Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ


ТОП-5 ПОПУЛЯРНЫХ РАЗДЕЛОВ
  1. Русская фантастика
  2. Детектив
  3. Женский роман
  4. Зарубежная фантастика
  5. Приключения

ТОП-30 ПОПУЛЯРНЫХ КНИГ ЗА МЕСЯЦ
  1. Гнев дракона (55)
  2. Замуж за египтянина, или Арабское сердце в лохмотьях (16)
  3. Любовница на двоих (14)
  4. Обратись к Бешенному (11)
  5. Свет вечный (10)
  6. Требуется чудо (10)
  7. Последнее допущение Господа (10)
  8. Ричард Длинные Руки - 1 (8)
  9. Омон Ра (8)
  10. Кредо (8)
  11. Ни мужа, ни любовника, или Я не пускаю мужчин дальше постели (6)
  12. Турецкая любовь, или Горячие ночи Востока (6)
  13. Меняющая мир, или Меня зовут Леди Стерва (5)
  14. Два демона (5)
  15. Путь князя. Равноценный обмен (5)
  16. Аквариум (5)
  17. Кафедра странников (4)
  18. Темный лорд (4)
  19. Летучий Голландец (4)
  20. Круг любителей покушать (4)
  21. Свирепый черт Лялечка (3)
  22. Начало всех начал (3)
  23. Смерть Ахиллеса (3)
  24. Пощады не будет (3)
  25. Прозрачные витражи (3)
  26. Смягчающие обстоятельства (3)
  27. К "последнему" морю (3)
  28. Вещий Олег (3)
  29. Память льда (3)
  30. Шпион, или повесть о нейтральной территории (3)

Использовать только для ознакомления. Любое коммерческое использование категорически запрещается. По вопросам приобретения прав на распространение, приобретение или коммерческое использование книг обращаться к авторам или издательствам.

Драма — > Беккет Сэмюэл — > читать бесплатно "Все, что падает"


Сэмюэл Беккет


Пьесы разных лет



Перевод Е. СУРИЦ
От переводчика
Одна из уже опубликованных по-русски пьес Беккета называется "Про всех
падающих". Слова взяты из Сто сорок четвертого псалма: "Господь поддерживает
всех падающих и восставляет всех низверженных". Название покрывает, мне
кажется, и предлагаемую подборку, да и все творчество Беккета. Он не
требует: "Меня любите за то, что я умру", он, наоборот, за то, что они
умрут, любит своих несчастных героев, и еще за то, что родились на этот свет
и в темном промежутке - уже не жизнь и пока не смерть - на пустой и
глубокой, неподвижно вибрирующей сцене дрогнут от холода и ждут, и не
дождутся Годо.
Рассказывают, что Беккет незадолго до смерти ушел в дом престарелых,
чтобы не обременять собою жену, а потом каждый день бегал к ней на свиданье.
Если этого не было, стоило выдумать такой типично беккетовский финал, как -
в случае чего - стоило бы выдумать самого Беккета, потому что без этой
ритмической, ищущей слов немоты, без этого многозначного, как поэзия,
парадоксального и гаерски-трагического, как жизнь, задумчивого,
заступнического, гениального бормотания очень трудно, не правда ли, себе
представить то, что принято называть современной литературой.
Беккет неукоснительно сам переводил свои французские вещи на английский
и наоборот, при этом с сумасшедшей изобретательностью выкидывая - хозяин
барин - такие коленца, что представителю скромной переводческой профессии
остается только завистливо ахать, глядя на то, что позволено Юпитеру. В силу
сказанного, по моему убеждению, тексты Беккета нельзя переводить иначе как с
оригинала. Пьесы "Каскандо" и "Шаг" переведены с французского, остальные
пьесы - с английского.

ПОСЛЕДНЯЯ ЛЕНТА КРЭППА
Пьеса в одном действии
Поздний вечер в будущем.
Комната Крэппа.
На авансцене небольшой столик с двумя ящиками, открывающимися в сторону
зрительного зала.
За столом, глядя в зал, то есть по другую сторону от ящиков, сидит
усталый старик - Крэпп.
Черные порыжелые узкие брюки ему коротки. В порыжелом черном жилете -
четыре больших кармана. Массивные серебряные часы с цепочкой. Очень грязная
белая рубашка без воротничка распахнута на груди. Диковатого вида
грязно-белые ботинки, очень большого размера, страшно узкие, остроносые.
Лицо бледное. Багровый нос. Седые лохмы. Небрит.
Очень близорук (но без очков). Туг на ухо.
Голос надтреснутый. Характерные интонации.
Ходит с трудом.
На столе - магнитофон с микрофоном и несколько картонных коробок с
катушками записей.
Стол и небольшое пространство вокруг ярко освещены. Остальная сцена
погружена во тьму.
Мгновение Крэпп сидит неподвижно, потом тяжко вздыхает, смотрит на
часы, шарит в кармане, вытаскивает какой-то конверт, кладет обратно, опять
шарит в кармане, вытаскивает связку ключей, поднимает к глазам, выбирает
нужный ключ, встает и обходит стол. Наклоняется, отпирает первый ящик,
заглядывает в него, шарит там рукой, вынимает катушку с записями,
разглядывает, кладет обратно, запирает ящик, отпирает второй ящик,
заглядывает в него, шарит там рукой, вынимает большой банан, разглядывает
его, запирает ящик, кладет ключи в карман. Поворачивается, подходит к краю
сцены, останавливается, поглаживает банан, чистит, бросает кожуру прямо под
ноги, сует кончик банана в рот и застывает, глядя в пространство пустым
взглядом. Наконец, надкусывает банан, поворачивается и начинает ходить
взад-вперед по краю сцены, по освещенной зоне, то есть не больше
четырех-пяти шагов, задумчиво поглощая банан. Вот он наступил на кожуру,
поскользнулся, чуть не упал. Наклоняется, разглядывает кожуру и, наконец, не
разгибаясь, отбрасывает кожуру в оркестровую яму. Снова ходит взад-вперед,
доедает банан, возвращается к столу, садится, мгновение сидит неподвижно,
глубоко вздыхает, вынимает из кармана ключи, подносит к глазам, выбирает
нужный ключ, встает, обходит стол, отпирает второй ящик, вынимает еще один
большой банан, разглядывает его, запирает ящик, кладет ключи в карман,
поворачивается, подходит к краю сцены, останавливается, поглаживает банан,



очищает, бросает кожуру в оркестровую яму, сует кончик банана в рот и
застывает, глядя в пространство пустым взглядом. Наконец его осеняет, он
кладет банан в жилетный карман, так что кончик торчит наружу, и со всей
скоростью, на которую он еще способен, устремляется в темную глубину сцены.
Проходит десять секунд. Громко хлопает пробка. Проходит пятнадцать секунд.
Он снова выходит на свет со старым гроссбухом в руках и садится за стол.
Кладет перед собою гроссбух, утирает рот, руки обтирает об жилет, потом
плотно смыкает ладони и начинает потирать руки.
Крэпп (с воодушевлением). Ага! (Склоняется над гроссбухом, листает
страницы, находит нужное место, читает.) Коробка... тр-ри... катушка...
пять. (Поднимает голову, смотрит прямо перед собою. С наслаждением.)
Катушка! (Пауза.) Кату-у-ушка! (Блаженная улыбка. Пауза. Наклоняется над
столом, начинает перебирать коробки.) Коробка... тр-ри... тр-ри... четыре...
два... (с удивлением) девять! Господи Боже!.. Семь... Ага! Вот ты где,
плутишка! (Поднимает коробку, разглядывает.) Коробка три. (Ставит ее на
стол, открывает, роется в катушках.) Катушка... (заглядывает в гроссбух)
пять... (разглядывает катушки) пять... пять... Ага! Вот ты где, негодница!
(Вынимает катушку, разглядывает.) Катушка пять. (Кладет ее на стол,
закрывает коробку три, откладывает, берет катушку.) Коробка три, катушка
пять. (Склоняется над магнитофоном, поднимает взгляд. С наслаждением.)
Кату-у-ушка! (Блаженно улыбается. Наклоняется, ставит катушку на магнитофон,
потирает руки.) Ага! (Заглядывает в гроссбух, читает запись в конце
страницы.) Мама отмучилась... Гм... Черный мячик... (Поднимает голову,
смотрит бессмысленным взглядом. В недоумении.) Черный мячик? (Снова
заглядывает в гроссбух, читает.) Смуглая няня... (Поднимает голову,
раздумывает, снова заглядывает в гроссбух, читает.) Некоторые улучшения в
работе кишечника... Гм... Незапамятное... что? (Наклоняется к гроссбуху.)
Равноденствие, незапамятное равноденствие. (Поднимает голову, смотрит
бессмысленным взглядом. В недоумении.) Незапамятное равноденствие?.. (Пауза.
Пожимает плечами, снова заглядывает в гроссбух, читает.) Прости-прощай...
(переворачивает страницу) любовь. (Поднимает голову, раздумывает,
наклоняется к магнитофону, включает, усаживается, приготовляясь слушать, то
есть наклоняется вперед, лицом к зрителю, кладет локти на стол, руку
приставляет к уху.)
Лента (голос сильный, тон несколько приподнятый. Явно узнаваемый голос
Крэппа, только гораздо моложе). Сегодня мне стукнуло тридцать девять, и
это... (Усаживаясь поудобней, он смахивает одну коробку со стола,
чертыхается, выключает магнитофон, в сердцах сбрасывает коробки и гроссбух
на пол, перематывает ленту к началу, включает.) Сегодня мне стукнуло
тридцать девять, и это - сигнал, не говоря уж о моей застарелой слабости;
что же касается интеллекта, я, судя по всему, на... (подыскивает слово) на
самом гребне... или около того. Отметил мрачную дату, как и все последние
годы, потихонечку, в кабаке. Никого. Сидел у камина, закрыв глаза, и отделял
зерно от мякины. Кое-что набросал на обороте конверта. Но вот, слава Богу, я
дома, и как приятно снова залезть в свое старое тряпье. Только что съел,
стыдно сказать, три банана и с трудом удержался, чтобы не съесть четвертый.
Это же гибель для человека в моем состоянии. (Порывисто.) Покончить с ними!
(Пауза.) Новая лампа - крупное достижение. В этом кольце темноты мне как-то
не так одиноко. (Пауза.) В каком-то смысле. (Пауза.) Приятно встать,
пройтись в темноте и снова вернуться к... (колеблется) к себе. (Пауза.) К
Крэппу.
Пауза.
...Верно, интересно, а что я при этом имею в виду... (Колеблется.) Я
имею в виду, очевидно, те ценности, которые останутся, когда вся муть...
когда уляжется вся моя муть. Закрою-ка я глаза и попытаюсь себе их
представить. (Пауза. Крэпп поскорей прикрывает глаза.) Странно, какой тихий
сегодня вечер, вот я напрягаю слух и не слышу ни звука. Старая мисс Макглом
всегда поет в этот час. А сегодня молчит. Она говорит, это песни ее юности.
Ее трудно себе представить юной. Впрочем, дивная женщина. Из Коннахта, по
всей видимости. (Пауза.) Интересно, а я? Буду я петь в таком возрасте, если,
понятно, доживу? Нет. (Пауза.) А в детстве я пел? Нет. (Пауза.) Я хоть
когда-нибудь пел? Нет.
Пауза.
Вот, слушал записи какого-то года, урывками, наобум, по книге не
проверял, но это было записано лет десять-двенадцать назад, не меньше. Я
тогда еще время от времени жил с Бианкой на Кедар-стрит. О Господи, и хватит
об этом. Сплошная тоска. (Пауза.) Ну что о Бианке сказать, разве что глазам
ее следует отдать должное. Со всей теплотою. Вот - я их вдруг так и вижу.
Дивные глаза. (Пауза.) А, ну да ладно... (Пауза.) Мрачнейшая вещь - все эти
post mortem, но часто они... (выключает магнитофон, раздумывает, снова
включает)... помогают мне перейти к новой... (колеблется) ретроспективе.
Просто не верится, что я был когда-то этим юным щенком. Голос! Господи! А
какие амбиции. (Смешок, к которому присоединяется и нынешний Крэпп.) А
решения! (Смешок, к которому присоединяется и нынешний Крэпп.) Например,
меньше пить. (Смешок нынешнего Крэппа.) Подведем итоги. Тысяча семьсот часов



Страницы: [1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17
РЕКЛАМА
Шилова Юлия - Случайная любовь
Шилова Юлия
Случайная любовь


Доценко Виктор - Близнец Бешенного
Доценко Виктор
Близнец Бешенного


Березин Федор - Огромный черный корабль
Березин Федор
Огромный черный корабль


Вронский Константин - Сибирский аллюр
Вронский Константин
Сибирский аллюр


РЕКЛАМА В БИБЛИОТЕКЕ
Copyright © 2001-2012 гг.
Идея и дизайн Алексея Сергейчука. При использовании материалов данного сайта - ссылка обязательна.