Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ


ТОП-5 ПОПУЛЯРНЫХ РАЗДЕЛОВ
  1. Русская фантастика
  2. Детектив
  3. Женский роман
  4. Зарубежная фантастика
  5. Приключения

ТОП-30 ПОПУЛЯРНЫХ КНИГ ЗА МЕСЯЦ
  1. Гнев дракона (55)
  2. Замуж за египтянина, или Арабское сердце в лохмотьях (16)
  3. Любовница на двоих (14)
  4. Обратись к Бешенному (11)
  5. Требуется чудо (10)
  6. Последнее допущение Господа (10)
  7. Свет вечный (10)
  8. Ричард Длинные Руки - 1 (8)
  9. Омон Ра (8)
  10. Кредо (8)
  11. Кафедра странников (7)
  12. Турецкая любовь, или Горячие ночи Востока (6)
  13. Ни мужа, ни любовника, или Я не пускаю мужчин дальше постели (6)
  14. Меняющая мир, или Меня зовут Леди Стерва (5)
  15. Два демона (5)
  16. Путь князя. Равноценный обмен (5)
  17. Аквариум (5)
  18. Темный лорд (4)
  19. Летучий Голландец (4)
  20. Круг любителей покушать (4)
  21. Смерть Ахиллеса (4)
  22. Пощады не будет (3)
  23. Смягчающие обстоятельства (3)
  24. Прозрачные витражи (3)
  25. К "последнему" морю (3)
  26. Вещий Олег (3)
  27. Память льда (3)
  28. Шпион, или повесть о нейтральной территории (3)
  29. Аутодафе (3)
  30. Пелагия и красный петух (том 2) (3)

Использовать только для ознакомления. Любое коммерческое использование категорически запрещается. По вопросам приобретения прав на распространение, приобретение или коммерческое использование книг обращаться к авторам или издательствам.

История — > Витковский Евгений — > читать бесплатно "Павел II"


Евгений Витковский


Павел II



* ТОМ ПЕРВЫЙ. ПРОНЕСИ, ГОСПОДИ! *

ОТ АВТОРА
Несколько слов от автора ничего к трехтомному роману уже не прибавят,
но сказать кое-что необходимо. Ибо роман, двигавшийся от писателя к читателю
двадцать лет, давно уже обрел собственную жизнь. Его несколько раз пришлось
переписывать: ряд фантастических эпизодов стал за минувшие годы такой
скучной действительностью, что автор сам начал казаться себе историческим
писателем, - а на роль ясновидца автор менее всего претендует, - больно не
хочется быть Кассандрой, которую первую же и бьют, когда предсказание
сбывается.
Перед читателем - фантастический роман, написанный, как считает автор,
в принципиально новом жанре: в жанре реалистического реализма. Название это
отнюдь не тавтологично: для того, чтобы изобразить окружающую нас
действительность, традиционный реализм бессилен, простая запись
происходящего выглядит непомерным преувеличением, бумага краснеет и готова
загореться. Поэтому автор использует вполне последовательно метод
"литотизации" - т. е. "преуменьшения", дабы описываемые события выглядели
реалистически. Отсюда и название - РЕАЛИСТИЧЕСКИЙ РЕАЛИЗМ.
Жанр не может быть полностью кристаллизован в своем первом образе.
Пройдут столетия, на полках библиотек запылятся тысячи более или менее
удачных произведений, лишь очень и очень нескоро должен возникнуть последний
и главный шедевр, который обеспечит жанру бессмертие: кто-то создаст
серьезную, весьма издевательскую пародию на него, и вот она-то и послужит в
грядущих веках гарантом бессмертия реалистического реализма. Сомневающихся в
этом предсказании могу лишь отослать к истории литературы: много ли читали
мы рыцарских романов? Зато все читали "Дон-Кихота", а что такое "Дон-Кихот",
как не итоговое, высшее достижение жанра - пародия, к тому же отчасти
сочинения со скуки? Из нынешних времен, из темного прошлого, автор "Павла
Второго" шлет в мрачное, отвратительное будущее автору грядущего,
предположим, "Дон-Пабло" свой печальный привет.
Жанр реалистического реализма подразумевает весьма фривольные отношения
с действительностью, и действительность уже отомстила автору: она явилась
его первым и главным плагиатором. Сравнительно давно написанные страницы
пришлось при отправке в печать хоть немного, но подправлять, ибо вымысел
стал сухим репортажем, а меньше всего автора тянуло в журналистику. Но к
журналистике тяготела жизнь, и вот - налицо первый конфликт жанра и жизни:
ничего нельзя придумать. Сочиняй не сочиняй - все сбудется. Поэтому, дорогой
читатель, прежде чем начинать читать роман, не только перекрестись на икону
в красном углу, но вежливо поклонись висящему, конечно, в твоей комнате
портрету всероссийского венценосца.
Впрочем, как ни определяй метод и жанр, роман уже написан. Пусть
читатель рассматривает его как фотографию с натуры, как "фэнтези", как
современный плутовской роман - автор на все согласен.
В соответствии с требованиями реалистического реализма, автор
настаивает на том, чтобы все намеки, ассоциации, аллюзии, заимствования и
прочие элементы читатель считал намеренными и умышленными. Если за кем-то из
персонажей возникает знакомый читателю прообраз - ну, значит, именно с него
и писался герой. В этом романе все, все - как в жизни, только во много раз
преуменьшено.
Так что отнюдь не классическое "За мной, читатель!" предлагаю я.
Я скромно отхожу на шаг в сторону и пропускаю читателя вперед,
предлагая ему быть моим соавтором, домысливать все, что захочется.
Дверь открыта, дорогой читатель. Милости прошу.
ПУТЕВОДИТЕЛЬ ПО РОМАНУ "ПАВЕЛ II"
ЧЛЕНЫ СЕМЬИ ДОМА "СТАРШИХ РОМАНОВЫХ" И ТЕ, КТО ИМЕЕТ К ЭТОМУ ДОМУ
ОТНОШЕНИЕ:
Федор Кузьмич, он же Александр Павлович Романов, в прошлом государь
Александр I, в добровольной отставке, числится умершим, однако слуху этому
ни в коем случае не следует верить, не прочитав хотя бы первые три тома
романа. На всякий случай должен пояснить, что это не совсем тот Федор
Кузьмич, который умер сперва в 1825 году, потом в 1864 году. Подробности
смотри в романе!
Алексей Александрович Романов, сын последнего от его супруги Анастасии
Николаевны, в девичестве Скоробогатовой, ныне давно покойный. В романе
отсутствует. Но может еще посмертно кое-что продемонстрировать.
Елизавета Григорьевна Романова, в девичестве Свиблова, жена последнего.
В романе отсутствует.
Михаил Алексеевич Романов, сын предыдущего, погиб от рук большевиков
при невыясненных обстоятельствах. В романе отсутствует, но для книги важен,
ибо на его смерть отец главного героя оставил очень много откликов.


Анна Вильгельмовна (девичья фамилия неизвестна) Романова, жена
последнего. Известно, что происходило из необычайно знатного, хотя и
немецкого рода. Нелегально эмигрировала вместе с дочерью Александрой в 1918
году. В романе отсутствует.
Федор Михайлович Романов, сын М.А.Романова, преподаватель русской
литературы в средней школе, умер только что, однако периодически дает о себе
знать.
Рахиль Абрамовна Романова, урожденная Керзон, первая жена последнего,
умерла очень давно, в романе отсутствует.
Валентина Романова (девичья фамилия неизвестна), вторая жена
Ф.М.Романова, тоже умерла давно. В романе отсутствует, точно известно, что
была знатного дворянского рода самое малое - числилась в Бархатной книге, -
по крайней мере посмертно.
Лариса Борисовна Коломиец, роду не знатного, добрачная возлюбленная
последнего, что начисто отрицает (как и его отцовство по отношению к своему
сыну, хотя анализы на генном уровне говорят обратное). В романе практически
отсутствует.
Павел Федорович Романов, сын Ф.М.Романова, преподаватель истории в
средней школе, основной к началу романа претендент на российский престол, да
и вообще - Павел II.
Екатерина Васильевна (Власьевна, Вильгельмовна) Романова, урожденная
Бахман, гражданская жена последнего, в будущем царица, но отнюдь не по тем
причинам, по которым может ожидать читатель.
Ее родня: Елизавета в Славгороде, тетка Марта, тетка Мария, тетка
Гизелла (та, которая масло делает), все - Бахман, в романе практически
отсутствуют, но часто упоминаются.
Софья Федоровна Глущенко, урожденная Романова, старшая сестра Павла
Романова (от первого брака отца). Желающие могут ознакомиться с ее
внешностью на известной картине запрещенного художника Репина.
Соломон Абрамович Керзон, знатный пушкинист, дядя Софьи Глущенко
(Романовой). Автор знаменитой книги "Пушкин вокруг нас". Умирает по ходу
романа. Вообще-то списан с одиннадцати реальных прототипов.
Александра Михайловна Романова, младшая сестра Федора Михайловича
Романова, увезена за границу в детстве. Лучше б ей в романе не появляться
вовсе, но ничего не поделаешь: есть.
Виктор Пантелеймонович Глущенко, директор автохозяйства, муж Софьи
Романовой. Всю жизнь пытается опохмелиться, но очень уж здоровые у него
гены.
Всеволод Викторович Глущенко, сын последнего от первого брака (мать -
знаменитая конькобежица). Человек о двух измерениях.
Гелий Станиславович Ковальский (Романов), внебрачный сын Софьи
Романовой. Собственно, лицо роду не совсем мужского... но спишем
обстоятельства, ибо он фигура трагическая.
Станислав Казимирович, отец последнего, сорок дней как покойный к
моменту, когда мог бы понадобиться.
Иван Павлович Романов, внебрачный сын Павла Федоровича Романова, фигура
блеклая, но постепенно набирающая расцветку.
Алевтина Туроверова, мать последнего, казачьего роду.
Петр Федорович Коломиец, внебрачный сын Федора Михайловича Романова, в
романе практически отсутствует, однако не следует думать, что он лишний: еще
пригодится.
Никита Алексеевич Романов, он же Громов, он же Лука Пантелеевич
Радищев, младший брат Михаила Алексеевича Романова, сокрывшийся в 1918 году
в Брянских лесах. Подарок для русской речи, ибо имеет особую профессию.
Ярослав-Георгий Никитич Романов, законный сын последнего от венчаной
жены Устиньи, ныне известен под именем Хорхе Романьос, - рецензенты романа
иногда называют его "Третья сила". По-испански говорит без акцента.
Георгий-Ярослав Никитич Романов, младший брат последнего, очень
музыкален и знает семь мелодий для дудочки.
Устинья, урожденная Зверева, в первом (нецерковном) браке Садко, жена
князя Никиты, ужас чьей жизни она и составляет.
Клавдия, дочь (старшая) последней от первого (гражданского) брака со
Степаном Садко, женщина мощная, умелая гадалка.
Множество незаконных детей, двойников, матерей, отцов, заметной роли в
повествовании не играющих.

СОТРУДНИКИ ИНСТИТУТА ФОРБСА И ОСТАЛЬНЫЕ С "ТОЙ" СТОРОНЫ:
Артур Форбс, генерал, австралиец, директор Центра Паранормальной
Реставрации Дома Романовых ("Колорадского центра"), мормоно-конфуцианец,
телепат, но слабый. Работу свою не любит, но делает хорошо.
Геррит ван Леннеп, голландец, предиктор. Бывший шахматист, что в его
судьбе сыграло некоторую роль. Католик.
Джереми Уоллас, американец, слепой предиктор, давно покойный. В романе
отсутствует, хотя мелькает тенью. Инициатор создания Института Форбса.



Страницы: [1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24
РЕКЛАМА
Посняков Андрей - Воевода заморских земель
Посняков Андрей
Воевода заморских земель


Роллинс Джеймс - Черный орден
Роллинс Джеймс
Черный орден


Пехов Алексей - Колдун из клана Смерти
Пехов Алексей
Колдун из клана Смерти


Херберт Фрэнк - Фактор вознесения
Херберт Фрэнк
Фактор вознесения


РЕКЛАМА В БИБЛИОТЕКЕ
Copyright © 2001-2012 гг.
Идея и дизайн Алексея Сергейчука. При использовании материалов данного сайта - ссылка обязательна.