Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ


ТОП-5 ПОПУЛЯРНЫХ РАЗДЕЛОВ
  1. Русская фантастика
  2. Детектив
  3. Женский роман
  4. Зарубежная фантастика
  5. Приключения

ТОП-30 ПОПУЛЯРНЫХ КНИГ ЗА МЕСЯЦ
  1. Любовница на двоих (65)
  2. Гнев дракона (25)
  3. Ни мужа, ни любовника, или Я не пускаю мужчин дальше постели (22)
  4. Колдун из клана Смерти (18)
  5. Заклятие предков (17)
  6. Свирепый черт Лялечка (16)
  7. Аквариум (15)
  8. Поводыри на распутье (11)
  9. Пелагия и красный петух (том 2) (11)
  10. Замуж за египтянина, или Арабское сердце в лохмотьях (9)
  11. О бедном Кощее замолвите слово (8)
  12. Цифровая крепость (8)
  13. Роксолана (8)
  14. Гиперион (7)
  15. К "последнему" морю (7)
  16. Вещий Олег (7)
  17. Бубен верхнего мира (7)
  18. Покер с акулой (7)
  19. Его сиятельство Каспар Фрай (6)
  20. Турецкая любовь, или Горячие ночи Востока (6)
  21. Брудершафт с Терминатором (6)
  22. Непредвиденные встречи (6)
  23. Чудовище без красавицы (6)
  24. Ричард Длинные Руки - 1 (5)
  25. Путь Кейна. Одержимость (5)
  26. Умножающий печаль (4)
  27. Журналист для Брежнева (4)
  28. Вставай, Россия! Десант из будущего (4)
  29. Кредо (4)
  30. Признания авантюриста Феликса Круля (4)

Использовать только для ознакомления. Любое коммерческое использование категорически запрещается. По вопросам приобретения прав на распространение, приобретение или коммерческое использование книг обращаться к авторам или издательствам.

Детектив — > Бондарев Юрий — > читать бесплатно "Родственники"


Юрий Бондарев


Родственники




1
Он открыл глаза, увидел чужую комнату, до горячей духоты нагретую
солнцем, и почувствовал, как потное лицо овеивало слабым дуновением
воздуха. В раскрытое окно тек сухой жар июльского утра. Прямо над головой
на самом солнцепеке, за подоконником, постукивали когтями по карнизу сизые
голуби и в поисках тени заглядывали в комнату. Потом он услышал, как
где-то в глубине двора с напором зашелестели струи воды о листву,
невнятные послышались голоса, заработал на холостых оборотах мотор
поливальной машины.
"Что это, где я? - подумал Никита, вытирая испарину на груди. - Я не
дома? Мама умерла - и я здесь?.."
Во время сна ему припекло голову, звенело в ушах, и была неприятная
расслабленность в замлевших мускулах: он спал всю ночь в неудобном
положении, лицом вниз, сжав руки на груди. Весь мокрый от пота, Никита с
отвращением сбросил прилипшую к телу простыню, опустил ноги с дивана и
огляделся.
В комнате этой, видимо, не жили давно: старые обои дожелта выгорели,
было не прибрано, тесно от потертых кожаных кресел, от просиженных стульев
меж расставленных по стенам тумбочек, от неуютных, загромоздивших углы
книжных шкафов; пахло от дивана теплой и горьковатой пылью.
А незнакомая квартира за дверями, казалось, была выжжена горячим
солнцем: было уже полное утро, но никто не стучал, не входил к нему. И
все-таки там, за дверью, кто-то затаенно и тихо сейчас передвигался в
коридоре, шепотом разговаривал по телефону, и Никита догадывался, что
шептались, говорили о нем, о смерти матери, и растерянно взглянул на себя
в зеркало над диваном.
В пыльной желтой его глубине замерло бледное, заспанное лицо с красной
на щеке полосой от подушки, серые глаза всматривались вопросительно.
Никита провел по щекам пальцами и отдернул руку.
Он представил, что такое же выражение, наверно, было на его лице и
вчера, когда после приезда из Ленинграда он сидел за столом в окружении
незнакомых, сочувствующих ему людей, когда, на чей-то вопрос глухо
ответил, что мать в больнице ничего не просила, даже не жаловалась на
боли, хотя умирала в сознании.
И по тому, как они подолгу, с горьким участием смотрели в его сторону,
он подумал, что все эти люди, скованно ужинавшие вчера в длинной,
старомодной столовой, были или его родственники, или знакомые его матери -
он всех их видел впервые. В середине ужина хозяин дома профессор Георгий
Лаврентьевич Греков отрывисто и нервно покашлял в ладонь, проговорил, ни к
кому не обращаясь: "Да, она была мужественной женщиной", - и сейчас же
излишне решительной походкой, свойственной часто людям маленького роста,
вышел из столовой.
После его ухода никто за столом не проронил ни слова, все, по-прежнему
склонясь над тарелками, с каким-то опасливым пониманием постукивали
вилками, и Никита вопросительно покосился на Ольгу Сергеевну, жену Георгия
Лаврентьевича. Весь ужин она сидела в скорбном молчании, неспокойными
пальцами комкая салфетку; в пунцовых мочках ее ушей, покачиваясь, сверкали
серьги, молодили ее когда-то красивое, теперь уже полнеющее лицо. Поймав
его взгляд, она с ласковой сдержанностью тронула его руку, сказала
вполголоса:
- Вы, кажется, устали, Никита? Вы, очевидно, плохо спали в вагоне. Если
не возражаете, я покажу вам комнату.
Тогда он поднялся, проговорил, ни на кого не глядя: "До свидания", - и
последовал за ней, ощущая взгляды на своей спине. И как только закрыл
дверь комнаты, непроницаемое безмолвие затопило квартиру: чудилось, гости
разошлись из столовой на цыпочках, и не слышно было, как прощались они.
"Что они говорят обо мне? - вспомнив свой приезд, хмурясь, подумал
Никита и прислушался. - Почему они не входят, не стучат, а стоят в
коридоре? И кто жил в этой комнате? Чьи это боксерские перчатки? Что я
должен делать теперь?"
Он встал с дивана, долго смотрел на тренировочную грушу, висевшую в
углу, на затянутые слоем пыли боксерские перчатки (они валялись на стуле).
Перчатки ссохлись, покоробились - лежали здесь давно. Он тихонько сдул с
них пыль, натянул корявую, до скрипа прокаленную солнцем перчатку на
правую руку и, не зная зачем, слабо ударил по груше. Она с тупым звуком
метнулась на подвеске, закачалась. Никита ударил еще раз и, стиснув зубы,
стоял, ожидая.
Было тихо, в окно веяло запахом накаленных крыш.
В дверь внезапно постучали. Никита стряхнул, отбросил в угол перчатку,
стал, торопясь, натягивать ковбойку.


- Простите... Доброе утро, Никита. Можно к вам? - И осторожно вошла
Ольга Сергеевна, послышался свистящий шорох ее платья. - Простите, ради
бога, Никита, я вас не разбудила?..
Не подымая головы, он все торопливо искал пуговицы на ковбойке. И, не
отвечая ей, видел совсем рядом ее освещенные солнцем полные колени,
выступавшие под коротким белым платьем, ее сильные, с высоким подъемом
ноги, золотистые волоски на них, будто высветленные солнечными лучами.
- Какое же это несчастье, какое несчастье!.. - негромко заговорила
Ольга Сергеевна. - Поверьте, я понимаю ваше состояние. Потерять мать...
Господи, как я это все понимаю! Я сама это пережила три года назад.
Ольга Сергеевна так близко стояла перед ним, что он явственно вдыхал
терпковато-теплый запах ее платья. Она вдруг неуверенно и робко погладила
его по голове, от ее руки повеяло свежим запахом земляничного мыла, и он
мгновенно ощутил свои жесткие волосы, еще не причесанные, и, дернув
головой, сказал шепотом:
- Спасибо, Ольга Сергеевна, не надо...
- Я понимаю, Никита. Я все понимаю.
Она, умытая после сна, всматривалась в него, глаза были размягчены
состраданием, жалостью; белое летнее платье - такие никогда не носила мать
- стягивало ее торчащую грудь, чистые каштановые волосы убраны в пучок на
затылке, в алых мочках прижатых ушей поблескивали серьги.
- Бедный, бедный, - сочувственно отыскивая глазами его взгляд,
проговорила Ольга Сергеевна, и ее пальцы щекотно прикоснулись к его груди,
помогая ему застегнуть пуговицу. - Вы все время думаете о ней? Я тоже
никогда не забуду ту страшную потерю.
Никита угрюмо глядел в пол, на рассохшийся, старый паркет, отчетливо
видел завязший в пыли голубиный пух, грязные пятна раздавленного пепла,
точно несколько лет никто не входил в эту заброшенную комнату. Еле слышно
спросил:
- Он... тоже умер? Боксерские перчатки... Это его?
Она отошла на шаг, подняла полные оголенные руки к измененному испугом
липу.
- Нет, нет! Это комната сына... Он только не живет у нас! У него
семья... Вы меня не так поняли! Три года назад, Никита, я тоже пережила
смерть матери. Господи боже мой, какая нелепость! - вскрикнула Ольга
Сергеевна и опустилась в кресло, прикрыла рукой лоб. - Как мы все стали
суеверны! Какая нелепость!
- Простите, я не знал, - пробормотал Никита. - Я подумал только, когда
вы сказали...
Вздохнув, Ольга Сергеевна отняла пальцы ото лба и через силу закивала
ему.
- Я понимаю вас. Как все это невыносимо!
Он молчал.
- Да, да... Я хотела вам сказать, Георгий Лаврентьевич придет из
института в первом часу, - проговорила Ольга Сергеевна утомленно. - Он
хочет сегодня встретиться с вами. Обязательно.
- Спасибо, Ольга Сергеевна.
- Через полчаса я вас жду к завтраку, Никита.
- Спасибо. Я не хочу.
- Но так нельзя. Вы должны есть. Вы же ослабнете, Никита. Я вас жду к
завтраку!
Она вышла. Тихая жаркая пустота была в комнате. Ни звука, ни шороха не
доносилось из квартиры.
Он лег на диван. И тут вся стена перед ним, с унылыми вензелями обоев,
теплая, прямая, покрытая пушком пыли, слилась во что-то однообразно-серое,
душное, бессмысленное, и он испугался, что в эту минуту может заплакать.
- Очень хочу с вами поговорить, оч-чень!.. Вчера, к сожалению, не смог.
Да и вы были только с поезда. Да, теперь мы сможем!
Георгий Лаврентьевич Греков ходил по кабинету нервной, танцующей
какой-то походкой, странной при его широких плечах, крупной голове и
маленьком росте; подпоясанный халат был длинен, извиваясь, мотался над
голыми щиколотками. И было странно видеть среди этого просторного,
залитого солнцем кабинета с высокими старинными книжными шкафами по
четырем стенам его подрагивающие, обнаженные ноги в домашних шлепанцах.
Они быстро двигались, мелькали по ковру.
- Оч-чень хочу! - повторил Георгий Лаврентьевич. - Да, я хочу с вами
поговорить! Садитесь в кресло удобнее. Значит, я ваш родной дядя, а вы мой
племянник. Вот при каких горьких обстоятельствах мы с вами встретились,
дорогой вы мой!
Никита сел в кресло, как бы еще сомневаясь, что этот маленький,
широкоплечий, тщательно выбритый, закутанный в халат старик может быть его
родственником, его дядей, известным профессором истории, живущим здесь, в
Москве.
Но, успокаивая себя, он вспомнил адрес на привезенном им письме, слова
на конверте "профессору Грекову", написанные и подчеркнутые рукою матери.



Страницы: [1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33
РЕКЛАМА
Володихин Дмитрий - Плацдарм
Володихин Дмитрий
Плацдарм


Шилова Юлия - Меняющая мир, или Меня зовут Леди Стерва
Шилова Юлия
Меняющая мир, или Меня зовут Леди Стерва


Посняков Андрей - Последняя битва
Посняков Андрей
Последняя битва


Шилова Юлия - Королева отморозков, или Я женщина, и этим я сильна!
Шилова Юлия
Королева отморозков, или Я женщина, и этим я сильна!


РЕКЛАМА В БИБЛИОТЕКЕ
Copyright © 2001-2012 гг.
Идея и дизайн Алексея Сергейчука. При использовании материалов данного сайта - ссылка обязательна.