Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ


ТОП-5 ПОПУЛЯРНЫХ РАЗДЕЛОВ
  1. Русская фантастика
  2. Детектив
  3. Женский роман
  4. Зарубежная фантастика
  5. Приключения

ТОП-30 ПОПУЛЯРНЫХ КНИГ ЗА МЕСЯЦ
  1. К "последнему" морю (103)
  2. Ни мужа, ни любовника, или Я не пускаю мужчин дальше постели (78)
  3. Париж на три часа (49)
  4. Начало всех начал (46)
  5. Покер с акулой (39)
  6. Имя потерпевшего - никто (37)
  7. Омон Ра (34)
  8. Непредвиденные встречи (33)
  9. Замуж за египтянина, или Арабское сердце в лохмотьях (31)
  10. Тимур и его команда (29)
  11. Шпион, или повесть о нейтральной территории (29)
  12. Гнев дракона (27)
  13. Любовница на двоих (27)
  14. Чародей звездолета "Агуди" (22)
  15. Пелагия и красный петух (том 2) (22)
  16. Ричард Длинные Руки - 1 (19)
  17. Цифровая крепость (19)
  18. Свирепый черт Лялечка (19)
  19. Ледокол (18)
  20. Киммерийское лето (15)
  21. Аквариум (13)
  22. Брудершафт с Терминатором (12)
  23. Колдун из клана Смерти (12)
  24. Турецкая любовь, или Горячие ночи Востока (12)
  25. Умножающий печаль (10)
  26. Путь Кейна. Одержимость (9)
  27. Битва за Царьград (9)
  28. По тонкому льду (9)
  29. Вставай, Россия! Десант из будущего (8)
  30. Самоцветные горы (8)

Использовать только для ознакомления. Любое коммерческое использование категорически запрещается. По вопросам приобретения прав на распространение, приобретение или коммерческое использование книг обращаться к авторам или издательствам.

Русская фантастика — > Гуревич Георгий — > читать бесплатно "Только обгон"


Джек Керуак


Протекая сквозь...


КНИГА ВТОРАЯ





Часть 1


Протекая сквозь Мексику




1

И вот, после всего пережитого на вершине горы, где целых два месяца
оставался я в полном одиночестве никого не видя и не слыша ни одного
человеческого слова, началось для меня время полного переворота всех моих
представлений о жизни - Тогда я хотел сохранить это состояние абсолютного
покоя в мире общества, но в то же время тайно жаждал некоторых
удовольствий этим обществом доставляемых (таких как зрелища, секс,
удобства, хорошая еда и выпивка), всего того чего на горной вершине не
найдешь - Именно тогда я начал понимать что вся моя жизнь была поиском
покоя в творчестве, и не только в творчестве - Ведь я человек скорее
склонный к созерцанию чем к действию, древние даосы-китайцы называли это
"Недеянием" (У-Вэй), и способ жизни этот сам по себе прекрасней всех иных
и подобен неторопливому монастырскому деланию среди лихорадочной болтовни
жаждущих действия в этом и других "современных" мирах -
Я хотел доказать что способен "предаваться недеянию" даже находясь посреди
самого буйного общества, в котором я оказался спустившись с гор штата
Вашингтон в Сан-Франциско, как вы уже знаете, и проведя неделю в пьяных
"раздолбасах" (как сказал однажды Коди) с ангелами одиночества, поэтами и
персонажами Сан-францисского Ренессанса - Всего неделю и не более того,
после которой (с сильного похмелья и ясное дело с некоторыми угрызениями
совести) я запрыгнул на товарняк до самого Эл-Эй1 и отправился в Старую
Мексику чтобы опять оказаться в уединении но на этот раз в городской
лачуге.
Понятное дело, что как художнику мне необходимы одиночество и что-то вроде
этой философии "недеяния", позволяющей мне проводить весь день в грезах,
записывая главы ускользающих из памяти мечтаний, которые годами позже
составляются в целую повесть - И в этом смысле я не посоветовал бы всем,
поскольку все не могут быть художниками, мой образ жизни как подходящую
философию - В этом смысле я просто чудак, вроде Рембрандта - Рембрандт мог
писать портреты деловых бюргеров позирующих ему в свободную минутку после
обеда, но ночью, когда они спали отдыхая перед очередным рабочим днем,
старый Рембрандт бодрствовал в своей студии нанося легкими прикосновениями
пятна темноты на свои холсты - И бюргеры не требовали от Рембрандта быть
кем-то еще кроме как художником и поэтому они не стучались в полночь в его
дверь и не спрашивали: "Почему ты так живешь, Рембрандт? Почему ты
проводишь свои ночи в одиночестве? О чем это ты грезишь?" А также они не
ожидали от Рембрандта что он повернется к ним и скажет: "Вы должны жить
так как я, принять философию одиночества, и другого пути нет".
Итак я искал себе спокойной жизни заполненной созерцанием во всей его
утонченности, и не только чтобы заниматься своим искусством (в моем случае
прозой, повествованием) (прозаическим описанием того что я видел и того
как я это увидел), также я пытался найти свой собственный способ жизни, то
есть, я хотел увидеть мир с точки зрения одиночества и медитировать на
этот мир не впутываясь в сумятицу его свершений, которые уже тогда пугали
меня и внушали мне отвращение - Я хотел быть Человеком Дао, наблюдающим
облака и не обращающим внимания на бушующую под ними историю (что после
Мао и Камю уже непростительно?) (но придет время) -
Но мне и в голову не могло придти что, несмотря на всю мою решимость, мой
опыт творчества в одиночестве и свободу моей бедности - мне не могло
придти в голову что меня тоже затянет в деятельность этого мира - Я не
думал что может так случиться что -
Ну ладно, перейдем к подробностям, в которых-то и вся суть дела -

2

Сначала все шло как по маслу, после того как я увидел тот тюремный автобус



на выезде из Лос-Анджелеса, и даже когда полицейские остановили меня той
ночью в аризонской пустыне когда в два часа ночи при свете полной луны я
пешком выбирался из Таксона чтобы расстелить свой спальник на песке
где-нибудь за городом - И обнаружив что у меня хватает денег на отель, они
хотели знать почему я все же собираюсь спать в пустыне - Невозможно
объяснить это полиции, не станешь же пускаться в долгие рассуждения - В те
времена я был отчаянным сыном солнца, весил всего 165 фунтов и мог идти
многие мили без передышки с полным рюкзаком за плечами, и сворачивал себе
самокрутки на курево, и знал как удобно устроиться на ночлег в пересохшем
русле ручья, и даже как прожить на жалкие гроши - Теперь же, после
перенесенного мною ужаса литературной известности и водопада выпивки
протекшей сквозь мою глотку, нескольких лет прятанья дома от сотен
охотников до моего времени (полуночный камешек в мое окно "Эй Джек,
выходи, давай выпьем, вокруг такое творится!") - ой - И когда круг
замкнулся вокруг меня, старого независимого вероотступника, я стал
выглядеть как Буржуа, с брюшком и так далее, и это начало отражаться на
моем лице гримасой недоверчивости и сытости (они ведь всегда неразлучны
друг с другом?) - Так что (ну, почти) если б копы сейчас остановили меня в
два ночи на трассе, я не удивился бы если б они просто козырнули мне - Но
тогда, всего пять лет назад, я выглядел дико и необузданно - Они окружили
меня двумя патрульными машинами.
И направив лучи своих фонариков на меня, стоящего на дороге в джинсах и
рабочей одежке, с громадным ужасающим рюкзаком за плечами, они спросили: -
"Куда направляешься?", точно такой же вопрос они задали мне годом позже
под телевизионными софитами в Нью-Йорке "Куда вы направляетесь?" - И точно
так же как не объяснишь этого полиции, не скажешь и обществу "Я ищу покоя".
Разве это так важно?
Подожди, и ты увидишь.

P.S. Представь себя объясняющим тысяче беснующихся на токийских улицах
танцоров Змеиных Танцев2 что ты ищешь покоя и поэтому вне их карнавала!


3

Мехико - прекрасный город для художника, где можно раздобыть дешевое
жилье, хорошую еду, полно развлечений субботними вечерами (включая
продажных девочек) - Где можно беспрепятственно бродить по улицам и
бульварам в любой час дня и ночи, и маленькие вежливые полицейские даже не
смотрят на тебя занимаясь своими собственными делами, то есть раскрытием и
предотвращением преступлений - Перед моим внутренним взором Мехико-сити
всегда предстает как город жизнерадостный и восхитительный (особенно в 4
часа дня, когда летний проливной дождь заставляет людей спешить по
сверкающим тротуарам отражающим синие и розовые неоновые огни, спешащие
индейские ноги, автобусы, дождевики, промозглые бакалейные лавочки и
сапожные мастерские, милые ликующие голоса женщин и детей, сдержанное
возбуждение мужчин до сих пор выглядящих настоящими ацтеками) - Свет свечи
в одинокой комнатушке и писание повести о мире.
Но приехав в Мехико, я всегда поражаюсь тому что позабыл некоторую все же
безотрадность, и даже грусть, темноту, которую например чувствуешь при
виде какого-нибудь индейца в коричневом ржавого цвета костюме, в белой
рубашке с распахнутым воротом, ждущего автобус на Сиркумваласьон, с
коробкой завернутой в газету (Эль Диарио Универсаль), автобус его забит
сидящими и болтающимися в ременных петлях людьми, внутри мерцает
темно-зеленый мрак, освещения нет, и ему предстоит трястись в нем по
глинистым ухабистым закоулочкам добрых полчаса до пригородных глинобитных
трущоб где навсегда воцарилась вонь дохлятины и дерьма - И упиваться
описанием убожества этого человека просто-напросто нечестно, это, в конце
концов, недостойно - И я не стану этого делать - Его жизнь это ужас - Но
тут вдруг на глаза вам попадается полная индейская старушка в платке
держащая маленькую девочку за руку, они идут в пастелерию3 за
разноцветными пирожными! Девчушка счастлива - Лишь в Мексике, искренней и
невинной, рождение и смерть кажутся чем-то действительно стоящим...


4

Я приехал в город на автобусе из Ногалеса и немедленно снял себе
глинобитную мазанку стоявшую на крыше дома, обустроил ее на свой вкус,
зажег свечу и принялся писать о спуске-с-горы и безумной неделе
проведенной в Фриско.
И единственной моей компанией был обитавший внизу подо мной, в мрачной
комнатушке, старый мой приятель 60-летний Бык Гэйнс.
Он тоже жил жизнью спокойной.
Как всегда неторопливый, вечно одна и та же история, вот стоит он



Страницы: [1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30
РЕКЛАМА
Головачев Василий - Огнетушитель дьявола
Головачев Василий
Огнетушитель дьявола


Флинт Эрик - Окольный путь
Флинт Эрик
Окольный путь


Глуховский Дмитрий - Сумерки
Глуховский Дмитрий
Сумерки


Головачев Василий - По ту сторону огня
Головачев Василий
По ту сторону огня


РЕКЛАМА В БИБЛИОТЕКЕ
Copyright © 2001-2012 гг.
Идея и дизайн Алексея Сергейчука. При использовании материалов данного сайта - ссылка обязательна.