Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ


ТОП-5 ПОПУЛЯРНЫХ РАЗДЕЛОВ
  1. Русская фантастика
  2. Детектив
  3. Женский роман
  4. Зарубежная фантастика
  5. Приключения

ТОП-30 ПОПУЛЯРНЫХ КНИГ ЗА МЕСЯЦ
  1. Ни мужа, ни любовника, или Я не пускаю мужчин дальше постели (146)
  2. Гнев дракона (108)
  3. Начало всех начал (92)
  4. Пелагия и красный петух (том 2) (84)
  5. Замуж за египтянина, или Арабское сердце в лохмотьях (83)
  6. Умножающий печаль (82)
  7. Цифровая крепость (72)
  8. Путь Кейна. Одержимость (60)
  9. Шпион, или повесть о нейтральной территории (60)
  10. Битва за Царьград (58)
  11. Имя потерпевшего - никто (55)
  12. Омон Ра (55)
  13. Свирепый черт Лялечка (48)
  14. Покер с акулой (32)
  15. Турецкая любовь, или Горячие ночи Востока (32)
  16. Ледокол (32)
  17. Тимур и его команда (28)
  18. Ричард Длинные Руки - 1 (22)
  19. Журналист для Брежнева (22)
  20. Киммерийское лето (22)
  21. Аквариум (20)
  22. Париж на три часа (20)
  23. Колдун из клана Смерти (18)
  24. Роксолана (15)
  25. Прозрачные витражи (14)
  26. Брудершафт с Терминатором (13)
  27. К "последнему" морю (12)
  28. По тонкому льду (11)
  29. Яфет (11)
  30. Один на миллион (10)

Использовать только для ознакомления. Любое коммерческое использование категорически запрещается. По вопросам приобретения прав на распространение, приобретение или коммерческое использование книг обращаться к авторам или издательствам.

Драма — > Беллоу Сол — > читать бесплатно "Родственники"


Сол Беллоу


Родственники


-----------------------------------------------------------------------
Saul Bellow. Cousins (1984). Пер. - Л.Беспалова.
Авт.сб. "На память обо мне". М., "АСТ", 2000.
OCR & spellcheck by HarryFan, 30 January 2001
-----------------------------------------------------------------------

Перед тем как Танчику Метцгеру вынесли приговор по делу, памятному в
основном лишь его ближайшим родственникам, я написал письмо - меня
заставили, вынудили, выкрутили мне руки - судье Айлеру из Федерального
суда. Мы с Танчиком в родстве, и Танчикова сестра Юнис Каргер насела на
меня, просила вступиться за него, до нее дошло, что я хорошо знаком с
Дилером. Мы с ним познакомились сто лет назад: он тогда учился на
юридическом, а я вел телевизионную программу по седьмому каналу, в которой
обсуждались всевозможные судебные закавыки. Позже мне случилось быть
тамадой на банкете Чикагского совета по иностранным делам, и газеты
напечатали фотографию, на которой мы с Дилером, в смокингах, сияя
улыбками, обмениваемся рукопожатием.
Поэтому, когда апелляцию Танчика, как и следовало ожидать, отклонили,
Юнис вызвонила меня. Для начала она заплакала, да так надрывно, что я был
потрясен, - чего сам никак не ожидал. Взяв себя в руки, она сказала, что я
должен употребить все свое влияние.
- Говорят, ты дружен с судьей.
- Для судей это не играет роли. - Я тут же спохватился. - Может быть,
для некоторых и играет, но не для Айлера...
Куда там, Юнис гнула свое:
- Прошу тебя, Изя, не отмахивайся. Танчик может получить до пятнадцати
лет. Я не вправе обрисовать тебе все обстоятельства. Я имею в виду
касательно его дружков...
Я отлично понимал, что она имела в виду: его связи с преступным миром.
Танчик, если он не хотел, чтобы дружки велели его пришить, должен был
помалкивать.
Я сказал:
- Я более или менее понимаю, в чем дело.
- Тебе его не жалко?
- О чем ты говоришь?
- Ты жил иначе, чем мы, Изя, но я всегда говорила, что ты очень
привязан к Метцгерам.
- Твоя правда.
- И любил когда-то папу и маму.
- Я их никогда не забуду.
Самообладание вновь оставило ее, но вот почему она рыдала так отчаянно,
ни один психиатр, даже самый дотошный, не смог бы объяснить. Не от
слабости, нет. В этом я совершенно уверен. Юнис не какой-нибудь там сосуд
скудельный. Она сильная, как ее покойная мать, цепкая, напористая. Мать ее
была благородно прямой, ограниченной и простоватой.
Зря я сказал: "Я их никогда не забуду", ведь Юнис считает себя
представительницей матери в мире живых и отчасти она рыдала так и из-за
Шени. По моей чинной служебной линии никогда еще не доносились подобные
звуки. Какой позор для Шени: ее сын будет осужден как уголовник. Старая
женщина не снесла бы такого удара! Никак не желая смириться со смертью
матери, Юнис (в одиночку!) оплакивала Шеню: подумать только, что бы ей
пришлось пережить.
- Вспомни, Изя, как мама обожала тебя. Она говорила, что ты гений.
- Верно, говорила. В домашнем кругу к ее мнению прислушивались. Мир его
не разделял.
Как бы там ни было, Юнис меня настигла и ходатайствует за Рафаэля (так
зовут Танчика). Танчику же в высшей степени наплевать на сестру.
- Вы поддерживаете связь?
- Он не отвечает на мои письма. Не отзванивает. Изя! Я хочу, чтобы он
знал: я думаю о нем.
В этом месте мои чувства, освеженные и подновленные воспоминаниями о
былых временах, тускнеют и жухнут. Что бы Юнис не употреблять таких слов.
Я их не перевариваю. Нынче трафаретные надписи "Мы о вас думаем" видишь на
стенах всех супермаркетов и ссудных банков. Возможно, потому, что ее мать
не знала английского, а еще и потому, что Юнис в детстве заикалась, она
наслаждается тем, что говорит так кругло, языком наиболее передовых
представителей американского общества.
Я не мог сказать: "Ради Бога, говори по-человечески..." Вместо этого
мне пришлось утешать ее: она была угнетена - угнетенность ее была не менее
многослойной, чем наполеон. Я сказал:
- Не сомневаюсь, он знает, как ты переживаешь.


Пусть даже он и гангстер.
Нет, я не поручусь, что мой родственник Рафаэль (Танчик) и впрямь
гангстер. Надо сдерживаться, не то штампованные обороты его сестры доведут
(взбесят) меня, и я потеряю объективность. Он якшается с гангстерами, ну а
члены муниципалитета, чиновники городского управления, журналисты, крупные
подрядчики, сборщики пожертвований для благотворительных заведений, они
что, не якшаются - преступный мир тороват. И гангстеры не худшие из
злодеев. Я могу назвать извергов и почище их. Будь я Данте, разработал бы
все эти круги детально.
Я pro forma [для видимости (лат.)] справился у Юнис, почему она
обратилась ко мне. (Не надо быть ясновидцем, чтобы понять: ее надоумил
Танчик.) Она сказала:
- Ну как же, ты человек известный.
Сто лет назад я придумал телевизионную программу о нашумевших процессах
и выступал в ней в роли то ли ведущего, то ли церемониймейстера - вот на
что она намекала. Тот период моей жизни не имеет ничего общего с нынешним.
Окончив чуть ли не первым из своего выпуска, я отклонил множество выгодных
предложений лучших фирм: чувствовал себя слишком активным или динамичным
(сверхдинамичным). И я боялся, что не смогу вести себя как должно ни в
одной из этих престижных контор. Вот что вынудило меня изобрести передачу
под названием "В зале суда", в которой значительные, а нередко и
прогремевшие случаи из анналов суда пересматривались многообещающими
студентами из Чикагского и Северо-Западного университетов, а также из
университета Де-Поля и училища Джона Маршалла [юридическое училище,
основано в 1899 г.].
Критерием отбора нам служил ум, не учебные успехи. Случалось, что самых
яростных наших спорщиков мы вербовали на вечерних факультетах. Лучшего,
чем юридическая практика, применения диалектическим изыскам,
изворотливости, беспардонности, показушной эксцентриаде, мерзкой
самовлюбленности, психоватости и тому подобным свойствам не найти. В мои
обязанности входило подыскивать занятных соревнователей (как для защиты,
так и для обвинения), представлять их публике, выдерживать темп - задавать
тон. При помощи моей жены (тогдашней жены, тоже юриста) я подбирал случаи
из судебной практики. Ее привлекали уголовные процессы с выходом на тему
гражданских прав. Я предпочитал человеческие странности, загадочные
характеры, двусмысленные толкования, куда менее эффектные на экране. Зато
ставил эти спектакли лучше всего я - во мне обнаружилась режиссерская
жилка. Перед программой я всякий раз кормил противников обедом у Фритцеля,
на Уобаш-авеню. Себе всякий раз заказывал одно и то же - бифштекс с
кровью, вываливая на него целый соусник приправы с рокфором для салата. А
на десерт - пломбир под шоколадным соусом, с которым поедал едва ли не
больше пепла, чем шоколада. Я ничего из себя не строил. Позже эту юную мою
жизнерадостность и дерзость я почел за благо подавить; мало-помалу они
угасли. Кто знает, иначе я мог бы стать заправским хохмачом или, выражаясь
языком "Вэрайети" [еженедельная газета, посвященная театру, кино и т.д.],
дзанни. Я довольно быстро смекнул, что ушлым молодым людям, которых я
выводил на ристалища (по преимуществу шустрым без пяти минут адвокатам,
уже приглядывавшим себе клиентов и жаждущим покрасоваться перед публикой),
невероятно импонируют мои странности. Обед у Фритцеля помогал им
расслабиться. Во время передачи я руководил ими, изводил их, подстрекал,
натравливал друг на друга, тиранил. В итоге моя жена Соболь (Изобел: но я
переименовал ее в Соболь из-за темной кожи) зачитывала приговор и решение
суда. Многие из участников тех дебатов стали ведущими юристами,
разбогатели, прославились. После того как мы развелись. Соболь вышла замуж
сначала за одного из них, потом за другого. Со временем она стала большой
шишкой в средствах массовой информации - на Национальном общественном
радио.
Судью Айлера, в ту пору начинающего юриста, мы не раз приглашали
участвовать в наших передачах.
Вот почему для моих родственников я и через тридцать лет так и остался
ведущим, звездой передачи "В зале суда", видной фигурой в средствах
массовой информации. Своего рода кудесником, близким к бессмертным. Можно
подумать, я огреб кучу деньжищ, вроде какого-нибудь Клутцника или
Прицкера. А теперь мне открылось, что для Юнис я не только видная фигура в
средствах массовой информации, но и фигура загадочная.
- Когда ты уезжал из Чикаго, ты эти годы разве не работал на ЦРУ, а,
Изя?
- Нет и нет. Те пять лет, что я прожил в Калифорнии, я работал в
корпорации РЭНД [научно-исследовательская корпорация, связанная с
Пентагоном], мозговом центре, ведущем исследования особого рода. Я
занимался изысканиями, готовил доклады, анализы. Примерно такие же, что и
частная группа, в которую я вхожу сейчас, выполняет для банков...
Я хотел развеять тайну - разоблачить миф об Изе Бродском. Ну конечно
же, слова типа "изыскания" и "анализы" у Юнис неизбежно ассоциируются со
шпионской деятельностью.



Страницы: [1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17
РЕКЛАМА
Посняков Андрей - Последняя битва
Посняков Андрей
Последняя битва


Панов Вадим - Продавцы невозможного
Панов Вадим
Продавцы невозможного


Афанасьев Роман - Между землей и небом
Афанасьев Роман
Между землей и небом


Перумов Ник - Рассказ пса
Перумов Ник
Рассказ пса


РЕКЛАМА В БИБЛИОТЕКЕ
Copyright © 2001-2012 гг.
Идея и дизайн Алексея Сергейчука. При использовании материалов данного сайта - ссылка обязательна.