Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ
А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

ПАРТНЕРЫ


ТОП-5 ПОПУЛЯРНЫХ РАЗДЕЛОВ
  1. Русская фантастика
  2. Детектив
  3. Женский роман
  4. Зарубежная фантастика
  5. Приключения

ТОП-30 ПОПУЛЯРНЫХ КНИГ ЗА МЕСЯЦ
  1. Ни мужа, ни любовника, или Я не пускаю мужчин дальше постели (145)
  2. Гнев дракона (107)
  3. Умножающий печаль (97)
  4. Замуж за египтянина, или Арабское сердце в лохмотьях (93)
  5. Начало всех начал (91)
  6. Пелагия и красный петух (том 2) (84)
  7. Цифровая крепость (72)
  8. Путь Кейна. Одержимость (60)
  9. Шпион, или повесть о нейтральной территории (58)
  10. Битва за Царьград (57)
  11. Свирепый черт Лялечка (56)
  12. Имя потерпевшего - никто (54)
  13. Омон Ра (54)
  14. Покер с акулой (32)
  15. Аквариум (25)
  16. Киммерийское лето (22)
  17. Ричард Длинные Руки - 1 (22)
  18. Журналист для Брежнева (22)
  19. Турецкая любовь, или Горячие ночи Востока (21)
  20. Париж на три часа (19)
  21. Роксолана (18)
  22. Колдун из клана Смерти (18)
  23. Тимур и его команда (17)
  24. Прозрачные витражи (14)
  25. Ледокол (13)
  26. Брудершафт с Терминатором (12)
  27. К "последнему" морю (12)
  28. Яфет (11)
  29. По тонкому льду (11)
  30. Один на миллион (10)

Использовать только для ознакомления. Любое коммерческое использование категорически запрещается. По вопросам приобретения прав на распространение, приобретение или коммерческое использование книг обращаться к авторам или издательствам.

Драма — > Диккенс Чарльз — > читать бесплатно "Рождественские повести"


Чарльз Диккенс


Рождественские повести




Переводы с английского под общей редакцией О. Холмской
OCR Кудрявцев Г.Г.

CHARLES DICKENS
CHRISTMAS BOOKS
A CHRISTMAS CAROL IN PROSE - 1843 -
THE CHIMES - 1844 -
THE CRICKET ON THE HEARTH - 1845 -
THE BATTLE OF LIFE - 1846 -
THE HAUNTED MAN - 1848 -


РОЖДЕСТВЕНСКАЯ ПЕСНЬ В ПРОЗЕ
Святочный рассказ с привидениями Перевод Т. ОЗЕРСКОЙ

СТРОФА ПЕРВАЯ
Начать с того, что Марли был мертв. Сомневаться в этом не приходилось.
Свидетельство о его погребении было подписано священником, причетником,
хозяином похоронного бюро и старшим могильщиком. Оно было подписано
Скруджем. А уже если Скрудж прикладывал к какому-либо документу руку, эта
бумага имела на бирже вес.
Итак, старик Марли был мертв, как гвоздь в притолоке.
Учтите: я вовсе не утверждаю, будто на собственном опыте убедился, что
гвоздь, вбитый в притолоку, как-то особенно мертв, более мертв, чем все
другие гвозди. Нет, я лично скорее отдал бы предпочтение гвоздю, вбитому в
крышку гроба, как наиболее мертвому предмету изо всех скобяных изделий. Но в
этой поговорке сказалась мудрость наших предков, и если бы мой нечестивый
язык посмел переиначить ее, вы были бы вправе сказать, что страна наша
катится в пропасть. А посему да позволено мне будет повторить еще и еще раз:
Марли был мертв, как гвоздь в притолоке.
Знал ли об этом Скрудж? Разумеется. Как могло быть иначе? Скрудж и
Марли были компаньонами с незапамятных времен. Скрудж был единственным
доверенным лицом Марли, его единственным уполномоченным во всех делах, его
единственным душеприказчиком, его единственным законным наследником, его
единственным другом и единственным человеком, который проводил его на
кладбище. И все же Скрудж был не настолько подавлен этим печальным событием,
чтобы его деловая хватка могла ему изменить, и день похорон своего друга он
отметил заключением весьма выгодной сделки.
Вот я упомянул о похоронах Марли, и это возвращает меня к тому, с чего
я начал. Не могло быть ни малейшего сомнения в том, что Марли мертв. Это
нужно отчетливо уяснить себе, иначе не будет ничего необычайного в той
истории, которую я намерен вам рассказать. Ведь если бы нам не было
доподлинно известно, что отец Гамлета скончался еще задолго до начала
представления, то его прогулка ветреной ночью по крепостному валу вокруг
своего замка едва ли показалась бы нам чем-то сверхъестественным. Во всяком
случае, не более сверхъестественным, чем поведение любого пожилого
джентльмена, которому пришла блажь прогуляться в полночь в каком-либо не
защищенном от ветра месте, ну, скажем, по кладбищу св. Павла, преследуя при
этом единственную цель - поразить и без того расстроенное воображение сына.
Скрудж не вымарал имени Марли на вывеске. Оно красовалось там, над
дверью конторы, еще годы спустя: СКРУДЖ и МАРЛИ. Фирма была хорошо известна
под этим названием. И какой-нибудь новичок в делах, обращаясь к Скруджу,
иногда называл его Скруджем, а иногда - Марли. Скрудж отзывался, как бы его
ни окликнули. Ему было безразлично.
Ну и сквалыга же он был, этот Скрудж! Вот уж кто умел выжимать соки,
вытягивать жилы, вколачивать в гроб, загребать, захватывать, заграбастывать,
вымогать... Умел, умел старый греховодник! Это был не человек, а кремень.
Да, он был холоден и тверд, как кремень, и еще никому ни разу в жизни не
удалось высечь из его каменного сердца хоть искру сострадания. Скрытный,
замкнутый, одинокий - он прятался как устрица в свою раковину. Душевный
холод заморозил изнутри старческие черты его лица, заострил крючковатый нос,
сморщил кожу на щеках, сковал походку, заставил посинеть губы и покраснеть
глаза, сделал ледяным его скрипучий голос. И даже его щетинистый подбородок,
редкие волосы и брови, казалось, заиндевели от мороза. Он всюду вносил с
собой эту леденящую атмосферу. Присутствие Скруджа замораживало его контору
в летний зной, и он не позволял ей оттаять ни на полградуса даже на веселых
святках.


Жара или стужа на дворе - Скруджа это беспокоило мало. Никакое тепло не
могло его обогреть, и никакой мороз его не пробирал. Самый яростный ветер не
мог быть злее Скруджа, самая лютая метель не могла быть столь жестока, как
он, самый проливной дождь не был так беспощаден. Непогода ничем не могла его
пронять. Ливень, град, снег могли похвалиться только одним преимуществом
перед Скруджем - они нередко сходили на землю в щедром изобилии, а Скруджу
щедрость была неведома.
Никто никогда не останавливал его на улице радостным возгласом:
"Милейший Скрудж! Как поживаете? Когда зайдете меня проведать?" Ни один
нищий не осмеливался протянуть к нему руку за подаянием, ни один ребенок не
решался спросить у него, который час, и ни разу в жизни ни единая душа не
попросила его указать дорогу. Казалось, даже собаки, поводыри слепцов,
понимали, что он за человек, и, завидев его, спешили утащить хозяина в
первый попавшийся подъезд или в подворотню, а потом долго виляли хвостом,
как бы говоря: "Да по мне, человек без глаз, как ты, хозяин, куда лучше, чем
с дурным глазом".
А вы думаете, это огорчало Скруджа? Да нисколько. Он совершал свой
жизненный путь, сторонясь всех, и те, кто его хорошо знал, считали, что
отпугивать малейшее проявление симпатии ему даже как-то сладко.
И вот однажды - и притом не когда-нибудь, а в самый сочельник, - старик
Скрудж корпел у себя в конторе над счетными книгами. Была холодная, унылая
погода, да к тому же еще туман, и Скрудж слышал, как за окном прохожие
сновали взад и вперед, громко топая по тротуару, отдуваясь и колотя себя по
бокам, чтобы согреться. Городские часы на колокольне только что пробили три,
но становилось уже темно, да в тот день и с утра все , и огоньки свечей,
затеплившихся в окнах контор, ложились багровыми мазками на темную завесу
тумана - такую плотную, что, казалось, ее можно пощупать рукой. Туман
заползал в каждую щель, просачивался в каждую замочную скважину, и даже в
этом тесном дворе дома напротив, едва различимые за густой грязно-серой
пеленой, были похожи на призраки. Глядя на клубы тумана, спускавшиеся все
ниже и ниже, скрывая от глаз все предметы, можно было подумать, что сама
Природа открыла где-то по соседству пивоварню и варит себе пиво к празднику.
Скрудж держал дверь конторы приотворенной, дабы иметь возможность
приглядывать за своим клерком, который в темной маленькой каморке, вернее
сказать чуланчике, переписывал бумаги. Если у Скруджа в камине угля было
маловато, то у клерка и того меньше, - казалось, там тлеет один-единственный
уголек. Но клерк не мог подбросить угля, так как Скрудж держал ящик с углем
у себя в комнате, и стоило клерку появиться там с каминным совком, как
хозяин начинал выражать опасение, что придется ему расстаться со своим
помощником. Поэтому клерк обмотал шею потуже белым шерстяным шарфом и
попытался обогреться у свечки, однако, не обладая особенно пылким
воображением, и тут потерпел неудачу.
- С наступающим праздником, дядюшка! Желаю вам хорошенько повеселиться
на святках! - раздался жизнерадостный возглас. Это был голос племянника
Скруджа. Молодой человек столь стремительно ворвался в контору, что Скрудж -
не успел поднять голову от бумаг, как племянник уже стоял возле его стола.
- Вздор! - проворчал Скрудж. - Чепуха!
Племянник Скруджа так разогрелся, бодро шагая по морозцу, что казалось,
от него пышет жаром, как от печки. Щеки у него рдели - прямо любо-дорого
смотреть, глаза сверкали, а изо рта валил пар.
- Это святки - чепуха, дядюшка? - переспросил племянник. - Верно, я вас
не понял!
- Слыхали! - сказал Скрудж. - Повеселиться на сввтках! А ты-то по
какому праву хочешь веселиться? Какие у тебя основания для веселья? Или тебе
кажется, что ты еще недостаточно беден?
- В таком случае, - весело отозвался племянник, - по какому праву вы
так мрачно настроены, дядюшка? Какие у вас основания быть угрюмым? Или вам
кажется, что вы еще недостаточно богаты?
На это Скрудж, не успев приготовить более вразумительного ответа,
повторил свое "вздор" и присовокупил еще "чепуха!".
- Не ворчите, дядюшка, - сказал племянник.
- А что мне прикажешь делать. - возразил Скрудж, - ежели я живу среди
таких остолопов, как ты? Веселые святки! Веселые святки! Да провались ты со
своими святками! Что такое святки для таких, как ты? Это значит, что пора
платить по счетам, а денег хоть шаром покати. Пора подводить годовой баланс,
а у тебя из месяца в месяц никаких прибылей, одни убытки, и хотя к твоему
возрасту прибавилась единица, к капиталу не прибавилось ни единого пенни. Да
будь моя воля, - негодующе продолжал Скрудж, - я бы такого олуха, который
бегает и кричит: "Веселые святки! Веселые святки!" - сварил бы живьем вместе
с начинкой для святочного пудинга, а в могилу ему вогнал кол из остролиста
*.
- Дядюшка! - взмолился племянник.
- Племянник! - отрезал дядюшка. - Справляй свои святки как знаешь, а
мне предоставь справлять их по-своему.
- Справлять! - воскликнул племянник. - Так вы же их никак не



Страницы: [1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95
РЕКЛАМА
Шилова Юлия - Во имя денег
Шилова Юлия
Во имя денег


Каменистый Артем - Боевая единица
Каменистый Артем
Боевая единица


Орлов Алекс - Тайна Синих лесов
Орлов Алекс
Тайна Синих лесов


Прозоров Александр - Вождь
Прозоров Александр
Вождь


РЕКЛАМА В БИБЛИОТЕКЕ
Copyright © 2001-2012 гг.
Идея и дизайн Алексея Сергейчука. При использовании материалов данного сайта - ссылка обязательна.