Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ


ТОП-5 ПОПУЛЯРНЫХ РАЗДЕЛОВ
  1. Русская фантастика
  2. Детектив
  3. Женский роман
  4. Зарубежная фантастика
  5. Приключения

ТОП-30 ПОПУЛЯРНЫХ КНИГ ЗА МЕСЯЦ
  1. Ни мужа, ни любовника, или Я не пускаю мужчин дальше постели (147)
  2. Гнев дракона (124)
  3. Начало всех начал (93)
  4. Замуж за египтянина, или Арабское сердце в лохмотьях (83)
  5. Шпион, или повесть о нейтральной территории (77)
  6. Цифровая крепость (72)
  7. Умножающий печаль (68)
  8. Пелагия и красный петух (том 2) (63)
  9. Битва за Царьград (58)
  10. Имя потерпевшего - никто (55)
  11. Путь Кейна. Одержимость (54)
  12. Омон Ра (49)
  13. Свирепый черт Лялечка (49)
  14. Ледокол (33)
  15. Тимур и его команда (30)
  16. Ричард Длинные Руки - 1 (28)
  17. Турецкая любовь, или Горячие ночи Востока (27)
  18. Покер с акулой (27)
  19. Париж на три часа (22)
  20. Журналист для Брежнева (22)
  21. Аквариум (20)
  22. Киммерийское лето (18)
  23. Колдун из клана Смерти (18)
  24. Роксолана (15)
  25. Прозрачные витражи (14)
  26. Бубен верхнего мира (12)
  27. Ричард Длинные Руки - воин Господа (11)
  28. По тонкому льду (11)
  29. Один на миллион (10)
  30. Брудершафт с Терминатором (10)

Использовать только для ознакомления. Любое коммерческое использование категорически запрещается. По вопросам приобретения прав на распространение, приобретение или коммерческое использование книг обращаться к авторам или издательствам.

Драма — > Грекова И. — > читать бесплатно "На испытаниях"


И.Грекова


На испытаниях



Памяти Ф.В.

Полетный лист: 1.07.1952 г. Бортовой N 18942
Командир корабля л-т Ночкин А.В.
Список пассажиров
N в/звание ........... Ф.И.О. ... Примечание
1 генерал-майор ИТС Сиверс А.Е.
2 инж.-подполковник Чехардин Д.Г.
3 инж.-майор ...... Скворцов П.С. ответств.
4 гражд. .......... Теткин Н.Т.
5 гражд. .......... Ромнич Л.К.
6 гражд. .......... Джапаридзе М.Г.
7 гражд. .......... Манин И.Ф.
Начальник О.П.Луговой (подпись)


1
Летнее подмосковное утро только еще начинало просыпаться, потягивалось.
Полегшая за ночь, седая от росы трава потихоньку выпрямлялась, скатывая по
усам тяжелые ртутные капли. Деревенскими голосами перекликались петухи. На
летном поле неподвижно застыли самолеты, похожие на больших, чем-то
озабоченных рыб. Раннее солнце ярко отсвечивало на скошенных крыльях.
Тугой прохладный ветер надувал над метеобудкой длинный шахматно-клетчатый
"чулок". Ветер был с северо-запада, благоприятный.
У служебного здания на низких скамейках, поставленных буквой "П",
расположились люди с чемоданами в ожидании вылета. Опрятный желтый песок
площадки, надпись на фанерном щитке "Курить только здесь", урны, сделанные
из корпусов авиационных бомб, - все это придавало обстановке деловой,
аэродромный характер.
Ответственный за предстоящий полет майор Скворцов, высокий загорелый
офицер в полевой форме, узко перехваченный в поясе ремнем, быстрым,
озабоченным шагом переходил с места на место и казался поэтому находящимся
сразу везде. Стальной нержавеющий зуб сверкал у него во рту. На большом
ящике с черной надписью "Не кантовать!" сидел немолодой худощавый генерал,
зябко засунув руки в рукава серого плаща с голубыми петлицами. Он как
будто спал. По крайней мере, глаза его за стеклами очков были покойно
закрыты. Несколько человек хлопотали у багажа. Высокая женщина в брюках,
циркулем расставив длинные ноги, осторожно передвигала ящики с приборами.
Ей помогал среднего роста, плотный человек в гражданском, с блестящей
коричневой лысиной. Он для чего-то поднимал каждый ящик и, покачивая,
подносил к уху. С одним ящиком он замешкался и поднял палец.
- Теткин, в чем дело? - спросила женщина.
- Перекат содержимого, - с видимым удовольствием ответил Теткин. -
Недопустимый перекат содержимого.
- Фу-ты, как пышно, - сказал, прислушавшись, артиллерийский офицер с
изможденным лицом и блестящими, неистово-светлыми глазами. - "Перекат
содержимого"! Замечали, как любит казенщина обрастать цветами красноречия?
Современный церковнославянский язык! На днях еду по улице и читаю - что бы
вы думали? - надпись: "Объезд разрытии"! Каково громыхание? Истинный перл
канцелярской поэзии. Слог, достойный Тредьяковского!
Худощавый генерал приоткрыл один глаз и спросил:
- Кто здесь поминает Тредьяковского?
- Я, товарищ генерал.
- А, подполковник Чехардин! Рад вас видеть. Я тут приспнул немного и
слышу: голос как будто знакомый и, как всегда, разводит демагогию. Насчет
Тредьяковского вы зря. Читали вы его? Или так, понаслышке, судите?
- Должен признаться - понаслышке, - ответил Чехардин, скомкал папиросу
и сразу же зажег другую. - Не успеваешь как-то следить за современной
литературой.
- А напрасно. Надо бы прочесть. А ну-ка, кто из присутствующих читал
Тредьяковского?
Теткин с готовностью открыл рот и сказал:
- Екатерина, о! поехала в Царское Село...
Генерал сморщился, как от боли.
- Ну, вот. Снова я слышу про эту несчастную "Екатерину, о!". Это
апокриф.


- Что, товарищ генерал?
- Апокриф, - повторил генерал. - К вашему сведению, апокрифом
называется произведение на библейскую тему, признаваемое недостоверным и
церковью отвергаемое. Убежден, что никакой "Екатерины, о!" Тредьяковский
не писал. Это был один из величайших поэтов России! Вот, например... -
Генерал нахмурился и, понизив голос, торжественно произнес:
Вонми, о небо, я реку!
Земля да слышит уст глаголы.
Как дождь я словом протеку,
И снидут, как роса к цветку,
Мои вещания на долы...
- Айв самом деле неплохо, - заметил Чехардин.
- "Неплохо"? Замечательно! Какое величие, какая сила! "Вонми, о небо, я
реку!" Ну, кто еще из российских поэтов решился бы так, запросто,
разговаривать с небом?
- Маяковский, - сказал Чехардин. - "Эй вы, небо!"...
- А? Правда, я и забыл. - Генерал снова закрыл глаза.
Прерванный спор Теткина с длинноногой женщиной возобновился.
- Так вы же сами паковали, - досадливо сказала она, - а придираетесь.
- Самокритика - движущая сила, - ответил Теткин и засмеялся.
Засмеявшись, ой сразу похорошел. Зубы у него оказались крепкие, крупные,
выпуклые, как отборные ореховые ядра. Блестящая приветливая лысина его не
старила.
Майор Скворцов подозвал к себе Теткина.
- Кто такая? - спросил он вполголоса, указав подбородком на женщину.
- Это? Лидка Ромнич, наш конструктор. Мировая баба, даром что тощая. А
ты разве ее не знаешь?
- Что-то слышал. Из группы Волкорезова, по боевым частям?
- Ага.
- Я думал, Ромнич - мужчина.
- Многие так думают. А как она тебе?
- Больно уж некрасивая.
- А по-моему, ничего. Впрочем, я уже привык.
Из служебного здания вышел высокий вялый летчик в обвисшем комбинезоне.
Скворцов подошел к нему.
- Послушайте, где тут все ваше начальство?
- А что?
- Мы с группой сотрудников и багажом прибыли для специального рейса в
Лихаревку. Полетный лист у меня. Вылет назначен на шесть сорок. Почему не
дают вылета?
Скворцов говорил с военным щегольством, подчеркивая официальность и
беглость речи. Летчик, не отвечая, уминал табак в трубке.
- Кто командир корабля? - спросил Скворцов.
- Ну, я, - неохотно ответил летчик.
- Я вас спрашиваю, когда вылет?
- Когда полетим, тогда и полетим.
Скворцов обозлился:
- Потрудитесь отвечать, как полагается, и назвать себя.
Летчик неохотно вытянулся:
- Командир корабля лейтенант Ночкин.
- Так вот, товарищ лейтенант, я вас спрашиваю: почему задерживаете
рейс?
Летчик снова обмяк в своем комбинезоне и задумчиво сказал:
- Погоды не дают.
- Ерунда! Я справлялся на метео: погода есть. В чем дело?
Лейтенант Ночкин указал трубкой на Лиду Ромнич:
- Членов семейства на борт не беру. Не имею права.
- Что за бред! Это не член семейства, а конструктор боевых частей.
Конструктор Ромнич. Неужели не знаете? Эту женщину во всем Союзе знают.
- Не знаю, - сказал Ночкин. - Все равно - женщина. С женщиной на борту
не полечу. Пока не будет специального распоряжения.
- Так она же внесена в полетный лист! Смотрите, под номером пять Ромнич
Л.К.
- Мало ли что внесена. В полетный лист и кошку внести можно.
Ночкин стукнул трубкой по колену, отвернулся и пошел к небольшой
двустворчатой будке, ярко сверкавшей на солнце свежими буквами "М" и "Ж".
Не туда же за ним идти? Скворцов вернулся к ожидающим.
- Что там за задержка? - спросил генерал.
- Командир корабля лейтенант Ночкин отказывается брать женщину на борт.
- А разве с нами женщина?
- В некотором роде. Ромнич, конструктор боевых частей.
- Вот уж истинно сказано, - съязвил Чехардин, - "где кончается порядок,
начинается авиация". На вашем месте поставил бы я этого Ночкина по стойке



Страницы: [1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34
РЕКЛАМА
Шилова Юлия - Слишком редкая, чтобы жить, или Слишком сильная, чтобы умереть
Шилова Юлия
Слишком редкая, чтобы жить, или Слишком сильная, чтобы умереть


Посняков Андрей - Легионер
Посняков Андрей
Легионер


Злотников Роман - Путь князя. Равноценный обмен
Злотников Роман
Путь князя. Равноценный обмен


Лукин Евгений - Благие намерения
Лукин Евгений
Благие намерения


РЕКЛАМА В БИБЛИОТЕКЕ
Copyright © 2001-2012 гг.
Идея и дизайн Алексея Сергейчука. При использовании материалов данного сайта - ссылка обязательна.