Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ


ТОП-5 ПОПУЛЯРНЫХ РАЗДЕЛОВ
  1. Русская фантастика
  2. Детектив
  3. Женский роман
  4. Зарубежная фантастика
  5. Приключения

ТОП-30 ПОПУЛЯРНЫХ КНИГ ЗА МЕСЯЦ
  1. Ни мужа, ни любовника, или Я не пускаю мужчин дальше постели (143)
  2. Умножающий печаль (127)
  3. Пелагия и красный петух (том 2) (95)
  4. Гнев дракона (91)
  5. Замуж за египтянина, или Арабское сердце в лохмотьях (79)
  6. Начало всех начал (72)
  7. Цифровая крепость (70)
  8. Имя потерпевшего - никто (62)
  9. Путь Кейна. Одержимость (60)
  10. Омон Ра (60)
  11. Битва за Царьград (57)
  12. Шпион, или повесть о нейтральной территории (57)
  13. Свирепый черт Лялечка (37)
  14. Покер с акулой (35)
  15. Аквариум (31)
  16. Ричард Длинные Руки - 1 (28)
  17. Киммерийское лето (22)
  18. Тимур и его команда (22)
  19. Журналист для Брежнева (22)
  20. Роксолана (21)
  21. Турецкая любовь, или Горячие ночи Востока (20)
  22. Колдун из клана Смерти (20)
  23. Париж на три часа (18)
  24. По тонкому льду (16)
  25. К "последнему" морю (15)
  26. Прозрачные витражи (14)
  27. Яфет (13)
  28. Ледокол (13)
  29. Один на миллион (12)
  30. Брудершафт с Терминатором (12)

Использовать только для ознакомления. Любое коммерческое использование категорически запрещается. По вопросам приобретения прав на распространение, приобретение или коммерческое использование книг обращаться к авторам или издательствам.

Русская фантастика — > Шапошников Игорь — > читать бесплатно "Будущее не выбирают"


Игорь Шапошников


Будущее не выбирают




ЭТУ межпланетную войну в средствах массовой информации называют "мелкими стычками" на границах сфер влияния трех враждующих группировок - Земной Федерации, мятежного Альянса Внешних Планет и противостоящей и тем, и другим "криминальной цивилизации" Пояса Астероидов.
В ЭТОЙ войне ВПЕРВЫЕ появилось НОВОЕ ОРУЖИЕ - люди, каждый из которых способен управлять целым звеном боевых кораблей при помощи парапсихологических способностей.
Официально они - обычные пилоты.
Неофициально их называют "индикаторами".
И исход войны будут решать - ОНИ.


Моей рыжей


За иллюминатором станции "Европа-Стационар" медленно плыл огромный диск Юпитера. В больничном боксе на кровати лежал старик, подключенный к системам жизнеобеспечения. Медицинский монитор тихо отсчитывал его пульс. Во всём больничном отсеке была чуть понижена гравитация, чтобы облегчить жизнь пациентам. Старик тихо спал. Нос и рот его закрывала кислородная маска, а работающий рядом аппарат принудительной вентиляции легких поддерживал дыхание пациента. Количество датчиков на теле спящего явно указывало на то, что за ним ведётся серьезное медицинское наблюдение.
По местному времени станции была уже ночь. Дежурная медсестра перед выходом на работу по привычке приняла капсулу тонизирующего средства, чтобы во время дежурства не клонило в сон. Однако когда в медицинский отсек через вентиляцию был пущен снотворный газ, она заснула в течение минуты.
Порция газа была невелика, очевидно, злоумышленник хотел усыпить только дежурную медсестру. Ни у одного из пациентов самочувствие не ухудшилось настолько, чтобы медицинские системы контроля подняли тревогу. Минуты через две после того, как медсестра заснула за своим пультом, в отсек вошел мужчина в темном деловом костюме. Сначала он проверил, насколько крепок был сон медсестры. Убедившись, что она не собирается просыпаться в ближайшее время, мужчина обошел ее сзади, и с ее пульта отключил систему видеонаблюдения в медицинском отсеке.
Затем мужчина просмотрел расположение пациентов. Больных на станции "Европа-Стационар" было немного, поэтому он быстро нашел того, кто его интересовал. Уже через две минуты ночной посетитель больничного отсека закрывал за собой дверь бокса, в котором спал старик. Мужчина даже не стал подходить к кровати. Он сразу же направился к аппарату искусственной вентиляции легких и отключил его.
На экране медицинского монитора было отчетливо видно, как замедляется пульс пациента по мере усиления кислородного голодания. Сердце, показываемое в левом нижнем углу экрана, сокращалось все реже и реже. На пульт дежурной медсестры пошел тревожный сигнал, но это не обеспокоило визитера. Наконец на экране высветилась ровная линия. Сердце перестало биться. Мужчина подождал еще минуту и снова включил аппарат искусственной вентиляции легких.
Старик умер во сне. Мужчина не торопясь покинул медицинский комплекс. Когда медсестра проснется, ее будет ждать неприятный сюрприз. Но это не будет слишком серьезным происшествием. Аппаратура не всесильна, и люди тоже иногда подводят. Никто не застрахован от своей смерти. Скоро об этом случае забудут.

В Северной Америке в этот момент было лето. В одной из квартир типового многоквартирного дома спального района Ванкувера молодая женщина собиралась на работу. Все как обычно - легкий завтрак перед экраном во всю стену комнаты, затем десять минут возни с косметикой. Три минуты девушка стояла перед гардеробным шкафом, покусывая ноготь и выбирая, что ей сегодня надеть. Наконец выбор был сделан. Девушка быстро оделась, регулярно поглядывая на часы, и побежала к двери квартиры. Уже открывая ее, девушка вспомнила, что портфель, с которым она ходит на работу, остался лежать в комнате. На секунду она задумалась, стоит ли ей вернуться за ним или нет, а затем состроила легкую гримаску и вышла из квартиры. Портфель так и остался лежать на кресле возле письменного стола.
Выскочив из дома, девушка направилась к станции монорельса. Но, не доходя до нее, вдруг остановилась на пешеходной дорожке и подставила лицо лучам утреннего солнца. Прохожие, спешащие на работу, были вынуждены обходить ее, что вызывало их недовольное ворчание. Внезапно девушка рухнула на землю без единого звука. Проходившая мимо женщина средних лет в официальном синем костюме государственной служащей увидела, как из-под головы упавшей начала медленно вытекать темно-красная струйка, и закричала.
Полиция прибыла на место происшествия буквально через пять минут. В результате быстрого осмотра было установлено, что девушку убили. Неизвестный снайпер выстрелил в неё из гауссовой винтовки. Это оружие стреляло пулями малого калибра, которые разгонялись до огромной скорости. Маленькая пуля прошла сквозь голову и, пробив покрытие пешеходной дорожки, вошла в землю больше чем на полтора метра. Дальность боя у подобного оружия была огромной, и стрелок мог находиться практически в любой точке в радиусе трех-четырех километров от места убийства. Неудивительно, что розыски снайпера окончились неудачей.

Как только зазвучали сирены тревоги, Артур мгновенно проснулся. Совершенно автоматически он надел брюки и куртку, все еще вспоминая приснившийся ему сон. Собственно, сам сон он не помнил, но оставшееся от него ощущение было Артуру знакомо. Даже слишком знакомо.
Последние четыре года он очень часто просыпался и помнил, что ему снился какой-то сон. Никаких зримых образов Артур припомнить никогда не мог, но когда он пытался вспомнить, что же именно он видел, в мозгу постоянно всплывало несколько одних и тех же образов. Один из них он называл "внутренности часов". Как будто бы множество шестеренок, зубчатых колесиков, валов и прочих мелких деталей составляло один огромный и сложный механизм. Движение любой шестеренки обязательно влияло на работу всех остальных деталей. Они все зависели друг от друга, и в их работе не было места случайностям. Артур точно помнил, что его во сне даже немного пугала эта бескомпромиссная выверенность работы всего механизма. Никаких случайностей, никаких отклонений - все предопределено. Точно! Предопределенность - вот то самое слово, которым можно охарактеризовать оставшееся от увиденного сна ощущение.
На осознание своих ощущений от увиденного сна у Артура ушло не больше десяти секунд, которые ему потребовались для того, чтобы застегнуть брюки и накинуть куртку. Его разбудила сирена тревоги, значит, корабли внешних засекли на подлете к станции. Согласно боевому расписанию Артур должен в этом случае максимально быстро прибыть в ангар, где располагался его файтер, подготовленный к вылету. То, что служба наблюдения засекла корабли противника, еще не значит, что схватка неизбежна. Вполне может случиться, что корабли внешних просто продефилируют мимо, не начиная атаки, но за последние два месяца такого не было ни разу. Станция "Феллоу", на которой находился сейчас Артур, была заблокирована военным флотом Альянса Внешних Планет уже почти шесть месяцев.
Согласно уставу Артур должен был явиться в ангар одетым по всей форме, то есть к форменным брюкам и куртке необходимо было добавить и обувь. Однако ей Артур пренебрег. Полы на станции не были холодными, а в кабину файтера все равно приходится лезть голым - зачем еще тратить время на обувь? Артур выскочил в коридор, и дверь каюты тихо закрылась. Покрытие пола мягко пружинило под босыми ногами. Артуру нравилось это ощущение, именно поэтому он старался "забывал* обуваться даже тогда, когда этого требовал устав.
На то, чтобы добраться до ангара, Артуру потребовалось не более пяти минут. Все пилоты были предусмотрительно переселены поближе к своим файтерам, чтобы не тратить драгоценное время. Порой лишняя минута могла стоить достаточно дорого.
Вбежав в ангар, Артур огляделся. Все шесть файтеров его звена стояли в полной готовности. Рядом с каждым колдовал техник, прогоняя предстартовые тесты. Вращающиеся проблесковые маячки под потолком указывали, что тревога не учебная. Но в последнее время учебных тревог на станции "Феллоу" не было - настоящих, боевых вылетов было более чем достаточно. Кроме Артура, пилотов в ангаре пока не было, он прибежал первым.
Впрочем, преимущество его было невелико. Артур уже слышал топот ног за спиной. Остальные пилоты все же предпочитали обуваться, поэтому он отчетливо слышал звук ударов легких туфель по чуть пружинящему покрытию пола. Пилоты его звена спешили к своим кораблям.
- Давайте не задерживаться, коллеги, - поторопил Артур ребят. - Не будем заставлять внешних ждать слишком долго.
Пилоты разбежались по своим местам. Артур подошел к своему файтеру. Матово-темная машина высотой в три человеческих роста и более десяти метров в длину не несла на себе никаких опознавательных знаков. На файтере вообще не должно быть ни одной отражающей поверхности. Чем позже тебя заметят сенсоры противника, тем больше у тебя шансов вернуться после вылета. Еще в училище их инструктор рассказал, как он засек один пиратский файтер еще на подлете к его кораблю только из-за того, что неквалифицированный пилот налепил на одну из внешних панелей эмблему, изображающую оскаленную тигриную морду. Инструктор говорил, что он после боя сам вышел в открытый космос, чтобы подобрать осколок этой панели в качестве сувенира, который он потом неизменно демонстрировал на своих лекциях. Кое-кто из курсантов, правда, поговаривал, что ничего этого не было, и инструктор выдумал всю эту историю ради красного словца, а для подтверждения своих слов просто взял старую списанную панель и собственноручно налепил на нее эту злополучную наклейку, но Артур считал, что реальное происхождение этого осколка панели файтера не имеет значения. Главное, что она служила отличной иллюстрацией к словам инструктора. Насколько было известно Артуру, ни один из пилотов, закончивших это училище, никогда не повторял этой глупой ошибки. Жизнь стоит гораздо дороже, чем глупое стремление выделиться подобным образом.
- Все в порядке? - спросил Артур техника, хлопотавшего у его машины.
За каждым файтером был закреплен один техник, который полностью отвечал за исправность корабля. Пилоты четко осознавали, что их жизнь напрямую зависит от качества его работы, поэтому между ними часто завязывались дружеские отношения. А иногда не только дружеские, благо процент молодых девушек среди техников был достаточно высок. Артуру тоже повезло с техником. Лайза была его ровесницей, и помимо того, что была действительно приятной собеседницей, отличалась дотошностью и методичностью, которые были так необходимы для хорошего технаря. Так и сейчас, уже перед самым вылетом она все еще прогоняла какой-то тест на аппаратуре файтера, склонившись над тестером. Артуру был виден лишь хвост, в который она собрала свои каштановые волосы.
- Все нормально? - спросил Артур.
- Угу, - кивнула Лайза, не отрываясь от экрана тестера. - У тебя с прошлого вылета был дисбаланс основной тяги, из-за того, что дюзу одну помял. Так я тебе ее поправила.
- Спасибо, сладкая, - ухмыльнувшись, поблагодарил Артур.
- Вернешься, морду набью, - меланхолично ответила Лайза, так и не оторвавшись от своей работы.
Артура и Лайзу связывала только дружба, поэтому Артуру доставляло удовольствие поддразнивать Лайзу. Это уже стало почти традицией.
- Внимание! Объявляется десятиминутная готовность. Всем пилотам начать предстартовую подготовку.
Мужской голос раздавался из динамиков громкой связи.
- Ага, в диспетчерской сегодня Бишоп работает, - сказала Лайза, узнав голос диспетчера.
- Учти, узнаю, что он тебе свидание назначил, я его на дуэль вызову, - предупредил Артур девушку, продолжая дурачиться.
- На чем, интересно? - спросила Лайза.
- Э-э-э... На китайских палочках для еды!
- Угу, - кивнула Лайза. - Смертельное оружие. У Бишопа инфаркт случится, когда он увидит, какое оружие ты ему предлагаешь.
- Ну, тогда...
- Давай лезь уже! - Девушка оторвалась наконец от своего тестера и прервала фантазии Артура. - Тебе сейчас с крейсерами внешних дуэлировать придется. На сгустках высокотемпературной плазмы.
Артур начал раздеваться. Пилотам файтеров приходилось лезть в кабину в голом виде. Файтеры были слишком малы для того, чтобы разместить в них гравитационные генераторы, следовательно, пилот будет полностью чувствовать все перегрузки. В современном бою в пространстве маленький корабль должен иметь максимальную маневренность, чтобы не попасть под выстрелы стационарных корабельных батареи, каждый из которых с легкостью разносил маленькую машину в клочья. Если файтер даже слегка зацепят, он уже не сможет продолжать бой. И пилоту еще крупно повезет, если он останется в живых. Поэтому маневренность файтера была единственным шансом пилота вернуться после вылета целым и невредимым.
Подобная маневренность предполагала серьезные перегрузки на пределе человеческой выносливости. Если бы пилот просто сидел в кресле, как было заведено еще лет пятнадцать назад, он потерял бы сознание на первом же боевом развороте. Поэтому в файтерах последней модификации кабина выглядела как шар, заполненный упругим гелем. Именно он и позволял пилоту выдерживать все броски и маневры машины в форсированном режиме.
Артур начал раздеваться. Попытка залезть в гель кабины прямо в форме привела бы к тому, что форму пришлось бы выкидывать. Но дело было не только в этом. Пилоту приходилось наклеивать на себя столько датчиков, что любой костюм пришлось бы разрезать в очень многих местах. Собственно, когда подобная модификация файтеров только вводилась в эксплуатацию, многие пилоты старой закалки начали протестовать. Сама мысль о том, что им придется вылетать в пространство без скафандра, была для них неприемлема. А уж сидеть в кабине голым и знать, что от вакуума тебя отделяет всего лишь полтора метра приборов и прочей машинерии, было выше их сил. Поэтому сначала в качестве компромисса был использован костюм, который плотно облегал тело. Но потом в одном из вылетов файтер одного незадачливого пилота тряхнуло слишком сильно от скользящего попадания осколка, в результате рывка костюм чуть сдвинулся, и один из датчиков отклеился. Это повлекло за собой потерю управляемости файтером. Пилот был вынужден тут же выйти из боя. Рассказывали, что вернувшись на базу, он первым делом выкинул свой костюм, который чуть было не стоил ему жизни.
Артур аккуратно сложил куртку и брюки рядом с лесенкой, ведущей в кабину, и начал подниматься. Преодолев три ступеньки, он обернулся и перехватил оценивающий взгляд Лайзы, направленный на его ягодицы. Заметив, что Артур обернулся, девушка подмигнула ему. Эта сцена повторялась перед каждым вылетом раз за разом. Еще одна их маленькая традиция.
Наконец Артур добрался до люка, ведущего в кабину файтера. Люк уже был открыт, так что Артур просто сел на его край и свесил ноги вниз. Перед тем как спрыгнуть вниз, в упругую толщу светло-зеленого компенсирующего геля, следовало подготовить себя к полету. Сначала - кислородная маска, закрывающая нос и рот. Без нее дышать в кабине будет просто нечем. Затем - сетку тродов на голову с разъемом для подключения компьютерного ассистента пилотирования. Потом пришла очередь датчиков обратной связи. Артур лепил их с отработанным автоматизмом. Грудная клетка, руки, бедра. Последним движением Артур воткнул в разъем штекер компьютерного ассистента, закрыл глаза, вдохнул дыхательную смесь из маски и спрыгнул вниз.
Компенсирующий гель принял Артура без звука. Пилот повис в сферической кабине диаметром два с половиной метра в свободной, расслабленной позе, не касаясь ее стен. Он привычным мысленным усилием подключился к компьютерной системе челнока. Троды на голове служили прямым интерфейсом между мозгом Артура и ассистирующим компьютером. В прямом соревновании человека и машины человек неизменно проиграет, так как компьютер все равно будет считать быстрее. Но в схватке беспилотных машин и файтеров с живыми пилотами победителями выходили люди. Дело в том, что хоть компьютер и сможет определить наиболее безопасные маршруты перемещения, где риск попасть под удар сгустка высокотемпературной плазмы наименее вероятен, он не в силах найти оптимальный вариант ведения боя. Поэтому на смену беспилотным аппаратам пришли тандемы из тактического компьютера и пилота.
В полете компьютер предлагал пилоту веер возможных траекторий и вариантов действия, а пилот лишь выбирал тот, который казался ему оптимальным. Человеческая интуиция и видение всей картины боя создавали преимущество перед чисто автоматическими файтерами.
После активации ассистирующей компьютерной системы в мозгу Артура расцвела визуализация окружающего пространства. Пилот не мог сам видеть, что происходит снаружи. Никакие экраны не дали бы такого ощущения всевидения, которое предоставлял пилоту компьютер. Троды напрямую передавали в мозг визуальную и звуковую информацию. Датчики, которые налепил на себя Артур перед тем, как нырнуть внутрь кабины, давали ему еще больше информации. Картину напряжений силовых полей пилот воспринимал как разницу температур. В прямом смысле, чем горячее было пилоту, тем опаснее была обстановка вокруг его файтера. В бою использовались все чувства человека, с которыми могла работать ассистирующая компьютерная система. Чем больше чувствует пилот, тем лучше он ориентируется в пространстве, тем он эффективнее.
- Пятиминутная готовность.
Теперь голос диспетчера раздавался уже внутри черепа. Он поступал из компьютерной системы напрямую в мозг через троды. Сейчас все файтеры объединялись в единую информационную сеть, чтобы в бою они смогли взаимодействовать как части единого целого. Диспетчеры сейчас собирали всю информацию о силах противника, чтобы согласовать стратегию боя. А пилоты тем временем получали вводные.
Артур перестал чувствовать свое тело. Теперь у него вместо рук и ног - орудия и двигатели, а вместо кожи - матово-темная обшивка. Пилот и файтер должны составлять единое целое. Артур ощущал стены ангара, он видел своих пятерых коллег в виде ярких голубоватых точек. Все предстартовые тесты были пройдены. Все были готовы.
Техники начали покидать ангар. Артур ощутил, как на обшивке его файтера захлопнулись крышки пары разъемов. Очевидно, Лайза вытащила щупы тестера.
- Три минуты.
Встроенные лифты начали поднимать файтеры на один уровень вверх, на стартовую палубу. Бишоп из диспетчерской начал обрисовывать ситуацию.
- Три крейсера внешних. Заходят, как обычно, со стороны Пояса Астероидов. Очевидно, они считают, что это даст им преимущество, так как наши радары не засекут их в астероидах, и у нас будет меньше времени на подготовку. Последние два месяца их ничему не научили. Задача у вас тоже вполне обычная. У нас нет тяжелых кораблей, но орудия вполне смогут нанести им серьезный урон. Поэтому крейсеры не будут прорываться вплотную к нам. Скорее всего они как всегда начнут ракетный обстрел и выпустят файтеры, которые должны разрушить защитный периметр. Вам надо, как обычно, не допустить этого.
Лифты поставили все шесть файтеров звена Артура на стартовые площадки.
- Шестьдесят секунд.
Артур проверил подачу топлива и включил зажигание. Воздух из шлюза был уже выкачан. Створки стартовых ворот начали раскрываться. Пилоты почувствовали, как напряглись их икроножные мышцы. Конечно, это была всего лишь иллюзия, генерируемая ассистирующим компьютером, но когда придет время, пилоты в своих кабинах почувствуют, как они прыгают вперед, и двигатели вытолкнут файтеры в пространство.
- Тридцать секунд.
Артур активировал меню управления ассистирующей компьютерной системы. Перед глазами у него развернулся список команд. Он прежде всего отключил тактический режим. Теперь компьютер не сможет помогать ему в бою. Для любого другого пилота это было бы самоубийством, но Артур за последние полтора года ни разу не воспользовался тактическим режимом после того, как обнаружил, что он превосходит компьютер в качестве анализа ситуации и скорости выбора вариантов действий.
- Старт!
Четыре звена файтеров выпорхнули из стартовых шлюзов станции "Феллоу". В двадцати минутах лета от них разворачивались в атакующий порядок крейсеры внешних, выпуская свои файтеры. Красные точки, обозначающие их, вспыхнули перед глазами пилотов. Каждый крейсер нес на себе по два звена файтеров, так что сейчас у внешних было численное преимущество. Шесть звеньев против четырех. Тридцать шесть машин против двадцати четырех.
Крейсеры не стали бы подходить близко к станции "Феллоу", так как в этом случае они попали бы под огонь орудий. Прежде всего им следовало подавить защиту станции. Эту задачу они возлагали на маленькие и маневренные файтеры, которые были достаточно быстры, чтобы уйти от удара стационарных орудий, и обладали необходимой огневой мощью, чтобы расстрелять защитные батареи станции "Феллоу".
Две группы файтеров летели навстречу друг другу. Приблизительно через десять минут они уже встретятся в пространстве, и закружится карусель боя. На таком расстоянии можно было не бояться огня крейсеров. Как бы ни были мощны их орудия, сгусток высокотемпературной плазмы или снаряд гауссовой пушки будут лететь к месту схватки достаточно долго, чтобы их можно было заметить и успеть уйти с линии огня.
Две минуты до огневого контакта. Крейсеры внешних начали торможение сразу, как только выпустили файтеры. Все правильно, они не хотят попадать в ту мясорубку, которая сейчас развернется в пространстве перед станцией "Феллоу". Хотя огневой мощи целого звена файтеров было недостаточно, чтобы разрушить крейсер, определенный урон они все же могли ему нанести, поэтому большие корабли не лезли в драку.



Атакующие файтеры начали рассредоточиваться. Все правильно, в любом учебнике по тактике сказано, что численное преимущество необходимо использовать подобным образом, чтобы они могли контролировать как можно большее пространство. Те же учебники рекомендовали формированиям, уступающим в численности атакующим силам, не растягивать свои порядки, чтобы иметь возможность прикрывать друг друга.
На атакующих и на защищающихся файтерах были установлены одинаковые системы компьютерной поддержки пилота. Поэтому пилоты могли в определенной мере прогнозировать поведение противника. Артур был уверен, что ни один из атакующих файтеров не откроет огонь сейчас, пока вероятность попадания не превышает пятидесяти процентов. Тактику ведения боя в пространстве диктовало используемое оружие. Основным оружием служили бортовые орудия, плюющиеся сгустками высокотемпературной плазмы, которые никто иначе, чем "хай-плазма", не называл. Одного попадания хватало, чтобы взорвать файтер. Но плазменным шарам требовалось время, чтобы долететь до противника. Чем раньше ты выстрелишь, тем больше времени будет у твоей жертвы, чтобы уйти из-под удара.
Помимо плазменных орудий каждый файтер нес на борту некоторое количество самонаводящихся ракет. Но в сумасшедшей круговерти схватки ракеты редко были эффективны - слишком много потенциальных целей вокруг, слишком много помех. К тому же на заблокированной станции "Феллоу" ракеты для файтеров кончились еще месяц назад. Впрочем, мало кто из пилотов горевал по этому поводу.
Минута до огневого контакта. Артур последний раз осмотрел строй файтеров защиты станции. Его файтер летел впереди своего звена. Сейчас этот стройный порядок распадется. Артур не стал ждать, пока нападающие откроют огонь. Он не пользовался подсказками тактического компьютера и был волен сам выбирать тактику боя.
- Поработаем, джентльмены!
После этих слов Артур выстрелил в выбранный им файтер. Пилоты его звена полностью доверяли своему лидеру, так как за все время блокады станции "Феллоу" в звене Артура не было ни одной потери. Поэтому сейчас, вопреки рекомендациям своих тактических компьютеров, звено разделилось на две тройки. Два ведомых Артура открыли огонь по тому же файтеру, который выцеливал Артур.
Артур в своем воображении почти видел лицо атакуемого им пилота. Он знал, что тот сейчас недоуменно вздернул брови и легко ушел от выстрелов. Именно этого Артур и добивался. Теперь в построении файтеров внешних появилась прореха. В нее-то и устремилась тройка Артура.
Наконец наступило время, когда тактические компьютеры файтеров решили, что дистанция достаточно сократилась для того, чтобы открыть огонь. Начался огневой контакт. Файтеры начали кружиться, выполняя маневры уклонения. Артур почти автоматически танцевал в пространстве, уворачиваясь от выстрелов внешних, и анализировал ситуацию. Его ведомые были достаточно дисциплинированны и не ввязывались в дуэльные схватки. Пока что они правильно вели бой, не позволяя своим тройкам распадаться и прикрывая друг друга. До сих пор ни один файтер как со стороны нападающих, так и со стороны защищающихся не был сбит, но это неустойчивое равновесие скоро будет нарушено. Даже если все четыре звена файтеров станции "Феллоу" будут вести себя строго по науке, придерживаясь всех правил боя в пространстве, численное превосходство внешних скоро даст о себе знать.
- Приготовились, - бросил Артур своим ведомым.
Тропка файтеров бросилась в прорыв в строю противника. Артур буквально знал, как поведут себя пилоты внешних. Он выбрал в качестве цели один файтер, который был ближе всего к нему. Глаза Артура чуть сощурились, когда он сконцентрировал внимание на яркой точке, которая отображала выбранную им боевую машину в общей картине боя. Совершенно автоматически Артур танцевал в пространстве, уходя с линий огня противника, подбираясь все ближе к своей цели. Его ведомые цепко держались у него на хвосте, прикрывая его. Наконец наступил миг, когда Артур вдруг почувствовал, куда повернет выбранный им файтер. Артур быстро развернул свою машину и выстрелил сразу из двух орудий. В анимационной картине, отображавшей ход боя, на одну красную точку стало меньше.
Точно так же Артур сжег еще два вражеских файтера, после чего он увидел, что пилоты внешних начинают стягиваться к нему. Видимо, их компьютеры вычислили слишком удачливого бойца и решили, что его следует подстрелить. Артур видел, как плазменные удары проходят все ближе и ближе к его машине. Его просто загоняли.
- Парни, отгоните их от меня! - бросил Артур своим ведомым.
Однако у внешних все еще оставалось численное превосходство. И даже если учитывать, что за Артуром уже охотилось пять пилотов, защитникам станции "Феллоу" приходилось тяжко. Его ведомые сами были вынуждены отстреливаться и уходить от выстрелов.
Артур сосредоточился. Очевидно, его загоняют под выстрел. Скорее всего четыре машины перекроют ему пути отступления, а пятый пилот нанесет решающий удар. Их действия подчиняются единому замыслу, и каждого из них ведет тактический компьютер. Артур начал чуть рыскать своим файтером из стороны в сторону. Сейчас они должны нащупать закономерность в его поведении и попробовать поймать его. Буквально в самый последний момент Артур резко поменял вектор движения и развернул машину в крутой вираж, проходя в опасной близости от загонявшего его файтера. Как он и предполагал, пилоты сначала не успели среагировать на его маневр, а потом тактические компьютеры запретили стрелять, так как Артур пролетал слишком близко от чужого файтера, который в этот момент мог попасть под дружеский огонь.
Однако и сам Артур не мог стрелять в файтер, мимо которого пролетал, так как в случае попадания взрывом зацепило бы и его машину. Вместо этого Артур перевел часть тяги с основных двигателей на один из маневровых, который был обращен соплом к файтеру внешних, и чиркнул по нему выхлопом. Это действие бросило файтер Артура в очередной непредсказуемый маневр, а машина нападающего резко потеряла скорость. Файтер не взорвался, но потерял ход. Пилот остался жив, но участвовать в бою уже не мог.
В этот момент ведомые Артура все же смогли оторваться от своих преследователей и присоединиться к своему лидеру. Теперь его уже не могли загнать в ловушку. Ведомые смогут отогнать боевые машины внешних от его хвостовых дюз, где у каждого файтера находится мертвая зона.
Артур повел свою тройку в очередной боевой разворот. Бой только начинался, и пора было нажать на нападающих посильнее, чтобы они откатились обратно, под защиту тяжелых орудий своих крейсеров. Примерно через минуту, когда тройка Артура уже успела сжечь еще два файтера внешних, в картине схватки появились изменения.
Крейсеры Альянса Внешних Планет выпустили ракеты. Две волны ракет отправились к станции "Феллоу". Нападающие рассчитывали на то, что файтеры будут связаны боем и не смогут сбить отправленные ракеты. А когда они подлетят к станции, возможно, противоракетная защита не сможет справиться со всеми целями сразу. Артур быстро прикинул размеры новой угрозы. Вообще-то защита станции должна была справиться, но рисковать не стоило. Запас противоракет быстро иссякал на станции, а во время блокады пополнять боезапас невозможно.
- Парни, как только ракеты подлетят к нам, сваливайтесь с моего хвоста. Я постараюсь подстрелить несколько штук.
Артур рассчитывал, что взрывы ракет добавят проблем тактическим компьютерам внешних. Меньше возможных траекторий, меньше вариантов выбора, меньше свободы, в конце концов. В этом случае преимущество Артура будет еще больше.
Так оно и получилось. Артур продержался еще некоторое время, уворачиваясь от выстрелов, а потом перенес свое внимание на ракеты. Они должны были прошить участок пространства, в котором, обмениваясь ударами, кружили файтеры, и устремиться к станции. Первую ракету Артур сбил еще на ее подлете к месту схватки. Ракеты были легкими мишенями, они не были запрограммированы на уклонение от выстрелов. Максимум, на что они были способны, попробовать уклониться от противоракет, которые нащупывали свои цели активными радарами. Но уйти от выстрела хай-плазмы ракеты были не в состоянии. Так что Артур сбивал их, как в тире. Единственным осложнением было то, что при этом ему еще приходилось следить, чтобы в этот момент не сбили его. Численное превосходство внешних пока еще не растаяло окончательно.
Ракеты шли не сплошным потоком, а двумя волнами. Первая должна была оттянуть на себя мощности защитной системы станции, а вторая - пройти через защиту и ударить в свою цель. Артур успел сбить две ракеты в первой волне и три - во второй. Краем глаза он успел заметить, что кое-кто из соседних звеньев тоже смог записать на свой личный счет по ракете.
После того как ракеты миновали место схватки, Артур снова вернулся к своим ведомым. Те успешно отбивались от наседающей четверки внешних. Артур сжег одного из преследователей, уравняв количество машин. Сейчас уже от правильных построений почти ничего не осталось. Бой перешел в фазу, когда звенья распались, и друг с другом сражались одиночки и маленькие группы. Пока что ни один файтер защитников не был подбит, и численное превосходство внешних стремительно сокращалось. Артур видел, как все чаще и чаще выстрелы его коллег настигали свои цели. Картина боя неуклонно менялась. Наконец, когда численность противостоящих сторон сравнялась, кто-то в штабе внешних решил, что пора отводить пилотов, пока потери не стали слишком велики.
Файтеры внешних начали стягиваться друг к другу, прикрывая огнем соседей. Ни один из командиров звеньев не отдал приказа усиливать давление. Артур перевел дух. Кажется, они смогли отбиться и на этот раз. И что совсем уж замечательно, без потерь. В этот момент выпущенные внешними ракеты достигли охраняемого периметра станции, и в дело вступили защитные системы. Гауссовые орудия выстреливали свои снаряды с огромной скоростью, и те навылет прошивали ракеты, заставляя их взрываться. Те ракеты, что смогли подлететь ближе, уничтожались уже выстрелами стационарных плазменных орудий. Станция "Феллоу" отбила очередное нападение.

* * *

Артур вылез из кабины файтера, стоявшего в стартовом ангаре станции, перекинул ноги наружу и, усевшись на край люка, сорвал с себя кислородную маску. Он смотрел, как с его ног срываются капли амортизирующего геля и падают на обшивку файтера. Артур сбил пять нападающих файтеров. Еще семь чужих машин сожгли другие пилоты. Как всегда, личный счет Артура был выше, чем у кого-либо еще.
- Убийца, - тихо пробормотал себе под нос Артур.
Если перед боем его трясло в адреналиновой лихорадке, то после схватки Артур чувствовал ужасающее опустошение. Сама мысль о том, что ему пришлось убивать людей, разъедала его изнутри. Даже осознание того, что если бы он с его товарищами по оружию не смогли бы остановить нападение, то множество людей на станции были бы убиты, не облегчало жизнь.
Артур медленно слез по приставной лестнице вниз, на пол ангара, и направился в душевую. Его коллеги, уже привыкшие к тому, что после боя к Артуру лучше не подходить, даже не пытались завязать разговор с ним. В других стартовых ангарах сейчас пилоты, опьяненные победой, громко смеялись и обсуждали перипетии прошедшего боя. Пилоты звена Артура шли в душевую молча.
Смыв с себя в душевой комнате остатки амортизирующего геля, Артур оделся и побрел в свою каюту. В коридоре возле своей каюты он встретил Лайзу, которая стояла, привалившись спиной к стене. Девушка набрала воздуха в грудь, чтобы что-то сказать, но Артур прошел мимо, даже не взглянув на нее. Дверь каюты закрылась за Артуром, а Лайза так и осталась стоять в коридоре.
Минут через пять к ней подошла невысокая женщина в темно-синем комбинезоне.
- У себя? - коротко спросила она Лайзу, кивнув на дверь каюты Артура.
Лайза молча кивнула. Женщина открыла запертую дверь каюты, просто приложив ладонь к окошку дактилоскопического замка, и вошла внутрь. Лайза не сдвинулась с места.
Еще через пять минут женщина вышла из каюты Артура.
- Ну как он, Кэтрин? - спросила ее Лайза.
Женщина села на корточки рядом с Лайзой и оперлась спиной о стену.
- Да все как обычно, - с досадой сказала она. - Он уже знает, что я приду к нему после вылета, и просто молчит. Считает себя машиной для убийства. И никак его не переубедить. Все, что я ни делаю, все бесполезно. Я - штатный психолог этой станции, и я не могу привести в порядок нашего лучшего пилота. Меня саму можно списывать по профессиональной непригодности.
- Что, совсем ничего нельзя сделать?
- Можно. - Психолог взъерошила свои волосы ладонью. - Все можно. Просто сейчас я ничего не могу сделать. Можно посадить его на медикаменты, но тогда он не сможет летать. А ты не хуже меня знаешь, что без Артура наших парней давно бы уже смяли, и в лучшем случае мы бы с тобой сейчас летели к внешним планетам в качестве военнопленных в трюме какого-нибудь транспортника.
- Только медикаменты? - переспросила Лайза.
- Нет. Его можно пропустить через обычную процедуру кондиционирования. Но на это нужно много времени и спокойная обстановка. Здесь у нас нет ни того, ни другого. Пока он ходит на вылеты, он будет возвращаться в депрессивном состоянии. А самое плохое заключается в том, что он уже начинает ненавидеть свою работу и свой файтер. Скоро его уже будет мутить от одной мысли, что ему придется сесть в кабину. И тогда в первом же бою его собьют.
Кэтрин выпрямилась и начала говорить чуть громче.
- Вся оборона станции зависит от Артура, а его психологическое состояние зависит от меня. Получается, если я не справлюсь со своей работой, пострадаем все мы.
Лайза нахмурилась. Если уже штатный психолог начинает говорить подобным тоном, обвиняя себя саму, значит, и она не в лучшем состоянии. Эта блокада истощила все их ресурсы, как материальные, так и человеческие. Люди держались на пределе.
- Кэти, все зависит не только от тебя, - успокаивающим тоном начала говорить Лайза. - Если я плохо буду обслуживать его файтер, то Артура собьют не тогда, когда ему все совсем надоест, а в ближайшем же вылете. Если ребята из звена один раз не успеют его прикрыть, его тоже собьют. Это же война, все мы по лезвию ходим.
Кэтрин поднялась и чуть сжала ладонь Лайзы благодарным жестом.
- Это ведь я должна была тебе такое говорить, а не ты мне. Кошмар какой - техник успокаивает психолога. Ладно, подруга, пойду я себя в порядок приводить, а то действительно разнюнилась, как истеричная домохозяйка. И тебе нечего тут куковать. Иди лучше с парнем каким-нибудь повеселись, тебе тоже отдохнуть надо.
Посоветовав это, Кэтрин развернулась и ушла. Лайза опустилась на корточки и привалилась спиной к стене, точно так же, как несколькими минутами ранее это делала штатный психолог станции "Феллоу". Однако, просидев так минуты две, она решила все же последовать совету Кэтрин. Искать себе партнера на ночь Лайза не собиралась, ей надо было просто отдохнуть. Сторожить дверь каюты Артура смысла не было. Если уж Кэтрин не смогла вывести Артура из депрессии, постоянно накатывающей на него после вылета, то у нее это точно не получится.

На следующее утро, после завтрака, Артур получил сообщение на свой терминал, установленный в каюте. К полудню по станционному времени ему предлагалось прибыть в офис капитана контрразведки Стайрона. Посмотрев на часы, Артур принялся приводить себя в порядок и одеваться. Надев брюки и застегнув форменную куртку, Артур потянулся за туфлями. Стайрон не будет с ним церемониться, и если Артур явится одетым не по форме, не избежать нескольких язвительных замечаний. Теоретически Артур не подчинялся Стай-рону, однако тот был старше его по званию, а отдел, в котором работал Стайрон, имел весьма широкие полномочия.
Перед выходом Артур еще раз взглянул на часы. До полудня еще десять минут. Этого как раз хватит, чтобы не торопясь дойти до офиса Стайрона. Маленькая прогулка по коридору, едва заметно изгибающемуся дугой, два поворота налево, подъем на один ярус вверх. Станция "Феллоу" представляла собой огромный цилиндр с утолщениями на концах. Если смотреть на нее из пространства, то чем-то она напоминала гантель. Практически все станции людей, выстроенные в космосе, представляли собой тела вращения, что позволяло раскручивать их вокруг главной оси и за счет этого получать искусственное тяготение. На самом деле, помимо вращения, использовали еще и гравитаторы, так как для создания земного уровня тяготения пришлось бы раскручивать станции до весьма больших скоростей. Поэтому использовали эти дополняющие друг друга варианты.
Артур подошел к двери офиса Стайрона за полминуты до наступления полудня. Он приложил ладонь к дактилоскопическому замку, и дверь открылась. Стайрон не забыл ввести данные Артура в систему доступа, чтобы ему не пришлось стучаться.
- Проходите, Колверт, - поприветствовал Артура Стайрон, когда он вошел в офис. - Присаживайтесь.
Артур молча сел в предложенное кресло у рабочего стола Стайрона. Тот без долгих предисловий повернул к пилоту рабочий экран. На нем была отображена фотография мужчины средних лет. Прямоугольное лицо, губы плотно сжаты, левый глаз как будто бы чуть прищурен.
- Знаете его, Колверт?
Артур нахмурился.
- Не знаком, честно говоря. Но я уже видел его.
Стайрон, казалось, чуть оживился.
- Да? И где же?
- Ну-у, - Артур чуть задумался, вспоминая, - кажется, три, нет, четыре дня назад. Точно! В понедельник вечером я зашел в кафе на втором уровне. Меня туда мой техник вытащила.
- Лайза Элкрофт, - продемонстрировал свою осведомленность Стайрон.
- Именно, - кивнул Артур. - Мы с ней тихо-спокойно ужинали, когда к столику подошел этот человек и спросил Лайзу, не противно ли ей встречаться с искусственным человеком?
- А вы встречаетесь? - спросил Стайрон.
- Капитан, вы же прекрасно знаете, что мы всего лишь друзья. Зачем все эти вопросы?
- Профессиональная привычка, - усмехнулся Стайрон. - Но вы продолжайте.
- Лайза сказала, что не видит в моем происхождении ничего ужасного, и предупредила, что если он сейчас же не исчезнет, она вызовет полицию.
- Как вы думаете, пилот Колверт, чего хотел этот человек?
- Ну, может быть, он тайный поклонник Лайзы, - пожал плечами Артур. - Хотел себе таким образом дорогу расчистить.
- Это единственная гипотеза? - Стайрон не унимался.
Артур задумался на несколько секунд.
- Я могу еще предположить, что ему надо было меня зацепить как-то. Вы же знаете, капитан, бывают люди, которые считают, что люди, выращенные искусственным путем, являются чуть ли не воплощением всего зла в мире. Может, он из таких вот фанатиков.
- Вторая гипотеза выглядит уже более правдивой. Особенно если учитывать, что этого человека перехватили сегодня ночью возле вашей каюты, пилот, где он устанавливал взрывчатку. Заряд был очень хорошо рассчитан - поражался только объем вашей каюты и ничего более.
Известие о том, что его хотели взорвать сегодня ночью, Артур воспринял достаточно спокойно.



Страницы: [1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18
РЕКЛАМА
Роллинс Джеймс - Печать Иуды
Роллинс Джеймс
Печать Иуды


Шилова Юлия - Приглашение в рабство, или Требуются девушки для работы в Японии
Шилова Юлия
Приглашение в рабство, или Требуются девушки для работы в Японии


Шилова Юлия - Охота на мужа-3, или Терапия для одиноких сердец
Шилова Юлия
Охота на мужа-3, или Терапия для одиноких сердец


Злотников Роман - Империя наносит ответный удар
Злотников Роман
Империя наносит ответный удар


РЕКЛАМА В БИБЛИОТЕКЕ
Copyright © 2001-2012 гг.
Идея и дизайн Алексея Сергейчука. При использовании материалов данного сайта - ссылка обязательна.