткрывателем синкопина. Ныне же
старик полностью отдался хандре и год за годом пропускал сеансы
омоложения. Ему достаточно было сжечь остаток своих дней и с трудом
накопленных богатств, позволив нежным языкам Пламени разгонять
подступившую мглу. Вместе с тем он оставался самым состоятельным среди
членов нашей группы, а потому служил авторитетом во всем, что касалось
ее внутренних дел.
Следующей в списке стоит прямая как палка Агатина Брант - крупная,
мускулистая дама, походившая на отставного офицера и до угрюмости
неразговорчивая. Неясно было, какой из бесчисленных армий человечества
принадлежала поношенная, но безупречно чистая униформа, с которой она
никогда не расставалась. Сама Агатина по этому поводу хранила молчание,
но я подозреваю, что она собственноручно сшила ее. Пристрастилась она
особенно сильно.
Три и четыре - супружеская чета: мистер и миссис Андайн. Ее девичья
фамилия - Стюарт; его (если можно так выразиться) - Фостер. Они тоже
были очень стары, это угадывалось по выспренности манер и случайным
архаизмам в речи. Приятная пара, если закрыть глаза на бочкообразные
грудные клетки и безвкусные бриллианты, вживленные в тела. По поводу и
без повода они не уставали повторять, что пережили множество разводов не
для того, чтобы испытать боль еще одного и потому твердо решили
совершить совместное самоубийство, желательно от передозировки. Пару раз
я чуть было не посоветовал им попробовать какую другую отраву, не
синкопин, но это, понятно, было бы явным вторжением в их личную жизнь.
Пятым из нашей братии упомяну поэта Саймона. Косметическая хирургия
сделала из него этакого рубаху-парня, только глаза отчего-то вышли
разноцветными. Пытаясь, как он выразился, "вернуться к корням", Саймон
раздобыл некий примитивный струнный инструмент и пытался научиться
играть на нем, дабы после аккомпанировать собственным произведениям.
Стены его комнаты на втором этаже пришлось обить звукоизоляцией.
Синкопин, говорил он, стимулирует мозг. С этим никто не стал бы спорить.
Саймона сопровождала Амелия - цыпочка с забранными в два пучка
каштановыми волосами. Отец у нее был крупным ученым и присылал столько
денег, что хватало и ей, и ее псевдо-музыкальному дружку. Прежде чем
попробовать синкопин, она прожила с нами не меньше месяца, но теперь
понемногу втягивалась. Номер семь - Дейлайт Маллиган, нейтрал -
очаровательный собеседник с речью, свидетельствовавшей о широчайшем
кругозоре. Мы могли бы стать друзьями, если бы оно не страдало жестокой
паранойей в отношении всех не обделенных органами размножения. Само-то
Дейлайт, конечно, было аккуратно клонировано, и, следует признать, имело
основания для своих подозрений: для обоих полов оно обладало
определенной сексуальной привлекательностью. Частенько оно предавалось
черной меланхолии, будто мучимое виной перед кем-то: старый Тимон
поведал мне однажды, что это из-за двойного самоубийства супружеской
пары, дейлайтовых друзей, которые то ли хотели, то ли пытались склонить
"его" к прелюбодеянию. Может так все и было, а может и нет.


Восьмой была очень высокая и бледная женщина с неизменными кругами
вокруг глаз - Квейд Альтман. Она родилась на планете с силой тяжести в
два раза меньшей, чем на Сушняке (или Земле, это все равно) и достигла
роста в восемь футов. Постоянно жалуясь на мигрень, она все время
пролеживала за трехмерной мозаикой. Девятой, предпоследней в этом
импровизированном списке, находится моя, в то время, подружка -
Миллисент Фаркар. Невысокая, курносая, рыженькая, скорее пухленькая, чем
стройная. Встретились мы за год до того на Мечте, как раз перед поездкой
на Сушняк: после одной особенно отвязной вечеринки я проснулся в ее
постели. Нас вроде уже представляли друг другу, но имена сразу забылись,
и наше повторное знакомство оказалось более чем приятным. Следующий год
прошел в состоянии, близком к идиллии.
И, наконец, я, Джон Ньюхауз. Мне хотелось бы, чтобы вы понимали:
сегодняшний я и герой этого повествования - не одно и то же лицо.
Человеческая сущность изменчива, жизнь не стоит на месте; если не
считать теперь уже смутных воспоминаний, у меня нет ничего общего с тем,
кто называл тогда себя моим именем.
Тот Джон Ньюхауз был сыном купца с планеты Баньян и получил лучшее из
возможных в такой глуши образование. По политическим соображениям и из
простого тщеславия я говорил всем, что родом с Земли. Как и на
большинстве сектантских планет, на Сушняке все терранское пользовалось
особым уважением. И весьма кстати. Рост мой - пять футов и десять
дюймов, волосы темные и начали редеть на затылке, но это я признавать
отказывался. Пробор слева. Глаза тоже темные, на левом - сероватое
пятно, вроде катаракты (я капнул туда однажды по чьему-то недоброму
совету синкопина). Из-за постоянного сидения в четырех стенах я был
бледноват, но опыт подсказывал, что это легко поправить. Нос слишком
крючковат, чтобы быть красивым. Должен признаться, я был изрядный франт
и особенно любил носить кольца, нередко по пять штук сразу; их у меня
имелось десятка два. Было мне тогда тридцать пять ... прошу прощения,
милостивый читатель, если я еще не поклялся говорить только правду -
сорок три стандартных года. Имени отца моего я не назову. Фамилию
"Ньюхауз" я позаимствовал у своего жилища, как некогда принято было на
Земле. До отправки в рейс я зарабатывал себе на жизнь, поставляя
синкопин старым друзьям на Мечте. Занятие не столько прибыльное, сколько
увлекательное. В свободное время я разрабатывал более дешевые и
действенные способы извлечения синкопина из исходного сырья - жира.
Хорошо было, можно сказать - рай земной. А потом все рухнуло. Ширившаяся
торговля синкопином не осталась незамеченной. Конфедерация - на ладан
дышащее содружество миров - издала соответствующий указ, Сушняк услышал
и, что попросту невероятно, подчинился.
Печальную новость принес наш поставщик, сушнец Андару, бывший
китобой. То, что он называл "рыбьим жиром", доставалось нам за
символическую плату: другого применения данный продукт не находил - жир
не горел, а сами сушнецы отказывались употреблять его в пищу, считая
ядовитым. Ну и дурачье, радовались мы. В семнадцатый день десятого
месяца того года в дверь постучали и я пошел открывать.
- Это Андару, - гаркнул я в кухню, где в это время обедали остальные.
- Вот и славно! Здорово!! Просто замечательно!!! - как обычно,
известие об очередном галлоне подняло настроение всей компании.
- И с ним кто-то еще, - добавил я тише, когда из-за спины сушнеца
выглянул молодой блондин с острым носом и протянул мне руку:
- Привет. Я Дюмонти Калотрик, для вас просто Монти, - жизнерадостно
представился он. - Только с орбиты, прослышал тут о широких
возможностях, ну вы понимаете...
- он подмигнул и прижал большой палец к указательному так быстро, что
Андару ничего не заметил. - Побродил по округе, встретил ваших друзей,
решил присоединиться к ним или даже вас разыскать, - лицо его вдруг
отразило полную растерянность, - а может и совета спросить...
- Проходите, присаживайтесь, - пригласил я. - Погодите, вы уже
обедали?
- Да, - отозвался сушнец.
- А я еще нет, - возразил Калотрик.
- Раз так, прошу сюда. Берите тарелку и знакомьтесь со всеми. А мы с
нашим старым другом пока займемся делами.
- Весьма признателен, мистер ... э-э-э...
- Ньюхауз, - помог я, подталкивая его к столу.
- А ты не будешь, Джон? - забеспокоился Андару.
- Я уже поел, - соврал я. - Cегодня готовила Агатина Брант, и один
вид ее кулинарной ереси вызывал у меня несварение. Лично я всегда
гордился собственным мастерством в том, что на Земле называют le good
cuisine1.
- Сколько принесли? - спросил я.
- Галлон, как обычно. Но, боюсь, больше не будет.
- Как же так? - расстроился я. - Это крайне неприятная новость,



Страницы: [1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19
РЕКЛАМА
Сертаков Виталий - Симулятор. Задача: выжить
Сертаков Виталий
Симулятор. Задача: выжить


Сертаков Виталий - Демон против Халифата
Сертаков Виталий
Демон против Халифата


Белов Вольф - Император полночного берега
Белов Вольф
Император полночного берега


Шилова Юлия - Королева отморозков, или Я женщина, и этим я сильна!
Шилова Юлия
Королева отморозков, или Я женщина, и этим я сильна!


РЕКЛАМА В БИБЛИОТЕКЕ
Copyright © 2001-2012 гг.
Идея и дизайн Алексея Сергейчука. При использовании материалов данного сайта - ссылка обязательна.