Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ


ТОП-5 ПОПУЛЯРНЫХ РАЗДЕЛОВ
  1. Русская фантастика
  2. Детектив
  3. Женский роман
  4. Зарубежная фантастика
  5. Приключения

ТОП-30 ПОПУЛЯРНЫХ КНИГ ЗА МЕСЯЦ
  1. Любовница на двоих (65)
  2. Ни мужа, ни любовника, или Я не пускаю мужчин дальше постели (22)
  3. Колдун из клана Смерти (18)
  4. Заклятие предков (17)
  5. Свирепый черт Лялечка (16)
  6. Гнев дракона (16)
  7. Пелагия и красный петух (том 2) (14)
  8. Аквариум (14)
  9. Замуж за египтянина, или Арабское сердце в лохмотьях (13)
  10. Признания авантюриста Феликса Круля (13)
  11. Поводыри на распутье (11)
  12. Бубен верхнего мира (8)
  13. Цифровая крепость (8)
  14. Чудовище без красавицы (8)
  15. О бедном Кощее замолвите слово (8)
  16. Гиперион (7)
  17. Вещий Олег (7)
  18. Роксолана (6)
  19. Брудершафт с Терминатором (6)
  20. Покер с акулой (6)
  21. Его сиятельство Каспар Фрай (5)
  22. Турецкая любовь, или Горячие ночи Востока (5)
  23. Шпион, или повесть о нейтральной территории (4)
  24. Журналист для Брежнева (4)
  25. К "последнему" морю (4)
  26. Ричард Длинные Руки - 1 (4)
  27. По тонкому льду (4)
  28. Путь Кейна. Одержимость (4)
  29. Пощады не будет (3)
  30. Омон Ра (3)

Использовать только для ознакомления. Любое коммерческое использование категорически запрещается. По вопросам приобретения прав на распространение, приобретение или коммерческое использование книг обращаться к авторам или издательствам.

Драма — > Воннегут Курт — > читать бесплатно "Времятрясение"


Курт Воннегут


Времетрясение



(1997)
Перевод с английского В.А. Обручева и И.В. Свердлова.
OCR и правка: Андрей Костюк, a_kostyuk@yahoo.com

"Времетрясение" -- произведение, которое Курт Воннегут называет своим
"романом-мемуарами", -- стало, по словам писателя, его последней работой в
жанре прозы, своеобразной кодой его карьеры. Роман словно бы подводит итог
всего предыдущего творчества Воннегута, соединяя в себе все приметы его
неподражаемого стиля - изысканность причудливого построения, точный, жесткий
сарказм и редкостное, идеальное слияние содержания и формы.

В память о Сеймуре Лоуренсе, романтике и великом издателе странных,
историй, рассказанных с помощью чернил и отбеленной древесной массы
"Совпадение персонажей книги с реальными лицами, ныне, здравствующими
либо покойными, ненамеренно и чисто случайно". Еще бы! Эти лица сами -- плод
случайного стечения обстоятельств.




Пролог.
В 1952 году Эрнест Хемингуэй опубликовал в журнале "Лайф" повесть под
названием "Старик и море". В ней шла речь о кубинском рыбаке, у которого не
было клева восемьдесят четыре дня подряд. А потом он поймал огромного
марлиня. Он убил его и привязал к лодке. Пока он плыл к берегу, акулы объели
с рыбы все мясо.
Когда вышел рассказ Хемингуэя, я жил в Барнстэбл-Вилидж на мысе
Кейп-Код. Я спросил у одного местного рыбака, что он думает об этой повести.
Он сказал, что главный герой -- полный идиот. Ему нужно было срезать с
рыбины лучшие куски мяса и положить в лодку, а что не поместится -- бросить
акулам.
Возможно, под акулами Хемингуэй подразумевал критиков, которые
разгромили -- появившийся после десятилетнего перерыва -- его роман "За
рекой, в тени деревьев", вышедший за два года до "Старика и моря". Насколько
мне и известно, он никогда в этом не признавался. Но под марлинем он вполне
мог подразумевать этот свой роман.
И вот в 1996 году я обнаружил, что написал роман, в котором не было
сюжета, в котором не было смысла, который вообще не хотел, чтобы его писали.
Merde![1] Я десять лет ловил эту рыбину, если так называть мой
роман. К этой рыбине ни одна уважающая себя акула не притронется.
Мне недавно исполнилось семьдесят три года. Моя мать дожила до
пятидесяти двух, мой отец -- до семидесяти двух. Хемингуэй совсем немного не
дожил до шестидесяти двух. Я зажился на свете! Так что же мне было делать?
Правильный ответ: отрезать от рыбы филейную часть. Остальное --
выкинуть в помойку.
Этим-то я и занимался летом и осенью 1996 года. Вчера, 11 ноября сего
года, мне исполнилось семьдесят четыре. Семьдесят четыре, подумать только!
Иоганнес Брамс перестал писать музыку, когда ему исполнилось пятьдесят
пять лет. Хватит! Моему отцу-архитектору архитектура стала поперек горла,
когда ему исполнилось пятьдесят пять. Хватит! Все лучшие американские
писатели написали свои лучшие романы до пятидесяти пяти. Хватит! А для меня
времена, когда мне было пятьдесят пять, были бог знает как давно. Имейте
сострадание!
Моя огромная рыбина, которая соответственно и воняла, называлась
"Времетрясение". Давайте называть ее "Времетрясение-один", а еще - первая
книга про катаклизм. А то, что перед вами, эту уху из лучших кусков той
самой рыбины, приправленную мыслями и событиями, произошедшими за последние
семь или около того месяцев, будем называть "Времетрясение-два", а еще -
вторая книга про катаклизм.
Идет?
Идея в первой книге про катаклизм была такая. Произошел катаклизм,
неожиданное завихрение в пространственно-временном континууме, и мы
оказались вынуждены повторить в точности те же действия, что проделали за
последние десять лет. Это было "дежа вю", длившееся десять лет подряд.
Бесполезно было жаловаться, что ничего нового не происходит, только



повторяется старое, бесполезно было задумываться, а не поехала ли у тебя
крыша, бесполезно было задумываться, а не поехала ли крыша заодно и у всех
на свете сразу.
Вы ничего не могли сделать во время "вторых" десяти лет, если вы не
сделали этого во время "первых". Вы даже не могли спасти собственную жизнь
или жизнь любимого человека, если вам это не удалось в "первые" десять лет.
Я придумал, что катаклизм в одно мгновение перебросил все и вся из 13
февраля 2001 года в 17 февраля 1991-го. А потом мы все не спеша, минута за
минутой, час за часом, год за годом, возвращались обычным путем в 2001 год,
снова ставили не на ту карту, снова женились не на той, снова подцепляли
триппер. Повторилось абсолютно все, без исключения!
Только дожив до момента, когда произошел катаклизм, мы перестали быть
роботами, перестали повторять наше прошлое. Как написал старый
писатель-фантаст Килгор Траут, "только когда свобода воли снова взяла всех
за жабры, люди перестали бежать кросс с препятствиями, которые сами себе
заранее нагородили".
В действительности Килгора Траута не существует. В нескольких романах
он был моим альтер эго. Но из первой книги про катаклизм сюда попали главным
образом места, где говорится о том, что он делал или думал. Я спас от
забвения несколько его рассказов, а он с 1931 года, когда ему было
четырнадцать, по 2001 год, когда он умер восьмидесяти четырех лет от роду,
написал их несколько тысяч. Большую часть своей жизни он был бомжом, а умер
в роскоши в номере имени Эрнеста Хемингуэя в доме для престарелых писателей
под названием Занаду[2] в курортном местечке Пойнт-Зион, штат
Род-Айленд. Утешительный факт.
На смертном одре он рассказал мне про свой первый рассказ. Действие
происходило в Камелоте, при дворе Артура, короля Британии. Придворный
волшебник Мерлин произносит заклинание, и у рыцарей Круглого Стола
оказываются в руках станковые пулеметы Томпсона с полным боекомплектом пуль
дум-дум[3] 45-го калибра.
Сэр Галахад, истинный рыцарь без страха и упрека, изучает оказавшееся у
него в руках новое средство для убеждения окружающих в пользе благородства и
добродетели. В процессе изучения он спускает курок. Пуля разбивает вдребезги
Святой Грааль и превращает королеву Гвиневеру в мясной фарш.
Вот что сказал Траут, когда понял, что "вторые" десять лет прошли, и
что теперь ему и всем-всем надо думать, что делать дальше, надо снова
подходить к жизни творчески: "О боженька ты мой! Я слишком стар и слишком
опытен, чтобы снова затевать игру в русскую рулетку со свободой воли".
Да, я тоже был персонажем первой книги про катаклизм. Я появлялся на
миг в одном эпизоде. Дом для престарелых писателей под названием Занаду
устроил летом 2001 года пикник на берегу океана. Прошло шесть месяцев, как
окончились "вторые" десять лет, шесть месяцев, как свобода воли снова взяла
всех за жабры. И вот я был на этом пикнике.
Кроме меня, там было еще несколько вымышленных персонажей этой книги,
включая и Килгора Траута. Мне была оказана честь услышать, как старый и
забытый писатель-фантаст рассказал, а потом и продемонстрировал собравшимся
то особое место, которое люди занимают во Вселенной.
Так что я закончил свою последнюю книгу, осталось дописать лишь вот это
предисловие. Сейчас 12 ноября 1996-го, до публикации, до момента, когда
книжка вылезет из влагалища печатного пресса, осталось примерно девять
месяцев. Куда спешить? Срок беременности у индийских слонов в два с лишним
раза дольше.
А у опоссумов, друзья и сограждане, срок беременности -- двенадцать
дней.
Я воображал, что буду еще жив в 2001 году и буду присутствовать на
пикнике. В главе 46 я воображаю, что еще жив в 2010 году. Иногда я говорю,
что нахожусь в 1996 году, где я и в самом деле нахожусь, а иногда говорю,
что проживаю "вторые" десять лет. Особой разницы между этими двумя
ситуациями я не провожу.
Похоже, у меня крыша поехала.



1
Называйте меня Младшим. Шестеро моих взрослых детей так и делают. Трое
-- усыновленные племянники, трое -- мои собственные. Они меня за глаза
называют Младшим. Они думают, что я не в курсе.
Я часто говорю, что художник должен видеть свою задачу в том, чтобы
научить людей хоть немного ценить собственную жизнь. Меня в таких случаях



Страницы: [1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35
РЕКЛАМА
Головачев Василий - Огнетушитель дьявола
Головачев Василий
Огнетушитель дьявола


Громыко Ольга - Верные враги
Громыко Ольга
Верные враги


Панов Вадим - Ребус Галла
Панов Вадим
Ребус Галла


Херберт Фрэнк - Эффект Лазаря
Херберт Фрэнк
Эффект Лазаря


РЕКЛАМА В БИБЛИОТЕКЕ
Copyright © 2001-2012 гг.
Идея и дизайн Алексея Сергейчука. При использовании материалов данного сайта - ссылка обязательна.