Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ


ТОП-5 ПОПУЛЯРНЫХ РАЗДЕЛОВ
  1. Русская фантастика
  2. Детектив
  3. Женский роман
  4. Зарубежная фантастика
  5. Приключения

ТОП-30 ПОПУЛЯРНЫХ КНИГ ЗА МЕСЯЦ
  1. (25)
  2. Сокровища Валькирии 4 (18)
  3. Следователь по особо важным делам (16)
  4. Чужие зеркала (12)
  5. Посмертный образ (11)
  6. Под солнцем останется победитель (10)
  7. Великий лес (9)
  8. Ричард Длинные Руки - 1 (8)
  9. Продам твою мать (7)
  10. Шестая книга судьбы (7)
  11. На осколках чести (7)
  12. Любовница на двоих (6)
  13. Рыцарь из ниоткуда (6)
  14. Горы Судьбы (6)
  15. Леннар. Книга Бездн (6)
  16. Ученик (6)
  17. Главный противник (5)
  18. Анастасия (5)
  19. Обряд дома Месгрейвов (5)
  20. Калигула (5)
  21. Бремя власти (5)
  22. Турецкая любовь, или Горячие ночи Востока (5)
  23. Огромный черный корабль (5)
  24. Круг любителей покушать (4)
  25. Требуется чудо (4)
  26. Чистильщик (4)
  27. Чары старой ведьмы (4)
  28. Ни мужа, ни любовника, или Я не пускаю мужчин дальше постели (4)
  29. Москва слезам не верит (сценарий) (4)
  30. Вещий Олег (3)

Использовать только для ознакомления. Любое коммерческое использование категорически запрещается. По вопросам приобретения прав на распространение, приобретение или коммерческое использование книг обращаться к авторам или издательствам.

Зарубежная фантастика — > Волски Пола — > читать бесплатно "Наваждение"


Пола ВОЛСКИ


НАВАЖДЕНИЕ





1
Когда одного из серфов поймали с пачкой подстрекательских прокламаций
в кармане, маркиз во Дерриваль преисполнился законного негодования. Плохо
было уже то, что серф взялся за чтение, ибо грамотность ложится
непосильным грузом на мозг человека из низшего сословия, неизбежно приводя
к умственной и моральной травме. А то обстоятельство, что памфлеты эти
сочинил не кто иной, как мерзкий республиканец Шорви Нирьен (чьи писания
особым распоряжением маркиза объявлялись вне закона), было вдвойне
возмутительно; так что виновный - легкомысленный фантазер по имени Зен
сын-Сюбо - явно попал в серьезный переплет. Теперь он сидел, запертый в
конюшне, ожидая допроса и неизбежного наказания. Его счастье, если
отделается меньше чем дюжиной плетей. До захода солнца судьба парня будет
решена. Среди крестьян на полях и слуг в господском доме ходили самые
невероятные слухи.
Дочь маркиза во Дерриваля Элистэ никогда бы не стала забивать себе
голову подобной ерундой, если бы не чрезвычайно странное поведение ее
служанки - Стелли дочь-Цино. Замкнутая, нерасторопная, безразличная ко
всему, иногда просто оскорбительно невозмутимая, эта служанка и в
лучшие-то времена не заслуживала похвалы; а с тех пор, как весть об аресте
Зена понеслась до замка, у Стелли просто все из рук валилось. Меньше чем
за два часа она разбила флакон с духами, второпях опрокинула баночку с
пудрой, разорвала кружево на утреннем пеньюаре и сделала такую
отвратительную прическу своей госпоже, что Элистэ в отчаянии тряхнула
головой, так что кудри ее рассыпались но плечам золотистой волной, как в
детстве И все же, поглядев на себя в зеркало в массивной позолоченной
раме, Элистэ была вынуждена признать, что эта детская прическа очень ей
шла. Волосы были одной из главных ее прелестей, а как можно еще нагляднее
продемонстрировать их завидную шелковистость и невероятную длину? Кроме
того, колечки, упавшие на чистый белый лоб, придавали какую-то особую
выразительность и блеск ее серым глазам, самым большим в провинции, если
не во всем Вонаре. В свои семнадцать лет Элистэ ужасно не хотелось
казаться наивным ребенком, она стремилась выглядеть взрослой. Но все же
нельзя было отрицать, что в обрамлении этой пышной копны медовых волос ее
лицо (по форме напоминавшее сердечко) смотрелось прелестно. Она решила не
подбирать волосы, по крайней мере сегодня. Так что эта угрюмая негодница
Стелли, хоть и ненамеренно, оказала ей услугу.
В зеркале почти целиком отражалась залитая солнцем спальня - во всем
ее беспорядке. На полу стояли раскрытые коробки и сундуки. На креслах и
подоконниках грудами лежали платья, нижние юбки, кружевные косынки, шали и
манто, шарфы, перья и ленты. Шляпные коробки были свалены в кучу у стены,
шелковые и шерстяные чулки свешивались из выдвинутых ящиков комода, из
секретера, набитого до отказа, торчали веера и перчатки; ботинки, туфли и
шлепанцы валялись по всей комнате, в углу возвышался сугроб из скомканных
бумажных салфеток. Неделю назад Элистэ было предписано прибыть в столицу
Шеррин и занять место фрейлины Чести при дворе королевы; но сборы
затянулись - из-за Стелли, которая, как обычно, не проявляла ни
старательности, ни рвения. Вот и сейчас, прямо на глазах у Элистэ,
служанка грубо скомкала тончайший муслиновый пеньюар и запихнула его в и
без того переполненный сундук.
Элистэ охватило раздражение, хотя провинность Стелли и не казалась
такой ужасной. Просто Элистэ была абсолютно уверена, что служанка, всего
несколькими годами старше ее, делала все это намеренно. Однако одно дело
знать, а совсем другое - доказать. Если ее обвинить в злом умысле, Стелли
односложно пробормочет, что сделала это не нарочно, и вид у нее при этом
будет довольно наглый. Доказать ничего невозможно, да и вообще недостойно
опускаться до подобной мелочности. Глубоко вздохнув, Элистэ нарочито
спокойно обратилась к служанке:
- Не туда, милая. Вынь, сложи как следует и положи в другой сундук.
Едва заметно пожав плечами, Стелли повиновалась. В каждом ее движении
сквозило безмолвное желание оскорбить: прохаживаясь по комнате, она
наступала прямо на разбросанные повсюду вещи. Веер из слоновой кости
треснул под ее каблуком.
- Вот неуклюжая! - вырвалось у Элистэ, и она тут же пожалела об этом,
ибо принадлежала к тому наиболее прогрессивному кругу Возвышенных, где
считалось жестоким бранить низшие классы за ограниченный ум или отсутствие
способностей - ведь так распорядилась природа.
Однако Стелли осталась равнодушной. Толстокожесть и унылое
безразличие, свойственные ее сословию, делали ее нечувствительной к



оскорблениям; во всяком случае так казалось со стороны. Чем же в конце
концов объяснялся всегдашний дурной нрав служанки? Ведь девушка, обязанная
этим нынешним замечательным местом исключительно своему брату - Дрефу,
которого очень ценили в семье во Дерривалей, должна благословлять судьбу
за подобное везение. "Как же могла Стелли быть столь чудовищно
неблагодарной?" - не раз спрашивала себя Элистэ.
Стелли склонилась над открытым ящиком комода и начала копаться там,
перекладывая с места на место шпильки и драгоценности - без особой пользы,
но с величайшим шумом. Она уронила щипцы для завивки - может, случайно, а
может, и нет, - и те с треском грохнулись об пол.
Элистэ вздрогнула и стиснула зубы. Потом, стараясь сдержать
раздражение, усилием воли взяла себя в руки. Тут вдруг она поняла, что ею
владело не просто раздражение, а самая настоящая неприязнь - неуместное,
совершенно неподобающее чувство. Можно обругать бестолкового или неумелого
слугу, можно выразить свое неудовольствие или досаду - но нельзя же
опускаться до личной антипатии. Однако, как ни странно, относиться к
слугам с симпатией не возбранялось. Спокойная снисходительность
свидетельствовала о хороших манерах. Многие из друзей и родственников
Элистэ милостиво относились к какому-нибудь серфу или слуге, иногда даже
испытывая к нему искреннюю привязанность. Да и самой Элистэ всегда очень
правился брат Стелли - Дреф, и она жалела - искренне жалела, что через
неделю ей придется с ним расстаться. Возможно она даже будет по нему
немного скучать. Не была ли эта симпатия, как иногда подозревала Элистэ,
несколько чрезмерной, почти нелепой? Нет, конечно же, нет. Дреф ей
правился, но в равной степени она была влюблена и в Хасси, рыжую кобылу,
на которой ездила почти каждое утро. Элистэ будет очень скучать без
красавицы Хасси. И уж просто обожала Элистэ свою модную крошечную болонку
по имени Принц во Пух, - девушка даже собиралась взять его с собой в
Шеррин. В этих привязанностях не было ничего странного - они лишь
свидетельствовали о нежности и несколько искусственной утонченности
чувств, которыми отличались взрослые девушки класса Возвышенных.
Выказывание какого-нибудь модного чувства во все времена приличествовало
девице, считалось чуть ли не правилом хорошего тона; это позволяло
Возвышенной даме на мгновение забыть о том, какая огромная пропасть лежит
между нею и всеми другими смертными. Однако несмотря на все свое
аристократическое воспитание, Элистэ испытывала к своей служанке личную
неприязнь. Осознание этого факта вызвало мгновенную реакцию. "Я не возьму
с собой в Шеррин эту угрюмую неряху, - пронеслось у нее в голове. - Возьму
другую и обучу. Вот крошка Кэрт с молочной фермы - похоже, она смышленая и
симпатичная и, пожалуй, подойдет. Надеюсь, Дреф не расстроится, что я
прогнала его сестру. А если расстроится, тем хуже для него. Этой негоднице
были предоставлены все возможности". Приняв решение, Элистэ сразу же
повеселела.
Стелли продолжала звякать брошками и браслетами. Она даже не
потрудилась поднять упавшие щипцы. Твердое убеждение, что ей уже недолго
осталось терпеть это отвратительное существо, помогло Элистэ дружелюбно
сказать:
- Оставь это, милая. Пойди сюда и причеши меня.
Стелли выпустила из рук драгоценности. Один браслет упал на пол и
покатился. Даже не оглянувшись, она молча пересекла захламленную комнату,
взяла щетку и принялась за дело с таким рвением, будто вычесывала репейник
из лошадиного хвоста.
С минуту Элистэ молча терпела. Наконец, когда особенно грубый рывок
дернул ее голову назад, она вскрикнула от боли и злости.
- Ты тупая, неуклюжая девчонка! Убирайся вон, пока я тебя не
поколотила! - И тут же залилась краской до корней волос. Никогда прежде
она не разговаривала так с теми, кто ниже ее. Она всегда была добра к
животным и серфам и презирала женщин, которые били своих слуг без
уважительной причины. Этими криками и угрозами она нарушила установленные
ею же самой нормы поведения. Элистэ стало ужасно стыдно.
А Стелли, казалось, даже не испугалась и не обиделась. Правда, ее
черные брови слегка поднялись, а губы удовлетворенно скривились, как будто
оправдались ее ожидания. С преувеличенной осторожностью она положила щетку
на столик.
Нелепо, абсурдно, унизительно вступать в препирательство с нахальной
служанкой, как с равной. Наверное, современные так называемые просвещенные
философы, придерживавшиеся широких взглядов, - такие как Рес-Рас Зумо и
Стан во Жувель, которые обычно несут вздор о человеческом братстве и
всеобщем образовании, все же никогда не имели в виду непокорных слуг. А
дурацкие проповеди продажных законников и журналистов: Карри Дела или
опасного Шорви Нирьена, которые открыто призывали к ограничению законных
привилегий Возвышенных? Конечно, разговорами о них можно занять гостей
перед обедом; это лишь тема для интеллектуальной беседы, не более Для чего
они нужны в реальной жизни? В мире Возвышенных нет места подобным
глупостям.



Страницы: [1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154 155 156 157 158 159 160
РЕКЛАМА
Никитин Юрий - Проходящий сквозь стены
Никитин Юрий
Проходящий сквозь стены


Никитин Юрий - Земля наша велика и обильна
Никитин Юрий
Земля наша велика и обильна


Прозоров Александр - Потрясатель вселенной
Прозоров Александр
Потрясатель вселенной


Глуховский Дмитрий - Сумерки
Глуховский Дмитрий
Сумерки


РЕКЛАМА В БИБЛИОТЕКЕ
Copyright © 2001-2012 гг.
Идея и дизайн Алексея Сергейчука. При использовании материалов данного сайта - ссылка обязательна.