Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ


ТОП-5 ПОПУЛЯРНЫХ РАЗДЕЛОВ
  1. Русская фантастика
  2. Детектив
  3. Женский роман
  4. Зарубежная фантастика
  5. Приключения

ТОП-30 ПОПУЛЯРНЫХ КНИГ ЗА МЕСЯЦ
  1. Ни мужа, ни любовника, или Я не пускаю мужчин дальше постели (20)
  2. Начало всех начал (17)
  3. Аллан Кватермэн (17)
  4. Гнев дракона (15)
  5. Ни мужа, ни любовника, или Я не пускаю мужчин дальше постели (11)
  6. Кредо (11)
  7. Путь Кейна. Одержимость (9)
  8. Второй уровень. Весы судьбы (8)
  9. Память льда (8)
  10. Аквариум (8)
  11. Летучий Голландец (8)
  12. Тимур и его команда (8)
  13. Замуж за египтянина, или Арабское сердце в лохмотьях (7)
  14. Странствующий теллуриец (7)
  15. Роксолана (7)
  16. Пелагия и красный петух (том 2) (6)
  17. Требуется чудо (6)
  18. Яфет (6)
  19. Свет вечный (5)
  20. Ричард Длинные Руки - 1 (5)
  21. По тонкому льду (5)
  22. Киммерийское лето (5)
  23. Армагеддон (5)
  24. Пирамида (5)
  25. К "последнему" морю (5)
  26. Круг любителей покушать (5)
  27. Полковнику никто не пишет (4)
  28. Обратись к Бешенному (4)
  29. Париж на три часа (4)
  30. Дикарка (4)

Использовать только для ознакомления. Любое коммерческое использование категорически запрещается. По вопросам приобретения прав на распространение, приобретение или коммерческое использование книг обращаться к авторам или издательствам.

Зарубежная фантастика — > Янг Роберт — > читать бесплатно "Летающая сковородка"


Роберт Ф.ЯНГ


ЛЕТАЮЩАЯ СКОВОРОДКА





Марианна Сэммерс работала на фабрике сковородок. Восемь часов в день
и пять дней в неделю она стояла у конвейера, и каждый раз, когда мимо нее
проезжала сковородка, Марианна приделывала к ней ручку. Стоя у этого
конвейера, она сама без остановки плыла по огромному конвейеру, над
которым вместо ламп дневного света тянулись дни и ночи, а вместо людей
вдоль него стояли месяцы. Когда Марианна проплывала мимо очередного
месяца, он что-то ей добавлял или что-то у нее отнимал, и Марианне уже
казалось, что там, в конце линии, поджидает ее последний месяц, чтобы
приделать ручку к ее душе.
Иногда Марианна спрашивала себя, как это ее угораздило попасть в
такую колею. Но, думая об этом, она чувствовала, что попросту обманывает
себя и на самом деле знает, почему все так вышло. Колеи созданы для
бездарей, и если ты бездарь, то рано или поздно оказываешься в колее. А
если при этом еще и упрямишься, то в этой колее ты и остаешься.
Это совсем не одно и то же - танцевать в телепередаче или приделывать
ручки к сковородкам, везучей или невезучей - короче, если опять-таки
говорить начистоту - талантливой или бездарной. Можешь тренироваться или
пробовать, сколько твоей душе угодно, но если у тебя слишком толстые ноги,
ты никому не нужна и оказываешься в колее (иначе говоря, на фабрике
сковородок), каждое утро идешь на работу и делаешь там одно и то же,
вечером приходишь домой и думаешь одно и то же, и все время плывешь по
огромному конвейеру мимо безжалостных месяцев и приближаешься к последнему
месяцу, который тебя доделает, и ты станешь точь-в-точь такой же, как все
остальные...
По утрам она вставала и готовила завтрак в своей маленькой квартире,
а потом ехала в автобусе на работу. По вечерам она приходила домой и в
одиночестве готовила себе ужин, а потом смотрела телевизор. В уикенды -
писала письма и гуляла в парке. Ничто не менялось; Марианне уже казалось,
что ничего не изменится.
Но однажды вечером она пришла домой и обнаружила у себя на оконном
карнизе летающую сковородку.

День был самый обычный - сковородки, начальство, скука и усталость в
ногах... Часов в десять к ней подошел наладчик и предложил пойти на танцы.
Танцы намечались на вечер - компания каждый год устраивала на свои
средства танцы накануне Дня всех святых. Марианна уже успела отклонить
пятнадцать приглашений.
Мимо проехала сковородка, и Марианна приделала к ней ручку.
- Нет, я наверное не пойду, - сказала она.
- Почему? - растерянно спросил наладчик.
Он попал в точку - Марианна не могла ответить на вопрос откровенно,
потому что не была откровенна и сама с собой. И она повторила ту же
невинную ложь, которую слышали от нее все остальные приглашавшие:
- Я... я не люблю танцев.
- А-а. - Наладчик посмотрел на нее так же, как и пятнадцать его
предшественников, и пошел дальше. Марианна пожала плечами. Мне
безразлично, что они думают, сказала она себе. Мимо проехала еще одна
сковородка, и еще, и еще.
В полдень Марианна вместе со всеми поела в заводском буфете сосисок с
кислой капустой. Ровно в 12.30 шествие сковородок возобновилось.
После обеда ее приглашали еще два раза. Как будто она единственная
девушка на фабрике! Временами она начинала ненавидеть свои голубые глаза и
круглое румяное лицо, а иногда - даже свои золотистые волосы, которые
действовали на мужчин как магнит. Но ненависть к собственной внешности
ничуть ей не помогала - скорее наоборот. К половине пятого у нее уже
болела голова, и она до глубины души презирала весь белый свет.
Когда она вышла из автобуса на углу, мелюзга веселилась вовсю. Кругом
веселились ведьмы и крались гоблины, брызгали искрами бенгальские свечи.
Но Марианна не обращала на все это внимания.
Канун Дня всех святых - праздник для ребятишек, а не для побитой
жизнью старухи двадцати двух лет от роду, что работает на фабрике
сковородок.
Марианна дошла до своего дома и забрала внизу почву. Пришло два
письма: одно от матери, а другое...
Пока она поднималась в лифте на шестой этаж и шла по коридору к двери
своей квартиры, ей казалось, что сердце выскочит у нее из груди. Но она
заставила себя сперва распечатать письмо матери. Письмо было самым
обыкновенным и ничем не отличалось от предыдущего. Урожай винограда хорош,



но если посчитать, сколько денег уйдет, чтобы подрезать, подвязать и
продисковать, да еще во сколько обойдется конный пропашник и сколько
запросят сборщики, то увидишь, что от чека почти ничего не останется (а
когда еще чек придет и придет ли вообще...). Куры несутся лучше - словно
чувствуют, что яйца опять подешевели. Эд Олмстед взялся ставить пристройку
к своему складу (и давно пора!). Дорис Хикет родила мальчика в семь футов
весом. Папа тебя целует. Самое время тебе позабыть свою глупую гордость и
вернуться домой. P.S. Тебе было бы интересно взглянуть, как перестраивает
свой дом Говард Кинг. Когда он закончит, у него будет настоящий дворец.
У Марианны комок подступил к горлу. Дрожащими пальцами распечатала
второе письмо.

"Дорогая Марианна!
Я обещал больше не писать тебе, потому что уж столько раз писал,
просил вернуться домой и выйти за меня замуж, а ты даже не отвечаешь. Но
бывает так, что человеку не до мужского самолюбия.
Ты, наверное, знаешь, что я перестраиваю свой дом, и знаешь, зачем я
это делаю. А если не знаешь, то имей в виду, что ради тебя; да и купил я
его ради тебя. Хочу сделать большое окно, но не знаю, где: в гостиной или
в кухне. В кухне было бы хорошо, но оттуда будет виден только сарай, а ты
знаешь, какой у меня сарай. Если сделать это окно в гостиной, то оно
треснет в первую же зиму, когда подует ветер с северо-запада; зато из
гостиной был бы хороший вид на дорогу и на ивы у речки. Что делать, не
знаю.
Южные холмы, что за лугами, уже стали золотисто-красными - тебе это
всегда очень нравилось.. Ивы - словно в огне. По вечерам я сижу на крыльце
и представляю, как будто ты идешь по дороге и останавливаешься у моей
калитки; тогда я встаю, выхожу на дорогу и говорю: "Я рад, что ты
вернулась, Марианна. Ты же знаешь, что я люблю тебя по-прежнему". Если бы
кто-нибудь услышал, как я это говорю, он бы, наверное, решил, что я спятил
- ведь на дороге никого нет, и никто не стоит у моей калитки.
Говард."

...Это было в декабре; в бодрящем вечернем воздухе раздавались песни,
смех, хруст снега под ногами бегущих и пыхтение трактора, который тащил за
собой сани с сеном. Звезды сияли совсем близко - черные деревья касались
их своими верхушками. На холмах лежал снег, чистый и сверкающий в звездном
свете; вдали чернела опушка леса. Все разместились в сене на санях, а
Марианна ехала на тракторе с Говардом; трактор бросало из стороны в
сторону и дергало, а его фары освещали изрытую ухабами сельскую дорогу...
Говард обнимал ее, и их морозные выдохи смешивались при каждом
поцелуе. "Я люблю тебя, Марианна", - сказал Говард. Она видела, как эти
слова вылетали из его рта серебристыми облачками и уплывали прочь, в
темноту. И вдруг она увидела, как в воздухе перед ней повисли, едва
различимые, ее собственные слова, и тут же с изумлением услышала их: "И я
люблю тебя, Гови. И я тебя люблю..."
Марианна услышала тикающий звук. Она не могла вспомнить, долго ли она
так сидела и плакала. Наверное долго, подумала Марианна, даже руки и ноги
затекли. Звук шел от окна ее спальни; она сразу вспомнила, как вместе с
другими детьми приспосабливала булавки на веревках к окнам, и эти булавки
скреблись об оконные стекла в домах стариков, которые сидели в одиночестве
в канун Дня всех святых...
Она включила настольную лампу сразу, как пришла домой, и теперь свет
лампы весело разливался по ковру в столовой. Но у стен, за границей
освещенного круга, лежали тени; они сгущались в дверном проеме, за которым
была спальня. Марианна встала и прислушалась к звуку. Чем дольше она
слушала, тем больше ее охватывало сомнение в том, что это была проделка
соседских детей: тиканье было слишком равномерным - это явно не булавка на
веревочке. Несколько отрывистых звуков, потом - пауза, потом все
начиналось снова. Кроме того, окно спальни было на шестом этаже, и рядом
не было даже пожарной лестницы.
Если это не проделка детей, что же это? Узнать было легче легкого.
Марианна усилием воли сдвинулась с места, медленно подошла к двери,
включила в спальне верхний свет и вошла. Еще несколько коротких шагов - и
она у окна. Что-то мерцало на оконном карнизе, но невозможно было
рассмотреть, что это такое. Тиканье прекратилось, и снизу поплыл уличный
шум. Светящиеся прямоугольники окон в доме напротив складывались в узоры
на темном фоне, а неподалеку огромная голубая реклама гласила: "СТЕЛЬКИ
ФИРМЫ СПРУКА - ЛУЧШИЕ В МИРЕ!"
Марианна почувствовала себя увереннее, щелкнула шпингалетом и
медленно открыла окно. Сначала ей даже не пришло в голову, что светящийся
предмет перед нею - это летающая тарелка; она приняла его за перевернутую
сковородку без ручки. По привычке потянулась к вроде бы знакомому



Страницы: [1] 2 3
РЕКЛАМА
Лукьяненко Сергей - Кредо
Лукьяненко Сергей
Кредо


Головачев Василий - Ведич
Головачев Василий
Ведич


Каргалов Вадим - Меч Довмонта
Каргалов Вадим
Меч Довмонта


Куликов Роман - Дело чести
Куликов Роман
Дело чести


РЕКЛАМА В БИБЛИОТЕКЕ
Copyright © 2001-2012 гг.
Идея и дизайн Алексея Сергейчука. При использовании материалов данного сайта - ссылка обязательна.