Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ


ТОП-5 ПОПУЛЯРНЫХ РАЗДЕЛОВ
  1. Русская фантастика
  2. Детектив
  3. Женский роман
  4. Зарубежная фантастика
  5. Приключения

ТОП-30 ПОПУЛЯРНЫХ КНИГ ЗА МЕСЯЦ
  1. Гнев дракона (43)
  2. Замуж за египтянина, или Арабское сердце в лохмотьях (16)
  3. Вещий Олег (15)
  4. Любовница на двоих (12)
  5. Последнее допущение Господа (11)
  6. Обратись к Бешенному (8)
  7. Смягчающие обстоятельства (8)
  8. Свет вечный (8)
  9. Кафедра странников (7)
  10. Ричард Длинные Руки - 1 (6)
  11. Пощады не будет (6)
  12. Омон Ра (6)
  13. Ни мужа, ни любовника, или Я не пускаю мужчин дальше постели (6)
  14. Пиранья: Первый бросок (6)
  15. Турецкая любовь, или Горячие ночи Востока (5)
  16. Меняющая мир, или Меня зовут Леди Стерва (5)
  17. Кредо (5)
  18. Требуется чудо (5)
  19. Путь князя. Равноценный обмен (5)
  20. Два демона (5)
  21. Смерть Ахиллеса (4)
  22. Темный лорд (4)
  23. Аутодафе (4)
  24. Шпион, или повесть о нейтральной территории (3)
  25. Бремя власти (3)
  26. Прозрачные витражи (3)
  27. Пирамида (3)
  28. Летучий Голландец (3)
  29. (2)
  30. Русь окаянная (2)

Использовать только для ознакомления. Любое коммерческое использование категорически запрещается. По вопросам приобретения прав на распространение, приобретение или коммерческое использование книг обращаться к авторам или издательствам.

Детектив — > Белов Александр — > читать бесплатно "Битва за масть"


Александр БЕЛОВ


БИТВА ЗА МАСТЬ

Часть I
ВЕСНА 1991 ГОДА
ЛЮДИ ГИБНУТ ЗА МЕТАЛЛ
I
Ехали-ехали и, наконец, доехали. Фашисты под Москвой! Двое фрицев на мотоцикле, не торопясь, словно у себя дома, катили по подмосковной проселочной дороге. Один из них, водитель в очках-консервах, изо всех сил вцепился в руль, стараясь удержаться в разбитой колее. Второй, офицерик со шрамом на щеке, в лихо заломленной фуражке, громко и слегка фальшивя, распевал на весь лес "Милого Августина". Похоже, он был пьян - то ли от шпанса, то ли от весеннего воздуха России.
"Ах, майн либер Августин, Августин, Августин! Ах, майн либер Августин, Августин, Августин", - его голос был слышен издалека, он пугал птиц и нарушал торжественное спокойствие природы...
- Я этих сволочей всех перестреляю! - прохрипел напарнику русский партизан в ушанке и очках с замотанной бечевкой дужкой, крепко сжимая ключ адской машинки. Народные мстители прятались за пригорком, поджидая обнаглевших фашистов.
Неожиданно справа от них из-за стволов сосен показался аккуратный плакат с надписью "Achtung! Partisanen!". Захватчики даже не поняли последнего предупреждения. Поздно, подлые фрицы!
Твердой рукой очкастый партизан повернул ключ. Оглушительный взрыв взметнулся столбом пламени, подбросил так и не допевшего песню немца и его напарника в негостеприимное русское небо. Из клубов дыма на поляну выкатился пылающий мотоцикл. Уже без седоков.
А мгновенно обрусевшие оккупанты беспомощно повисли над землей, раскачиваясь и разгоняя дым руками. Страховочные тросы, надежно прикрепленные к спрятанным под формой поясам, в последнее мгновение перед взрывом успели выдернуть незадачливых "немцев" из седел.
- Ох ты, куда это меня? - прохрипел тот, что в очках-консервах.
- Иваныч, ты как? - отозвался второй.
- Вроде ничего, а ты?
- А... - отмахнулся "Августин" со шрамом и заорал вполне узнаваемым голосом Фила. - Слава, твою мать, ну сколько можно объяснять было! Взрывать нужно под передним колесом! Давай, опускай меня!
Все это выглядело довольно забавно, но Филу было наверняка не до смеха. Все-таки он совсем не любил оказываться в дурацком положении, тем более сегодня, когда он еще и пацанов пригласил на съемки.
В конце концов с помощью ассистентов и "такой-то матери" Фил и его напарник оказались на земле.
Раздражение Фила еще окончательно не прошло, но, почувствовав под ногами почву, он смог наконец внятно и членораздельно высказать свои претензии не в пространство, а конкретно Славе, тому самому, который головой отвечал за выполнение трюка:
- Ну, договорились же, как только пойдет первое колесо - сразу взрывать! - сейчас Фил до смешного был похож на обиженного подростка.
- Теперь все, уже ничего не изменишь, - ассистент похлопал Фила по плечу.
- Да нормально все было, хорошо, - одновременно и примирительно и успокаивающе отозвался спокойный как танк Слава.
Тут из клубов едкого дыма донесся голос режиссера, которого сейчас меньше всего волновали сиюминутные разборки:
- Еханый бабай! Опять сколько дыма-то! Говорил, меньше надо! - однако в голосе его вместе с тем слышалось и удовлетворение: трюк был отснят и, похоже, все в норме. Остальное - при монтаже.
Фил, похоже, тоже успокоился и почувствовал, как это часто бывало с ним в стрессовых ситуациях, жуткий приступ голода:
- Юсуп Абдурахманыч! - истошно заорал он, наискосок пересекая еще дымящуюся поляну. - Когда обед-то?
Чуть в стороне от съемочной площадки, через которую ассистенты торопливо тащили всякого рода съемочный инвентарь, стоял знакомый "линкольн", а за ним - вечно хохмящий Пчела, очень серьезный Космос и чему-то своему улыбавшийся Саша Белов.
- Пацаны, ну что, не голодные? Может, пообедаете? - Фил по лицу Саши попытался понять, не очень ли глупо выглядел в подвешенном состоянии. В то же время он явно гордился своим участием в съемках.
Саша лишь едва заметно кивнул, но в это время к Филу, едва не хватая его за грудки, бросился Космос с горящими от возбуждения глазами.
- Фил, знаешь что, - зачастил Космос. - Слышь, познакомь с режиссером-то, а? Может, мы тоже пригодимся? Ну там, знаешь, прикинемся, типа как артисты. Че там надо - ну, накостылять кому, ты ж знаешь, а? - В завершение этой тирады Космос схватил фашистскую фуражку и, пижонски держа ее двумя пальцами за лакированный козырек, водрузил себе на голову. Самому себе Космос нравился чрезвычайно.
- Ну давай, договорились, - чуть снисходительно усмехаясь, сказал Фил и вполне серьезно и даже с ноткой недовольства бросил: - Положи фуражку-то.
Но Космосу было уже не до нее, он представил себя, такого классного, на экране:
- Пусть меня в кино возьмут! - его просто распирало от восторга.
- Сеня, позвони Птиченко! Где обед-то? - щекастенький, кругленький и в то же время очень живой режиссер в зеленой панаме, нахлобученной на затылок, как раз оказался в поле зрения друзей.
- Андрюш, можно тебя? - крикнул Фил, направляясь в его сторону и махнув ребятам рукой, мол, вперед. Он-то знал, что режиссеру сейчас ни до кого, но и отказать в просьбе ребятам он не мог. - Это мои друзья, - улыбнулся он, подталкивая вперед Космоса.
- Космос, - протянул тот ладонь.
- Очень приятно, Андрей, - отозвался, пожимая руку, режиссер: он даже бровью не повел, услышав странное имя.
- Виктор, - Пчела улыбался во все тридцать два зуба.
В этот момент к ним подкатила такая же кругленькая, как и режиссер, ассистентка с новеньким фанерным плакатом с давешней надписью "Achtung! Partisanen!".
- Ну как? - ей хотелось получить оценку немедленно.
- Отлично! Прямо сорок первый год! - бросил Андрей, возвращаясь к процессу завершения знакомства.
- Александр, - Саша Белов внимательно и с неподдельным интересом, чуть склонив голову набок, разглядывал режиссера.
Того уже взял в оборот Космос, подхватив под руку и увлекая куда-то к одиноко стоящей елочке.
Режиссер - забавный такой, - добродушно улыбнулся Саша, направляясь к "линкольну".
Краем глаза он отслеживал мизансцену у елки, где Космос, размахивая своими длинными руками, что-то впаривал понуро переминавшемуся перед ним с ноги на ногу режиссеру.
- Ну, девчонки, кто-нибудь будет кормить меня или нет? - гнул свою гастрономическую линию Фил, поудобнее усаживаясь на переднем сиденье "линкольна".
- Что за девки-то? Что за девки? - забеспокоился Пчела.
Но Фил не ответил, ибо в этот момент у него в руках уже дымилась миска с каким-то не очень понятным варевом - не то собачий корм, не то тушенка с перловкой. Однако Фил это сомнительное блюдо уплетал за обе щеки.
- Ну что, пацаны, - подскочил возбужденный Космос, - я договорился. Будем сниматься, - уверенным голосом сообщил он, будто все уже было решено.
- У "Интуриста", - прыснул смешливый Пчела.
Секундой спустя, когда до всех, наконец, дошло, к нему присоединились остальные. Только в Космосе еще, наверное, с минуту боролись два чувства - восторженность и обида непонятого артиста.
Продолжая забрасывать в себя алюминиевой ложкой свой собачий корм, Фил серьезно и с чувством причастности философически жаловался:
- Ну, везде, бардак. Даже в кино. То ли дело у фашистов, - его мысль сделала какой-то очень замысловатый зигзаг. - Я тут брал у режиссера "Майн кампф" почитать... - Фил посмотрел вверх, в пространство, и процитировал с чувством и почти торжественно: - "И тогда меч начинает играть роль плуга, и тогда кровавые слезы войны орошают всю землю"... Везде орднунг унд арбайтен, - закончил он назидательно.
- Ага, - ехидно отозвался Пчела, - а мы их с этим орднунгом и арбайтеном... - Пчела похотливо причмокнул и до неприличия откровенно изобразил, как именно мы их поимели. - И Гитлер - капут! - закончил он с веселым удовлетворением.
Саша Белов, посмеиваясь, вдруг вспомнил свою встречу с длинноволосым каскадером Александром, благодаря протекции которого Фил стал таким крутым киношником...
Тогда, вернувшись из уральской ссылки, буквально на следующий день после встречи с Олей, Саша позвонил Александру. Тому самому, с которым они сначала никак не могли поделить щенка.
Киншакову Белов был благодарен вдвойне, если подобное чувство можно определить арифметически. Совсем уже было распрощавшись с песиком, Саша места себе не находил, как вдруг Александр практически подарил ему этого "щенка раздора", показав себя человеком широкой души и стопроцентной порядочности.
Однако судьба распорядилась так, что Саше стало не до собаки. Александр был единственным, кому и следовало вернуть щенка на воспитание. Друзья об этом, к счастью, позаботились.
На самом деле Саше не только хотелось посмотреть, как вырос "его" пес, но и просто встретиться с этим так и оставшимся для него загадкой человеком. Конечно, Саша за последнее время посмотрел несколько фильмов, в которых Александр Киншаков был и постановщиком, и виртуозным исполнителем трюков. Посмотрел он и еще одну картину, где Александр сыграл бизнесмена, который практически в одиночку расправился с целой оравой бандитов. И победил! Самое странное, уже зная, как подобные разборки происходят в действительности, Саша все равно не мог не доверять образу современного супермена, созданному Киншаковым. Уж больно тот был убедителен. В кино. Не дай ему бог столкнуться со всем этим в жизни реальной.
Александр, казалось, узнал его просто по голосу, прежде чем Саша успел даже представиться:
- Приезжай, приезжай, тезка. Мы тебя тут давно поджидаем...
* * *
Александр жил в поселке киношников недалеко от Внукова. Среди других дачных строений его дом выделялся не размерами, а какой-то изысканной простотой. Стоял он в глубине довольно обширного участка и чем-то напоминал одновременно и сказочную избушку с островерхой крышей, и башню средневекового замка - вокруг всего второго этажа тянулся балкон, похожий на сторожевую площадку.
Выйдя из машины у калитки, Саша увидел справа от дома в глубине двора Александра - голого по пояс и с лопатой в руках. Тот расчищал дорожку, которая вела от порога к зеленой круглой беседке.
- Александр Иванович! - радостно крикнул Белов.
- А, тезка, привет! Поднимайся на крыльцо, я сейчас. - Александр несколькими широкими взмахами закончил дело, сделал несколько дыхательных упражнений и легким шагом направился к гостю. - О, совсем большой стал! - Он протянул руку, радушно улыбаясь.
- Это в каком смысле? - удивился Саша.
- В прямом, я же человек прямой. Когда мы с тобой в первый раз встретились, ты был похож на обиженного ежика, готового в любой момент выпустить иголки.
Дверь, что вела в дом, вдруг странно задрожала - будто на отдельно взятом участке Александра Ивановича началось маленькое землетрясение. Баллов этак в пять-шесть.


- Вулкан проснулся, - усмехнулся Александр, распахивая дверь.
Сотрясатель земли по имени Вулкан вывалился на крыльцо всеми своими семью десятками кило, четырьмя лапами и складчатой слюнявой мордой.
- Вулкан, Вулкан, - опустился на колени Саша.
Пес, казалось, сразу узнал его и, по-щенячьи повизгивая, радостно обслюнявил бывшего хозяина.
- Спасибо, что имя не поменяли, - растроганно сказал Белов, поднимая глаза на улыбающегося Александра.
- А как же иначе, тезка. Имя - оно ведь не просто так дается. Да, Вулкан?
Вулкан ответил довольным рыком, пытаясь втиснуться в дом ровно посередине между Сашей и Александром.
- Видишь, каков характер? Он просто обязан всегда быть в центре внимания. В общем, парень вырос строгий, но добрый. Сторож и защитник хороший, а просто так в драку не полезет. По-нынешнему - идеальный представитель породы мастифов. Что, кстати, пара собачьих выставок и подтвердила. Он у нас победитель породы и среди щенков, и среди юниоров. А сейчас уже и даму ему подбираем. Есть у нас на примете парочка первоклассных сук, да, Вулкан? Так что, Саш, если вернулся к оседлой жизни, то первый щенок - твой.
- Договорились, - кивнул Саша.
Хозяин принялся варить кофе, а Саша тем временем рассматривал медали, яркие дипломы на разных языках и уйму фотографий, на которых Александр Иванович был снят с людьми, лица которых Саша знал исключительно по телевизору. Это были актеры, телеведущие и политики не последнего десятка.
- В основном - мои ученики. Или друзья, что практически одно и то же, - перехватив его взгляд, прокомментировал Александр.
- Здорово, - восхитился Саша, поглаживая морду не отходившего от него Вулкана. - А сейчас где-нибудь снимаетесь?
- В данный момент - нет. Консультирую три фильма. Один - времен Великой Отечественной, второй - самое что ни на есть средневековье, ну а в третьем, до кучи, действие происходит в далеком будущем. Так что скучать не приходится. И еще добиваю сценарий, где все происходит в двух временных пластах. Современность и Ирландия накануне принятия христианства.
- То есть про кельтов?
- Про них, родных. Отчасти. И про нас с тобой. Чем больше влезаю в материал, тем лучше понимаю, что меняются не столько люди, сколько декорации. Отличаются лишь обстоятельства жизни да немного меняются традиции. Ну представь, еще несколько лет назад в каком страшном сне могло присниться, что в нашей России, в конце двадцатого века, найдутся умники, которые практически буквально возродят практику человеческих жертвоприношений? Причем именно в кельтской традиции, которая отличалась максимальной изощренностью. В основе-то фильма - реальные факты!
- Что, прямо настоящие жертвоприношения?
- Именно, и притом в самой провинции, в самой глубинке. Калужская область. Сейчас многие в мифы играют да заигрываются.
- Идиоты, - сказал Саша, - руки бы поотрывать этим... Тоже мне друиды нашлись, духовная элита, мать ее. А кельтов я все равно уважаю. Тогда же время другое было.
- Время всегда другое. По-своему. Сам-то как? Чем думаешь заниматься?
- Чем сейчас все занимаются? - пожал плечами Саша. - Бизнесом каким-нибудь.
- Что ж, дело хорошее. Хотя и небезопасное.
- Знаю, - улыбнулся Саша.
- Ну, если что, помощь какая понадобится, обращайся, тезка.
- Спасибо, Александр Иванович. Пока своими силами обходимся. А вот по вашей профессиональной части есть у меня одна просьба.
- Излагай.
- Друг у меня есть. Валера Филатов, бывший боксер. И вообще спортсмен и человек хороший. Из спорта его ушли, а ему энергию девать некуда. Может, он вам в каскадеры сгодится? Не знаю, как на кельта, но на какого-никакого фашиста или бандюгана точно потянет.
- Присылай своего боксера. Глядишь, и впрямь сгодится. И сам не пропадай. Звони, появляйся.
Так Фил и стал по совместительству еще и артистом...
Саша в последний раз бросил взгляд на суету съемочной площадки. Пора было спускаться на грешную землю, а то что-то все витают в облаках. Артисты, понимаешь!
- Я вот что думаю, братья, - сказал Саша, и улыбка погасла на его губах. - С автосервисом ясно. Вот северные рынки, где у нас доля - Рижский, Петровско-Разумовский и т.д. Что они нам дают?
- Кусок хлеба с маслом, - не понимая, к чему ведет Саша, пожал плечами Космос.
- А что еще?
- Геморрой, - ухмыльнулся Пчела, который интуитивно почувствовал, куда клонит Саша.
- Именно. Мы имеем дикий геморрой с лохами, ментами, дольщиками, ломщиками, отморозками, - а получаем, по сути, по большому счету, фигу с маслом. Никто нас по тому же большому счету не уважает.
- Ну, я так не сказал бы, Сань, - обиделся Космос.
- Короче, братья, я о чем хочу сказать. Расти надо. Почему при одинаковых условиях производства, скажем, с солнцевскими бригадами, мы получаем в пять раз меньше? - Саша окинул друзей взглядом.
- А ты сам как считаешь? - вопросом на вопрос ответил Космос.
- Потому что пора менять политику. Как говорил Дэн Сяопин, пусть расцветают сто цветов.
Фил, доскребывая ложкой остатки своей непонятной пищи, серьезно констатировал:
- Цветы азеры не отдадут.
Друзья переглянулись: похоже, Фил все еще не выбрался из своего кино или же неудачно стукнулся головой в последнем трюке.
- А вот компьютеры как? "Эста", "Видикон", "Омега" - по району штук десять фирм, на кого можно наехать, - с ходу включился Космос.
Пчела молчал, и было очень похоже, что какая-то мысль вызревает в его голове. Чуть отвернувшись в сторону, он пальцами правой руки делал быстрые странные движения, будто пытался нащупать в воздухе тонкую ниточку, которая приведет их всех к ответу на главный вопрос всех времен и народов: что делать?
- Компьютеры - это хорошо, - как бы отмахиваясь от Космоса, задумчиво произнес Саша. Он постучал пальцами по капоту "линкольна", словно по компьютерной клавиатуре. - Только бум скоро спадет. Как с белых яблонь дым. Еще год-полтора максимум.
- Ну, Белый, ты сам не знаешь, чего хочешь. - Космос развел своими длиннющими руками и изобразил на физиономии окончательное и полное непонимание.
И тут созрел Пчела, точнее, его идея: - "Курс-Ин-Вест", - по слогам и чуть ли не сладострастно выговорил он. Космос присвистнул:
- Ну, ты махнул.
- А че махнул? - напрягся Пчела. - Они только-только взлетели, люди говорят, их пока никто не ведет.
- О чем речь, братья? - живо заинтересовался Саша.
- Малое предприятие "Курс-Ин-Вест", - словно школьному учителю, стал отвечать урок Пчела. - Артурик Лапшин, сосед мой бывший. Месяц назад въехал в офис на Цветном. Компьютеры, недвижимость, цветные металлы. Одна сложность - неясно, откуда такой подъем.
- Комсомольцы, небось. Интересно. Очень интересно. - Саша закусил губу и, похоже, начал обретать то обостренно-легкое настроение, которое всегда возникало в нем перед "большой битвой". Короче, поймал кураж.
Космос, зная за Сашей эту черту, попытался охладить его пыл.
- Знаешь, Сань, лучше синичка в руках, чем перо в боку, - не очень, впрочем, уверенно и почти скороговоркой пробормотал он. И уже почти смирившись с тем, что, как он знал, все равно произойдет, раз уж Белый закусил удила, Космос махнул рукой, едва не задев Пчелу по носу. - Если тебе по фигу, сам и пробивай.
- Легко. Поехали, - твердо сказал Саша, открывая дверцу "линкольна".
II
Как почти всякий предприниматель, Артур Лапшин любил рассказывать о том, как трудно все начиналось. Как в разгар перестройки, когда только-только отпустили административные вожжи и разрешили создавать кооперативы, он смело, с головой, бросился в эту никому неведомую пучину. Артур прозрачно намекал на то, что в отличие от многих, кто начинал с изготовления всякого самострочного ширпотреба, он с присущим ему размахом и предвидением вкладывал деньги в разработку всякого рода научно-производственных проектов. На самом-то деле уже в тот момент, когда все с советской властью умным людям было ясно, его, тогдашнего секретаря комитета комсомола вэпэкашного НИИ, вызвал к себе серьезный товарищ из горкома партии и объяснил, чем ему следует теперь заниматься.
Артур Лапшин возглавил один из так называемых "Центров научно-технического творчества молодежи", которые были созданы под эгидой комсомола по всей стране, а в реальности являлись настоящими "фабриками-прачечными" по отмывке партийных денег.
Конечно, нельзя было отрицать и наличие определенного организационного таланта у бывшего комсомольского секретаря. Что греха таить, был он, ко всему прочему, еще и везунчиком - в жуткой неразберихе конца восьмидесятых даже стройные комсомольские ряды недосчитались множества бойцов: кто-то напрочь проворовался, налетел на пулю или вынужден был скрыться в каких-нибудь заграницах. Другие утратили доверие вышестоящих товарищей и вышли в тираж. Третьи же, как это часто бывает в жизни, высоко взлетев, потом больно ударились мордой об стол, банально разорившись и спившись до такой степени, что уже не имели никакого шанса подняться.
Нет, Артур был себе на уме, но всегда старался находить общий язык с теми, от кого в той или иной степени зависел. И обычно ему это удавалось. В последнее время он стал уже вполне не зависимым от своих бывших кураторов. Естественно, как у всякой хорошо развивающейся фирмы, у него была бандитская крыша.
Но везунчику-Артуру и здесь выпала счастливая масть. Тогда как "крышеватели" многих коллег по бизнесу периодически наглели до бесчувственности, выставляя условия практически не выполнимые, Артуровы защитнички вели себя по отношению к нему чуть ли не интеллигентно. Порою его даже самого удивляло, что в их тандеме он все же бесспорно играл первую скрипку. Но этот феномен он предпочитал списывать на собственные предпринимательские и дипломатические таланты.
Фирма "Курс-Ин-Вест" сильно взлетела за последний год, более чем хорошо заработав на перепродаже крупных партий компьютеров. Но лишь в самое последнее время, когда кураторы вывели Артура на действительно золотую жилу, связанную с поставками стратегических металлов, он понял, что выскочил практически на самый верх. Теперь он мог свысока смотреть на своих приятелей и коллег. Меркурий, бог торговли, явно споспешествовал ему во всех начинаниях.
Офис "Курс-Ин-Веста" был оборудован по последнему слову современной техники. Любой посетитель, бросив взгляд на настоящие дубовые двери, изящную итальянскую мебель, немецкие глубокие кожаные кресла, новейшую оргтехнику и длинноногих секретарш, никогда бы не подумал, что еще несколько месяцев назад это помещение на первом этаже старинного доходного дома на Цветном бульваре занимало общество инвалидов по зрению. Тогда все здесь, естественно, напоминало классическое советское учреждение, даже лампочки не везде горели. А запах стоял тот самый, специфический, названия которому ни в одном словаре не сыщешь. Слабовидящие, правда, оказались еще и слабонервными, поэтому с проблемой собственности удалось легко разобраться. Так что дела шли неплохо. И по преимуществу, все больше в гору...
Охранник Кокошкин аж присвистнул, увидев, как у ограды, скрипнув тормозами, остановился "линкольн" безумной расцветки. За ним припарковалась новенькая "девятка". Кокошкину все это мало понравилось, особенно после того, как из иномарки вывалились трое молодых парней с нагло ухмыляющимися физиономиями, не предвещающими ничего хорошего. Из "девятки" появились еще трое, оставшихся стоять в отдалении. Первая троица остановилась у ограды - точно напротив Кокошкина. Поправив резиновую дубинку на правом боку, он, не торопясь, сделал пару шагов в их сторону:
- Вы к кому?
Пчела, оглядев охранника, аккуратно упакованного в черную униформу, бросил уверенно:
- Скажи Артуру, Витя Пчелкин приехал.
- Подождите, - подчеркнуто вежливо сказал Кокошкин и отправился в дежурку. Охранник с трудом сдерживал раздражение - не любил он таких вот, молодых и борзых.
Пару минут спустя, позвонив куда следует, Кокошкин вышел и остановился возле дежурки, шагах в пяти-шести от решетчатых ворот.
- Проходите, - кивнул он так не понравившимся ему визитерам.
- А че, открыть в обязанности не входит? - язвительно, но вполне миролюбиво поинтересовался Пчела. Однако заводиться не стал, еще не время.
Он сам, перевесившись через невысокую ограду, отодвинул засов, и лихая троица направилась к арке, за которой и располагался собственно офис.
Лишь Фил, поравнявшись с охранником, задержался. Изобразив на лице приторно-любезную улыбку, он двумя пальцами тронул бейдж на груди охранника.
- Руки! - напрягся Кокошкин.



Страницы: [1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19
РЕКЛАМА
Шилова Юлия - Охота на мужа, или Заговор проказниц
Шилова Юлия
Охота на мужа, или Заговор проказниц


Злотников Роман - Путь князя. Атака на будущее
Злотников Роман
Путь князя. Атака на будущее


Афанасьев Роман - Охотники ночного города
Афанасьев Роман
Охотники ночного города


Шилова Юлия - Пощадить – погубить, или Игры мужскими судьбами
Шилова Юлия
Пощадить – погубить, или Игры мужскими судьбами


РЕКЛАМА В БИБЛИОТЕКЕ
Copyright © 2001-2012 гг.
Идея и дизайн Алексея Сергейчука. При использовании материалов данного сайта - ссылка обязательна.