Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ


ТОП-5 ПОПУЛЯРНЫХ РАЗДЕЛОВ
  1. Русская фантастика
  2. Детектив
  3. Женский роман
  4. Зарубежная фантастика
  5. Приключения

ТОП-30 ПОПУЛЯРНЫХ КНИГ ЗА МЕСЯЦ
  1. Ни мужа, ни любовника, или Я не пускаю мужчин дальше постели (133)
  2. Гнев дракона (124)
  3. Начало всех начал (93)
  4. Умножающий печаль (83)
  5. Замуж за египтянина, или Арабское сердце в лохмотьях (83)
  6. Шпион, или повесть о нейтральной территории (77)
  7. Пелагия и красный петух (том 2) (73)
  8. Цифровая крепость (72)
  9. Битва за Царьград (58)
  10. Имя потерпевшего - никто (55)
  11. Омон Ра (55)
  12. Путь Кейна. Одержимость (54)
  13. Свирепый черт Лялечка (48)
  14. Ледокол (33)
  15. Турецкая любовь, или Горячие ночи Востока (32)
  16. Тимур и его команда (29)
  17. Покер с акулой (29)
  18. Ричард Длинные Руки - 1 (23)
  19. Журналист для Брежнева (22)
  20. Аквариум (20)
  21. Париж на три часа (20)
  22. Колдун из клана Смерти (18)
  23. Киммерийское лето (17)
  24. Роксолана (15)
  25. Прозрачные витражи (14)
  26. Брудершафт с Терминатором (13)
  27. К "последнему" морю (12)
  28. По тонкому льду (11)
  29. Истребивший магию (10)
  30. Один на миллион (10)

Использовать только для ознакомления. Любое коммерческое использование категорически запрещается. По вопросам приобретения прав на распространение, приобретение или коммерческое использование книг обращаться к авторам или издательствам.

Русская фантастика — > Гергенредер Игорь — > читать бесплатно "Грозная птица галка"


Игорь Гергенредер


Грозная птица галка



1.

Апрельским днем 1918 в Кузнецк вошла вооруженная часть: верховых не
менее ста, и раза в три больше людей катило на подводах. На передней -
кумачовое знамя, белым по красному надпись: "Отряд Коммунистической Красной
гвардии "Гроза". А пониже: "Командующий Митрофан Пудовочкин".
В голове отряда ехал на бурой лошади богатырь. Фуражка набекрень,
буйные белокурые кудри, светлая борода. Казакин перехвачен узким
изукрашенным пояском, на нем кобура с пистолетом. За спиной - американская
винтовка стволом вниз.
Всадник попридержал лошадь у колбасной Кумоваева, оглядывая витрину
цельнолитого стекла. Спрыгнул на мостовую - огромный бородач в высоких
кавалерийских сапогах; у него добродушное, приятное лицо, на вид дашь и
тридцать пять, и за сорок, светлые глаза глядят с веселым любопытством.
Перед тем как войти в колбасную, он с улыбкой потрогал начищенные до
сияния медные дверные ручки. Распахнул двустворчатые двери - в магазине
мелодично прозвенело: за прилавком появился Григорий Архипович Кумоваев,
надевающий белый фартук.
- Сделай пробы для меня! - сказал пришелец негромко, но властно.
Кумоваев не понял, а бородач не стал объяснять. Его люди с винтовками
за плечом прошли в задние комнаты лавки, принесли стул. Он сел посреди
колбасной, разведя далеко колени, по-балетному развернув ступни. Люди
сказали Кумоваеву, что он должен подать командиру лучшие колбасы.
- Подать? Но у меня не ресторан... - возразил Григорий Архипович.
- Во, во, сделай лучше ресторана!
И вот уже бородатый, действуя громадными ручищами и ножом, поедает
колбасу с подноса.
- Арестованные враги в городе есть? - вдруг спросил он мимолетно, не
глядя на Кумоваева.
Тот сказал: - Вы мне? - не дождался ответа и сообщил, что врагов в
городе нет. Арестован солдат Гужонков, пьющий горемыка. На фронте его
контузило да еще и повредило в известном отношении, вернулся домой, а жена
не захотела с ним жить, ушла. Он и спился. Когда советская власть подписала
с Германией мир, стал кричать: "Обос...ли мое страданье! Серуны!" Вот и на
днях орал публично: "Моя жена - б... И ваша советская власть - тоже б..."
Председатель совдепа Юсин распорядился его арестовать.
Бородатый слушал, ел колбасу, жизнерадостно улыбался. Сказал:
- Сунцов! Ну-ка - ко мне человека.
Парень с помятым лицом, черный чуб из-под фуражки, на груди - алый
бант, кивнул двоим: - Со мной! - Ушли. А бородач достал из кобуры пистолет,
положил на табуретку рядом с собой, щелкнул пальцами. Нашлась косынка,
ею накрыли пистолет.

2.

Тем временем отряд растекался по улицам, люди с красными бантами на
груди, с кумачовыми повязками на рукавах входили в дома, располагались на
постой.
Среди телег выделялась рессорная пролетка с откинутым верхом. В ней
ехал немолодой человек в драповом полупальто с шалевым воротником, в
каракулевом "пирожке". Увидев двухэтажный бревенчатый дом доктора
Зверянского, сказал красногвардейцу, что правил парой лошадей:
- Здесь!
На крыльцо вышел доктор. Человек в "пирожке" поднимался с усталым,
скучным видом по ступенькам.
- Вы хозяин?
- Зверянский Александр Романович! - произнес доктор. - Чем обязан?
- Костарев, - назвался приезжий, - Валерий Геннадьевич.
Темные усики, бородка, пенсне без оправы. Крупный, с горбинкой, нос.
Лицо пожившего, некогда красивого барина. Доктор смотрел хмурясь, что-то
вспоминая.
- Под Инзой было именье помещиков Костаревых... из о-очень небедных...
- Я комиссар красного отряда, - сухо прервал приезжий, - и выполняю
поставленную нам задачу. Примем в Кузнецке пополнение, сколько позволит
время, поучим молодежь. Затем, очевидно, будем направлены в Оренбургскую
губернию против банд Дутова. Вы меня очень обяжете, Александр Романович,
если поселите у себя.
И прошел в дом. Он выбрал комнату на втором этаже, которую доктор
называл "бильярдной". Здесь было канапэ, стояли кресла. Комиссар попросил



вынести бильярд и вместо него поставить столик. Потом пожаловался на
недомогание, попросил доктора осмотреть его.
Разделся. Среднего роста, сухощавый, хорошо сложен; видно, что фигура в
молодости была крепкой. Закончив осмотр, доктор произнес:
- Вы больны - сердце! Легкие, печень тоже неважнецкие, но сердце -
серьезнее. Надо устраниться от всякой деятельности и - в уединенное
спокойное место. Отдых! А через год посмотрим.
Комиссар застегнул рубашку, надел жилет.
- Спасибо за рекомендацию, Александр Романович.
Доктор стоял перед ним - кряжистый, здоровый. Бритое тугощекое лицо,
складка под нижней губой, мясистый подбородок, русые волосы зачесаны назад.
- Не поедете? Худо! Живем-то один раз. Боитесь, без вас новую жизнь не
построят? Строителей, политических вождей нынче - как семечек...
- А если я, Валерий Костарев, - единственно необходимый?
Доктор мыкнул, взырился на него. Тот воодушевленно говорил:
- Ход Истории! Оба слова - с большой буквы. Только я один могу его
перенаправить! Для меня это так же очевидно, как то, что этот ореховый
столик стоит на четырех ножках.
- Столик - дубовый, - заметил Зверянский.
- Вероятно! Вопрос в другом. Вы увидели, что я - душевнобольной? Это
вваших глазах написано! Так зачем же мне, сумасшедшему, лечить сердце? Надо
радоваться, что конец близок, надо приветствовать...
- Дружочек! - доктор схватил его за дрожащие руки. - Вы абсолютно
здоровы! Выкиньте все из головы, верьте мне - слово чести!
Костарев вдруг расхохотался.
- Ах, доктор, вы же честный человек! И ради меня - а?.. Попрошу - и
ведь поклянетесь, а? Махровый вы добряк. Отъявленно мягкосердечный!.. А
теперь, позвольте, прилягу. - Он лег на канапэ.
Доктор в беспокойстве размышлений вышел из комнаты. В кабинете его
ждали жена, сын Юрий - гимназист. Они сообщили, что в доме поселились еще
семь красногвардейцев. Зверянский кивнул. Нервно запустил пятерню в густые
волосы, прошептал:
- А наш постоялец - трагедию, Дантев ад носит в себе...

3.

Контуженного солдата Гужонкова привели в колбасную. Одну ногу он
приволакивает, голова, несколько пригнутая к правому плечу, вздрагивает. На
нем засаленный зипун с клочьями на локтях. Обут в лапти.
- Колбаской подкормить желаете? - крикнул куражливо. Увидел огромного
бородача. Стул, на котором тот сидел, казался детским, шевельнись гигант -
рассыплется.
- Какое богатырство! - воскликнул Гужонков. - Моей бы жене такого... -
визгливо хохотнул.
Пудовочкин рассмеялся заразительно, как смеются счастливые дети. На
табуретке рядом с ним - пистолет, накрытый косынкой. На подносе впереди -
нарезанная кусками колбаса.
- На - ешь! - он протянул Гужонкову большой кусок.
Солдат глядел, соображая. Понял: с ним играют. Взял колбасу - тут же
уронил на пол. Вскрикнул, привычно ломаясь:
- О-ох! Рученьки не держат!
- А мы повторим, - благодушно сказал Пудовочкин.
И вновь колбасный обрезок на полу. Гужонков причитает плаксиво:
- Беда мне с моим калечеством! Кто уплотит за меня?
- Ешь, - Пудовочкин как ни в чем не бывало протягивает третий кусок.
Солдат поднес колбасу к носу: видимо, хотел еще поломаться, но не
вытерпел - уж больно соблазнительный дух бьет в ноздри! Голод сказался. Стал
жадно есть. Лавка полна красногвардейцев; молчат, с любопытством смотрят.
- Бери, бери - закусывай, - улыбчиво поощряет Пудовочкин.
Гужонков хватает с подноса куски колбасы, торопливо жует, с усилием
глотает непрожеванное. Пригнутая к плечу голова вздрагивает, весь он
трясется.
- Советскую власть лаешь? - бесцветно спросил Пудовочкин.
Контуженый с неохотой прервал еду. Буркнул:
- Ругаю.
- За чего?
- За германский мир. За посрамленье России!
Красногвардеец Сунцов хихикнул:
- Артист!
Пудовочкин с удовольствием глядел на калеку.
- А чего тебе Россия? Ей до тебя, чай, и дела нет.
Арестант всмотрелся в него, глаза вдруг налились кровью, он затрясся
еще сильнее, притопнул здоровой ногой.



Страницы: [1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15
РЕКЛАМА
Конан-Дойль Артур - Приключения Михея Кларка
Конан-Дойль Артур
Приключения Михея Кларка


Куликов Роман - Игры ушедших
Куликов Роман
Игры ушедших


Пехов Алексей - Колдун из клана Смерти
Пехов Алексей
Колдун из клана Смерти


Шилова Юлия - Пощадить – погубить, или Игры мужскими судьбами
Шилова Юлия
Пощадить – погубить, или Игры мужскими судьбами


РЕКЛАМА В БИБЛИОТЕКЕ
Copyright © 2001-2012 гг.
Идея и дизайн Алексея Сергейчука. При использовании материалов данного сайта - ссылка обязательна.