Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ


ТОП-5 ПОПУЛЯРНЫХ РАЗДЕЛОВ
  1. Русская фантастика
  2. Детектив
  3. Женский роман
  4. Зарубежная фантастика
  5. Приключения

ТОП-30 ПОПУЛЯРНЫХ КНИГ ЗА МЕСЯЦ
  1. Ни мужа, ни любовника, или Я не пускаю мужчин дальше постели (133)
  2. Гнев дракона (124)
  3. Начало всех начал (93)
  4. Умножающий печаль (83)
  5. Замуж за египтянина, или Арабское сердце в лохмотьях (83)
  6. Шпион, или повесть о нейтральной территории (77)
  7. Пелагия и красный петух (том 2) (73)
  8. Цифровая крепость (72)
  9. Битва за Царьград (58)
  10. Имя потерпевшего - никто (55)
  11. Омон Ра (55)
  12. Путь Кейна. Одержимость (54)
  13. Свирепый черт Лялечка (48)
  14. Ледокол (33)
  15. Турецкая любовь, или Горячие ночи Востока (32)
  16. Тимур и его команда (30)
  17. Покер с акулой (29)
  18. Ричард Длинные Руки - 1 (23)
  19. Журналист для Брежнева (22)
  20. Париж на три часа (21)
  21. Аквариум (20)
  22. Колдун из клана Смерти (18)
  23. Киммерийское лето (18)
  24. Роксолана (15)
  25. Прозрачные витражи (14)
  26. Брудершафт с Терминатором (13)
  27. К "последнему" морю (12)
  28. По тонкому льду (11)
  29. Истребивший магию (10)
  30. Один на миллион (10)

Использовать только для ознакомления. Любое коммерческое использование категорически запрещается. По вопросам приобретения прав на распространение, приобретение или коммерческое использование книг обращаться к авторам или издательствам.

Женский роман — > Вересов Дмитрий — > читать бесплатно "Ближний берег Нила, или Воспитание чувств"


Дмитрий ВЕРЕСОВ


БЛИЖНИЙ БЕРЕГ НИЛА, ИЛИ ВОСПИТАНИЕ ЧУВСТВ



Знаешь ли, милая,
Жизнь неизбежна.
Хватит мечтать,
Знаешь, хватит мечтать...
Павел Кашин

Пролог

Москва, 1982
В спальных вагонах "Красной стрелы" народ ездит непростой - иностранцы,
артисты, большое и малое начальство, - и обхождение с ними требуется
нестандартное, галантерейное. Памятуя об этом, Настя поостереглась дать волю
праведному гневу, а осторожно переступила через спущенные в проход ноги в
импортных джинсах и самым деликатным образом потеребила храпящего пассажира
за рукав, при этом автоматически отметив мягкую добротность кожаной выделки.
- Гражданин, а гражданин, вы бы поднимались. Прибыли уже.
- М-м-м...
Упитанный брюнет характерного московско-грузино-еврейского обличия
зачмокал пухлыми губами, но глаз так и не раскрыл.
- Нажрался, паразит! - Настя вложила в свой свистящий шепот всю
рабоче-крестьянскую ненависть.
И впрямь, гражданин, похоже, провел веселенькую ночку. Откидной столик
был завален элитарными ошметками - шкурками сырокопченой колбасы,
апельсиновой и банановой кожурой, обертками шоколадных трюфелей, тут же
банка из-под камчатских крабов, пустая сигаретная пачка с иностранными
буквами, опорожненная бутылка дорогого коньяку. На одеяле бесстыдно валялась
упаковка известного резинового изделия. Дух стоял соответствующий - окна в
поезде не открывались, а кондиционер был уже отключен.
- Гражданин, я вам русским языком говорю! Настя дернула за рукав куда
решительней. Толстая волосатая пятерня плавно приподнялась, пошарила в
воздухе и замерла на груди проводницы. Этого Настя не выдержала, с маху
шлепнула по руке и заорала благим матом:
- Глаза разуй, кобелина!
Брюнет затряс головой, разлепил наконец мутные очи и с тупым недоумением
уставился на Настю.
- Эт-то... приехали уже?
- Приехали! - со злорадной усмешкой заявила проводница. - Вы бы еще
дольше дрыхли, гражданин, так и обратно бы в Питер уехали. Давайте-ка
выметайтесь по-быстрому!
Заспавшийся пассажир сладко зевнул, тут же сморщился и поднес ладонь к
виску.
- Болит? - с иронией осведомилась Настя. - Неудивительно. Вон как
гульнули.
- Она показала на захламленный стол. - Совсем наглость потеряли. То-то
попутчица ваша сбежала.
- Попутчица? - он усиленно заморгал. - Какая попутчица?
- Ну, девушка, рыженькая такая. Вы ж с ней вместе сели. Так она в Болотом
вышла и очень просила вас не будить.
- Рыженькая? - с натугой проговорил брюнет. - Ох, не помню, голова
раскалывается... Слушай, хозяюшка, у тебя в заначке граммулек сто не
найдется? Я заплачу.
- Я тебе что, корчма?
Оно, конечно, приятно дать отлуп такому холеному деляге, но, с другой
стороны, страдает же человек, бодун его бодает нешуточный, видать, не
слабей, чем любого пролетария. Проводница сжалилась:
- Ладно; на Ярославском в буфете тетю Асю найдешь, скажешь, от Насти со
"Стрелы", она тебя остаканит.
- Вот спасибо! - Брюнет достал из кармана кожанки желтый пакетик жвачки и
дрожащей рукою протянул ей. - В знак благодарности.
Когда проводница вышла, брюнет, постанывая, залез с ногами на полку,
просунул руку в багажный отсек, расположенный над дверью, пошарил там и
извлек серый пластмассовый портфель-дипломат с номерным замком. С ним он и
сошел с поезда, но направился не на Ярославский вокзал, а к
телефонам-автоматам.
- Вадим Ахметович? Доброе утро, это Яков Даниилович. Я только что из
Питера и имею для вас небольшой презент.
- Очень тронут, Яков Даниилович. Вас не затруднит подъехать ко мне на
службу часикам, скажем, к пяти?
- Нисколько, Вадим Ахметович. Буду ровно к пяти.
- Адрес знаете?




Ленинград, 1982
- Ну-ну, успокойтесь, Мария Кирилловна, вот, хлебните водички и давайте
продолжим. Итак, вы говорите, что мужчина садился в поезд один?
Пожилая проводница всхлипнула и протерла глаза рукавом. Капитан Самойлов
одновременно смахнул со лба обильный пот - и тоже рукавом.
- Один, один, - закивала проводница. - Веселый такой, обходительный.
Когда я зашла к нему, он на оба места билеты предъявил, попросил никого не
подсаживать, сказал, что в Бологом друг присоединится... Чаю заказал, с
сухариками...
Мария Кирилловна вновь опустила голову и шмыгнула носом.
- Понятно. И багажа, значит, при нем, кроме ременной сумочки-визитки, не
было?
Проводница кивнула, подтверждая - не было, мол.
- И в дороге, говорите, никто к нему не подсаживался?
- Не видела. В Бологом, правда, меня бригадир к себе в третий вагон
вызывал, так что, может быть...
Дверь служебного купе приотворилась, в щели показались стриженая голова и
лацкан милицейского мундира.
- Разрешите, товарищ капитан.
- Что там? - недовольно спросил Самойлов.
- Да вот, пассажиры... по домам просятся.
- Фамилии, адреса, телефоны у всех записал?
- Так точно!
- Предупредил, что вызовем в ближайшее время?
- Так точно!
- Иди... Ну все, Мария Кирилловна, спасибо вам.
- Не на чем. - Проводница отвернулась.
- Да, и вот еще что - вы точно ничего там не трогали, не убирали? Ну,
когда...
- Да что вы! Только вошла сказать, что подниматься пора, приезжаем
скоро...
Подошла, за ручку тронула...
Проводница прикрыла глаза рукой и заплакала. Капитан Самойлов встал и
вышел в коридор, тихо прикрыв за собой дверь. Там было уже пусто, только у
ближнего тамбура дежурил милиционер, да возле прикрытой двери седьмого купе
нервно курил высокий мужчина в штатском. Капитан подошел к нему.
- Ну что, Феденька, отдыхаем?
- Да, там теперь эксперты колдуют.
- А ты уже отстрелялся?
- Отстрелялся... Похоже, Коля, в этом деле все мы уже отстрелялись.
- То есть? - нахмурился Самойлов.
- Судя по всему, не наша тут епархия. Во всяком случае, без смежников не
обойтись.
- Вещички?
- Они. Интересные такие вещички, я бы даже сказал - типа будьте-нате!
- Ну уж! - Капитан хмыкнул. - Что-нибудь по части ОБХСС?
- Бери выше.
- Неужели Конторы? Секретные документы, что ли?
- Зайдем, сам увидишь. Не сюда, в соседнее. Там и без нас тесно. - Поймав
на себе неодобрительный взгляд капитана, Федор добавил:
- Ладно, порядки знаем.
Все запротоколировано и сфотографировано.
На откидном столике аккуратным рядком стояли многочисленные предметы, в
их числе на треть опорожненная граненая бутылка виски с золотисто-бордовой
этикеткой, длинная сигаретная пачка тех же тонов с латинскими буковками
"Santos-Dumont", курительная трубка с чуть изогнутым черным мундштуком, два
пустых стакана, два коричневых сигаретных окурка с чуть заметными пятнами
розовой помады, обручальное кольцо, финка с пластмассовой наборной ручкой,
полпалки твердо-копченой колбасы. Каждая вещь была упакована в
полиэтиленовый пакет и снабжена биркой.
- И что? - поморщившись, спросил капитан. - Видал я все это хозяйство при
первичном осмотре. Что ли, прикажешь из-за буржуйского виски Большой дом
теребить? Бдительность демонстрировать? Они тебе быстро песню про коричневую
пуговку напомнят. Сейчас, дорогой, не сталинское время, сейчас каждый, кто с
понятием, подобное пойло хлебает невозбранно...
- Так ведь я, собственно, не это хочу показать. На полке поверх
застеленного одеяла стояла продолговатая дорожная сумка ярко-красного цвета.
Федор наклонился над нею, двумя пальцами извлек еще один полиэтиленовый
пакет с биркой и показал капитану. Самойлов присвистнул.
- Погоди свистеть, это, как говорили в старину, лишь первая перемена.
- Красавец! Такой и в руке подержать приятно, - Самойлов потянулся к
пакету.
- Потом, капитан... Револьвер системы "наган", шестизарядный, калибр семь



Страницы: [1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80
РЕКЛАМА
Эриксон Стивен - Сады Луны
Эриксон Стивен
Сады Луны


Корнев Павел - Повязанный кровью
Корнев Павел
Повязанный кровью


Шилова Юлия - Замуж за египтянина, или Арабское сердце в лохмотьях
Шилова Юлия
Замуж за египтянина, или Арабское сердце в лохмотьях


Буркатовский Сергей - Вчера будет война
Буркатовский Сергей
Вчера будет война


РЕКЛАМА В БИБЛИОТЕКЕ
Copyright © 2001-2012 гг.
Идея и дизайн Алексея Сергейчука. При использовании материалов данного сайта - ссылка обязательна.