Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ


ТОП-5 ПОПУЛЯРНЫХ РАЗДЕЛОВ
  1. Русская фантастика
  2. Детектив
  3. Женский роман
  4. Зарубежная фантастика
  5. Приключения

ТОП-30 ПОПУЛЯРНЫХ КНИГ ЗА МЕСЯЦ
  1. К "последнему" морю (116)
  2. Ни мужа, ни любовника, или Я не пускаю мужчин дальше постели (86)
  3. Париж на три часа (55)
  4. Начало всех начал (50)
  5. Гнев дракона (47)
  6. Шпион, или повесть о нейтральной территории (40)
  7. Замуж за египтянина, или Арабское сердце в лохмотьях (35)
  8. Тимур и его команда (34)
  9. Омон Ра (34)
  10. Покер с акулой (29)
  11. Свирепый черт Лялечка (29)
  12. Любовница на двоих (27)
  13. Пелагия и красный петух (том 2) (26)
  14. Цифровая крепость (24)
  15. Непредвиденные встречи (22)
  16. Чародей звездолета "Агуди" (22)
  17. Имя потерпевшего - никто (18)
  18. Киммерийское лето (18)
  19. Ричард Длинные Руки - 1 (18)
  20. Ледокол (17)
  21. Турецкая любовь, или Горячие ночи Востока (14)
  22. Аквариум (13)
  23. Колдун из клана Смерти (12)
  24. Брудершафт с Терминатором (12)
  25. По тонкому льду (11)
  26. Ричард Длинные Руки - воин Господа (11)
  27. Путь Кейна. Одержимость (9)
  28. Умножающий печаль (9)
  29. Битва за Царьград (9)
  30. Вставай, Россия! Десант из будущего (8)

Использовать только для ознакомления. Любое коммерческое использование категорически запрещается. По вопросам приобретения прав на распространение, приобретение или коммерческое использование книг обращаться к авторам или издательствам.

Детская литература — > Абрамов Сергей — > читать бесплатно "Рыжий, красный и человек опасный"


Сергей Александрович Абрамов


Рыжий, красный и человек опасный


Глава первая
КЕША И ГЕША
Эта престранная, почти невозможная история началась в субботу, в жаркую
июньскую субботу, в первый выходной первого летнего месяца, в первую субботу
долгих школьных каникул. Дети в этот день не пошли в школу, а родители - на
работу. В этот день не звонили будильники, нахально врываясь в утренние сны.
В этот день не стаскивал никто ни с кого одеяла, не совал в руки портфель с
учебниками, тетрадями, рогатками и трубочками для стрельбы жеваной бумагой,
не гнал на занятия. В этот день ожидались походы в зоопарк, в парк культуры
и отдыха, бешеная гонка на виражах "американской горы" и гора мороженого,
лучшего в мире мороженого за семь копеек в бумажном стаканчике.
Короче говоря, это был день всеобщего отдыха, и провести его следовало
с толком и со вкусом. Иннокентий Сергеевич Лавров знал это совершенно точно,
и план субботнего дня был у него продуман досконально - может быть, не
считая мелочей, но ведь все мелочи-то не учесть, а серьезные этапные
мероприятия утверждены еще вчера с Геннадием Николаевичем Седых, с коим
мероприятия эти и надлежало претворить в жизнь.
Иннокентий Сергеевич давно проснулся, но еще лежал под одеялом, делал
вид, что спит, ловил последние минуты уединения, когда можно подумать о
своем, о наиважнейшем, подумать не торопясь, не урывками - между завтраком
и, к примеру, выносом мусорного ведра, - а спокойно.
Но - ах какая досада! - не долго продолжалось спокойствие. В комнату
вошла мама и сказала уверенно и властно:
- Кешка, вставай и не валяй дурака! Я же вижу, ты притворяешься...
Конечно, если бы Иннокентию было лет эдак двадцать пять, он вполне мог
бы возмутиться насилием над личностью, заявить протест, не послушаться,
наконец. Но моральная и экономическая зависимость от родителей не оставляла
ему права на протесты и возмущения. Нет, конечно же, он вовсе не смирился,
протестовал, бывало, и протестует, даже на бунты решался. Но бунты
подавлялись, а последующие экономические и моральные санкции были достаточно
неприятны.
Помнится, как-то собрались они с Геннадием в поход, а мать возьми да и
скажи:
- Какой еще поход, когда у тебя гланды!
Интересное кино: гланды у всех, а в поход не идти ему!
Ну, бунт, конечно, восстание, лозунги, требования всякие, а родителям
это все как комар укусил. Более того, отец заявляет грустным голосом:
- А я еще хотел тебя с собой на рыбалку завтра взять...
Иннокентий заинтересовался, приостановил бунт, спросил у отца:
- А куда?
- Какая теперь тебе разница? - ответил тот. - Ну, на Истринское
водохранилище. У дяди Вити там моторка стоит.
- Это здорово, - позондировал почву Иннокентий, так осторожненько
позондировал.
- Конечно, здорово, - согласился отец, - только теперь для тебя
рыбалочка плакала: будешь сидеть дома в наказание за скверный характер и
непослушание.
А сам тогда на рыбалку поехал и, заметьте, ничего не привез, даже
окунька дохленького. А насчет логики - полная слабость. Судите сами: в поход
- гланды мешают, а на рыбалку с гландами - милое дело. Иннокентий указал ему
на несоответствие, так мать вступилась.
- Сравнил, - говорит, - тоже! Там бы отец за тобой смотрел...
А самой-то и невдомек, что в тринадцать лет человек может сам за собой
посмотреть. Сейчас дети взрослеют значительно быстрее, чем в старые времена.
Явление известное, но родители, признавая акселерацию в мировом, так
сказать, масштабе, почему-то не замечают ее в стенах собственной квартиры.
Это, к сожалению, всюду так, не только у Иннокентия. Они с Геннадием
обсуждали эту проблему не раз и пришли к выводу, что спорить с родителями
бессмысленно: их не убедить. Надо признавать за ними право сильного,
вырабатывать тактику и теорию для сотрудничества, прощая им неизбежное
желание руководить. Тем более что опыт у родителей немалый. Отец Иннокентия
- журналист, пишет о проблемах науки и, когда не воспитывает сына,
рассказывает ему такое, что дух захватывает: о телекинезе, к примеру, или о
пульсирующих галактиках. А мать - врач. И гланды - ее специальность. Так что
тогда, с рыбалкой, и спорить-то бессмысленно было.
Геннадию легче: у него только бабушка, а родители в Японии. Они у него
дипломаты и приезжают домой раз в году, в отпуск. И тогда им некогда сына
воспитывать: они его долго не видели, соскучились, а желание воспитывать
приходит благодаря каждодневному общению. Вот у бабушки Геннадия это желание
никогда не исчезает. Она прямо-таки живет одним этим желанием...
Мама подняла жалюзи на окне, и в комнату ворвался как раз этот самый



июньский день, жаркий субботний день, и солнце мгновенно высветило паркет,
пустив по нему золотую реку, по которой поплыли две лодки, два курильских
кунгаса, полные синей рыбой горбушей.
Мама взяла лодки и кинула их к кровати:
- Тебе сколько раз говорить, чтобы ты не разбрасывал по комнате вещи?
Быстро умывайся - и завтракать! Отец ждет.
Иннокентий вздохнул тяжело, сунул ноги в тапочки, которые, конечно, уже
не были никакими лодками, пошлепал в ванную. Плохо, что завтрак уже готов:
надо было встать пораньше и проверить собственную меткость. Если пустить
воду из крана, а потом зажать отверстие пальцем, то сквозь маленькую щелку
вырывается восхитительная сильная струя. Ее можно направить в любую сторону,
и однажды Иннокентию удалось наполнить водой мыльницу на стене. А до нее от
крана добрых два метра! Правда, тогда же он устроил в ванной комнате
небольшой потоп - и ему попало, но это уже издержки производства.
Эксперимент повторить было некогда, да и нельзя: мама сзади с
полотенцем стояла, торопила - скорей-скорей! - будто от того, как быстро
Иннокентий умоется и почистит зубы, зависела работа отца. А она совершенно
не зависела ни от чего, она и не предполагалась сегодня. Это Иннокентий знал
абсолютно точно, он имел с отцом накануне вечером встречу на высшем уровне,
и две стороны пришли к единодушному мнению о необходимости присутствия отца
на показательном запуске опытной модели самолета КГ-1, который состоится
именно сегодня, в субботу, часов эдак в двенадцать. А почему не раньше? А
потому что следовало кое-что доделать, докрасить там, довинтить - как раз с
десяти до двенадцати. Конструкторы рассчитывали успеть все сделать за два
часа. "К" - это был Кеша, Иннокентий Сергеевич. "Г" - Геша, Геннадий
Николаевич. А цифра означала, что до сих пор Кеша и Геша авиамоделизмом не
занимались.
Вообще их так все и называли: Кеша и Геша. Иногда даже соединяли их
имена. Кто, допустим, ужа в школу принес? Ответ: КЕШАИГЕША. Такое странное,
почти марсианское имя: КЕШАИГЕША. Когда человеку тринадцать лет - уже
тринадцать! - и он перешел в седьмой класс - уже в седьмой! - он прекрасно
понимает толк в разных там марсианских именах. Но он совсем не против, когда
его величают по имени-отчеству. Это солидно. Это обязывает. Это, наконец,
приятно волнует самолюбие.
Плохо то, что, кроме Кешиного отца, никто их по имени-отчеству не
называет. А тот называет. Вежливо и с достоинством. Вот как сейчас.
- Иннокентий Сергеевич, не разделите ли нашу трапезу?
Тут и отвечать надо соответственно: "Отчего же не разделить? Премного
благодарен".
И даже надоевший творог кажется гениальным творением кулинарии: все
зависит от того, как к нему подойти.
- Состоится ли запуск КГ-1, интересуюсь с почтением? - Это отец из-за
"Советского спорта" выглянул.
- Всенепременно. - Кеша поднатуживается и вспоминает еще одно
"великосветское" выражение: "наипрекраснейшим манером".
Отец хмыкает и закрывается "Спортом", а мать говорит, нарушая заданный
стиль:
- Ешь аккуратно, все на скатерть роняешь... Сил моих нету!
Склонность матери к гиперболизации невероятна: если бы Кеша ронял на
скатерть все, то что бы, интересно, он ел? А десяток творожных крошек не в
счет, мелочи быта. Кеша собирает их в ладошку, высыпает в тарелку.
- Благодарствую. - Он не выходит из стиля. - Позвольте откланяться?
- Позволяем, - говорит мать.
И Кеша бежит к двери, крича на ходу:
- Папка, ты не уходи никуда! В двенадцать, помнишь?
Хлопает дверь - и вниз с шестого этажа.
Бежать по лестнице можно по-разному. Можно через ступеньку - способ
проверенный и довольно тривиальный. Можно через две - тоже часто
встречающийся в практике способ. Но если левой рукой опираться на перила, то
можно прыгать сразу через несколько ступенек. Кешин рекорд - пять. Гешка
однажды прыгнул через семь, но сам своего рекорда больше не повторил. А у
Кеши все стабильно: не один раз через пять ступенек, а все время, до двери
подъезда, махом через порог, и бег с препятствиями окончен. Дальше
начинается бег по пересеченной местности, а с кроссом у Кеши полный порядок,
тут он даже Гешу с его семью ступеньками обставит как миленького.
Геша ждет Кешу на лавочке у подъезда, сидит пригорюнившись, прижимая к
груди КГ-1, завернутый в чистую простыню. У Кеши возникает сильное
подозрение, что простыню Геша стащил у бабки: это хорошая индийская простыня
с цветочками, новая, крахмальная. Геша качает модель, как мать любимого
ребенка, только колыбельную не поет. Кеша садится рядом:
- Ты чего раскис?
Несмотря на общее марсианское имя, Кеша и Геша абсолютно не похожи друг
на друга. В их дружбе проявляется всесильный закон единства



Страницы: [1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22
РЕКЛАМА
Прозоров Александр - Пленница
Прозоров Александр
Пленница


Контровский Владимир - Дорогами миров
Контровский Владимир
Дорогами миров


Земляной Андрей - Шагнуть за горизонт
Земляной Андрей
Шагнуть за горизонт


Прозоров Александр - Удар змеи
Прозоров Александр
Удар змеи


РЕКЛАМА В БИБЛИОТЕКЕ
Copyright © 2001-2012 гг.
Идея и дизайн Алексея Сергейчука. При использовании материалов данного сайта - ссылка обязательна.