Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ


ТОП-5 ПОПУЛЯРНЫХ РАЗДЕЛОВ
  1. Русская фантастика
  2. Детектив
  3. Женский роман
  4. Зарубежная фантастика
  5. Приключения

ТОП-30 ПОПУЛЯРНЫХ КНИГ ЗА МЕСЯЦ
  1. (22)
  2. Сокровища Валькирии 4 (18)
  3. Замуж за египтянина, или Арабское сердце в лохмотьях (15)
  4. Следователь по особо важным делам (13)
  5. Чужие зеркала (12)
  6. Посмертный образ (11)
  7. Под солнцем останется победитель (10)
  8. Великий лес (9)
  9. На осколках чести (7)
  10. Шестая книга судьбы (7)
  11. Продам твою мать (7)
  12. Ученик (6)
  13. Любовница на двоих (6)
  14. Рыцарь из ниоткуда (6)
  15. Леннар. Книга Бездн (6)
  16. Ричард Длинные Руки - 1 (5)
  17. Огромный черный корабль (5)
  18. Анастасия (5)
  19. Калигула (5)
  20. Обряд дома Месгрейвов (4)
  21. Турецкая любовь, или Горячие ночи Востока (4)
  22. Ни мужа, ни любовника, или Я не пускаю мужчин дальше постели (4)
  23. Чары старой ведьмы (4)
  24. Горы Судьбы (3)
  25. Главный противник (3)
  26. Ночной Дозор (3)
  27. Требуется чудо (3)
  28. Круг любителей покушать (3)
  29. Свет вечный (3)
  30. Чистильщик (3)

Использовать только для ознакомления. Любое коммерческое использование категорически запрещается. По вопросам приобретения прав на распространение, приобретение или коммерческое использование книг обращаться к авторам или издательствам.

Драма — > Генри Джеймс — > читать бесплатно "Связка писем"


Генри Джеймс


Связка писем




I
Мисс Миранда Хоуп, из Парижа, к мистрис Абрагам Хоуп, Бангор, Мэн.
5 сентября 1879
Дорогая мама,
Я делилась с тобой моими похождениями вплоть до вторника на прошлой
неделе, и хотя мое письмо еще не дошло до тебя, я начинаю другое, боясь, как
бы у меня не накопилось слишком много впечатлений. Очень рада, что ты
читаешь мои письма всем членам семьи; мне приятно думать, что они будут
знать, как я поживаю, а писать всем я не могу, хотя стараюсь удовлетворить
всем благоразумным требованиям. Но и неблагоразумных очень много, как тебе,
вероятно, известно; я не о твоих говорю, дорогая мама, так как должна
признать, что ты никогда не требовала от меня больше, чем следовало. Как
видишь, ты пожинаешь плоды: я пишу к тебе прежде всех. Надеюсь, что ты не
показываешь моих писем Вильяму Плату. Если он желает читать мои письма, он
знает, как этого добиться. Ни за что в мире не хотела бы я, чтоб он увидал
одно из этих писем, писанных для обращения в кругу семьи. Если он хочет
получить особое письмо, он должен написать мне первый. Пусть напишет, тогда
я подумаю, отвечать ли ему или нет. Можешь показать ему это, если хочешь; но
если ты этим не ограничишься, я никогда более к тебе не напишу. Я описывала
тебе, в моем последнем письме, мое прощание с Англией, мой переезд через
канал, мои первые парижские впечатления. Я много думала о прекрасной Англии
с тех пор, как рассталась с нею, а также обо всех знаменитых исторических
местностях, какие мне удалось посетить, но пришла к заключению, что не
желала бы жить в этой стране. Положение женщины в ней вовсе не кажется мне
удовлетворительным, а ты знаешь, что к этому вопросу я отношусь отнюдь не
равнодушно. Мне кажется, что в Англии они играют чрезвычайно бесцветную
роль; у тех, с кем я разговаривала, был какой-то унылый и униженный тон,
печальный и покорный взгляд, точно им не в диковину дурное обращение и
распеканья, и это вызывало во мне желание хорошенько встряхнуть их. Многих,
да и многое в здешних местах, желала бы я подвергнуть этой операции. Приятно
было бы вытрясти крахмал из некоторых и пыль из остальных. Я знаю в Бангоре
девушек пятьдесят, которые гораздо ближе подходят к моему представлению о
положении, которое должна занимать истинно благородная женщина, чем все эти
молодые английские "лэди". Но они прелестно говорят там, в Англии, и мужчины
замечательно красивы. (Можешь показать это Вильяму Плату, если пожелаешь.)
Я поделилась с тобой моими первыми парижскими впечатлениями, которые
совершенно соответствовали моим ожиданиям не смотря на все, что случалось
слышать и читать об этом городе. Предметов, возбуждающих интерес,
чрезвычайное множество, климат замечательно приятный. Солнце светит
постоянно. Должна сказать, что положение женщины здесь значительно выше,
хотя отнюдь не достигает американского образца. Обращение жителей, в
некоторых отношениях, чрезвычайно своеобразно, и я, наконец, чувствую, что я
действительно за границей. Тем не менее, это вполне изящный город,
несравненно выше Нью-Йорка, и я употребила много времени на осмотр различных
памятников и дворцов. Не буду отдавать тебе отчета во всех моих
странствованиях, хотя была неутомима, так как веду, как уже говорила тебе,
крайне утомительный журнал, с которым позволю тебе ознакомиться по
возвращении моем в Бангор. Поживаю я отлично, и должна сказать, что иногда
удивляюсь, как мне все удается. Это только показывает, чего можно достигнуть
с помощью некоторой энергии и здравого смысла. Мне не случилось вовсе
испытать на себе неудобств, связанных с положением молодой девушки,
путешествующей по Европе без провожатого, о которых так много толковали
перед моим отъездом, и не думаю, чтобы когда-нибудь пришлось их испытывать,
так как, конечно, не намерена гоняться за ними. Я знаю, чего мне надо, и
всегда умудряюсь добыть это.
Мне оказывали много любезности, иногда самой горячей, и я не испытывала
никаких неприятностей. Я сделала много приятных знакомств во время моего
путешествия, сходилась и с дамами, и с мужчинами, и вела множество крайне
интересных разговоров. Я собрала пропасть сведений, за которыми отсылаю тебя
к моему журналу. Уверяю тебя, что мой журнал будет прелюбопытный. Живу я
совершенно так же, как и в Бангоре, и оказывается, что все идет отлично; а
если что и не так, - мне совершенно все равно. Я приехала в Европу не за
тем, чтобы стеснять себя условными приличиями; я могла это делать и в
Бангоре. Ты знаешь, что я никогда не хотела так жить в Бангоре; поэтому
трудно ожидать, чтобы я здесь себя мучила. Пока я буду достигать желаемого и
управляться со своими деньгами, я сочту свое предприятие удавшимся. Иногда я
чувствую себя довольно одинокой, особенно вечером, но обыкновенно мне
удается заняться кем-нибудь или чем-нибудь. Вечером я по большей части читаю
описания достопримечательностей, которые осматривала в течение дня, или пишу



свой журнал. Иногда хожу в театр или играю на фортепьяно в общей гостиной.
Общая гостиная в нашем отеле ничем особенно не замечательна, но фортепьяно
лучше, чем старое страшилище в SebagoHouse. Иногда я схожу вниз и
разговариваю с дамой, которая ведет книги - замечательно учтивой
француженкой. Она очень хорошенькая, постоянно носит черное платье,
безукоризненно сшитое, говорит немного по-английски; она сказала мне, что ей
пришлось научиться этому языку, чтобы разговаривать с американцами, которые
в огромном количестве стекаются в этот отель. Она сообщила мне очень много
сведений о положении женщины во Франции; в словах ее очень много
ободряющего. Но вместе с тем она сообщила мне кое-что, чего бы мне не
хотелось писать тебе, я еще даже не решилась занести это в свой журнал -
особенно, если мои письма будут передаваться из рук в руки в семье. Уверяю
тебя, что они здесь толкуют о вещах, о которых мы в Бангоре никогда не
только не упоминали, но и не думали. Она, кажется, воображает, что может
говорить мне все, потому что я сказала ей, что путешествую с культурными
целями. Что ж, я желаю знать так много, что иногда мне представляется, будто
я желаю знать все; а между тем есть вещи, которых, мне кажется, я знать не
желаю. Но, говоря вообще, все крайне интересно; я под этим не понимаю только
то, что говорит мне эта француженка, но все, что я сама вижу и слышу. Мне
право кажется, что я должна добиться всего, к чему стремлюсь.
Я встречаюсь со многими американцами, которые, должна признаться,
говоря вообще, не так вежливы со мною, как местные жители. Местные жители, в
особенности мужчины, гораздо, если можно так выразиться, внимательнее. Не
знаю, может быть, американцы более искренни; на этот счет я еще не пришла ни
к какому заключению. Единственная неприятность, которую я испытываю, это -
когда американцы иногда выражают удивление, что я путешествую одна;
как видишь, замечания эти идут не от жителей Старого Света. Ответ мой
всегда готов: "для культурных целей, чтобы ознакомиться с языками и видеть
Европу своими глазами", - по-видимому, это вообще удовлетворяет их. Дорогая
мама, с деньгами я управляюсь отлично.


II
Та же к той же.
16 сентября
Со времени моего последнего письма я оставила отель и поселилась в
одном французском семействе. Это нечто вроде пансиона в соединении с чем-то
вроде школы, только это не похоже ни на американский пансион, ни на
американскую школу. Здесь человека четыре-пять поселились с целью изучить
язык - не брать уроки, но найти случай разговаривать. Я очень обрадовалась
возможности поселиться в таком месте, потому что начинала сознавать, что не
делаю особенных успехов во французском языке. Мне казалось, что мне будет
совестно провести два месяца в Париже и не ознакомиться ближе с языком. Я
всегда так много слышала о французском разговоре, а между тем оказывалось,
что здесь я имела столько же случаев упражняться в нем, как если б
оставалась в Бангоре. Говоря по правде, я гораздо более слышала французских
разговоров в Бангоре от тех французов из Канады, что приезжали к нам рубить
лед, чем могла надеяться когда-нибудь услышать в этом отеле. Дама, которая
вела книги, казалось, так сильно желала разговаривать со мной по-английски -
вероятно, также для практики - что я никак не могла решиться дать ей понять,
что мне это неприятно. Горничная была ирландка, все лакеи - немцы, так что я
никогда не слышала ни одного французского слова. Вероятно, в магазинах можно
было бы найти хорошую практику, но, так как я ничего не покупаю, предпочитая
тратить свои деньги для культурных целей, - то лишена этого удобства.
Подумывала я взять учителя, но я и так уже хорошо знаю грамматику, а
учителя вечно засадят вас за глаголы. Я находилась в порядочном затруднении,
так как чувствовала, что мне не хотелось уехать, не приобретя, по меньшей
мере, общего понятия о французском разговоре. Театр много помогает и, как я
уже писала тебе в моем последнем письме, я часто посещаю увеселительные
места. Я не встречаю никаких затруднений, посещая подобные места одна, со
мной всегда обращаются с той вежливостью, которую, как я уже писала тебе, я
встречаю повсюду. Я вижу множество дам без провожатых - по большей части
француженок - и им, по-видимому, так же весело, как и мне. Но в театре
говорят так скоро, что я едва могу понимать разговор; кроме того,
встречается множество вульгарных выражений, знакомиться с которыми
бесполезно. Тем не менее, театр навел меня на мысль. На другой же день по
отсылке последнего моего письма к тебе, я отправилась в Palais-Royal, один
из главных парижских театров. Он очень невелик, но очень известен, и в моем
путеводителе отмечен двумя звездочками, что служит признаком значения,
придаваемого только первоклассным достопримечательностям. Но, просидев там с
полчаса, я убедилась, что не понимаю ни единого слова пьесы, так они
трещали, употребляли странные выражения. Я была сильно разочарована и
смущена, боясь, что не добьюсь всего, зачем приехала. Но пока я размышляла



Страницы: [1] 2 3 4 5 6 7 8
РЕКЛАМА
Мичурин Артем - Еда и патроны
Мичурин Артем
Еда и патроны


Воробьев Александр - Ронин
Воробьев Александр
Ронин


Круз Андрей - Москва
Круз Андрей
Москва


Русанов Владислав - Стальной дрозд
Русанов Владислав
Стальной дрозд


РЕКЛАМА В БИБЛИОТЕКЕ
Copyright © 2001-2012 гг.
Идея и дизайн Алексея Сергейчука. При использовании материалов данного сайта - ссылка обязательна.