Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ


ТОП-5 ПОПУЛЯРНЫХ РАЗДЕЛОВ
  1. Русская фантастика
  2. Детектив
  3. Женский роман
  4. Зарубежная фантастика
  5. Приключения

ТОП-30 ПОПУЛЯРНЫХ КНИГ ЗА МЕСЯЦ
  1. Любовница на двоих (65)
  2. Гнев дракона (25)
  3. Ни мужа, ни любовника, или Я не пускаю мужчин дальше постели (22)
  4. Колдун из клана Смерти (18)
  5. Заклятие предков (17)
  6. Свирепый черт Лялечка (16)
  7. Аквариум (15)
  8. К "последнему" морю (14)
  9. Пелагия и красный петух (том 2) (11)
  10. Поводыри на распутье (11)
  11. Замуж за египтянина, или Арабское сердце в лохмотьях (10)
  12. Роксолана (8)
  13. О бедном Кощее замолвите слово (8)
  14. Цифровая крепость (8)
  15. Непредвиденные встречи (7)
  16. Покер с акулой (7)
  17. Чудовище без красавицы (7)
  18. Гиперион (7)
  19. Вещий Олег (7)
  20. Бубен верхнего мира (7)
  21. Путь Кейна. Одержимость (6)
  22. Его сиятельство Каспар Фрай (6)
  23. Турецкая любовь, или Горячие ночи Востока (6)
  24. Брудершафт с Терминатором (6)
  25. Ричард Длинные Руки - 1 (5)
  26. Признания авантюриста Феликса Круля (4)
  27. Умножающий печаль (4)
  28. Журналист для Брежнева (4)
  29. Вставай, Россия! Десант из будущего (4)
  30. Кредо (4)

Использовать только для ознакомления. Любое коммерческое использование категорически запрещается. По вопросам приобретения прав на распространение, приобретение или коммерческое использование книг обращаться к авторам или издательствам.

Зарубежная фантастика — > Теренс Хенбери — > читать бесплатно "Книга Мерлина"


Теренс Хэнбери Уайт


Книга Мерлина




Неопубликованное завершение "Короля былого и грядущего"
Перевод с английского С. Ильина
Incipit Liber Quintus
[Начинается пятая книга]
Он немного подумал, а после сказал:
"Я нашел, что на многих моих пациентов
благотворно влияли зоологические сады.
Господину Понтифику я прописал бы курс
крупных млекопитающих. Только лучше бы
ему не знать, что он созерцает их в
лечебных целях..."
1
Нет, это не был епископ Рочестерский.
Король отворотился от новопришедшего, не интересуясь его
персоной. Слезы, тяжело катившиеся по обвислым щекам,
заставляли его стыдиться своего вида, но он чувствовал себя
слишком подавленным, чтобы их утирать. Неспособный на большее,
он лишь упорно прятал лицо от света. В его теперешнем состоянии
уже не имело смысла скрывать старческое горе.
Мерлин присел рядом с Артуром и взял его изможденную руку
в свои, отчего слезы полились лишь обильнее. Волшебник гладил
его по ладони, прижимая большим пальцем синеватые вены, ожидая,
когда в них снова воскреснет жизнь.
-- Мерлин? -- спросил Король.
Казалось, он не удивился.
-- Ты мне снишься? -- спросил он. -- Прошлой ночью мне
снилось, будто пришел Гавейн с целой командой прекрасных дам.
Он сказал, что дамам дозволили сопровождать его, так как при
жизни он был их избавителем, и что они пришли предостеречь
меня, ибо завтра все мы погибнем. А после того мне приснилось,
что я сижу на троне, привязанном наверху колеса, и колесо
поворачивается, а я лечу в яму, полную гадов.
-- Колесо свершило свой оборот: я снова с тобой.
-- А ты какой сон -- дурной? -- спросил Король. -- Если
так, не мучай меня.
Мерлин все так же держал его за руку. Он поглаживал ее
вдоль вен, стараясь заставить их спрятаться в плоть. Он умягчал
шелушистую кожу, в мистической сосредоточенности вливая в нее
жизнь, понуждая ее вновь обрести упругость. Кончиками пальцев
касаясь Артурова тела, он пытался вернуть ему гибкость,
облегчая ток крови, возвращая силу и ладность опухшим суставам,
и молчал.
-- Нет, ты добрый сон, -- сказал Король. -- Хорошо бы, ты
мне снился подольше.
-- Да я никакой и не сон. Я человек, тот самый, которого
ты помнишь.
-- Ах, Мерлин, сколько бед случилось со мной с тех пор,
как ты нас покинул! Все труды, на которые ты подвигнул меня,
оказались напрасными. Вся твоя наука -- обманом. Ничего этого
делать не стоило. Нас забудут, и тебя, и меня, словно нас и не
было вовсе.
-- Забудут? -- переспросил волшебник. В свете свечи было
видно, как он, улыбаясь, озирает шатер, словно желая убедиться
в истинном существовании его убранства -- мехов, мерцающей
кольчуги, гобеленов, пергаментных свитков.
-- Жил когда-то Король, -- произнес он, -- о котором
писали Ненний и Гальфрид Монмутский. Говорят, что последнему
помогал кое в чем архидиакон Оксфордский и даже этот
восхитительный олух, Гиральд Валлиец. Брут, Лайамон и вся
остальная шатия: сколько вранья они наворотили! Одни уверяли,
что он был бриттом, размалеванным синей краской, другие, -- что
он в угоду сочинителям норманнских романов красовался в
кольчуге. Кое-кто из бестактных германцев облачал его на манер
своих занудливых Зигфридов. Одни, вроде твоего приятеля Томаса
из Хаттон-Коннерс, одевали его в серебро, другие же,
-замечательно романтический елизаветинский автор по имени
Хьюгс, к примеру, -- узрели в его истории замечательную



любовную коллизию. Затем еще был слепой поэт, норовивший
растолковать человечеству пути Господни, этот сравнивал Артура
с Адамом, пытаясь понять, который из двух важнее. Примерно а то
же время появились великие музыканты -- Перселл, к примеру, а
еще позже такие гиганты, как Романтики, и все они непрестанно
грезили о нашем Короле. За ними явились люди, давшие ему
доспехи, подобные листьям плюща, и поставившие его с друзьями
посреди развалин, где ежевика, разрастаясь, овивала их своими
плетьми, и они в обморочном трансе падали наземь, стоило лишь
легкому ветерку коснуться их губ. Потом еще был один
викторианский лорд... Даже людям, вроде бы никаким боком к нему
не причастным, и тем было до него дело, -- тому же Обри
Бердслею, создавшему иллюстрации к рассказу о нем. А несколько
времени погодя объявился и бедный старина Уайт, полагавший,
будто мы с тобой воплощали идеи рыцарства. Он уверял, что наше
значение кроется в нашей порядочности, в том, как мы
противостояли кровожадным помыслам человека. Каким же
анахронистом он был, бедолага! Это ведь умудриться надо --
начать с Вильгельма Завоевателя и кончить Войнами Алой и Белой
Розы... И еще были люди, обращавшие "Смерть Артура" в разного
рода непостижимые колебания, вроде радиоволн, и другие,
обитавшие в неоткрытом полушарии и тем не менее почитавшие
Артура и Мерлина, которых знали по движущимся картинам, чем-то
вроде своих незаконных отцов-основателей. Дело Британии!
Разумеется, нас позабудут, Артур, если считать мерой забвения
тысячу лет да еще полтысячи, да еще одну тысячу к ним впридачу!
-- А Уайт это кто?
-- Человек, -- рассеянно ответил волшебник. -- Ты вот
посиди, послушай, а я прочитаю тебе кусочек из Киплинга. -- И
старик с воодушевлением продекламировал знаменитое место из
"Холма Пука":
-- "Я видел, как сэр Гюон с отрядом своих челядинцев
выступил из Замка Тинтагиль в сторону Ги-Бразиля, встретив
грудью юго-западный ветер, и брызги летели над замком, и Кони
Холмов теряли разум от страха. Они вышли в минуту затишья,
крича тоскливо, как чайки, и шторм отнес их от моря на добрых
пять миль, прежде чем им удалось повернуться ему навстречу. То
была магия -- самая черная, на какую только способен был
Мерлин, и море пылало зеленым огнем, и в белой пене пели
русалки. А Кони Холмов под вспышками молний неслись с волны на
волну! Вот что творилось здесь в давние времена!"
-- Вот тебе только одно описание, -- добавил волшебник,
закончив цитату. -- В прозе. Не диво, что Дан под конец
закричал: "Восхитительно!" И сказано все это о нас и о наших
друзьях.
-- Но, учитель, я не понимаю.
В растерянности глядя на своего престарелого ученика,
волшебник встал. Он перевил бороду в крысиные хвостики, засунул
их кончики в рот, подкрутил усы, похрустел суставами пальцев.
То, что он сотворил с Королем, наполняло его страхом, ему
казалось, что он пытается искусственным дыханием оживить
человека, пожалуй, слишком долго пробывшего под водой. Однако,
стыда он не испытывал. Ученый и должен без жалости продвигаться
вперед, преследуя единственную в мире вещь, имеющую значение,
-- Истину.
Чуть погодя, он позвал, -- негромко, словно окликая
уснувшего:
-- Варт?
Никакого ответа.
-- Король?
На этот раз он услышал ответ -- горький ответ:
-- Le Roy s'advisera.
Все оказалось даже хуже, чем опасался Мерлин. Он снова
сел, снова взял вялую руку и заново стал обхаживать Короля.
-- Давай-ка попытаем счастья еще раз, -- попросил он. -Нас
ведь пока не разбили наголову.
-- Что проку от этих попыток?
-- Такое у человека занятие -- делать попытки.
-- Значит, люди -- попросту остолопы.
Старик ответил со всей прямотой:
-- Разумеется, остолопы да впридачу еще и злые. Тем-то и
интересны старания сделать их лучше.
Жертва чародея открыла глаза и устало закрыла их снова.
-- Мысль, посетившая тебя перед самым моим приходом,
справедлива, Король. Я имею в виду мысль о Homo ferox. Однако и



Страницы: [1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28
РЕКЛАМА
Злотников Роман - Принцесса с окраины Галактики
Злотников Роман
Принцесса с окраины Галактики


Сертаков Виталий - Баронесса Изнанки
Сертаков Виталий
Баронесса Изнанки


Каменистый Артем - Время одиночек
Каменистый Артем
Время одиночек


Орловский Гай Юлий - Ричард Длинные руки - майордом
Орловский Гай Юлий
Ричард Длинные руки - майордом


РЕКЛАМА В БИБЛИОТЕКЕ
Copyright © 2001-2012 гг.
Идея и дизайн Алексея Сергейчука. При использовании материалов данного сайта - ссылка обязательна.