Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ


ТОП-5 ПОПУЛЯРНЫХ РАЗДЕЛОВ
  1. Русская фантастика
  2. Детектив
  3. Женский роман
  4. Зарубежная фантастика
  5. Приключения

ТОП-30 ПОПУЛЯРНЫХ КНИГ ЗА МЕСЯЦ
  1. Замуж за египтянина, или Арабское сердце в лохмотьях (18)
  2. Ричард Длинные Руки - 1 (12)
  3. Пелагия и красный петух (том 1) (10)
  4. Обряд дома Месгрейвов (10)
  5. Вещий Олег (9)
  6. Москва слезам не верит (сценарий) (9)
  7. Главный противник (8)
  8. (7)
  9. Начало всех начал (6)
  10. Битва за Царьград (6)
  11. Принц Каспиан (6)
  12. Бремя власти (6)
  13. Свирепый черт Лялечка (6)
  14. Последний завет (6)
  15. День проклятия (5)
  16. Джон Фаулз и трагедия русского либерализма (5)
  17. Человек со Звезды (5)
  18. Круг любителей покушать (4)
  19. Чары старой ведьмы (4)
  20. Чистильщик (4)
  21. По тонкому льду (4)
  22. Кафедра странников (4)
  23. Ни мужа, ни любовника, или Я не пускаю мужчин дальше постели (4)
  24. Турецкая любовь, или Горячие ночи Востока (4)
  25. Пощады не будет (4)
  26. Любовница на двоих (4)
  27. Горы Судьбы (4)
  28. Кредо (3)
  29. Смягчающие обстоятельства (3)
  30. Московский упырь (3)

Использовать только для ознакомления. Любое коммерческое использование категорически запрещается. По вопросам приобретения прав на распространение, приобретение или коммерческое использование книг обращаться к авторам или издательствам.

Зарубежная фантастика — > Гамильтон Лорел — > читать бесплатно "Жертва всесожжения"


Лорел Гамильтон


Жертва всесожжения



1
Вообще-то люди на шрамы не пялятся. Разок, конечно, взглянут и отводят глаза в сторону. Знаете, как это бывает - беглый взгляд, потом опускают глаза и взглядывают еще раз. Но быстро. Шрамы - не картинка из фильма "ужасов", хотя рассмотреть тоже интересно. Капитан Пит Мак-Киннон, пожарный и следователь по поджогам, сидел напротив меня, обхватив крупными ладонми чашку ледяного чая, который принесла ему Мэри, наша секретарша. И он пристально глядел на мои руки - куда мужчины обычно стараются не смотреть. Он пялился на шрамы и ничуть этим не смущался.
У меня на правой руке два шрама от ножа. Один старый и побелевший, а другой свежий, до сих пор еще розовый. На левой руке еще хуже. Грубый выступающий белый рубец на локтевом сгибе. Мне надо всю жизнь работать с тяжестями, иначе шрам затвердеет и рука потеряет подвиность - так мне объяснял мой физиотерапевт. Еще есть крестообразный ожог, искривившийся от рваных ран, нанесенных когтями ведьмы-оборотня. Под блузкой можно найти и другие шрамы, но сильнее всего изранена рука.
Мой босс Берт потребовал, чтобы я на работу надевала классический костюм или хотя бы блузку с длинными рукавами. Говорил, что некоторые клиенты открыто выражали определенные сомнения по поводу моих... э-э... профессиональных травм. Раз он потребовал, то я и не носила длинные рукава, и каждый день Берт включал кондиционер чуть сильнее. Сегодня я даже гусиной кожей покрылась. Все остальные уже приносили на работу свитера. А я стала покупать топы, чтобы открыть шрамы и на спине тоже.
Мак-Киннона мне рекомендовал сержант Рудольф Сторр, коп и его друг. С Мак-Кинноном они играли в колледже в одной футбольной команде и дружили еще с тех пор. Дольф словом "друг" не разбрасывается, и я понимала, что они - люди очень близкие.
- А что у вас с рукой? - спросил наконец Мак-Киннон.
- Я - легальный ликвидатор вампиров. Иногда они очень скверно себя ведут.
- Скверно, - повторил он и улыбнулся.
Мак-Киннон поставил чашку на стол и снял пиджак. Ширина плеч у него была почти как у меня рост. На несколько дюймов он был пониже Дольфа с его ростом шесть футов восемь дюймов, но от этого явно не страдал. Было ему едва за сорок, но волосы уже поседели, а на висках окончательно побелели. Эти седые виски придавали ему вид не то чтобы достойный, скорее усталый. По шрамам он меня переплюнул. Ожоги шли вверх от самых кистей и скрывались под короткими рукавами рубашки. Кожа была испещрена розоватыми пятнами, белыми и какими-то странно загорелыми, как у зверя, который должен регулярно менять шкуру.
- Больно небось было, - сказала я.
- Небось. - Он смотрел мне в глаза, не отворачиваясь. - И вам тоже пришлось, наверное, в больнице поваляться.
- Пришлось. - Я подняла левый рукав и показала блестящую кожу на месте попадания пули. У него глаза чуть расширились. - Теперь, когда мы показали, что мы оба - настоящие мужчины, приступим к делу? Зачем вы пришли, капитан Мак-Киннон?
Он улыбнулся, повесил пиджак на спинку стула, взял со стола свою чашку и отпил глоток.
- Дольф говорил, что вы не любите, когда на вас смотрят оценивающим взглядом.
- Не люблю проходить испытания.
- Откуда вы знаете, что вы его прошли?
Настала моя очередь улыбнуться.
- Женская интуиция. Так что вы хотите?
- Вы знаете, что значит термин "запальник"?
- Поджигатель на жаргоне пожарных, - ответила я.
Он смотрел на меня, ожидая продолжения.
- Пирокинетик, человек, умеющий вызывать огонь психической силой.
Он кивнул.
- Вы когда-нибудь видели настоящего пирокинетика?
- Видала старые фильмы Офелии Райан, - ответила я.
- Старые, еще черно-белые?
- Ага.
- А вы знаете, что она умерла?
- Нет, не знала.
- Сгорела в постели. Самовозгорание. Многие запальники этим кончают, будто они, старея, теряют над собой контроль. В жизни вы хоть одного видели?
- Нет.
- А где вы видели фильмы?
- Два семестра экстрасенсорики. К нам приходили многие экстрасенсы, показывая свои возможности, но пирокинетика - это очень большая редкость. Так что наш проф никого не мог найти.
Мак-Киннон кивнул и одним глотком допил свой чай.
- Я ее видел только однажды. Приятная дама. - Он завертел чашку в больших ладонях и смотрел на нее, а не на меня. - И еще одного запальника я встречал. Молодой, лет двадцать пять. Начал он с поджогов пустых домов, как многие пироманы. Потом стал поджигать дома с людьми, но так, чтобы все вышли. И наконец поджег жилой дом, устроил там настоящий огненный котел. Горели все выходы. Погибли более шестидесяти человек, по большей части женщины и дети.
Мак-Киннон поглядел на меня:
- Никогда не видел на пожаре столько трупов. Он точно так же поджег офисное здание, но упустил из виду два выхода. Двадцать три погибших.
- И как вы его поймали?
- Он стал писать в газеты и на телевидение. Хотел славы. Успел поджечь пару копов, пока мы его взяли. Пришлось надеть металлизированные спецкостюмы, как на пожар на нефтяных вышках. Их он поджечь не мог. Потом мы отвезли его в полицейский участок, и это была ошибка. Он устроил там пожар.
- А куда еще его можно было везти? - спросила я.
Он пожал плечами:
- Не знаю. Куда-нибудь еще. Я был все в том же костюме, и я его сгреб и сказал, что мы сгорим вместе, если он не потушит огонь. Он расхохотался и поджег сам себя. - Мак-Киннон аккуратно поставил чашку на край стола. - Пламя было того же светло-голубого цвета, что при горении газа, только бледнее. Его оно не обжигало, но мой костюм загорелся. Эта хреновина рассчитана на шесть тысяч градусов, и она начала плавиться. Кожа человека загорается при ста двадцати, но почему-то горел только костюм. Мне пришлось его с себя сдирать, пока этот тип ржал. Он вышел в дверь, думая, что дураков нет хватать его руками.
Я не сделала напрашивающегося замечания - просто дала ему говорить дальше.
- Я его прижал в коридоре и приложил пару раз об стенку. Самое интересное, что у меня кожа горела всюду, кроме тех мест, где его касалась. Будто огонь перескакивал через это пространство и начинался у меня выше запястий, так что кисти остались целы.
Я кивнула:
- Есть теория, что аура пирокинетиков не дает им загореться. Ваши руки были слишком близки к его собственной защите.
Он посмотрел на меня в упор:
- Может быть, так оно и было. Я его бил об стену снова и снова. А он орал: "Я тебя сожгу, я тебя сожгу заживо!" Потом пламя пожелтело, стало обыкновенным, и он загорелся. Я его отпустил и бросился за огнетушителем. Сбить огонь с его тела нам не удалось. Огнетушители гасили стены, вообще все остальное, но на него не действовали. Будто огонь выползал из него, из глубины тела. Мы сбивали пламя, но оно тут же вспыхивало, да еще с новой силой, пока он весь не стал сплошь огненным.
Глаза Мак-Киннона смотрели куда-то вдаль, и в них был ужас - он все еще это видел.
- Он не умирал, миз Блейк, как должно было бы случиться. Он орал и орал, и мы не могли ему помочь. Не могли.
Он осекся, замолчал, глядя все так же в никуда.
Я подождала. Потом все же повторила свой вопрос:
- А зачем вы пришли сюда, капитан?
Он моргнул, вроде как встряхнулся.
- Мне кажется, что мы имеем дело с очередным запальником, миз Блейк. Дольф сказал, что если кто-то может помочь нам прервать череду мертвых тел, так это вы.
- Экстрасенсорные способности не являются противоестественными в строгом смысле слова. Это просто талант, вроде как у классного питчера в бейсболе.
Он потряс головой:
- Тот, кто погиб тогда на полу полицейского участка, - это не был человек. Не мог быть. Дольф говорит, что вы - эксперт по монстрам. Помогите мне поймать этого монстра, пока он не начал убивать.
- Он - или она - еще никого не убил? Сгорало только имущество?
Мак-Киннон кивнул:
- За встречу с вами я могу лишиться работы. Мне следовало бы подать рапорт по команде и получить согласие с самого верха, но пока что мы потеряли только пару домов. Я хотел бы, чтобы так оно и осталось.
Я медленно вдохнула и так же медленно выдохнула.
- Рада была бы вам помочь, капитан, но, честное слово, не знаю, что я могла бы сделать.
Он протянул мне толстую папку.
- Здесь все, что у нас есть. Посмотрите и перезвоните мне сегодня вечером.
Я взяла папку и положила ее на стол.
- Мой номер там есть. Позвоните. Может, это и не запальник, а что-то другое. Что бы это ни было, миз Блейк, оно может купаться в пламени и не гореть. Оно может идти по дому и разбрызгивать огонь, как сифон воду. Ни бензина, ничего легковоспламеняющегося, миз Блейк, но дома вспыхивают, будто пропитанные чем-то. Когда мы доставляем дерево в лабораторию, оно чисто. Будто тот, кто этим занимается, умеет заставлять огонь делать такое, что огонь в принципе делать не может.
Он посмотрел на часы:
- Я уже опаздываю. Сейчас я стараюсь добиться, чтобы мне разрешили обратиться к вам официально, но боюсь, начальство будет ждать, пока начнут гибнуть люди. Я этого ждать не хочу.
- Я вам перезвоню, но это может быть поздно. Вам можно звонить поздно?
- Звоните в любое время, миз Блейк. В любое.
Я кивнула, встала и протянула руку. Он ее пожал - твердо, но не слишком крепко. Многие клиенты, которых мои шрамы не оставляли равнодушными, жали мне руку так, будто хотели добиться стона. Но этот - нет. У него есть собственные шрамы.



Не успела я сесть, как зазвонил телефон.
- Мэри, в чем дело?
- Это я, - сказал Ларри. - Мэри решила, что ты не будешь против, если она меня соединит.
Ларри Киркланд, стажер - истребитель вампиров, сейчас должен был находиться в морге, пронзая вампиров кольями.
- Не буду. Что стряслось?
- Надо меня подбросить домой. - В его голосе слышалась чуть заметная неуверенность.
- Выкладывай.
Он засмеялся:
- Забыл, что с тобой не надо темнить. Меня зашили. Док говорит, что все будет нормально.
- Что случилось? - спросила я.
- Я тебе все расскажу, когда приедешь.
И этот мелкий сукин сын повесил трубку!
Только по одной причине он мог не хотеть говорить со мной. Наверняка наделал глупостей и получил травму. Два тела на протыкание колом. Два тела, которые еще по крайней мере сутки не встанут. Так что тут могло случиться? Как говорит старая пословица, есть только один способ выяснить.
Мэри перенесла моих клиентов на другое время, я взяла из ящика стола наплечную кобуру с браунингом и надела ее. С тех пор как я перестала надевать в офисе пиджак, пришлось держать пистолет в ящике, но на улице я всегда после темноты хожу с пистолетом. Почти все твари, оставившие на мне шрамы, погибли - по большей части от моей руки. Пули с серебряной оболочкой - чудесная вещь.

2

Ларри сидел на пассажирском сиденье моего джипа в очень напряженной позе. Трудно сидеть в машине, когда у тебя на спине свежие швы. Рану я видела - один острый прокол и длинная рваная царапина, то есть фактически две раны.
На Ларри была та же синяя футболка, в которой он приехал, только на спине она была разорвана и окровавлена. На меня произвело впечатление, что он не дал сестрам ее разрезать. Они всю одежду, что им мешает, режут не задумывясь.
Он подался вперед, упираясь в привязной ремень, пытаясь найти удобную позу. Рыжие волосы его были острижены так коротко, что почти не замечалась их курчавость. Ростом Ларри был пять футов четыре дюйма - на дюйм выше меня. В мае он получил диплом по противоестественной биологии, но со своими веснушками и морщинкой боли между ясными голубыми глазами он выглядел на шестнадцать, а не на двадцать один.
Я так засмотрелась, как он вертится, что пропустила поворот на I-270, и мы застряли на Балласе, выбираясь на Олив. Приближалось как раз время ленча, и улица была забита людьми, стремящимися быстро набить желудок и вернуться к работе.
- Ты обезболивающее принял? - спросила я.
Он пытался сидеть неподвижно, стиснув рукой край сиденья.
- Нет.
- Почему?
- Такие штуки меня отключают. А я не хочу спать.
- Сон от лекарств - совсем не то что обычный сон, - сказала я.
- Нет, - сказал он. - Сны снятся похуже.
С этим я была согласна.
- Ларри, что произошло?
- Я восхищен, что ты так долго не задавала этого вопроса.
- Я тоже, но не хотела спрашивать тебя при враче. Если начать разговаривать с пациентом, доктор обычно переходит к другому больному. А я хотела узнать у него, насколько серьезно ты ранен.
- Несколько швов, - ответил он.
- Двадцать.
- Восемнадцать, - уточнил он.
- Я округлила.
- Спасибо, лучше не надо. Мне хватает восемнадцати. - Он скривился. - И почему оно так болит?
Вопрос, может, был и риторический, но я все же ответила:
- При каждом движении руки или ноги работают мышцы спины. Движение головы и мышц плеч тоже передается спине. Спину не ценишь, пока она не откажет.
- Ничего себе, - проворчал Ларри.
- Ларри, хватит ходить вокруг да около. Рассказывай, что произошло.
Мы стояли в длинной очереди машин у светофора на Олив, зажатые между двумя торговыми рядами. Слева брызгали фонтанчики "Ви-Джей Ти энд Спайс", где я покупаю кофе, справа светились лавочки со звукозаписями и китайский буфет. Если ехать по Баллас во время ленча, хватит времени изучить все магазины по обе стороны.
Ларри улыбнулся, потом скривился:
- Мне надо было проткнуть два тела. Жертвы вампиров, которые не хотели восстать вампирами.
- Оба составили завещание, помню. Последнее время почти всю эту работу делаешь ты.
Он попытался кивнуть и резко замер.
- Черт, даже кивать больно.
- Завтра будет больнее.
- Ну, спасибо, начальник. Мне просто необходимо было это знать.
Я пожала плечами:
- Если бы я соврала, боль от этого не убавилась бы.
- Тебе кто-нибудь говорил, что ты обращаешься с больными безобразно?
- Многие говорили.
Ларри чуть слышно хмыкнул:
- Охотно верю. В общем, я закончил с телами и собирал шмотки. И тут какая-то женщина вкатывает еще одно тело. Говорит, что это вампир, только без ордера суда на ликвидацию.
Я нахмурилась:
- Но ты же не стал работать с телом без документов?
Он тоже нахмурился в ответ:
- Нет, конечно. Я им сказал: ордера нет - и убитого вампира тоже нет. Закапывание вампира без ордера есть убийство, и мне неохота идти под суд оттого, что кто-то напортачил с документами. Объяснил им совершенно недвусмысленно.
- Им? - переспросила я, подавая машину ближе к светофору.
- А там пришел еще один работник морга. Они отправились искать пропавшие документы, а я остался с вампиром. Было утро. Он все равно никуда не делся бы.
Ларри попытался отвернуться, но было больно. Так что он продолжал глядеть мне в глаза, хотя и злился.
- Я вышел покурить.
Я уставилась на него и еле успела ударить по тормозам, когда машины впереди остановились. Ларри бросило на ремень, он застонал, а когда закончил вертеться на сиденье от боли, сказал:
- Ты это нарочно сделала.
- Нет, но надо было бы, наверное. Ты оставил тело вампира без присмотра. Вампира, на которого мог быть выписан ордер. И ты бросил его одного в морге.
- Я не только покурить вышел, Анита. Понимаешь, это тело просто лежало себе на каталке. Ни приковано не было, ни связано. Крестов тоже не было. Я выполнял приговоры, случалось. Тех вампиров так заматывают серебряными цепями и крестами, что сердце еле найдешь. Что-то тут было не так, и я хотел поговорить с судмедэкспертшей. К тому же она оказалась курящей. Я и решил, что мы можем покурить у нее в кабинете.
- И? - спросила я.
- Ее не было, и я вернулся в морг. Когда я вошел, служительница пыталась проткнуть грудь вампира колом.
Повезло, что мы в этот момент стояли в потоке. Если бы мы ехали, я бы в кого-нибудь врезалась.
- Ты и сумку с инструментами бросил без присмотра?
Ларри как-то удавалось выглядеть одновременно и сконфуженным, и рассерженным.
- У меня в сумке нет обреза, как у тебя, так я и подумал: кто туда полезет?
- Многие из такой сумки могут что-нибудь унести как сувенир, Ларри.
Машины поползли вперед, и мне пришлось смотреть не на Ларри, а на дорогу.



Страницы: [1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44
РЕКЛАМА
Сертаков Виталий - Змей
Сертаков Виталий
Змей


Андреев Николай - Второй уровень. Весы судьбы
Андреев Николай
Второй уровень. Весы судьбы


Шилова Юлия - Никогда не бывшая твоей
Шилова Юлия
Никогда не бывшая твоей


Афанасьев Роман - Охотники ночного города
Афанасьев Роман
Охотники ночного города


РЕКЛАМА В БИБЛИОТЕКЕ
Copyright © 2001-2012 гг.
Идея и дизайн Алексея Сергейчука. При использовании материалов данного сайта - ссылка обязательна.